ТРОФЕЙНЫЕ НЕМЕЦКИЕ КАРТОТЕКИ СОВЕТСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК

Актуальные публикации по вопросам истории и смежных наук.

NEW ИСТОРИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ТРОФЕЙНЫЕ НЕМЕЦКИЕ КАРТОТЕКИ СОВЕТСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-01-14
Источник: Новая и новейшая история, 2000, №2

ПУТЬ В НЕМЕЦКИЙ ПЛЕН. ГЕРМАНСКИЕ ОРГАНЫ, ОТВЕТСТВЕННЫЕ ЗА СОДЕРЖАНИЕ СОВЕТСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Обращение властей "третьего рейха" с советскими военнопленными(1) определялось не Гаагской 1907 г. и Женевскими 1929 г. конвенциями(2), а множеством директив, приказов, распоряжений и предписаний(3). Ответственность за судьбы советских военнопленных делили между собой верховное командование сухопутных сил (ОКХ) и верховное командование вермахта (ОКВ), охранные отряды (СС). В пределах рейха часть ответственности за содержание военнопленных несли также имперское министерство труда и группа по труду Ведомства по четырехлетнему плену. При определенных обстоятельствах на судьбу военнопленного могли серьезно повлиять военная разведка и контрразведка (абвер), служба безопасности (СД) и тайная государственная полиция (гестапо).

В прифронтовой полосе и оперативной зоне глубиной от 250 до 300 км военнопленными занимались подчиненные ОКХ войска, в частности, служба генерал-квартирмейстера. Командующим ОКХ был генерал-фельдмаршал В. фон Браухич, начальником штаба - генерал- полковник Ф. Гальдер, а генерал-квартирмейстером - генерал-майор Э. Вагнер. Последнему подчинялись комендатуры, а тем, в свою очередь, - коменданты сборных и пересыльных лагерей. В военном отношении - по линии осуществлявших охрану лагерей войск - армейские и пересыльные лагеря - "дулаги"(4 )подчинялись командующему тылом.

Захваченные в плен красноармейцы направлялись сначала в дивизионные, а оттуда - в армейские сборные пункты. Лагеря фронтового уровня назывались "фронт-шталаги"(5). Далее путь пленников лежал в транзитные, или пересыльные, лагеря, где


Ильенков Сергей Александрович - начальник отдела Центрального архива Министерства обороны РФ (ЦАМО).

Мухин Виктор Васильевич -руководитель программы "Российские воинские захоронения за рубежом" Ассоциации международного военно-мемориального сотрудничества "Военные мемориалы".

Полян Павел Маркович - доктор географических наук, старший научный сотрудник Института географии РАН.

1 См.: Полян П.М. Жертвы двух диктатур. Остарбайтеры и военнопленные в третьем рейхе и их репатриация. М.,1996.

2 О правовом статусе военнопленных см.: Хавкин БЛ. Немецкие военнопленные в СССР и советские военнопленные в Германии. Постановка проблемы. Источники и литература. - Проблемы военного плена: история и современность, ч. 2. Вологда, 1997, с. 7-8.

3 См.: Мухин В.В. Системы и органы пленения, учет и регистрация советских военнопленных во фронтовой полосе (1941-1945 гг.). -Там же, ч. 1, с. 30-36.

4 "Dulag" - сокращение немецкого слова "Durchgangslager" - пересыльный лагерь.

5 "Frontstammlager" - основные фронтовые лагеря.

стр. 147


их подвергали "фильтрации" по национальности, профессии и степени лояльности германским властям. Охрану пленных в армейских сборных пунктах несли подразделения вермахта, а в "дулагах" - специальные охранные дивизии.

ОКХ отвечало также за "трудоиспользование" в оперативной зоне и, по соглашению с имперским министерством труда, за "селекцию": в Германию должны были направляться только квалифицированные рабочие - металлурги, строители, работники транспорта, лесной промышленности. Сортировка по специальностям должна была осуществляться еще на востоке органами имперского Министерства труда.

На следующем этапе военнопленных ждали стационарные лагеря, находившиеся на оккупированных территориях гражданского подчинения, в частности, на Украине и в Прибалтике, а также в Польше (генерал-губернаторстве) и в Германии - уже в ведении ОКБ(6). Для офицеров это были "офлаги"(7); в них, как правило, офицеров на ежедневную работу не назначали. Для рядовых и сержантов - "шталаги"(8). Командующим ОКВ на протяжении всей войны был генерал-фельдмаршал В. Кейтель, а начальником штаба ОКБ - генерал-полковник А. Иодль. Военнопленными в ОКВ занимался отдел по делам военнопленных, входивший в состав службы общего руководства армией (АВА)(9), подчинявшейся непосредственно командующему ОКВ. В каждом военном округе имелся так называемый "командир военнопленных" с небольшим штабом.

Служба АВА разработала и издала львиную долю инструкций и распоряжений, касавшихся советских военнопленных. На протяжении всей войны эту службу возглавлял генерал Г. Рейнеке. Отделом АВА по делам военнопленных руководили: полковник Брейер (1939-1941 гг.), генерал-майор фон Грэфениц (январь 1942 - март 1944 гг.) и генерал-майор Вестхофф (апрель- сентябрь 1944 г.). После вывода отдела по делам военнопленных из состава ОКВ и переподчинения его рейхсфюреру СС Г. Гиммлеру в октябре 1944 г. и до конца войны во главе отдела стоял обергруппенфюрер СС Бергер(10). Контрольную функцию над ОКХ и ОКВ выполнял главный инспектор по делам военнопленных ОКВ. С момента введения этой должности в июне 1943 г. и до ее упразднения в декабре 1944 г. ее занимал генерал-лейтенант (позднее - генерал пехоты) Реттиг(11). В круг его обязанностей входили: проверка в оперативной и оккупационной зонах вооруженных сил, а также в самой Германии всех учреждений по делам военнопленных; контроль за использованием труда военнопленных (надежность охраны, степень целесообразности работ и т.д.); назначение судебных и дисциплинарных расследований.

Непосредственную ответственность за использование военнопленных на территории рейха ОКВ делило с имперским министерством труда, а с назначением Ф. Заукеля на пост генерального уполномоченного по труду (ГБА)(12) - с подчиненным ему ведомством. Представители ГБА имелись в каждом "шталаге" и занимались, во-первых, дополнительной сортировкой рабочей силы и, во-вторых, ее распределением между потребителями.

На практике это выглядело так: крупные концерны и мелкие предприниматели, а также крестьяне направляли свои запросы в местные управления по труду, которые


6 Помимо Германии, советские военнопленные в годы войны находились также в Финляндии и Румынии.

7 Офицерские лагеря - "Oftizierslager".

8 Стационарные лагеря для личного состава - "Stammlager, Mannschaftsslammlager".

9 Allgemeines Wehrmachtsamt (AWA).

10 В подчинении ОКВ были оставлены только лагеря для военнопленных англичан и американцев. Поскольку, согласно международным нормам, полиция к делам военнопленных не допускалась, высшие полицейские чины были произведены в должности СС и назначены командирами военнопленных в соответствующих округах. Все это, в свою очередь, создало предпосылки для кампании террора в лагерях, созданию собственных хозяйственных предприятий в системе СС и превращению СС в крупнейшего предпринимателя.

11 Эта должность была введена приказом Гитлера от 28.06.1943 г. См.: Keilig W. Das Deutsche Heer 1939-1945: Gliederung. Einsatz. Stellenbeswetzung. Bad Nauheim, 1960.

12 Generalbeauftragte flir Arbeitsein.satz (GBA).

стр. 148


обрабатывали их и передавали выше - в земельные управления по труду. Те, в свою очередь, получали сведения из "шталагов" и военных округов и, по мере надобности и поступления, распределяли рабочую силу между потребителями. Следствием этого было назначение рабочих команд и направление их из "шталагов" в рабочие лагеря или в так называемые производственные лагеря фирм. Но где бы военнопленные ни работали и где бы фактически ни проживали, они все равно оставались приписанными к тому или иному "шталагу". Здесь они были зарегистрированы, отсюда они получали приказы и наказания.

Таким образом, "шталаги" являлись базовыми лагерями для работающих военнопленных. Их основной ячейкой были так называемые "рабочие команды" - временные трудовые коллективы численностью от 15 до 1000 чел.

Лагерями для военнопленных руководили коменданты - пожилые офицеры запаса, как правило, в чине полковника. В подчинении коменданта была команда из нескольких офицеров, в том числе и офицера абвера, в функции которого входили контроль за корреспонденцией военнопленных и следственные мероприятия. Оперативно-агентурной работой в лагерях занимались органы СД, причем отношения между службами абвера и СД были натянутые.

Охраняли лагеря охранные батальоны, иногда усиленные вспомогательными войсками охраны. Эти части, как правило, состояли из пожилых солдат или выздоравливающих после ранений фронтовиков. В конце войны из-за растущего дефицита личного состава вермахта к охране лагерей привлекались и местные жандармы, имевшие те же права и обязанности, что и солдаты охраны. Охранникам разрешалось использовать огнестрельное оружие. Сопротивление охраннику или мастеру на работе влекло за собой отправку в концлагерь.

Параллельно с немецким комендантом и охраной в "шталагах" назначались также коменданты и лагерные полицейские (полицаи) из военнопленных, поддерживавшие лагерный режим и подчиненные немецкой администрации. Большую власть имели переводчики (не обязательно из военнопленных, чаще всего ими были поляки, прибал-ты или этнические немцы), а также кухонные рабочие и врачи.

НЕМЕЦКАЯ СИСТЕМА РЕГИСТРАЦИИ И УЧЕТА ВОЕННОПЛЕННЫХ

Система пленения, регистрации, содержания и использования труда военнопленных была в деталях отработана вермахтом на различных театрах военных действий.

В Берлине, а с 1943 г. в Тюрингии в городе Майнингене существовала справочная служба вермахта о военных потерях и военнопленных (ВАСт)(13). Наряду с регистрацией потерь германских вооруженных сил, в компетенцию ВАСт входили также учет и регистрация военнослужащих противника, попавших в немецкий плен. В ВАСт имелся специальный отдел, занимавшийся иностранными военнопленными - реферат VIII.

Каждого, попавшего в немецкий плен, допрашивали и регистрировали. Лагеря для военнопленных и больницы направляли в ВАСт сдвоенные личные карточки, списки прибытия и выбытия, донесения об изменениях контингента, больничные книги, донесения о смерти. Все персональные сведения о военнопленных заносились на три идентичные карточки(14). Первая карточка предназначалась для ВАСт, вторая - для страны, откуда военнопленный родом, третья - для Международного Красного Креста.

На основании карточек на военнопленных, хранившихся в ВАСт, велись следующие картотеки:

Картотеки офицеров. Картотека I велась в Берлине с начала войны до середины 1943 г. Каталожные ящики имели номера зеленого цвета, возле номеров проставлена красная цифра I; на указателях букв - пометка красного цвета: "офл"; каталожные


13 Wehrmachtauskunftstelle fur Kriegsverluste und Kriegsgefangene (WASt).

14 Описание организации материалов о русских военнопленных. - Архив ВАСт, Майнинген, 19.08.1945 (сообщено Р. Овермансом).

стр. 149


шкафы - под номерами 151 и 152. Картотека II велась в Майнингене с 1943 г. и до конца войны. Каталожные ящики имели красные номера, возле которых проставлена красная цифра II; на указателях букв - пометка синего цвета: "оффц"; каталожные шкафы - под номерами 153-155, два ящика - в шкафу 152.

Картотеки рядового и сержантского состава. Картотека I в Берлине - с начала войны до середины 1943 г. (ящики - с 1 по 79). Картотека II в Майнингене - с осени 1943 г. и до конца войны (ящики - с 111 по 150). Обе картотеки находились в каталожных ящиках с зелеными номерами, на указателях фамилий слева - помета зеленого цвета: "солд".

При изменении статуса военнопленных в ВАСт, помимо соответствующей отметки, направлялось также личное дело военнопленного. Картотека личных дел, за исключением дел умерших, была организована следующим образом:

Картотека личных дел офицеров. Каталожные ящики имели красные номера; на указателях букв - помета: "оффц" красного цвета; ящики - с 80 по 81.

Картотека личных дел рядового и сержантского состава. Каталожные ящики с зелеными номерами; на указателях букв помета: "солд" зеленого цвета; ящики - с 82 по 110.

Картотека личных дел легионеров, то есть участников "восточных легионов", формировавшихся из представителей национальных меньшинств СССР. Каталожные ящики имели зеленые номера с коричневой полосой внизу; на указателях букв -помета: "лег" - зеленого цвета; ящики - с 333 по 337.

ВАСт велись также отдельные картотеки умерших(15). На лиц, умерших в Германии в лагерях для военнопленных и в составленных из пленных формированиях сообщения о смерти поступали в ВАСт в виде свидетельств о смерти, удостоверений смерти, донесений списком, личных карточек, больничных карт или четырех зеленых карт (часто - на основании только одного из перечисленных документов). После поступления сообщения о смерти заполнялись две белые карточки: одна - с именем, опознавательным номером, последней заявленной должностью, крестом смерти - для главной картотеки, вторая - для картотеки учета смертных случаев - с указанием учетного номера, под которым хранятся документы; личное дело оставалось в учетной картотеке. Для всех случаев смерти запрашивались в соответствующих инстанциях официальные свидетельства о смерти по месту происшествия, после чего по запросам родственников выдавались свидетельства о смерти.

На людей, умерших и замерзших в лагерях на оккупированной территории, сообщения о смерти поступали в ВАСт в таком же порядке. Случаи смерти сводились в списки умерших. До сих пор было выявлено лишь 128 таких списков. Во избежание многократного учета велась картотека предварительного учета. Кроме того, в главную картотеку заносились белая карточка с именем, опознавательным номером, последним местом службы и крестом смерти и коричневая карточка из учетной картотеки умерших. Личные карточки прикладывались к коричневой карточке из учетной картотеки.

ПОСЛЕВОЕННАЯ СУДЬБА КАРТОТЕК

Весной 1945 г., освободив Тюрингию, американские войска обнаружили в Майнингене картотеки ВАСт. Тогда же американцы распределили картотеки между союзниками. СССР были переданы картотеки, касающиеся советских военнопленных.

После войны трофейные картотеки ВАСт на умерших советских военнопленных поступили в Подольск, в фонды ЦАМО, где и находятся до сих пор. Так, картотека на умерших офицеров хранится в 11-м отделе и насчитывает приблизительно 80 тыс. карточек. Картотека сохранилась в первозданном виде. Карточки расположены по


15 Картотеки на умерших велись и хранились в разных местах: за время с начала войны до середины 1943 г. - в Берлине, с середины 1943 г. - в Майнингене. В конце войны в Майнинген была перевезена и берлинская часть архива ВАСт.

стр. 150


алфавиту. Хотя данные из этой картотеки занесены в общую картотеку потерь офицерского состава Советской Армии, при обработке запросов эта картотека используется в качестве дополнительного и самостоятельного источника архивного поиска.

Картотека умерших рядовых и сержантов(16) хранится в отделе персонального учета безвозвратных потерь сержантов и солдат Советской Армии ЦАМО (9-й отдел). Она была обработана в 1947-1948 гг. На большинстве карточек вписаны русские переводы оригинального текста или пояснения к нему. Почерпнутые из карточек и других документов сведения отражены в картотеке учета безвозвратных потерь рядового и сержантского состава 9-го отдела ЦАМО. Документы переплетены и сведены в дела, общее количество которых составляет 3222 единиц хранения, распределенных в две описи, в соответствии со временем их обработки. Так, 1863 делам, обработанных в 1947 г., присвоена сигнатура on. 977520(17), а 1359 делам, обработанным в 1948 г., сигнатура оп. 977521(18). Эти дела можно разделить на три группы: 1) дела, содержащие персональные карты 1 (насчитывают, как правило, 500 листов), 2) дела, содержащие, в основном, персональные карты 2 (насчитывают, как правило, 100 листов) и 3) дела, содержащие другие типы документов, часто в сочетании с персональными картами 1 и 2 (насчитывают, как правило, от 200-300 до 500 листов).

Среди документов, хранящихся в ЦАМО в Подольске, имеются:

- Персональные карты 1 (белые), с фотографией и отпечатком пальцев правой руки; на них проставлялись отметки лагерей, к которым приписан военнопленный (административные передвижения военнопленного между лагерями и рабочими командами должны были фиксироваться на обороте), часто встречаются крупные надпечатки "R" (русский) или "S" (солдат). Фиксировались побеги с указанием дат побега и поимки. Часто, но не всегда, ставилась надпечатка о доведении до сведения приказа ОКВ о категорическом запрете половых контактов с немецкими женщинами; запись о смерти вносилась, как правило, рукой, но в некоторых лагерях существовали штемпели и на этот случай. Кроме того, нередко ставился хорошо заметный штемпель-крест; в единичных случаях указывалось даже место захоронения. Советские архивисты, как правило, вписывали русский перевод основных сведений и ставили датированный штемпель: "В персональной учетной карточке изменения внесены";

- Персональные карты 2 (зеленые);

- Формулярные листы 5а (розовые);

- Свидетельство о смерти военнопленного;

- Сообщения о потерях;

- Анкеты на немецком и русском языках, они предназначались для вербующихся в легионы.

В Отделе персонального учета безвозвратных потерь сержантов и солдат Советской Армии собраны сведения о потерях в годы Великой Отечественной войны, а также о потерях Советской Армии, начиная с 1966 г. Отдел ведет свою историю от созданного 29 июля 1941 г. отдела учета персональных потерь и бюро писем Главного управления формирования комплектования Красной Армии (ГУФККА). 5 февраля 1942 г. отдел был преобразован в Центральное бюро по персональному учету потерь личного состава действующей армии ГУФККА, а 19 апреля 1943 г. - в Управление по персональному учету потерь личного состава действующей армии.

Это была не последняя реорганизация и не последнее переименование. С 12 июня 1943 г. в связи с передачей учета офицерского состава Главному управлению кадров отдел был реорганизован в Управление по персональному учету потерь младшего начальствующего и рядового состава Главного управления тыла Красной Армии, а с 23 ноября 1944 г. - в связи с возложением на Управление функции по пенсионному обеспечению семей военнослужащих - в Управление по персональному учету потерь


16 Единичные данные на офицеров встречаются до середины 1943 г.

17 Внутренняя сигнатура 39.

18 Внутренняя сигнатура 7.

стр. 151


младшего начальствующего и рядового состава Главного управления тыла Красной Армии и пенсионного обеспечения их семей. 2 апреля 1950 г. в связи с упразднением главного штаба сухопутных войск, в подчинении которого управление находилось с 25 марта 1946 г., управление переименовали в Отдел по учету погибшего и пропавшего без вести рядового и сержантского состава Генерального штаба Вооруженных сил. 30 декабря 1965 г. отдел вошел в состав ЦАМО.

Документальный фонд отдела (управления) начал формироваться с первых дней Великой Отечественной войны, когда из частей, соединений, объединений и учреждений действующей армии начали поступать донесения со списками погибших, пропавших без вести и умерших военнослужащих. Одновременно поступали списки из санитарных отделов военных округов на военнослужащих, умерших в тылу от ран и болезней, связанных с пребыванием на фронте.

Сложная боевая обстановка не всегда позволяла вести полный и индивидуальный учет потерь. Часть потерь учитывалась по актам, то есть лишь количественно, без указания имен. Нередкими были и случаи, когда воинская часть была не в состоянии похоронить своих погибших и умерших и внести их в списки безвозвратных потерь; в таких случаях захоронения осуществляло местное население, а соответствующие списки позднее поступали от военных комиссариатов на местах. Начиная с 1942 г. на учет ставились и заявления родственников, утративших с военнослужащими письменную связь. После войны в 1945-1949 гг. силами военкоматов был осуществлен так называемый подворовой обход, предусматривавший персональный опрос родственников о дате прекращения переписки с военнослужащими, что, отчасти, позволило осуществить и пенсионное обеспечение семей погибших.

Поступление и обработка в 1947-1948 гг. массива трофейных документов дали возможность во многих случаях внести ясность в судьбу пропавших без вести советских военнослужащих.

Пополнение фондов отдела продолжилось и в 90-е годы. Так, в 1993 г. из архива Военно- медицинского музея г. Санкт-Петербурга было принято на хранение около 11 тыс. дел со списками военнослужащих, умерших в госпиталях, медсанбатах и других лечебных учреждениях. Это позволило внести дополнения и уточнения в уже имеющуюся основную алфавитную картотеку безвозвратных потерь.

Часть документов, аналогичных тем, что хранятся в ЦАМО, отложилась и в других российских архивах, имеющих в своем составе комплексы трофейных документов. В частности, в Государственном архиве Российской Федерации (ГА РФ, фонд 7021, опись 115) хранится три дела с учетными карточками на военнослужащих Советской Армии, находившихся в плену: дело 27 (буквы от "А" до "3" - 100 листов), дело 28 (буквы от "И" до "Р" - 184 листа) и дело 29 (буквы от "С" по "Я" - 184 листа).

В ГА РФ находятся и другие виды источников, например, немецкие рабочие карты, иногда с сопроводительными документами; записи о присвоении военнопленным их опознавательных номеров (скорее всего, в легионах); единичные личные карточки узников концлагерей, в частности, из Маутхаузена (с пометой "советский военнопленный"; там же помета: "обнаружена холера"); сведения о пребывании рабочей силы из Советского Союза, листы прибытия и убытия, характеристики и даже профсоюзные книжки "Германского рабочего фронта".

Отметок о смерти в материалах ГА РФ, как правило, не встречается, зато немало отметок о "выходе из состояния нахождения в плену". Делалось это в трех случаях: во-первых, в связи с непосредственным освобождением из плена, что практиковалось немцами недолго и только в самом начале войны; во-вторых, со вступлением военнопленного в ряды коллаборационистских соединений, в-третьих, в связи с переводом военнопленного из-под опеки вермахта под контроль другого ведомства - СС, в подчинении которого находились концлагеря. Имеющиеся в ГА РФ документы затрагивают два последних случая. На некоторых карточках есть надпечатка: "Перебежчик".

Часть документации о советских военнопленных находится в Германии. В Берлине и по сей день существует Немецкий центр по оповещению ближайших родственников

стр. 152


погибших служащих бывшего верхмахта, аббревиатурой которого по-прежнему является ВАСт(19). Согласно служебной записке сотрудника Центра по политическому образованию федеральной земли Нижняя Саксония (ФРГ) Р. Келлера(20), в международном отделе ВАСт и сегодня имеется немало документов, касающихся советских граждан, прежде всего военнопленных, отложившихся в его фондах уже после передачи в 1945 г. документов и картотек в СССР. Как правило, это запасные карточки находившихся в загсах списков захоронений иностранных граждан (чаще всего восточных рабочих), фрагменты подлинных картотек "шталагов", а также полученные на протяжении 1951-1972 гг. в основном от Международного Красного Креста, книги учета военнопленных, эшелонные списки, корреспонденция, сообщения о потерях и т.д. Пристального внимания заслуживает сообщение Р. Келлера о наличии в ВАСт обширной картотеки на советских военнопленных: речь идет о 535 каталожных ящичках с 500-700 карточками в каждом, что составляет массив по меньшей мере в 300-350 тыс. документов. В основном это донесения о потерях.

Кроме того, в Берлине имеются еще два блока документации с донесениями о смерти приблизительно 500 красноармейцев и другими актами. Все они затрагивают случаи, имевшие место в VI военном округе (Мюнстер). Самые ранние из документированных смертей датируются июлем 1941 г. В деле, касающемся, в основном, итальянских и сербских военнопленных, обнаружено также сообщение о смерти одного советского военнопленного, прибывшего в лагерь Берген-Бельзен и умершего в Хемере.

НАУЧНОЕ И ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ КАРТОЧЕК

Одним из видов деятельности ЦАМО является подготовка и выдача справок по установлению данных о судьбах и местах захоронений военнослужащих. Справки составляются по запросам государственных органов и учреждений, общественных организаций, граждан. В 1970-1980-е годы число запросов ежемесячно достигало более 20 тыс. Затем оно сократилось и в конце 90-х годов составляло до 8 тыс. в месяц.

В настоящее время отдел занимается формированием научно-справочного аппарата, в частности, каталога донесений о безвозвратных потерях. Этот каталог содержит обобщенные сведения: 1) о потерях по отдельным частям и соединениям за разные периоды войны по месяцам, годам, операциям, территориям; 2) о местах захоронений и районам боевых действий; 3) о видах потерь. Каталог дает возможность быстро найти нужное дело, а также уточнить данные, содержащиеся на карточках основной учетной картотеки.

Отдел оказал и оказывает большую и действенную помощь многочисленным исследователям, поисковым отрядам, редакционным коллегиям всероссийской и региональных "Книг Памяти". Для этого в распоряжение Всероссийского научно-исследовательского института документоведения и архивного дела (ВНИИДАД) в Москве было предоставлено около 15 тыс. архивных дел, содержащих списки безвозвратных потерь в годы Великой Отечественной войны. Во ВНИИДАД эта информация заносилась в компьютеры.

В целях совершенствования картотеки безвозвратных потерь и подготовки статистических данных по видам потерь в отделе создана группа, сотрудники которой скрупулезно подсчитывают алфавитные карточки по буквам алфавита и категориям потерь. Учет ведется по следующим категориям: 1) погибшие - по донесениям воинских частей; 2) погибшие - по донесениям военкоматов; 3) пропавшие без вести - по донесениям воинских частей; 4) пропавшие без вести - по донесениям военкоматов;

5) умершие в немецком плену; 6) умершие от болезней; 7) умершие от ран - по донесениям воинских частей; 8) умершие от ран - по донесениям военкоматов.


19 Здесь однако отсутствуют описи или описания дел.

20 Otto R. Das Massensterben der sowietischen Kriegsgefangenen 1941-1945 in deutschen und russischen Institutionen. - Militargeschichtliche Mitteilungen, 1998, Bd. 57, N 1, S. 149-180.

стр. 153


Учитываются также дезертиры, военнослужащие, направленные в исправительно-трудовые лагеря, приговоренные к высшей мере наказания, снятые с учета безвозвратных потерь (оказавшиеся в живых), находящиеся на подозрении (так называемые "сигнальные") и находившиеся в плену.

По состоянию на 1 декабря 1999 г. обработано 18 букв. Сведения очищены от потерь, не являющихся безвозвратными(21), и представлены в таблице.

Обобщенные данные о количестве рядовых и сержантов Красной Армии, умерших в немецком плену на территории рейха

Буквы алфавита

Всего погибших

В том числе умершие в немецком плену

А

1.025.092

32.532

В

467.321

16.500

Г

769.633

28.256

Д

223.161

8.461

Ж

146.157

4.799

3

328.842

12.221

И

321.666

11.936

К

1.717.222

70.033

Н

398.294

14.936

П

847.098

35.567

Р

404.767

15.119

У

120.808

4.418

Ф

249.488

9.393

Х

284.276

9.531

Ц

66.548

2.585

Ш

517.806

19.373

Э

13.107

137

Ю

66.080

2.385

Итого:

8.472.475

317.268

Конечно, утверждать, что имеющиеся в Подольске трофейные карточки охватывают весь массив советских военнопленных, умерших в немецком плену, нельзя. Напомним, что их, по оценкам историка из ФРГ К. Штрайта, было около 3,3 млн. чел., что составляло 57,7% от их общего числа(22). Из таблицы видно, что доля трофейных картотек в определении числа солдат и сержантов Красной Армии, умерших в немецком плену, составляет около 9,6%.

Значение картотек для справочной работы архива трудно переоценить. Однако в настоящее время данные трофейных картотек служат не только для составления ответов на запросы родственников погибших, но и для научно-исследовательской работы(23). Большой интерес вызвали картотеки в Германии: ряд мемориальных комплексов и исследовательских организаций, равно как и историки и краеведы ФРГ обратились в ЦАМО за справками и консультациями.


21 На эти потери, как правило, приходится немногим более 1,5% лиц, учтенных в картотеке.

22 Streit Ch. Keine Kameraden. Die Wehrmacht und die sowjeti.schen Kriegsgefangenen 1941-1945. Bonn, 1991. Эта суммарная оценка. Установить точное число советских военнопленных, находившихся и умерших на территории рейха, невозможно: имеющиеся цифры объединяют рейх и генерал-губернаторство.

23 Введение картотек в научный оборот началось в 1997 г., когда с докладами на эту тему на международной конференции в Дрездене выступили В.В. Мухин и П.М. Полян.

стр. 154


Уже ведется организационная и техническая работа по нанесению содержащейся в трофейных картотеках информации на электронные носители и созданию справочно-поисковых баз данных. По завершении этой программы запросы можно будет посылать по Интернету, получая требуемые ответы в течение нескольких дней или даже часов. Этот проект сотрудники ЦАМО, Военно-мемориального центра Вооруженных сил РФ и Ассоциации "Военные мемориалы" разрабатывают совместно с не-ямецкими коллегами. В 1999 г. уполномоченный правительства ФРГ по делам культуры и средств массовой информации М. Науманн заявил о готовности оказать финансовую поддержку проекту.

Введение уникального исторического источника - трофейных картотек - в научный оборот открывает новые возможности для увековечения памяти советских воинов, захороненных на немецкой земле. Картотеки очень важны для установления точных мест захоронений советских военнопленных. С помощью картотек можно поименно установить до 80% ранее считавшихся безымянными захоронений советских военнопленных на кладбищах Германии.

 


Комментируем публикацию: ТРОФЕЙНЫЕ НЕМЕЦКИЕ КАРТОТЕКИ СОВЕТСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК


© С.А. ИЛЬЕНКОВ, В.В. М У ХИН, П.М. ПОЛЯН • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Новая и новейшая история, 2000, №2

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.