ЭПОХА ПЕРВЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ

Актуальные публикации по вопросам истории и смежных наук.

NEW ИСТОРИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ЭПОХА ПЕРВЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

17 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


Член-корреспондент АН ТССР В. М. Массой

Новые археологические открытия и успехи в дешифровке древних систем письменности ярко характеризуют как особое, эпохальное явление тип первых цивилизаций, выдвинутый историческим прогрессом в конце первобытной эпохи на авансцену истории и в Старом, и в Новом Свете. На древнем Востоке выявляется целая система очагов цивилизации1 к востоку от Месопотамии, большие успехи достигнуты в изучении периода формирования древних цивилизаций, что особенно впечатляюще выглядит для районов Перу2 .

Надо отметить, что сам термин "цивилизация", ставший в последние годы весьма популярным, нередко трактуется в предельно расширенном значении как своего рода синоним понятия "развитая культура". Так, порой говорится о неолитической цивилизации, о цивилизации пастухов, о цивилизации лука или цивилизации копья3 . По-видимому, это не более как неудачный оборот речи. Древние цивилизации, представляя собой качественный рубеж в развитии общества, тесно связаны, как показал Ф. Энгельс, с развитием классовых отношений и становлением государства4 . Подобный подход к пониманию цивилизации получает в последнее время все большее признание у западных исследователей, испытывающих прогрессивное воздействие марксистской исторической науки или подводимых к объективным выводам всей логикой научного исследования. Так, видный американский историк Р. Адаме в своих работах последовательно связывает цивилизацию с классовым обществом, с системой социальной и политической иерархии, дополняемой администрацией и территориальным разделением, с организацией государства, а также с разделением труда, ведущим к выделению ремесел5 . В книге, посвященной эгейской цивилизации, английский археолог К. Ренфрю при характеристике самого понятия "цивилизация" также придает особое значение социальной стратификации и разделению труда6 . Еще более определенно высказывается на этот счет американский исследователь К. Фланнери, по формулировке которого цивилизация - комплекс культурных феноменов, связанный с такой формой социально-политической организации, как государство7 .


1 Массой В. М. Зона раннегородских цивилизаций между Шумером и Индией. В кн.: Тезисы докладов на заседаниях, посвященных итогам археологических исследований. 1969 г. М. 1970. Lamberg-Karlovsky C. C., Tosi M. Shahr-i Sekhta and Tepe-Yahya: Tracs on the Earliest History of the Iranian Plateau. - East and West, 1973, vol. I.

2 Березкин Ю. Е. Древнее Перу. Новые факты - новые гипотезы. М. 1982.

3 См., напр., Макс Ж. Цивилизации Африки южнее Сахары. М. 1974.

4 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 21, с. 165 - 169.

5 Adams R. McC. The Evolution of Urban Society. Chicago. 1966, pp. 12 - 14.

6 Renfrew C. The Emergence of Civilization. The Cyclades and the Aegean in the Third Millenium B. C. Lnd. 1972, p. 7.

7 Flannery K. V. The Cultural Evolution of Civilization. - Annual Review Ekology and Systematics, 1972, vol. 3, p. 400.

стр. 49


Советские исследователи уделили заметное внимание анализу содержания понятия "цивилизация"8 . В целом преобладает точка зрения, что под цивилизацией следует понимать социально-культурные комплексы или социально-культурные общности, формирующиеся на определенной стадии развития и принимающие специфические формы в разные исторические эпохи. Классики марксизма-ленинизма употребляли понятия "древняя цивилизация", "буржуазная цивилизация"9 ; ряд работ советских исследователей посвящен проблеме коммунистической цивилизации10 . Исторический подход, выделение эпохальных типов цивилизаций (рабовладельческий и т. п.) в данном случае принципиально отличен от позиции западных исследователей, и в первую очередь А. Тойнби, для которых характерна гипертрофия некоторых реальных явлений. Буржуазные авторы придерживаются культурно- исторического релятивизма, отрицающего общие закономерности исторического процесса11 .

Есть основания считать, что тип первых цивилизаций как эпохально специфическое и в известном смысле стадиальное явление занимает совершенно определенное место в истории. Характер источников информации, представляющих собой главным образом (а для периода формирования - даже исключительно) археологические данные, позволяет прежде всего охарактеризовать материальную культуру первых цивилизаций. Уже в этой области можно наблюдать явления, имеющие специфический, качественный характер, отражающий эпохальные особенности. Г. Н. Волков справедливо отмечает, что в поступательном процессе развития предметного мира как опредмеченной силе знаний отражается общий прогресс общества12 . Именно внешние материальные признаки первых цивилизаций прежде всего и обратили на себя внимание. Применительно к первым цивилизациям, известным в значительной мере по предметному миру культуры, изучаемому археологией, это своего рода триада - города, монументальная архитектура и письменность13 . Социально-экономическая сущность процессов формирования древних цивилизаций - сложение классового общества и становление государства, но видимую вершину этого огромного айсберга образовывали прежде всего три признака, причинно-следственно связанные, в свою очередь, с экономическими и социальными процессами, протекавшими в обществе.

Первый из признаков, а именно возникновение городов, может быть, очевидно, заменен появлением высокоразвитого ремесла, отделившегося от земледелия. Оно, это ремесло, составляет, кстати говоря, одну из существенных сторон как самого процесса градообразования, так и последующего функционирования городских структур. Центры,


8 Халипов В. К. К вопросу о понятии цивилизации в буржуазной и марксистской социально-политической мысли. В кн.: Проблемы научного коммунизма. Вып. 6. М. 1972; Мчедлов М. П. О методологическом значении понятия "цвилизация". - Вопросы философии, 1978, N 8; Давидович В. Е., Жданов Ю. А. Сущность культуры. Ростов-н/Д. 1979.

9 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 9, с. 240; т. 10, с. 431; т. 12, с. 701; т. 20, с. 270.

10 Мчедлов М. П. К вопросу о становлении коммунистической цивилизации. - Коммунист, 1976, N 4.

11 Маркарян Э. С. О концепции локальных цивилизаций. Ереван. 1962; Мыльников А. С. "Сравнительное изучение цивилизаций": некоторые вопросы критического анализа современных западных концепций мирового культурно- исторического процесса. В кн.: Актуальные проблемы этнографии и современной зарубежной науки. Л. 1979; Давидович В. Е., Жданов Ю. А. Ук. соч., с. 165 - 168; Семенов Ю. Н. Социальная философия А. Тойнби. М. 1980.

12 Волков Г. Н. Истоки и горизонты прогресса. М. 1976, с. 15.

13 Daniel G. The First Civilizations. Lnd. 1968, p. 25; Redman Ch. L. The Rise of Civilization. San Francisco. 1978, pp. 216 - 218.

стр. 50


выполняющие урбанистические функции (от руководства сельской округой до идеологического лидерства) могли в различных системах расселения и специфических культурных традициях иметь различный морфологический облик. В Передней Азии, Индостане и древнем Китае это были города со скученной застройкой и высотной архитектурой, в крито-микенской Греции - дворцово-хозяйственные комплексы, в Новом Свете преобладает рассредоточенный тип застройки. Региональные и центральные функции таких центров, имеющихся во всех древних цивилизациях, по содержанию аналогичны функциям городов, и лишь особенности планировки ведут к известным оговоркам в употреблении термина "города"14 . Таким образом триада городов, письменности и монументальной архитектуры как система внешних признаков первых цивилизаций, связанная на содержательном уровне с глубинными культурными и социально-экономическими процессами, является работающим инструментом исторического познания.

Остановимся несколько более подробно в первую очередь на явлениях культурогенеза. Материальные объекты ярко характеризуют кардинальные, качественные изменения, происходящие в пору формирования первых цивилизаций именно в сфере культуры. Прежде всего в результате утверждения в обществе новой технологии и новой модели действий в ряде отношений нарушается первобытный традиционализм и значительная часть компонентов культуры подвергается трансформации. Наблюдаемые в эту эпоху культурные инновации весьма ощутимы в материалах археологии и находят свое выражение в появлении и распространении новых типов объектов материальной культуры (артефактов). Эти изменения в равной мере охватывают и сферу обыденной культуры, и технологию, и идеологию15 . Исходным пластом культурного комплекса цивилизации была культура первобытного общества, но этот исходный пласт претерпел кардинальную трансформацию. В первых цивилизациях формирование культурных инноваций шло главным образом через изобретение и изменчивость, иногда именуемую "культурной мутацией"16 . Повторяемость отдельных компонентов культурного комплекса первых цивилизаций далеко не всегда может быть объяснена заимствованием в условиях действия т. н. феномена первоначального открытия. Например, как справедливо отмечает И. М. Дьяконов, путь выработки графических знаковых систем для передачи речи принадлежит к универсалиям человеческой культуры, и словесно-слоговая письменность изобреталась у разных народов неоднократно и более или менее одинаковым путем17 .

К качественным особенностям культурного комплекса первых цивилизаций относится появление элитарной субкультуры, стимулированное воздействием усложняющейся системы социальной стратификации на образ жизни, что хорошо видно по жилым комплексам и погребальным обрядам. Из утилитарных и престижно-знаковых функций инноваций все большее значение приобретают вторые. Сама престижность воспринимается не как личностный авторитет, а как принадлежность к определенному общественному слою. Типы объектов элитарной субкультуры, как показано С. А. Арутюновым, по идее и по типу обычно взяты из массовой народной культуры, но переработаны по запросам социальной


14 Ленцман Я. А. Рабство в микенской и гомеровской Греции. М. 1963, с. 130 сл.; Гуляев В. И. Города-государства майя. М. 1979, с. 302.

15 Массон В. М. Становление цивилизации как социально- экономический и культурный процесс. - Международная ассоциация по изучению культур Центральной Азии. Информационный бюллетень, М., 1982, вып. 2, с. 62 - 65.

16 Маркарян Э. С. Узловые проблемы теории культурной традиции. - Советская этнография, 1981, N 2.

17 Дьяконов И. М. От редактора. В кн.: Тайны древних письмен. М. 1976, с. 6.

стр. 51


среды. Зачастую такие стереотипы теряют элитарный, престижно-знаковый характер и, спускаясь по социальной лестнице вниз, снова становятся элементом всеобщей, народной культуры18 . Качественный порог в культурном развитии, создаваемый значительным числом нововведений, и усложнение самой структуры культурной системы за счет выделения элитарной субкультуры позволяют ставить вопрос о том, что возникновение первых цивилизаций в известном смысле слова было культурной революцией.

Имеющиеся данные позволяют охарактеризовать и некоторые существенные особенности экономического базиса первых цивилизаций и тем самым выйти на характеристику присущего им способа производства, исторически определенного способа добывания материальных благ, необходимых людям для производственного и личного потребления, диалектического единства производительных сил и производственных отношений. Если иметь в виду материально-вещественный образ производства, то он представляется как технологический способ производства, учитывая терминологию, употреблявшуюся К. Марксом19 . Г. Н. Волков характеризует технологический способ производства как исторически определенный способ соединения различных элементов производительных сил, прежде всего человека и техники. Весьма важна развернутая характеристика производительных сил, даваемая этим исследователем, который отмечает, что постепенно в производственную сферу втягивались все более широкие области жизнедеятельности человека. При этом имеется в виду и рост населения с соответствующим увеличением числа трудоспособных, и разделение труда и его кооперация, и улучшение средств общения, и образование, получаемое трудящимися20 . Маркс употреблял в своих работах термин "способ производства" в разном объеме - и как всеобщую категорию и как конкретное понятие, имея в виду способ производства различных реальных обществ ("национальный способ производства")21 .

После этих общих замечаний и соображений обратимся к конкретным материалам. Как уже неоднократно отмечалось исследователями, к числу очагов древнейших цивилизаций, возникавших независимо и самостоятельно, о чем свидетельствует их культурная специфика, включая системы письменности, относятся Шумер, Египет, Хараппа, иньский Китай, крито-микенская Греция, группа мезоамериканских цивилизаций и древние цивилизации Перу. В последнем случае, правда, иероглифическую письменность заменяли более примитивные способы хранения и передачи информации - система фасолин с нанесенными на них знаками в культуре мочика22 , а позднее известное инкское узелковое "письмо" - кипу. Но в других формопроявлениях признаки, связанные с процессом сложения древней цивилизации в южноамериканском центре, представлены достаточно ярко. Уровень разнообразных производств во всех этих первичных очагах был сравнительно высоким, хотя и основывался во многих случаях на технических достижениях неолитической эпохи. Только упрощенным пониманием самой категории производительных сил можно объяснить бытующее представление о кардинальном, качественном будто бы значении, которое имело внед-


18 Арутюнов С. А. Этнографическая наука и изучение культурной динамики. В кн.: Исследования по общей этнографии. М. 1979, с. 24 - 60.

19 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 49, с. 89 - 90.

20 Волков Г. Н. Ук. соч., с. 42, 17.

21 Павловская А. И. По поводу дискуссии об азиатском способе производства на страницах журналов "La Pensee" и "Eirene". - Вестник древней истории, 1965, N 3, с. 93; Качановский Ю. А. Рабовладение, феодализм или азиатский способ производства? М. 1971, с. 32.

22 Березкин Ю. Е. Мочика. Цивилизация индейцев северного побережья Перу в I-VII вв. Л. 1983, с. 47 - 98.

стр. 52


рение медных изделий в производство и замена ими каменных орудий труда. С этим, в частности, связано и стремление ряда авторов объяснять успехи первых цивилизаций переходом от неолита к энеолиту. Но при таком подходе за бортом оказывается весь комплекс ранних цивилизаций Мезоамерики, где металлические изделия вообще не были известны. Период формирования древнеперуанской цивилизации в значительной мере, вплоть до комплексов мочика, также обеспечивался неметаллическими орудиями.

Как показало изучение эффективности древних орудий труда, орудия неолитического типа зачастую почти не уступают по производительности медным. Например, производительность серпа с кремневым наборным лезвием оказалась практически равной производительности серпа, изготовленного из меди23 . Недаром вкладышевые кремневые серпы были распространены в Египте в эпоху первых династий. Об этом говорят находки из гробницы в Саккара. Речь должна идти не о большей эффективности медных орудий по сравнению с каменными, а в первую очередь об эффективности самого процесса их производства особенно с внедрением литья, позволяющего обеспечить массовое тиражирование объектов24 . Рассмотрение производительных сил в широком аспекте, без однобокого сведения их к материалам, используемым при изготовлении орудий труда, показывает тот существенный скачок, который характеризует технологический способ производства, свойственный первым цивилизациям.

Таково прежде всего резкое увеличение численности работоспособного населения, важнейшего компонента производительных сил. Это было одно из важнейших последствий неолитической революции, и не случайно очаги первых цивилизаций характеризует высокая концентрация населения. Так, на Крите, по ориентировочным оценкам, число жителей на 4000 г. до н. э. составляло 12 тыс. человек, на 3000 г. - 65 тыс. и на 2000 г. - 200 тысяч25 . В Шумере в области Урука для середины IV тыс. до н. э. установлено существование 17 мелких поселений и трех крупных центров ("городков"). К концу этого тысячелетия, ко времени появления в храмовом хозяйстве пиктографических табличек, число поселений соответственно возрастает до 112 и 10, не считая роста самого Урука, превращающегося в своего рода суперцентр26 . Общая численность населения майя в низменных районах оценивается в 1 млн. человек27 . Эти значительные массы оседлого населения обеспечивали резкое увеличение продуктов производства прежде всего в сфере земледелия, которое становится высокоспециализированным и, как правило, в широких масштабах использует кооперирование труда. Фактически рост прибавочного продукта в сфере земледелия и рост населения представляют два взаимосвязанных явления.

Хорошо известна высокая эффективность поливного земледелия древней Месопотамии, где применение искусственного орошения позволяло собирать два урожая в год. Масса самих зерен злаковых растений в зонах орошения Южного Двуречья была в 2 раза больше, чем в северных районах. Вместе с тем работы по созданию системы кана-


23 Коробкова Г. Ф. Древнейшие жертвенные орудия и их производство. - Советская археология, 1978, N 4; ее же. Марксистско-ленинское учение о труде и исследование древних орудий. - Известия АН ТуркмССР, серия общественных наук, 1981, N 5.

24 Археология СССР. Энеолит СССР. М. 1982, с. 6.

25 Renfrew C. Patterns of Population Growth in the Prehistoric Aegean. In: Man, Settlement, Urbanism. Lnd. 1970.

26 Adams R. McC, Nissen H. J. The Uruk Countryside. Chicago-Lnd. 1972, p. 18.

27 Willey G. R, Towards an Hostic View of Ancient Maya Civilization. - Man, 1980, vol. 15, N 2; Weaver M. P. The Aztecs, Maya and Their Predecessors, - N. Y. a. oth. 1981, p. 271.

стр. 53


лов и ее поддержанию, по мелиоративным мероприятиям в условиях заболоченности нижнего течения Тигра и Евфрата требовали организованной и целенаправленной деятельности значительных коллективов. Это был решающий фактор прогресса при сохранении в земледелии архаических орудий труда.

Для изучения древней истории большое значение имеет исследование Маркса "Формы, предшествующие капиталистическому производству", в котором он, опираясь на сравнительно поздние проявления азиатской древности, дал, в частности, теоретический анализ генетически весьма ранних структур. В этой работе Маркс специально подчеркивал наличие общих для всех условий действительного присвоения посредством труда (например, ирригационных каналов), что в древности представлялось "делом рук более высокого единого начала - деспотического правительства, витающего над мелкими общинами"28 .

Высокопродуктивные земледельческие системы первых цивилизаций при всех естественных локальных различиях требовали, как правило, общего труда. В Месопотамии и Перу он был нацелен на ирригацию и создание системы каналов, в Египте - на мелиоративные работы, в Китае - на коллективные усилия по гидротехническим мероприятиям, по борьбе с наводнениями, угрожающими посевам на плодородных участках в непосредственной близости от Хуанхэ. Как показали новые исследования в зоне мезоамериканских цивилизаций, подсечно-огневое земледелие при всей его эффективности в данной экологической ситуации не было единственным видом землепользования. В областях, занимаемых ранними местными цивилизациями, установлено наличие и террасированного земледелия на склонах, и использование участков, затопляемых во время паводков, и разветвленных систем каналов мелиоративного характера. Имеются в Мезоамерике и системы водосборных каналов и резервуаров для воды, предтечи современных водохранилищ29 . Такое комплексное земледелие также могло функционировать лишь в условиях организованного общего труда. Иконография и мифология всех основных центров первых цивилизаций отразили принципиально важное значение организованного труда в земледелии, которое, как правило символически, возглавлялось на первых этапах представителем верховной власти, часто вооруженным орудиями, имевшими скорее церемониальный, чем рабочий характер.

Важнейшей составной частью технологического способа производства первых цивилизаций были специализированные ремесла. Наряду с техническим прогрессом здесь, как и в земледелии, налицо сохранение архаического набора орудий, эффективность которых возрастала лишь в условиях разделения труда, специализации и роста профессионализма. На Ближнем Востоке особенно заметны успехи в сфере теплотехники, будь то создание специализированных двухъярусных горнов для обжига керамики или изготовление сплавов различных металлов и изделий из них. Усложнение ремесленной деятельности, прочно отделившейся от сельскохозяйственного труда, требовало не только возрастающей специализации, но и как другой стороны этого процесса - технологической и организационной кооперации, возникновения объединений ремесленников, древних мастерских, хорошо известных по раскопкам как в Старом, так и в Новом Свете30 .

Эффективность таких производственных объединений была весьма значительной, о чем свидетельствует их продукция, включающая, в частности, сотни и тысячи высокохудожественных образцов. Достаточно


28 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 46, ч. I, с. 463.

29 Гуляев В. И. Земледелие древних майя. - Природа, 1982, N 9.

30 Массон В. М. Экономика и социальный строй древних обществ. Л. 1976, с. 67 - 69; Гуляев В. И. Города-государства, с. 63 - 68.

стр. 54


указать на произведения ювелиров Древнего Востока, на художественную бронзу иньского Китая и на изготовлявшуюся в формах керамику мочика, представляющую собой нередко первоклассные реалистические скульптуры. Именно поэтому наблюдается тенденция локализовать эти высокоэффективные производства в крупных царских или храмовых хозяйствах под строгим контролем со стороны администрации. Уже в первых документах Урука мы обнаруживаем "большого (главного) кузнеца", видимо, возглавлявшего соответствующее производство31 . В иньском Китае существовали ремесленники правителя - вана (вангуны) и храмовые ремесленники32 . По мнению некоторых исследователей, в центральных мастерских древнего Китая использовался труд рабов33 . Тщательно контролировалась деятельность ремесленников в царских хозяйствах Пилоса и Кноса, где часть ремесленников прямо принадлежала к числу "людей двора"34 . В мочикском Перу в ходе раскопок крупного центра городища Пампа-Гранде были открыты специализированные мастерские - меднолитейные, ткацкие, по производству извести. Нахождение их в одном квартале с культовым центром и отсутствие поблизости жилых строений приводят исследователей к заключению, что это были храмовые или государственные мастерские, обслуживавшиеся приходящими работниками35 .

В эпоху первых цивилизаций налицо и кардинальное улучшение средств общения, что, естественно, также оказывало положительное воздействие на технологический прогресс. В Старом Свете колесные экипажи получают широкое распространение во всех основных центрах древних цивилизаций. Повсеместно развивается и кораблестроение, приобретающее в отдельных случаях, как это, видимо, было в Эгейском мире, специализированный характер. Но особенно большое значение имело применение систем письменности для хранения и передачи информации, необходимой для нормального функционирования общественных организмов. Объем такой информации в первых цивилизациях чрезвычайно возрос и фактически поставил традиционные формы передачи информации - устную и художественную - перед критической ситуацией. Потребности четкой фиксации агрономического календаря, хозяйственного учета, чему с увлечением отдались создатели шумерской цивилизации, тенденция к созданию единой канонической системы религиозных воззрений - все это настоятельно требовало надежного закрепления в социальной памяти.

Эти факторы, так же как необходимость длительного времени для овладения сложными системами древнейшей письменности, привели к специальному обучению ряда категорий лиц, в той или иной форме вовлекаемых в производственный процесс. По хеттским законам, затраты на подготовку подмастерья по специальностям ткача, гончара, кожевника или валяльщика составляли стоимость одной коровы или шести овец36 . Специальные "школы" писцов или жрецов, известные по материалам Месопотамии37 и городам-государствам Мезоамерики38 , при разной степени культовой окраски систем обучения преследовали


31 Тюменев А. И. Государственное хозяйство древнего Шумера. М. -Л. 1956, с. 44, 55 - 56, 60.

32 История древнего мира. Ранняя древность. М. 1982, с. 153.

33 Серкина А. А. Символы рабства в древнем Китае. М. 1982, с. 114 - 116.

34 История древнего мира, с. 291 - 292.

35 Березкин Ю. Е. Мочика, с. 125.

36 Массон В. М. Экономика и социальный строй, с. 66.

37 Дьяконов И. М. Научные представления на Древнем Востоке. В кн.: Очерки истории естественнонаучных знаний в древности. М. 1982, с. 61 ел.

38 Кнорозов Ю. В. "Сообщение о делах в Юкатане" Диего де Ланда как историко-этнографический источник. В кн.: Диего де Ланда. Сообщение о делах в Юкатане. М. -Л. 1955, с. 49.

стр. 55


в числе прочих задач и цель передачи положительных знаний в области астрономии, математики, ведения отчетной документации.

Интенсивное, крупномасштабное земледелие и специализированные ремесла составляли основу технологического способа производства первых цивилизаций. Их совместное функционирование отмечается уже в рамках исходной молекулы общества - общине. Это было точно подмечено Марксом, который писал, что в условиях восточного деспотизма существует общинная собственность, "порожденная по большей части сочетанием промышленности и сельского хозяйства в рамках мелкой общины, благодаря чему такая община становится вполне способной существовать самостоятельно и содержит в себе самой все условия воспроизводства и расширенного производства"39 . Однако реализация этих возможностей в рамках одной, отдельно взятой общины была ограничена ее производственным потенциалом, препятствующим, в частности, углублению специализации и разделения труда в сфере ремесленной деятельности. Наоборот, в крупных центрах, превращающихся в городские и становящихся символом технологического и культурного прогресса, эти возможности могли быть реализованы и действительно реализовывались в значительно больших масштабах, в частности, благодаря кооперации в рамках ремесленных мастерских. Эти последние обладали неизмеримо большими возможностями по сравнению с деятельностью мастеров-одиночек, обслуживавших свою общину или деревню. В крупных центрах были сосредоточены и начатки положительных знаний, концентрировалось активное применение письменности, функционировали своего рода школы профессионального обучения. Именно в крупных хозяйственных системах, руководимых единым организационным началом, которым в целом ряде мест являлись храмовые центры, производился и наиболее значительный прибавочный продукт. В этих хозяйствах и мастерских начиналась и эксплуатация лиц разного экономического и юридического положения, работников подневольного труда. В определенных масштабах применялся и труд рабов, но рабское положение представляло собой своего рода идеальную модель эксплуатации, не всегда согласуемую с потребностями эффективности производства, что порождало промежуточные состояния, или социальные страты40 .

В историческом аспекте это сосуществование и в определенной мере взаимодействие двух секторов (мелкообщинного и крупнохозяйственного) оказывало заметное воздействие на общий прогресс. При катаклизмах и дезинтеграции, которые были нередкими в истории первых цивилизаций, именно мелкие общины обладали особой устойчивостью и способностью к регенерации. В периоды упадка крупных центров, сопровождавшиеся культурным регрессом вплоть до исчезновения систем письменности, как это было в хараппской Индии и в крито-микенской Греции, именно общины составляли питательную среду для культурной и, в рамках представляемого ими уклада, социально-экономической преемственности.

Впечатляющей особенностью культуры первых цивилизаций, включая стадию их формирования, является сложение и прогрессирующее объемное увеличение монументальных построек, по большей части бывших культовыми комплексами. Эти памятники не только весьма эффектны внешне, но и показательны с точки зрения производственного потенциала создавших их обществ. В них как бы реализован прибавочный продукт, создаваемый в данной экономической системе, отра-


39 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 46, ч. I, с. 464.

40 Массон В. М. О характере древнейших классовых обществ на Востоке. - Известия АН ТуркмССР, серия общественных наук, 1979, N 5.

стр. 56


жен организационный уровень общества, умело использующего приемы кооперации. В уже упоминавшемся исследовании Маркса специально подчеркнута и эта особенность изучавшегося им типа древних обществ. Он писал, что города могут возникнуть, в частности, в тех местах, "где глава государства и его сатрапы, выменивая свой доход (прибавочный продукт) на труд, расходуют этот доход как рабочий фонд"41 . Действующим лицом в подобном случае могло быть и руководство союза общин, еще не переросшего в деспотическую монархию, и теократическое главенство храмового организма, но политическая сущность явления остается неизменной. Подобная концентрация сил и средств была недоступна замкнутой автаркичной общине. Именно объем вложенного труда отличает первые храмы от рядовых общинных святилищ, для сооружения которых достаточно было усилий нескольких, а то и одной малой семьи.

В шумерском Эреду наглядно прослежено, как небольшое общинное святилище постепенно сменяется все более величественными сооружениями, вознесенными на платформы. Так, древнейшее святилище слоя Эреду XVIII, относящееся, скорее всего, еще к началу V тыс. до н. э., представляет собой, по существу, небольшой однокомнатный дом площадью около 9 кв. м с квадратным алтарем-очагом в центре. Постепенно планировка таких святилищ усложняется, их внешние стены декорируются контрфорсами, они превращаются в специализированные архитектурные сооружения. Храм слоя VI, относящийся к началу IV тыс. до н. э., имеет размеры 23,5?12,5 м и расположен на платформе, поднимающейся над окружающей равниной на 15 м42 . Предпринимались попытки и как-то охарактеризовать трудовые затраты на возведение этих величественных сооружений. Так, по одним из расчетов для постройки т. н. Белого храма в шумерском Уруке был необходим непрерывный труд 1500 человек в течение пяти лет43 . По другим оценкам, ольмекский храмовый центр в Ла Венте, т. е. постройка периода формирования основ мезоамериканской цивилизации, требовал для сооружения 18 тыс. человеко-дней. Однако остров, на котором расположен этот храм, мог обеспечить продуктами земледельческого труда не более 30 малых семей. Исследователи справедливо сделали вывод, что перед нами - культовый центр целого союза общин, расположенного на окружающей, довольно значительной территории44 . Неоднократно оценивались гигантские трудовые затраты на постройку египетских пирамид, которые в связи с этим один английский математик с позиций рационализированного миросозерцания современной эпохи назвал "монументальным абсурдом". В Перу культовые комплексы формативной стадии цивилизации хорошо иллюстрируют подобное раннее появление монументальной архитектуры. Относящийся к предчавинской поре, расположенный в горной зоне культовый комплекс Пакопампе имеет размеры в основании платформы 200?400 м при максимальной высоте платформы 35 метров. Городище, считающееся центром цивилизации мочика, имело две крупные пирамиды - Уака-дель-Соль с размерами по основанию 159?342 м при высоте 40 м и Уака-де-ла-Луна с основанием в 80?95 м при высоте 20 метров. Для постройки этих пирамид потребовалось несколько миллионов сырцовых кирпичей. Еще более впечатляющим является культовый комплекс недавно подробно исследованной северной и, видимо, более поздней столицы мочика - городища Пампа-Гранде. Находящаяся здесь пирамида Уака-Фортале-


41 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 46, ч. I, с. 464.

42 Lioyd S., Safar F. Eridu. - Sumer, 1948, vol. IV, N 2.

43 Чайлд Г. Древнейший Восток в свете новых раскопок. М. 1956, с. 206.

44 Drucker P., Heizer R. F. A Study of the Milpe System La Vente Island and its Archaeological Implications. - Southwestern Journal of Anthropology, 1960, N L.

стр. 57


са имеет в основании 200?300 м и высоту 55 метров45 . Оценки трудовых затрат на сооружение крепостных оград на раннеиньском городище Чженчжоу также указывают на огромную концентрацию людских ресурсов, подразумевающую наличие свободной от прочих занятий рабочей силы и масштабной организации кооперативного труда. По несколько завышенным подсчетам китайских исследователей, здесь был необходим труд не менее чем 10 тысяч человек в течение 18 лет46 .

Устанавливаемая в ряде первых цивилизаций эволюция культовой архитектуры скорее всего отражает также и этапы развития возглавляемого жреческой кастой храмового организма, осуществлявшего хозяйственно-организационные, а в какой-то мере, видимо, и политические функции. Концентрируемый под эгидой храмовой организации или создаваемый в храмовых хозяйствах продукт, как отмечает И. М. Дьяконов, первоначально играл роль общественного страхового и семенного фонда47 . Как форма хозяйственно-политической организации общества храмовые объединения в ряде случаев предшествовали утверждению царской власти. На формативной стадии ряда цивилизаций именно в монументальных культовых комплексах воплощался прибавочный продукт, расходуемый на рабочую силу, и не без основания раннегородские или протогородские центры именуются "храмовыми городками" ("temple- town")48 .

При всей выразительности материальной культуры первых цивилизаций не следует забывать, что движущими силами процесса формирования классового общества и цивилизации были в первую очередь социально-экономические факторы - наличие регулярно получаемого прибавочного продукта (что обеспечивалось способом хозяйственной деятельности) и возможность его перераспределения, которое обеспечивалось развивающейся социальной системой. Разумеется, это общее положение не следует понимать прямолинейно и механистически. Другие факторы, описывать которые так любят западные исследователи - от плотности населения до развития торговли и обмена, - также оказывали свое воздействие на процесс формирования первых цивилизаций49 . Но это были вторичные факторы, которые могли способствовать ускорению или замедлению соответствующих процессов общественного развития, приданию им более или менее четких и выразительных форм. Особенно благоприятное взаимодействие основных движущих сил и вторичных факторов давало максимальный эффект.

В ходе трансформации первобытных отношений отчуждение прибавочного продукта длительное время сохраняло внешние формы, традиционные для общинно-родовых порядков50 . Постепенно под их покровом происходили качественные изменения, в частности непосредственный захват выделившейся верхушкой больших участков общинных земель. Подобная их узурпация отмечена у горных народов Индии и в целом ряде других обществ, переживавших стадию распада первобытнообщинных отношений51 . Неудивительно, что и на заре письменности в истории Шумера мы застаем огромные для своего времени наделы,


45 Березкин Ю. Е. Древнее Перу, с. 53; его же. Мочика, с. 42, 43, 124, 125.

46 Chang Kwang-Chin. The Archaeology of Ancient China. New Haven - Lnd. 1968, p. 205.

47 История древнего мира, с. 35.

48 Redman Ch. L. Op. cit., p. 202; Массой В. М. Алтын-депе. Л. 1981, с. 107 - 108.

49 Lamberg-Karlovsky C. C, Sabloff J. A. Ancient Civilizations. The Near East and Mesoamerica. Lnd. a. o. 1979, pp. 114 - 115, 330 - 331; см. рец. В. М. Массона - Вопросы истории, 1982, N 11.

50 Аверкиева Ю. П. Индейцы Северной Америки. М. 1974, с. 335.

51 Маретина С. А. Эволюция общественного строя у горных народов северо-восточной Индии. М. 1980, с. 217.

стр. 58


принадлежащие правящей верхушке общества. По пяти документам из Джемдет-Насра, в которых приводятся размеры: полей, две трети из перечисленных площадей в 9 тыс. га принадлежат главному "жрецу- правителю"52 . Земельный надел правителя пилосского "царства" также отличался значительными размерами. Род вождя, или "царский род", образовывал вершину социальной иерархической пирамиды, но одновременно существовал целый ряд "благородных родов" со своими правами и обязанностями, со своим статусом. Регламентация этих прав и обязанностей идет в привычных формах первобытных правопорядков. Но по содержанию это явление, когда большие группы лиц различаются по месту в системе общественного производства и по способам получения и размерам получаемой доли общественного богатства, явно связано с процессами классообразования. Распределение продукта в зависимости от места, которое группы лиц занимали на иерархической лестнице, отражало лишь внешнюю социально-политическую ситуацию. За этим в конечном итоге скрывалось положение данной группы в системе общественного производства. Это была прямая предтеча классовой структуры, новая по содержанию, но еще традиционная по формам. Акад. Ю. В. Бромлей справедливо полагает, что для подобной, формативной, стадии можно говорить о своего рода "предклассах"53 .

Постепенно приспособление традиционных обычаев к новой ситуации перерастало в прямую эксплуатацию человека человеком. Среди начальных ее форм помимо внутриобщинных способов повсеместно представлены рабство и данничество54 . Началом собственно домашнего рабства было включение военнопленных в общественный организм на правах младших домочадцев, выполнявших главным образом тяжелые и неприятные работы. Захват военнопленных широко документируется как иконографией, так и письменными текстами первых цивилизаций. Войны и военнопленные представлены на стелах перуанского культового комплекса Серро Сечин, который при всех разногласиях в датировке явно относится к домочикскому времени55 . В протошумерской письменности раб обозначался как "человек (чужой) горной страны". Всего в древнейших документах Шумера, подвергнутых исследованию, учтены 30 рабов и 27 рабынь56 . Многообразие древнекитайской терминологии, связываемой исследователями с обозначением лиц подневольного труда57 , может отражать реальное многообразие путей формирования этих категорий лиц и способов их использования в производстве и обыденной жизни. Постепенно, по мере усложнения социально-экономических и производственных инфраструктур развивается и долговое рабство. Различные категории лиц рабского состояния: образуют целый класс. Таким образом, сложение цивилизации было тесно связано не только со специализацией деятельности людей, но и с развитием классового антагонизма, с резкой концентрацией общественного богатства в руках отдельных слоев или даже отдельных лиц, с распространением бесправия и угнетения.

Наряду с классообразованием шел связанный с ним процесс институциализации и все большего обособления власти. Уже на последних этапах первобытного строя аристократия обладала более или менее


52 Вайман А. А. К расшифровке протошумерской письменности. В кн.: Переднеазиатский сборник. М. 1966.

53 Бромлей Ю. В. Современные проблемы этнографии. М. 1981, с. 160.

54 Першиц А. И. Начальные формы эксплуатации и проблема их генетической типологии. В кн.: Проблемы типологии в этнографии. М. 1979.

55 Березкин Ю. Е. Древнее Перу, с. 50 - 51.

56 Вайман А. А. Обозначение рабов и рабынь в протошумерской письменности. - ВДИ, 1974, N 2.

57 См.: Серкина А. А. Ук. соч.

стр. 59


фиксированными социальными имущественными привилегиями, в результате чего вершила общими делами и контролировала распределение продуктов. Зачастую внешние войны или процесс хозяйственного освоения новых земель стимулировали авторитарные тенденции верховного вождя-правителя58 . Отметим также, что с монополизацией права распределения материальных благ власть вождя-лидера приобретает и экономические функции. В результате этих процессов вождь-лидер постепенно подчиняет своей власти трансформируемый аппарат общинного самоуправления и с его помощью возглавляет общественную организацию трудового процесса. Теперь члены этого аппарата уже в силу своего положения в тех или иных формах участвуют в присвоении значительного объема общественного продукта. Недаром в уже упоминавшихся древнейших документах Шумера 6 тыс. га рассматриваются как надел правителя, а 3 тыс. га разделены между пятью должностными лицами, среди которых жрец-прорицатель, главный судья, старшая жрица, старшина торговых агентов-тамкаров. Распоряжались особыми земельными наделами, естественно, уступавшими по размерам наделу правителя-ванака, и высшие должностные лица пилосского "царства". В иньском Китае члены аппарата управления, видимо, имели не наделы, а обеспечивались натуральными выдачами59 .

Распространена в различных модификациях точка зрения, что древнейшие государства сложились в первую очередь как аппарат управления для организации все более усложняющегося общественного производства и что они отнюдь не связаны с тем социальным и имущественным расслоением, которое сопровождает процесс классообразования60 . С нашей точки зрения, при таком подходе совершенно напрасно противопоставляются две стороны одного и того же процесса. Разумеется, такая функция государства, как организация общественных работ, особенно в условиях масштабных земледельческих систем, была весьма важна для общества в целом. Но аппарат этого нового органа, представлявшего на первых порах трансформируемые общинные органы, состоял отнюдь не из бескорыстных идеалистов. С самого начала этот орган практически находился в руках зажиточной верхушки, и участие в его деятельности, особенно на достаточно высоких постах, способствовало вхождению в ряды социальной и имущественной элиты и закреплению в ней. Естественно, укомплектованные таким образом органы государственного аппарата нацеливались на соблюдение интересов этой элиты. Возникающие в обществе классовые противоречия и совершенствование организационно- управленческой системы образовывали взаимозависимое единство в системе сил, формировавших государство. Общинная администрация была собранием авторитетных лидеров, государственная администрация на первых порах была одновременно и властью принуждения и властью авторитета. Затем сам факт возможности принуждения рождал насильственно утверждаемый авторитет.

Обостряющаяся в эпоху формирования первых государств военная ситуация создавала дополнительные стимулы для возвышения вождя-лидера над прочими общественными структурами. Содержание этого фактора было многообразно. Как отмечал Маркс, война - "есть один из самых первобытных видов труда каждой из... естественно сложившихся общин как для удержания собственности, так и для приобрете-


58 Маретина С. А. Ук. соч., с. 194.

59 История, древнего мира, с. 293, 158.

60 Васильев Л. С. Становление политической администрации (от локальной группы охотников и собирателей к протогосударству-чифдом). - Народы Азии и Африки, 1980, N 1.

стр. 60


ния ее"61 . Таким образом, вооруженное насилие выполняло определенные экономические функции и само становилось непосредственным экономическим фактором62 . Вооруженные экспедиции не только приводили к насильственному перераспределению прибавочного продукта. Под прикрытием вооруженных отрядов осуществлялся доступ к ценным источникам сырья - залежам металлов, строительному лесу, поделочным и драгоценным камням. Особое значение придавалось захвату военнопленных, о чем прямо повествуют как изобразительные сцены, так и письменные документы. Военнопленные со связанными за спиной руками, картины триумфа на поле боя, сцены кровавых жертвоприношений - излюбленные сюжеты рельефов и росписей во всех первых цивилизациях. В походах иньских ванов, например, захватывалось единовременно свыше 1,5 тыс. пленных63 . Войны таким образом превратились в регулярный промысел.

Довольно живуче представление о теократическом характере власти, существовавшей во многих ранних цивилизациях. Этот вопрос в советской литературе рассмотрен В. И. Гуляевым, который показал, что в обществах Мезоамерики царская власть приобрела первенствующее положение по крайней мере в первых веках нашей эры, т. е., по существу, с завершением формативного периода цивилизации. В мезоамериканских материалах широко представлены и атрибуты власти светских правителей, и изображения царя на поле брани, и архитектурные комплексы, которые можно рассматривать как царские резиденции64 . Широкие военные полномочия имел иньский ван, и, судя по всему, он осуществлял функции военного вождя, верховного жреца и организатора производства65 . Социологический анализ сюжетов мочикской живописи показывает, что верховный правитель был в значительной мере военным предводителем: он неизменно фигурирует в сценах вооруженных столкновений, триумфа и человеческих жертвоприношений. Насильственное умерщвление людей в "царских" гробницах, представленных в большинстве первых цивилизаций, демонстрирует безжалостные формы идеологического закрепления авторитета военного лидера. Потоки крови обагряли тернистый путь, ведущий к вершинам цивилизации.

Несомненно, военные функции в немалой степени способствовали победе светской власти над теократическими поползновениями жречества, в тех случаях, когда существовало подобное противоборство. Для рассмотрения генетического аспекта этого явления весьма важны шумерские материалы. Здесь фигура вождя-жреца (эн), получавшего упоминавшийся выше максимальный земельный надел, видимо, предшествует утверждению примата светской власти. "Большие люди" - военачальники с титулом лугаль вскоре становятся выше верховных жрецов66 . Такова, видимо, общая тенденция установления политических форм, наследующих "храмовым городкам", вырастающим из первобытнообщинных структур. В первых цивилизациях при всех локальных и вполне естественных особенностях наблюдается доминирующее утверждение власти правителя, опирающегося на воинскую силу и узурпирующего с течением времени жреческие функции. Одновременно он претендует на божественное происхождение и стремится наложить руку


61 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 46, ч. I, с. 480.

62 Злобин Н. С. Культура и общественный прогресс. М. 1980, с. 147.

63 История древнего мира, с. 157.

64 Гуляев В. И. Древнейшие цивилизации Мезоамерики. М. 1972; его же. Проблема становления царской власти у древних майя. В кн.: Становление классов и государства. М. 1976.

65 История древнего мира, с. 151.

66 Дьяконов И. М. Общественный и государственный строй древнего Двуречья. М. 1959, с. 121 - 126, 163; История древнего мира, с. 32 - 56.

стр. 61


на реальные материальные блага - храмовые хозяйства там, где они получали развитие.

Огромную роль в этих социально-политических процессах играли и идеологические факторы67 . Вместе с утверждением в обществе роли вождя-лидера идет сакрализация его должности и функций. Личность вождя высокого ранга объявляется священной, он пользуется особой одеждой, появляются специфические атрибуты его власти, формируется прижизненный и заупокойный культы.

Изобразительное искусство художественными средствами закрепляет эту тенденцию. С использованием традиционного для общин мифологического мышления происходит идеологическое обоснование классового деления общества и власти вождя-царя. Соответственно вносятся изменения в мифологическую схему устройства мира, где на первое место выступает культ верховного божества. Шумерские города-государства и египетские номы в междоусобной борьбе стремятся закрепить военно-политические успехи утверждением в этой главенствующей функции именно своих локальных богов- покровителей. Происходит определенная трансформация популярных аграрных культов и связанных с ними церемоний - в священный брак с богиней плодородия теперь вступает земной владыка. Особое развитие получает культ правителей, генетически связанный с древним и традиционным культом предков. Эти культы идеологически подкрепляли утверждавшееся в обществе социальное неравенство, а гигантские погребальные сооружения были своего рода монументальной пропагандой.

Происходившие в обществе социально-экономические, политические и идеологические процессы представляли собой в целом динамичную систему прямых и обратных связей, воздействующих на весь культурно-общественный комплекс цивилизации. В числе движущих факторов немаловажное место занимали растущие потребности общества и отдельных индивидов. При этом, помимо экономических потребностей, порожденных необходимостью в вещественных материальных благах, все большую роль играют духовные, а также социально-политические, связанные с функционированием надстройки. Все это, вместе взятое, и обусловило качественно новое состояние общества, определяемое как цивилизация.

Таким образом, можно говорить о целой эпохе, или стадии, первых цивилизаций - начальной ступени классовой формации. Определение сущности, да и самого наименования наиболее ранней формации вызвало значительные дебаты (дискуссия об "азиатском способе производства"). Получил права гражданства более осторожный термин - "раннеклассовые общества", определяемые как общества переходного периода68 . Нам кажется, что, во всяком случае, с позиций культурогенеза, формирование такой социально- культурной общности, как цивилизация, означает переход к качественно новому этапу исторического развития, подводящему, несмотря на сохранение многих архаических и пережиточных явлений, итоговую черту первобытной эпохе. Возможно, первые цивилизации следует рассматривать как проторабовладельческие общества ранней древности, имея в виду основную тенденцию их развития.

Это был важнейший этап всемирной истории, на котором ярко выступает повторяемость ряда явлений в различной этнокультурной среде. Типологически к первым цивилизациям, помимо стран древнего Востока, безусловно, следует относить и общества Мезоамерики и Перу, где формативная стадия цивилизации засвидетельствована по


67 Массон В. М. Изучение идеологии древних обществ. В кн.: Идеологические представления древних обществ. М. 1980, с. 3 - 6.

68 Марксистско-ленинская теория исторического процесса. М. 1983, с. 348сл.

стр. 62


крайней мере с I тыс. до н. э. Судя по новым открытиям в Перу, истоки цивилизации могут уходить и в глубь II тыс. до н. э. Понятия "общественно- историческая формация" и "способ производства" представляют собой общие историко-типологические понятия, научную абстракцию в максимально чистом виде. В исторической реальности формация существует в отдельных обществах в качестве их внутренней сущности, их объективной основы69 . С этих позиций можно рассматривать и сами первые цивилизации как конкретные типологически единые социально-культурные общности, различающиеся в ряде отношений способом производства (шумерский, египетский, микенский и т. п.). Различия эти охватывают разнообразные стороны: от практикуемых в том или ином обществе форм высокопродуктивного земледелия и характера общего труда в этой сфере хозяйственной деятельности до значения и судеб храмового сектора в экономическом базисе, не говоря уже о надстроечных явлениях, в которых эпохальные черты неразрывно переплетены с этнокультурной спецификой. Тип первых цивилизаций как диахронное явление отражает единство всемирно-исторического процесса и генеральную тенденцию прогрессивного движения общества. С образованием первых цивилизаций усилилась неравномерность исторического развития, но сами они нередко были лишь неустойчивыми образованьями в бескрайнем море первобытных племен, как это верно подметил В. Н. Никифоров70 . Особенно это касается этапа их формирования, когда налицо лишь отдельные стадиальные компоненты культурного комплекса, но не весь набор признаков. В отдельных случаях концентрация власти и, соответственно, прибавочного продукта позволяла уже на предгосударственном уровне создавать значительные культурные ценности, особенно впечатляющие в виде сооружений монументальной архитектуры, будь то погребальный курган или храмовый комплекс. Затем мог наступить регресс и своего рода перерыв постепенности, отбрасывавший общество на исходные рубежи. Эти явления, известные и в период сложившихся цивилизаций, пожалуй, еще более многочисленны для поры их формирования. В этом и проявляется сложный, противоречивый характер конкретно-исторического процесса71 , того диалектического единства общего и особенного, которое активно исследуется советской исторической наукой.


69 Семенов Ю. Н. Теория общественно-экономических формаций и всемирная история. В кн.: Общественно-экономические формации. М. 1978, с. 61 - 62; Теория общественно-экономической формации. М. 1982, с. 66 - 96.

70 Никифоров В. Н. Восток и всемирная история. М. 1975, с. 247.

71 Массон В. М. Ленинские идеи о неравномерности исторического процесса и проблемы истории древнего мира. В кн.: Методологические и философские проблемы истории. Новосибирск. 1983.


Опубликовано 31 октября 2018 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© В. М. МАССОЙ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.