Рецензии. А. АЛЛЕГ, Ж. де БОНИ, А. ДУЗОН, Ж. ФРЕЙР, П. ОДИКЕ. ВОЙНА В АЛЖИРЕ

Актуальные публикации по вопросам истории и смежных наук.

NEW ИСТОРИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Рецензии. А. АЛЛЕГ, Ж. де БОНИ, А. ДУЗОН, Ж. ФРЕЙР, П. ОДИКЕ. ВОЙНА В АЛЖИРЕ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

16 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


H. ALLEG, J. DE BONIS, H. DOUZON, J. FREIRE, P. HAUDIQUET. La Guerre d'Algerie. Т. 1. De I'Algerie des origines a Vinsurrection. 609 p. T. 2. Des promesses de paix a la guerre ouverte. 607 p. T. 3. Des complots du 13 mai a Vindependance. 613 p. P. Temps Actuels. 1981.

Рецензируемая книга - первое фундаментальное исследование французских марксистов о войне 1954 - 1962 гг. в Алжире. Руководитель авторского коллектива А. Аллег - известный журналист и член редакции газеты "L'Humanite", в 1940 - 1965 гг. жил и работал в Алжире, был редактором и главным редактором демократической газеты "Alger republicain", выходившей в 1936 - 1955 гг. и в 1962 - 1965 гг., членом ЦК (с 1962 г. - членом Политбюро ЦК) Алжирской коммунистической партии (АКП). Его книги воспоминаний о личном участии в алжирских событиях 1954 - 1962 гг. и о мужестве брошенных в колониальные застенки алжирских коммунистов нашли в свое время широкий отклик во всем мире, в том числе в СССР1 . Среди других авторов известны много работавший в Алжире Ж. де Бони и адвокат А. Дузон,


1 Аллег А. Допрос под пыткой. М. 1958; его же. Бойцы в плену. М. 1962.

стр. 166


в 1951 - 1955 гг. не раз защищавший алжирских патриотов во время инсценированных колонизаторами судебных процессов2 . Все авторы в годы войны в Алжире были, как пишет в предисловии А. Аллег, "активными участниками событий, считавшими, что Франция должна содействовать обретению Алжиром независимости" (т. 1, с. 9).

Издание богато иллюстрировано произведениями французских и алжирских художников (Э. Делакруа, О. Ренуара, О. Вернэ, М. Расима, Б. Таслицкого и др.). снабжено картами, схемами, множеством ссылок на источники. Авторы использовали французскую и алжирскую прессу 1830- 1962 гг., официальные рапорты и доклады французских чиновников и генералов, личные архивы участников описываемых событий, листовки, дневники, неопубликованные диссертации, записи частных бесед, мемуары и официальные документы, большинство которых впервые вводится в научный оборот. Использована ими и чрезвычайно богатая и разнообразная литература об алжирской войне, включая последние произведения алжирских историков, таких, как М. Каддаш и М. Тегиа3 . Вместе с тем они продолжают многолетнее изучение Алжира учеными-марксистами Франции4 .

В первом томе - "От изначального Алжира к восстанию" - две части: "Скрытый поток" А. Аллега и "Упущенные возможности" А. Дузона. Аллег называет свою часть вводной, посвященной "основным чертам Алжира вчерашнего дня, его далекого и славного прошлого". Без этого "нельзя по-настоящему понять глубокие причины восстания" (т. 1, с. 8). Он опровергает различные мифы и легенды, призванные оправдать захват и закабаление Алжира Францией, вскрывает истинный характер "исторических" и прочих псевдообоснований европейской колонизации Алжира как якобы законной наследницы римского владычества в Северной Африке. Прослеживая историю Алжира от "великих нумидийских царей" Карфагена и Рима до эпохи турецкого господства, Аллег показывает причины смены различных государств и завоевателей на территории Алжира. Он подчеркивает роль антифранцузского сопротивления под руководством эмира Абд аль-Кадира в 1832 - 1847 гг. и последующих антиколониальных восстаний в деле сплочения всех этнических групп алжирского народа.

Подробное описание колониального Алжира (с. 87 - 157) показывает бесчисленные преступления колониализма на алжирской земле. Много внимания уделено внутренней жизни укоренившегося в стране пришлого европейского населения, повседневному быту мелких колонистов, особенностям политической жизни европейцев Алжира. Личный опыт Аллега чувствуется в его внимании к сложностям совместного проживания алжирцев и европейцев, к их взаимоотношениям в процессе труда и сосуществования в рабочих кварталах. Автор подчеркивает неравенство алжирцев и европейцев во всех областях и особенно неистощимость "юридического арсенала репрессий" против коренных жителей, начиная с "туземного кодекса" 1881 г., приравнявшего к "покушению на внешнюю безопасность государства" всякий призыв к свободе алжирцев (с. 153).

В период между двумя мировыми войнами, в сущности, был заложен фундамент будущей алжирской революции: формировались различные течения антиколониального протеста, ширилась борьба горожан за политические права и борьба крестьян против земельного грабежа, судебных преследований, конфискаций и сверхэксплуатации. Огромную роль сыграло становление в эти годы коммунистического движения в Алжире и оформление в 1936 г. самостоятельной АКП. В 1926 г. с помощью ФКП алжирскими эмигрантами во Франции была создана ассоциация "Североафриканская Звезда", преемницей которой стала в 1937 г. Партия алжирского народа (ППА), запрещенная в 1939 г. и воссозданная в легальной форме Движения за торжество демократических свобод (МТЛД) в 1946 году.

Аллег подробнее других французских историков излагает историю национальных политических партий Алжира, приводя много новых материалов, почерпнутых, в частности, из записей своих бесед с более чем 40 ветеранами освободительного движения5 .


2 См. Braun P., Douzon H., Stibbe P., DeschezellesY. La repression en Algerie. P. 1955.

3 Kaddache M. Histoire du nationalisme algerien. T. 1 - 2. Alger. 1980; Теguia M. L'Algerie en guerre. Alger. 1981.

4 Lacoste Y., Nouschi A., Prenant A. L'Algerie. Passe et Present. P. 1960; Egretaud M. La Realite de la Nation Algerienne. P. 1961.

5 Уже после выхода в свет "Войны в Алжире" были опубликованы воспоминания видного в прошлом лидера алжирских националистов Ахмеда Месса ли Хаджа (см. Les Memoires de Messali Hadj. 1898 - 1938. P. 1982).

стр. 167


Интересны впервые приводимые им сведения о численности АКП в различные периоды ее деятельности, о настроениях и фактическом положении в партии алжирцев и европейцев, о взаимоотношениях АКП с другими патриотическими силами. Аллег дает новую интерпретацию трагических для алжирских патриотов событий в мае 1945 г., когда "были развязаны репрессии против достигшего новой зрелости национального движения" (с. 256).

После этого Алжир на протяжении девяти лет называли "столь спокойными тремя департаментами" (с. 269), поскольку страна делилась на департаменты Оран, Алжир и Константина. Но это спокойствие было только видимостью. Проведение в стране "выборов по Нежлену" (т. е. грубо фальсифицированных генерал-губернатором М. -Э. Нежленом) и внешние события (начало вооруженной борьбы в Тунисе в 1952 г. и в Марокко в 1953 г., поражение французской армии во Вьетнаме в 1954 г.) постепенно укрепили позиции тех, кто еще в 1947 г. отстаивал внутри ППА - МТЛД линию на вооруженное восстание.

А. Дузон во второй части первого тома вначале характеризует социальную базу будущей революции (мелких торговцев и ремесленников, крестьян, особенно бедняков), на которую опирались все национальные партии, включая АКП (с. 306 - 307). Особое внимание он уделяет нелегальным боевикам ППА - МТЛД, которые были, по его мнению, отделены от легального актива партии лишь "теоретически" (с. 349). Прослеживая жизненный путь большинства видных лидеров подполья, он приходит к выводу об их "плебейском" (мелкобуржуазно- крестьянском или рабочем) происхождении, о влиянии на них "упрощенной и обобщенной популистской идеологии", а также "языка социализма и либеральной демократии" (с. 350). Дузон подчеркивает также важную роль в подготовке революции алжирских трудовых иммигрантов во Франции, чье "национальное самосознание усиливалось вдвойне благодаря их классовому самосознанию, усвоенному в ходе пролетарских битв" (с. 383 - 384).

Начавшийся в 1953 г. (фактически раньше, в 1949 - 1951 гг.) кризис МТЛД резко обострил противоречия между различными фракциями, лидерами, поколениями и социальными группами. Летом 1954 г. партия открыто, раскололась на "мессалистов" (сторонников председателя партии Мессали Хаджа) и "централистов" (приверженцев большинства ЦК), но значительная часть кадров не примкнула ни к одной из этих фракций, либо приняв сторону Революционного комитета единства и действия (РКЕД), требовавшего прекратить раздоры, либо заняв выжидательную позицию. В конечном итоге сплотившееся вокруг РКЕД ядро подпольщиков, партизан и части легальных активистов (особенно в горных районах) развернуло в августе-октябре 1954 г. подготовку вооруженного восстания. Оно же образовало в октябре 1954 г. Фронт национального освобождения (ФНО), военные отряды которого составили Армию национального освобождения (АНО). Значительная часть раздела А. Дузона содержит большое количество конкретных имен, неизвестных обстоятельств и подробностей становления ФНО и АНО (с. 392 - 424). "Генезис того, что с 1 ноября 1954 г. приняло название ФНО, длился менее одного года" (с. 382).

Первые операции ФНО - АНО начались в ночь на 1 ноября 1954 года. Дузон детально их перечисляет, как и ответные меры колониальных властей, дальнейшее развитие партизанской борьбы 1500 повстанцев и контрударов примерно 50 тыс. французских войск (с. 426). Но главное внимание он уделяет политическим последствиям начала войны в Алжире, т. е. реакции различных кругов общественного мнения "изумленной Франции", позициям различных партий и группировок метрополии и Алжира, отзвукам за рубежом, в том числе усилиям "каирских алжирцев", т. е. наиболее мощной группировки алжирских эмигрантов в арабских странах, именовавшейся "зарубежной делегацией" ФНО. Их действиям на международной арене, особенно в Бандунге и при ООН, посвящен особый раздел "Алжир среди наций" (с. 495 - 509).

Раздел "Возлюбленный и страдающий Алжир" (с. 511 - 569), иронически названный заголовком книги Ж. Сустеля, бывшего губернатором Алжира в 1955 - 1956 гг., представляет собой скрытую, а кое-где и откровенную полемику с выдвигавшимися Сустелем колониалистскими планами "интеграции" Алжира (т. е. слияния с Францией), его попытками сочетать социальную демагогию и репрессии, уговоры и полицейщину. Одновременно Дузон показывает, как тактически умело действовал в 1955 - 1956 гг. наиболее талантливый из вождей ФНО

стр. 168


Р. Аббан, организовавший присоединение к ФНО опытных политиков из числа "умеренных" националистов, содействовавший росту влияния ФНО в рабочей и мелкобуржуазной среде, наладивший контакты между командирами АНО в различных округах, стимулировавший переход на сторону ФНО профсоюзных и общественных организаций. Дузон считает 20 августа 1955 г. "поворотом в ходе войны", когда восстание, с весны вроде бы затухавшее, с новой силой вспыхнуло на северо-востоке страны, к концу года постепенно охватив всю ее территорию. Заключительный раздел первого тома посвящен борьбе за мир в Алжире французской общественности в сентябре-декабре 1955 г., выступлениям против войны молодых новобранцев и призывников, различных партий, религиозных кругов и групп интеллигенции. На выборах в январе 1956 г. победу во Франции одержали левые партии. Было образовано правительство во главе с лидером социалистов Ги Молле, который предлагал решить судьбу Алжира путем переговоров. Однако после враждебных манифестаций ультраколониалистов в Алжире 6 февраля 1956 г. Ги Молле, "обещавший мир, стал вести войну" (с. 586), дабы избежать "изменений во Франции и в ее положении на международной арене" (с. 593).

Дузон считает, что война в Алжире была для Франции "экспортированием внутреннего конфликта", вызванного трудностями приспособления к новому соотношению сил в рамках системы капитализма. По его мнению, это не раз ставило Францию "на грань гражданской войны, для которой Алжир был лишь эпизодом и поводом" (с. 288). Поэтому первые годы войны в Алжире и явились "историей упущенных возможностей достичь мира", что было закономерно, ибо "ставкой в последней колониальной войне для французских правителей было не будущее Алжира и даже не отношения Франции с Алжиром, а социально- экономическое и социально-политическое будущее самой Франции" (с. 593). Тем самым война стала как бы средством амортизации противоречий внутри метрополии и одним из способов изоляции ФК. П. Поэтому "избранный как левый, Ги Молле стал править как правый", придерживаясь старой формулы реакционеров: "Лучше война в Алжире, чем Народный франт" (с. 571, 586).

Во втором томе ("От обещаний мира к открытой войне") также две части - "Пожар" П. Одике и "В поисках последней четверти часа" Ж. де Бонн. Это, как считает А. Аллег, "хроника наиболее ужасных лет войны" (т. 1, с. 8). Одике повествует о событиях 1956 г. и объясняет их "подлинным взлетом колониализма", который добился мобилизации всех сил Франции на "сохранение Алжира" и вызвал переход к насильственным мерам и настойчивым попыткам сокрушить алжирское национальное движение" (т. 2, с. 9). С легкой руки Сустеля войну в Алжире стали называть "агрессивной акцией панарабизма под египетским руководством" (с. 38), в связи с чем распространилось мнение, что "мятеж" захлебнется, если ударить по Египту. Правительство Ги Молле затребовало и получило в парламенте специальные полномочия. При этом ФКП, пытаясь добиться единства левых сил и еще не веря в отступничество Ги Молле (ибо, вернувшись из Алжира, он демонстративно выступил против колониализма и войны, снова сделав поворот на 180 градусов!), проголосовала за специальные полномочия. Одике называет это решение "сомнительным как тогда, так и потом" (с. 44). В дальнейшем параллельно шел процесс наращивания мощи французской армии в Алжире, сопровождавшийся различными посулами, демагогией и маневрами властей, и ответный процесс консолидации сил ФНО, сплочения вокруг него всего алжирского народа. На съезде в Суммаме в августе 1956 г. были утверждены политико-идеологическая платформа ФНО и организационная структура АНО, назначен личный состав Национального совета алжирской революции (НСАР) и Координационно-исполнительного комитета (КИК). О работе съезда приводится много новых, неизвестных сведений (с. 194 - 212).

Особо следует остановиться на роли АКП в революции. Авторы трехтомника рассматривают ее не обособленно, как большинство их предшественников, а в тесной связи с ходом событий, считая Алжирскую коммунистическую партию таким же участником революции, как и другие национальные партии Алжира. Помимо прессы и документов АКП, они используют множество личных свидетельств руководителей партии Б. Хаджа Али, П. Кабаллеро, А. Муана и С. Хаджереса, вступивших в ряды АНО членов ЦК АКП М. Саадуна, А. Будиафа, М. Берраху, А. Бензина и других. Авторы не скрывают трудностей, сопровождавших присое-

стр. 169


динение АКП к революции и возникавших вследствие неинформированности широкой алжирской общественности о подлинном характере и целях ФНО, "интенсивных споров, частично связанных с самим составом партии, на одну треть состоящей из европейцев, преимущественно горожан" (с. 111). Но после решения ЦК АКП от 20 июня 1955 г. партия перешла от скрытой поддержки революции к активному в ней участию путем присоединения к ФНО, где это было возможно, или путем создания организаций "Борцов за освобождение" в других случаях. Обо всем этом во втором томе приводится множество неопубликованных сведений из первых рук (с. 111 - 115, 126 - 129, 169 - 172, 189 - 195, 364 - 369, 476 - 492, 520 - 529)6 . Интересны также данные о борьбе ФКП против войны в Алжире и о ее помощи ФНО и АКП (с. 64 - 84, 355 - 356, 543 - 554, 566 - 569).

Осенью 1956 г. французы нанесли ФНО ряд тяжелых ударов, захватив значительную часть шедшего из Египта в Алжир оружия, пленив главных "внешних" лидеров ФНО во главе с Бен Беллой и приняв участие в тройственной англо-франко-израильской агрессии против Египта. Однако "судьба Алжира не решалась в Суэце" (с. 268). ФНО продолжал борьбу, сумев преодолеть все трудности и даже усилив давление на французскую армию и полицию как в сельской местности, так и в городах.

Во второй части второго тома Ж. де Бонн основное внимание сосредоточил на опровержении казенного оптимизма французского министра-резидента Алжира в 1956 - 1958 гг. правого социалиста Р. Лакоста, все время утверждавшего, что повстанцы вот-вот будут разгромлены и что-де в Алжире наступает "последняя четверть часа". Однако она так и не наступила. В 1957 г. в различных районах страны шли тяжелые бои, в ходе которых АНО совершенствовала свое воинское умение, училась обращаться с новой техникой, начала применять артиллерию, минометы, радиоаппаратуру, укрепляла связи с населением и ширила свои ряды за счет постоянного притока добровольцев. Совершенствовалась и ПАО (политико-административная организация), которая состояла из руководимых политкомиссарами местных комитетов ФНО, опиравшихся на низовые ячейки ФНО и выборные народные собрания, действовавшие подпольно даже в зонах размещения французских войск. Вместе с тем рос международный авторитет ФНО, увеличивалась помощь ему из-за рубежа, в том числе из стран социализма.

Де Бонн подробно останавливается на открытии "нефтяного оазиса в романтической пустыне" (с. 305), что придало новые импульсы сторонникам "французского Алжира", ибо сахарская нефть должна была, по их расчетам, "утвердить французское присутствие в Сахаре". Парламентские комбинации, надежды бизнесменов, амбиции политиков тесно сплелись поэтому с 1956 г. с колониалистскими концепциями европейских "сеньоров" Алжира и претензиями армейских кругов, жаждавших в Алжире взять реванш за поражения в Индокитае. Отсюда - биржевой ажиотаж вокруг нефтяных проектов парижской технократии, рост влияния военщины, особенно "террористов в леопардовой форме" (с. 417), т. е. офицеров-парашютистов во главе с печально знаменитым генералом Массю, небывалая жестокость массовых пыток, казней и других репрессий в Алжире против восставшего народа. В этом Ж. де Бонн видит корни многочисленных заговоров против Четвертой республики в 1956 - 1958 гг. (с. 325 - 337, 371 - 405, 588 - 591).

К осени 1957 г. успехи ФНО были омрачены неудачей: была проиграна длившаяся почти полтора года "битва за город Алжир", а также борьба подполья ФНО и в других городах7 . Это способствовало затягиванию войны и облегчило демагогические маневры военно- разведывательной "службы психологического действия" французской армии и созданных ею органов управления - "специализированных административных секций" (САС) и "городских административных секций" (САУ), подробнее о которых говорится в третьем томе.

К началу 1958 г. активизировалась пропаганда колониального шовинизма во Франции и среди европейцев Алжира. Не-


6 В книгу вошли и ранее опубликованные материалы АКП (см. Алжирская коммунистическая партия в войне за национальную независимость. М. 1961; Алжирский народ победит. М., 1961; Essai sur la Nation Algerienne (s. 1.), 1958; Pour une Nation Algerienne Libre, Souveraine et Heureuse. Alger. 1957).

7 В ходе "битвы за город Алжир" погибли, были казнены или брошены в тюрьмы почти все примкнувшие к ФНО с 1 июля 1956 г. участники групп "Борцов за освобождение". Только в ноябре 1956 - январе 1957 г. в столице было арестовано 140 членов АКП (т 2, с. 485).

стр. 170


решенность алжирской проблемы в этих условиях стала оборачиваться и против либеральных кругов французской буржуазии, пытавшихся найти какой-нибудь внешне "приличный" выход из войны на базе неоколониалистского компромисса. Особую ярость ультраколониалистов Алжира и Франции, а также французского офицерства вызвало вмешательство США и Англии в конфликт Франции с Тунисом из-за поддержки тунисцами алжирских повстанцев (с. 578 - 588). Это привело к мятежу алжиро-европейских экстремистов 13 мая 1958 г., поддержанному генералитетом и офицерством французского корпуса в Алжире.

Третий том - "От заговоров 13 мая к независимости" - целиком написан Ж. Фрейром. Он повествует о том, как майские события 1958 г. в Алжире послужили катализатором глубоких изменений во Франции, привели к падению Четвертой республики и замене ее режимом Пятой республики. Главной причиной этой замены он считает позицию 500 членов Национального совета французских предпринимателей, именно 13 мая 1958 г. обсуждавших экономическое положение Франции (т. 3, с. 30 - 38). После этого война длилась еще почти четыре года, но основной центр тяжести борьбы переместился в сферу политики и дипломатии. Сразу после прихода к власти в июне 1958 г. де Голль отправился в Алжир, где попытался совместить некоторые лозунги мятежников 13 мая со своими политическими концепциями, в том числе с идеей равенства всех жителей Алжира как якобы "французов в полной мере". Именно в целях поддержания этой иллюзии "психологи" из парашютистов и САУ организовали с помощью "синих" (предателей-коллаборационистов) фальшивые демонстрации "франко-мусульманского братания". Однако неослабевавший накал боев наглядно опровергал миф о "братании" алжирцев со своими угнетателями, хотя в определенных кругах ФИО де Голля считали способным на "мудрое решение, признающее нашу независимость" (с. 68). Ждать такого решения пришлось долго.

Добившись угодных ему результатов голосования на референдуме в сентябре 1958 г. и на выборах в ноябре 1958 г., генерал де Голль призвал "к миру храбрых" в Алжире (понимая под ним фактическую капитуляцию АНО) и провозгласил многообещающий пятилетний план развития страны, который в случае его выполнения лишь усилил бы экономическую зависимость Алжира от Франции и никак не определял его политическое будущее.

Тем временем "война пересекла Средиземное море" (с. 76): ФИО начал боевые операции на территории Франции с конца августа 1958 года8 . Опираясь на широкую международную поддержку борьбы Алжира, в том числе на политическую и материальную помощь стран социализма (с. 95), на авторитет ФНО среди широких масс алжирцев и усилия АНО, героически продолжавшей неравную борьбу в еще более тяжелых условиях после мая 1958 г., КИК и НСАР создали в сентябре 1958 г. Временное правительство Алжирской республики (ВПАР), в короткий срок признанное многими странами Азии и Африки. Указывая, что Париж явно недооценил значение возникновения ВПАР, Фрейр вместе с тем останавливается и на "политических трудностях и промахах" ФНО того времени, на его слабостях, прежде всего определявшихся отрывом ВПАР от борцов внутри Алжира. Пишет он и о трагической ошибке командира АНО Кабилии полковника Амируша, введенного в заблуждение французскими секретными службами и казнившего многих своих бойцов по ложному обвинению в шпионаже и измене (с. 122 - 124).

Убедившись в бесплодности попыток военного разгрома АНО, а также (в ходе своих многочисленных поездок в Алжир) в росте политического влияния ФНО, де Голль провозгласил в сентябре 1959 г. право Алжира на самоопределение, но обставил его таким образом, что оно означало бы "ассоциацию" Алжира с Францией при сохранении за последней контроля над обороной, внешней политикой, финансами и образованием Алжира. Тем не менее самый факт признания этого права вызвал ярость ультраколониалистов Франции и "сеньоров" колонизации Алжира, которые стали открыто готовить мятеж, мечтая заменить де Голля "динамичной военной хунтой" или разновидностью "Франко и Салазара" (с. 164).

С этого момента де Голль повел сложную игру, в которой реклама успешных военных операций против АНО служила фактически средством нажима на ФНО в ходе почти не прерывавшихся с конца 1958 г. тайных франко-алжирских контактов. Дипломати-


8 Ж. Фрейер воздерживается от осуждения этой акции ФНО и даже не упоминает об отрицательном к ней отношении ФКП в 1958 году.

стр. 171


ческие маневры чередовались с репрессиями, акты "милосердия" - с проявлениями непримиримости. Одновременно с этим де Голлю пришлось вступить в открытую борьбу с мятежными ультраколониалистами, организовавшими в Алжире "неделю баррикад" в январе 1960 года. Однако изоляция путчистов (во Франции в забастовке протеста против них участвовало 13 млн. чел.) позволила генералу легко справиться с ними (с. 180 - 187).

Сочетая хронологический принцип изложения с проблемным, Фрейр показывает, что и среди алжирских революционеров шла борьба, выражавшаяся в разногласиях о дальнейших путях и методах ведения войны, о роли АНО и ФНО, о персональном составе НСАР и ВПАР. Правящие круги Франции, знавшие об этих разногласиях, старались их использовать и закончить войну на своих условиях.

Предприняв попытку тайно добиться капитуляции части АНО в марте 1960 г. ("дело Си Салаха"), де Голль после ее провала впервые официально пригласил делегатов ФНО в Париж в июне 1960 г., но свел контакты с ними к требованию сдачи оружия. В то же время, уступая нажиму вновь усилившегося с весны 1959 г. движения французов за мир в Алжире, де Голль выдвинул формулу "алжирского Алжира", но поставил условием начала переговоров прекращение боев. Подавив реакционный "генеральский путч" в апреле 1961 г., он все же начал переговоры с ФНО в Эвиане в мае 1961 г., затем возобновленные в Люгрэне в июле того же года. Развернутую с весны 1961 г. погромно- террористическую деятельность фашистов ОАС (в том числе лично против него) де Голль также использовал для нажима на ФНО. Постепенно, однако, он вынужден был согласиться на основные требования ФНО: признание независимости и территориальной целостности Алжира, включая Алжирскую Сахару. Эти требования с небольшими оговорками, касающимися временного пребывания в Алжире французских войск и военных баз, предоставления алжиро-европейцам права выбора гражданства в течение трех лет и приоритета Франции в разработке недр Сахары, и легли в основу Эвианских соглашений, в марте 1962 г. положивших конец войне в Алжире.

Много внимания в третьем томе уделено внутренним событиям во Франции: борьбе ФКП за прекращение алжирской войны, преследованиям "сети Жансона" и других антиколониальных групп во Франции, старавшихся помочь ФНО, в том числе деятелей литературы и искусства, подписавших в 1960 г. знаменитый "Манифест 121". Не меньше места отводится и метаморфозам официальной позиции Франции от безоговорочного утверждения лозунга "французского Алжира" до более гибкой формулы "алжирского Алжира" и, наконец, признания (хотя и с оговорками и поэтапно) права Алжира на самоопределение и независимость. Следует иметь в виду, что одной из задач книги была полемика с колониалистскими представлениями в сознании среднего француза.

Авторы справились не только с этой задачей, но и с другими, которые они поставили перед собой в рецензируемом исследовании. "Мы пытались, - пишет А. Аллег во введении, - несмотря ни на что, показать исторические, национальные и социальные причины войны, ее продолжительности и жестокости, ослепление одних, отчаянно цеплявшихся за миф о французском Алжире, упорное и страстное стремление других отвоевать право быть самими собой. Ибо то, что для французов остается последней, наиболее жестокой и наиболее травмировавшей их колониальной войной, для алжирцев - предмет гордости и славы, пришедшее наконец время разбитых оков, несмотря на всю скорбь, жестокости и разрушения" (т. 1, с. 8).

Рецензируемый труд, помимо источниковедческой и исследовательской новизны, представляет интерес и в чисто фактологическом плане. Очень ценны и приложения (т. 3, с. 432 - 602), в которых содержатся тексты многих документов и первоисточников, персоналии, указатели, хронологические и статистические таблицы. Солидный научный аппарат не заслоняет чисто литературных достоинств книги. Но прежде всего это - глубокое и своевременное научное исследование.

 


Опубликовано 25 августа 2018 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Р. Г. ЛАНДА • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.