ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКО-ПОЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Актуальные публикации по вопросам истории и смежных наук.

NEW ИСТОРИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ ПО ИСТОРИИ СОВЕТСКО-ПОЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

372 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


Публикация документов и материалов по истории советско- польских отношений имеет большое научное и политическое значение. Как в Советском Союзе, так и в Польской Народной Республике широкие круги общественности проявляют огромный интерес к истории взаимоотношений двух соседних народов, ныне связанных тесными узами дружбы и сотрудничества. Однако в течение долгого времени изучение этих отношений было значительно затруднено прежде всего из-за отсутствия научных публикаций источников. Такое издание, как "Красная книга", охватывало лишь период 1918 - 1920 гг. и давно стало библиографической редкостью, а фундаментальная публикация "Документы внешней политики СССР" по самому характеру издания не может претендовать на достаточно полное освещение советско-польских отношений, которые являются лишь частью советской внешней политики1 .

Издававшиеся в межвоенный период в Польше публикации документов и работы буржуазных историков по проблемам ее внешней политики представляли историю отношений между Польским и Советским государствами в искаженном виде. Для них была характерна тенденция возложить всю ответственность за конфликты и недоразумения в отношениях между этими двумя государствами на Советский Союз.

В 1957 г. Польская АН приступила к изданию документов и материалов по истории польско-советских отношений, выпустив в свет первый том, охватывающий период от февраля 1917 до ноября 1918 года2 . Это издание получило положительную оценку как в ПНР, так и в СССР. Стала очевидной необходимость объединения научных сил обоих государств для разыскания и публикации источников по истории советско-польских отношений.

Между академиями наук Советского Союза и ПНР была достигнута договоренность о совместном издании серии документов и была образована для ее подготовки советско- польская редакционная коллегия. С польской стороны в нее вошли представители Польской АН, Института истории партии при ЦК ПОРП и Главной дирекции польских архивов, а с советской стороны - представители Института славяноведения АН СССР (ныне Институт славяноведения и балканистики), Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, Главного архивного управления при Совете Министров СССР и Историко-дипломатического управления МИД СССР. Совместное издание осуществляется одновременно в Варшаве и в Москве, причем в польском издании все документы публикуются на языке оригинала, а в советском - на русском языке.

В первых восьми томах рецензируемого издания3 опубликован 2541 документ. В значительной своей части эти документы впервые извлечены из архивов Советского Союза (ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ЦГАОР СССР, ЦГВИА и др.), Польской Народной Республики (Архив новых актов, Архив Министерства иностранных дел, Архив Института истории партии при ЦК ПОРП и др.), а также из архивов Австрии, Болгарии, Великобритании, ГДР, польского эмигрантского архива в Лондоне. Наряду с ранее не публиковавшимися материалами в издание включены и уже известные документы, имеющие существенное значение для раскрытия тех или иных сторон советско-польских отношений.


1 "Красная книга. Сборник дипломатических документов о русско-польских отношениях 1918 - 1920 гг.". М. 1920; "Документы внешней политики СССР". Тт. I-XVIII М. 1957 - 1973.

2 "Materialy archiwalne do historii stosunkow polsko- radzieckich". T. I Warszawa. 1957.

3 "Документы и материалы по истории советско- польских отношении". Тт. I-VIII. Изд-во "Наука". М. 1963 - 1974. Редакционная коллегия: советская часть. И. А. Хренов (отв. редактор); К. С. Кузнецова, П. Н. Ольшанский (зам. отв. редактора), П. П. Севостьянов, А. А. Соловьев. Отв. секретарь редакции С. М. Фалькович; польская часть - В. Т. Ковальский (отв. редактор), Т. Валихновский, С. Вроньский, И. Кобердова, М. Малиновский. Отв. секретарь редакции Э. Басиньский.

стр. 152


В каждом томе содержатся: перечень опубликованных в нем документов, указатели именной, географический, а также указатель важнейших партий, организаций, учреждений и периодических изданий, упоминаемых в документах. Документы снабжены комментариями и примечаниями. В томах III-VIII помещена хроника событий советско-польских отношений в 1917 - 1945 годах.

Первый том охватывает период от марта 1917 г. до ноября 1918 г., то есть от Февральской буржуазно-демократической революции в России до конца первой мировой войны и восстановления независимости Польши. Публикуемые в этом томе документы раскрывают предысторию советско-польских отношений, позволяют проследить их истоки и формирование, определить классовый характер внешнеполитических принципов Советского государства и тогдашней Польши. Вскоре после Февральской революции в России Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов в своем обращении к польскому народу провозгласил, что "Польша имеет право быть совершенно независимой в государственно- международном отношении" (т. 1, стр. 26). Апрельская конференция РСДРП(б) 1917 г. в резолюции по национальному вопросу также подчеркнула, что за всеми нациями, входящими в состав России, должно быть признано право на свободное отделение и образование самостоятельного государства (т. 1, стр. 64).

Эти принципиальные положения были осуществлены после победы Великой Октябрьской социалистической революции, когда Советское правительство в Декларации прав народов России (т. 1, стр. 162 - 163) провозгласило их право на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельных государств, а затем в августе 1918 г. объявило об отказе от договоров, заключенных царским правительством с Пруссией и Австрией (т. 1, стр. 418 - 419).

Большое число собранных в первом томе документов свидетельствует о горячей поддержке идей Октябрьской революции находившимися в Советской России польскими трудящимися, их решимости защищать завоевания революции и Советскую власть. Особенно широко представлены документы, характеризующие внутреннее положение в польских землях накануне восстановления независимости Польши, позицию политических партий и групп. Эти документы убеждают в том, что в то время как среди народных масс идеи и принципы, провозглашенные Советским правительством, получали отклик и признание, а авангард польского пролетариата - СДКПиЛ и ППС-левица призывали трудящихся последовать примеру пролетариата России и взять власть в свои руки, буржуазия и помещики Польши, их политические партии и организации еще до восстановления Польского государства включились в борьбу против Советской власти (действия польского корпуса генерала Ю. Довбор-Мусницкого, позиция Регентского совета в Варшаве и Польского национального комитета в Париже).

Еще сильнее эта антисоветская направленность политики польской буржуазии и помещиков проявилась тогда, когда им удалось захватить власть в восстановленном Польском государстве. Период с ноября 1918 по март 1921 г. был одним из наиболее сложных и драматических в истории советско- польских отношений. Документы и материалы, включенные во второй и третий тома рецензируемого издания, свидетельствуют о том, что источником конфликтов, приведших к польско-советской войне 1920 - 1921 гг., была политика польских правящих кругов, стремившихся при поддержке сил мировой реакции задушить молодую Советскую власть и захватить территории на востоке, ссылаясь на то, что они-де "являются составной частью б. Речи Посполитой и... сохранили свой явно польский характер" (т. II, стр. 263).

Приведенная в рецензируемом издании обширная дипломатическая переписка между правительствами Польши и советских республик - России, Белоруссии, Литвы и Украины - показывает, что все предложения советской стороны мирным путем урегулировать вопрос о границах и взаимных претензиях отвергались польской стороной, а само содержание этой переписки скрывалось от общественности. Более того, в августе 1919 г. Совет министров Польши принял решение о том, что "польское правительство не должно вступать в какие бы то ни было отношения с Советским правительством" (т. II, стр. 308), а премьер-министр Польши И. Падеревский выдвинул перед Верховным советом Парижской мирной конференции проект посылки 500 тыс. человек на Москву (т. II, стр. 314 - 315). Несмотря на определенные расхождения между польскими политическими партиями по вопросу о методах ведения "восточной политики"

стр. 153


и формах утверждения своего господства на восточных землях, у всех этих партий, как признавалось в конфиденциальных документах военного министерства Польши, была общая цель "создания великой польской державы как решающего фактора на востоке Европы" (т. II, стр. 540).

Агрессивной политике польского империализма на востоке Советское правительство противопоставляло политику мира, соглашаясь даже на территориальные уступки. "Мы не хотим войны из-за территориальной границы..."4 - говорил в марте 1920 г. В. И. Ленин, подчеркивая, что Советская Россия не покушается на независимость Польши. Однако в апреле 1920 г. Пилсудский начал авантюристический поход на Киев. Документы периода польско-советской воины (апрель 1920- март 1921г.), опубликованные в третьем томе, показывают, что даже во время этого военного конфликта политика Советского правительства по отношению к Польше оставалась неизменной. Как говорилось в обращении СНК РСФСР от 20 июля 1920 г., "сейчас, во время победы Красной Армии, мы так же далеки от какого бы то ни было посягательства на независимость Польши и неприкосновенность ее территории, как и в дни наших величайших военных затруднений" (т. III, стр. 175).

Основная масса документов и материалов периода польско- советской войны 1920 - 1921 гг. касается не военных, а политических событий: положения внутри Польши, политики польского правительства (особый интерес представляют впервые публикуемые протоколы заседаний Совета обороны и Совета министров Польши) и правительств европейских держав, отношения трудящихся масс и политических партий Польши к войне, а также дипломатических переговоров, приведших к подписанию Рижского мирного договора. Эти документы убеждают в том, что в массе польского народа война была непопулярна, и показывают, что в авангарде борьбы против империалистической политики польских правительств шли Коммунистическая рабочая партия Польши (КРПП), левая оппозиция в ППС и левые крестьянские деятели. В обращении ЦК КРПП в сентябре 1920 г. отмечалось, что "всюду, где только появлялись советские войска, рабочие массы приветствовали Красную Армию с небывалым воодушевлением и доверием" (т. II, стр. 413).

Рижский мирный договор 18 марта 1921 г., завершивший период военных конфликтов между Польшей и Советским государством, мог стать основой добрососедских отношений между двумя странами. В истории советско-польских отношений наступил новый этап, длившийся до начала второй мировой войны. Документы и материалы, касающиеся этого 18-летнего хронологического отрезка, вошли в IV-VII тома рецензируемой публикации.

Редакционная коллегия издания выделила такие периоды в истории советско-польских отношений, как апрель 1921-май 1926 г., май 1926 - 1932 годы. Эта периодизация отражает как характер и направление польской внешней политики, так и развитие советско-польских отношений. После ратификации Рижского мирного договора вплоть до майского переворота 1926 г. происходил процесс реализации решений, зафиксированных в этом договоре, и отношения между СССР и Польшей развивались на его основе. Приход к власти Пилсудского означал определенное изменение направления и содержания внешней политики Польши, и он оказал влияние и на развитие советско-польских отношений. Важным рубежом в этих отношениях был советско-польский договор о ненападении, подписанный в июле 1932 года. К сожалению, начиная с VI тома редакционная коллегия отказалась от принципа определения хронологических рамок соответствующих томов важными событиями в истории советско-польских отношений. Так, V том доведен до конца 1932 г. (вместо того, чтобы завершиться июлем 1932 г.), а VI и VII тома охватывают соответственно 1933 - 1938 и 1939- 1943 гг., хотя характер и содержание советско-польских отношений требовали иного хронологического размещения документов и материалов, а именно - от лета 1932 до августа 1939 г. (VI том) и от сентября 1939 до апреля 1943 г. (VII том), то есть от начала второй мировой войны до разрыва отношений с эмигрантским польским правительством5 .


4 В. И. Ленин. ПСС. Т. 40, стр. 181.

5 Польские исследователи В. Дашкевич, В. Т. Ковальский и С. Лопатнгок предлагают такую периодизацию польско-советских отношений: 1) от падения царизма и победы Великой Октябрьской социалистической революции до заключения Рижского

стр. 154


Документы, вошедшие в IV том, позволяют проследить борьбу советской дипломатии за реализацию постановлений Рижского договора, нормализацию советско-польских отношений. Несмотря на временное обострение по вине Польши этих отношений осенью 1921 г. (оказание помощи бандам Савинкова, Петлюры, Балаховича и др. вопреки обязательствам, принятым по Рижскому договору), в 1921 г. были достигнуты определенные сдвиги - подписаны соглашения о железнодорожном сообщении, завершена демаркация советско-польской границы, заключен ряд конвенций между Польшей и советскими республиками (санитарная, почтово-телеграфная, консульская). Однако, как отмечал народный комиссар иностранных дел СССР Г. В. Чичерин в беседе с польским посланником в СССР С. Кентшинским 18 февраля 1926 г., "самым главным для нас является установление общеполитических отношений с Польшей, причем они могут иметь самое крупное историческое значение. Это есть база всего" (т. IV, стр. 463). Правительство СССР ставило вопрос о заключении пакта о ненападении с Польшей, однако переговоры на этот счет долгое время не давали никаких положительных результатов.

После майского переворота 1926 г., несмотря на заявление нового польского правительства о том, что у него "нет никаких мотивов и нет никаких стремлений действовать тем или иным способом против России", и о его желании "договориться окончательно" (т. V, стр. 14), польско-советские отношения осложнились. В V томе исследователь найдет большое число документов о конфликтах, вызванных убийством в Варшаве белогвардейцем Ковердой советского посла П. Л. Войкова, о покушении на торгового представителя СССР в Варшаве А. С. Лазарева, о стремлении Польши сколотить антисоветский блок с участием в нем прибалтийских государств и Румынии и о других трудностях, создаваемых правительствами пилсудчиков на пути развития польско-советских отношений. Вместе с тем, как свидетельствуют включенные в этот том и впервые публикуемые документы, экономические и культурные связи между двумя государствами расширялись (деятельность обществ "Совпольторг", "Польрос", поездки различных делегаций, обмен книгами и т. п.).

Широкие возможности для более тесного советско-польского сотрудничества, отвечавшего национальным интересам народов обеих стран, открывало подписание в июле 1932 г. советско-польского договора о ненападении. Документы, включенные в V том, позволяют подробно проследить борьбу советской дипломатии за заключение с Польшей этого политического соглашения, которое явилось крупным успехом внешней политики СССР. После подписания договора сотрудничество между Польшей и Советским Союзом обрело тенденцию к расширению и углублению. В феврале 1933 г. было продлено еще на два года (до января 1935 г.) соглашение от 1925 г. об учреждении советско-польского торгово-акционерного общества "Совпольторг" (т. VI, стр. 24 - 27). В VI том вошел также ряд документов, характеризующих торгово-экономические отношения между двумя странами, усиление культурных и научных связей. Важное политическое значение имело заключение в июле 1933 г. конвенции об определении агрессии, которую наряду с другими государствами подписали Советский Союз и Польша (т. VI, стр. 58 - 61, 65 - 70). На XVII съезде ВКП(б) был отмечен перелом к лучшему в отношениях между Советским Союзом и Польшей (т. VI, стр. 155).

Однако подписание в январе 1934 г. польско-германской декларации "о неприменении насилия" отрицательно повлияло на состояние советско-польских отношений. Эта декларация положила начало существенному изменению внешнеполитического курса польского правительства, его сближению с гитлеровской Германией и ухудшению отношений с СССР, хотя министр иностранных дел Польши Ю. Бек пытался заверить народного комиссара иностранных дел СССР М. М. Литвинова "в прочном характере курса, взятого Польшей на сближение" с СССР (т. VI, стр. 169). Несмотря на это за-


договора в марте 1921 г.; 2) от Рижского мира до конца 1925 г.; 3) от начала 1926 г. до июля 1932 г.; 4) от подписания договора о ненападении между Польшей и СССР в июле 1932 г. до сентября 1939 г.; 5) от осени 1939 г. до 22 июня 1941 г.; 6) от 22 июня 1941 г. до 25 апреля 1943 г., то есть до разрыва отношений между СССР и польским эмигрантским правительством (W. Daszkiewicz, Wt. T. KowaIski, S. Lopatniuk. Proba periodizacji historii stosunkow polsko-radzieckich 1917 - 1918 (Artykul dyskusyjny). "Z dziejow stosunkow polsko- radzieckich. Studia i materialy", T. VI. Warszawa. 1970.

стр. 155


явление, М. М. Литвинов сделал Обоснованный вывод, что "налицо, несомненно, серьезный поворот в ориентации политики Польши" (т. VI, стр. 173). Об этом повороте ясно свидетельствуют те шаги, которые были предприняты Польшей для того, чтобы сорвать подписание Восточного пакта о взаимопомощи, предложенного Францией и поддержанного СССР. В VI томе читатель найдет ряд документов, характеризующих новое направление внешней политики Польши и маневры польской дипломатии, имевшие целью прикрыть эти изменения (продление в мае 1934 г. пакта о ненападении с СССР до 31 декабря 1945 г.).

Политическая линия министра иностранных дел Польши Ю. Века в 1935 - 1938 гг., как показывают публикуемые документы, вызвала обоснованное недоверие в Советском Союзе и привела к охлаждению советско-польских политических отношений. Прогитлеровская политика Ю. Века, его стремление к соучастию в гитлеровских актах насилия и агрессии в Европе встретили резко отрицательное отношение со стороны Советского правительства. В сентябре 1938 г. в связи с сообщениями о подготовке Польшей агрессии против Чехословакии СССР заявил Польше, что в случае такой агрессии он без предупреждения денонсирует договор о ненападении 1932 г. (т. VI, стр. 363). В октябре 1938 г. заместитель народного комиссара иностранных дел СССР В. П. Потемкин в беседе с польским послом В. Гжибовским констатировал, что "Польша связала свою судьбу с агрессивными державами, угрожающими общему миру, и что она активно поддерживает их политику, направленную против СССР" (т. VI, стр. 367). Документы и материалы, включенные в VII том, показывают, что даже в период европейского кризиса 1939 г., когда возникла угроза гитлеровской агрессии против Польши, руководители польской внешней политики не оставляли надежд на сговор с Гитлером на антисоветской основе. В январе 1939 г. Ю. Век, беседуя с Гитлером, заявил, что "Польша в своей общей позиции по-прежнему будет верна той политике, которой она придерживается с 1934 г.", подчеркнув при этом, что Польша никогда не пойдет "на сближение с Россией путем заключения Восточного пакта" (т. VII, стр. 16 - 17).

Иную линию по отношению к Польше проводило в то время Советское правительство, которое стремилось не только упрочить советско-польское экономическое сотрудничество (об этом свидетельствуют публикуемые в VII томе советско- польский торговый договор, подписанный 19 февраля 1939 г., соглашения о товарообороте, о клиринге и др.), но и наладить сотрудничество по политической линии. Однако инициатива Советского Союза, направленная на создание системы коллективной безопасности с участием ряда европейских государств, в том числе и Польши, встретила отрицательный ответ польского правительства. Даже после аннулирования Гитлером польско-германского договора 1934 г. Бек упорно отклонял все предложения Советского Союза заключить пакт о взаимопомощи (т. VII, стр. 102 - 103, 104), а во время англо- франко-советских переговоров в Москве в августе 1939 г. Польша категорически отказалась дать согласие на пропуск советских войск через свою территорию для борьбы с агрессором (т. VII, стр. 143 - 146, 160- 164, 166), способствуя тем самым вместе с западными державами провалу этих переговоров. Таким образом, как свидетельствуют документы, антисоветская направленность внешней политики буржуазной Польши была одной из главных причин того, что в сентябре 1939 г. Польша оказалась практически лишенной союзников и потерпела катастрофу.

Большое место в VII томе занимают документы, характеризующие отношения между СССР и польским эмигрантским правительством в 1941 - 1943 гг.: о формировании польской армии на территории СССР, предоставлении советского займа Польше, мерах по улучшению положения польских граждан, находившихся в СССР. Эти документы говорят о стремлении Советского Союза преодолеть отрицательные тенденции прошлого и установить с Польшей отношения союза и сотрудничества, основанные на принципах советско-польского соглашения от 30 июля 1941 г. (т. VII, стр. 208). В то же время они показывают, что эмигрантское правительство в некоторых вопросах (о границах между СССР и Польшей, об использовании польской армии на советско-германском фронте) продолжало придерживаться антисоветского курса довоенных польских правительств и тем самым осложняло отношения с СССР. Как говорилось в советской ноте от 25 апреля 1943 г., врученной

стр. 156


польскому послу в СССР, эмигрантское правительство "прекратило на деле союзные отношения с СССР и стало на позицию враждебных отношений к Советскому Союзу" (т. VII, стр. 357).

Вместе с тем публикуемые в VII томе документы и материалы Союза польских патриотов в СССР, Польской рабочей партии убеждают в том, что в 1942 - 1943 гг. зарождались условия для установления новых отношений между СССР и Польшей, вытекающих из совместной борьбы против общего врага - фашизма.

Документы и материалы, включенные в VIII том и охватывающие период 1944 - 1945 гг., позволяют проследить, как с созданием в январе 1944 г. Крайовой Рады Народовой (КРН) началось практическое осуществление провозглашенного ППР еще в 1942 г. курса на установление отношений дружбы и сотрудничества между Польшей и Советским Союзом. Документы КРН, а затем образованного в июле 1944 г. Польского комитета национального освобождения (ПКНО) свидетельствуют о коренном отличии принципов внешней политики рождающегося народного Польского государства от политики буржуазной Польши. В июльском манифесте ПКНО 1944 г. подчеркивалось, что "дружба и сотрудничество, начало которой было положено братством по оружию Войска Польского и Красной Армии, должны превратиться в прочный союз и добрососедское сотрудничество после войны" (т. VIII, стр. 142). ПКНО сразу же выразил готовность путем взаимного соглашения решить проблему польско-советской границы, в вопросе о которой эмигрантское правительство в 1941 - 1943 гг. занимало непримиримую позицию, бывшую одним из основных препятствий для развития его отношений с СССР. Принципиально новая линия внешней политики народной Польши нашла свое воплощение в советско-польском Договоре о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве, подписанном в Москве 21 апреля 1945 года. Временное правительство Польши приняло решение о заключении этого договора, руководствуясь "наивысшими государственными интересами" и желанием "придать конкретную форму политике дружбы с СССР во имя гарантии жизненных интересов и прочной безопасности Польши" (т. VIII, стр. 406 - 407).

В VIII томе привлекает внимание ряд впервые публикуемых документов и материалов, характеризующих внешнюю политику народной Польши 1944 - 1945 гг. и развитие советско-польских отношений: протоколы заседаний КРН, ПКНО, Временного правительства и Правительства национального единства. Здесь приведены тексты договоров и соглашений между Польшей и СССР о границе между двумя государствами, об оказании Советским Союзом Польше всесторонней помощи в формировании ее вооруженных сил, о поставке ей технического оборудования, средств связи, продовольствия и т. п. (т. VIII, стр. 158 - 159, 185, 195 - 198. 210, 252 и др.).

В то же время, как показывают документы, Советскому правительству в 1944 - 1945 гг. приходилось дипломатическими средствами вести борьбу за решение польского вопроса на международной арене. Наряду с документами и материалами, ранее опубликованными в таких изданиях, как "Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг." (т. 1 - 2. М. 1957), "Тегеран, Ялта, Потсдам" (М. 1967) и др., в VIII том включены и новые документы, убеждающие в том, что польское эмигрантское правительство не только не отказалось от антисоветской политики, но и стремилось использовать свой конфликт с Советским правительством для того, чтобы внести разлад в отношения между союзниками по антигитлеровской коалиции. Премьер- министр эмигрантского правительства С. Миколайчик в своей телеграмме делегатуре в Польшу от 17 марта 1944 г. писал: "Во всей польско-советской полемике последних недель польскому правительству важно было так дипломатично разыграть спор, чтобы ответственность за то, что он не ликвидирован, а даже обострился, пала не на Польшу, а на Советский Союз" (т. VIII, стр. 59).

Публикуемые в VIII томе материалы свидетельствуют, что благодаря твердой и принципиальной позиции Советского правительства и реалистическому подходу правительств Великобритании и США польская проблема на международной арене была решена. Союзники по антигитлеровской коалиции на Ялтинской, а затем на

стр. 157


Потсдамской конференции нашли такое решение вопроса о западных границах Польши, которое было как в интересах польского народа, так и в интересах мира и безопасности в послевоенной Европе. В результате коренного перелома в советско-польских отношениях, который произошел в 1944 - 1945 гг., были созданы благоприятные внешние условия для успешного послевоенного развития народной Польши. Вот почему глава Правительства национального единства Польши Э. Осубка-Моравский, выступая 21 июля 1945 г. на сессии КРН, подчеркивал, что "основой нашей внешней политики есть и будет Договор о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве с СССР" (т. VIII, стр. 505).

Таким образом, восемь томов "Документов и материалов по истории советско-польских отношений", которые охватывают большой исторический период - 1917 - 1945 гг., - позволяют подробно осветить последовательную, целеустремленную борьбу Советского правительства за развитие отношений между Польшей и СССР на основе ленинских принципов мирного сосуществования, а затем и принципов пролетарского интернационализма.

С момента выхода первого тома совместного советско- польского издания документов и материалов по истории советско-польских отношений прошло немногим более 10 лет. За это время советскими и польскими учеными заполнены многие пробелы в исследовании истории этих отношений. Достаточно назвать фундаментальные труды П. П. Ольшанского, Ю. Куманецюого6 , а также опубликованные Институтом истории европейских социалистических стран ПНР девять томов статей и материалов "Из истории польско-советских отношений"7 . Вместе с рецензируемым изданием эти труды советских и польских историков являются ценным вкладом в развитие и укрепление дружбы между братскими народами СССР и Польши.

С. М. Стецкевич (Ленинград)


6 П. Н. Ольшанский. Рижский мир. М. 1969; его же. Рижский договор и развитие советско-польских отношений 1921 - 1924 гг. М. 1974; J. Кumaniecki. Po traktacie Ryskim. Warszawa. 1971.

7 "Z dziejow stosunkow polsko-radzieckich. Studia i materialy". Tt. I-IX. Warszawa. 1965 - 1972.

 


Опубликовано 22 мая 2017 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© С. М. Стецкевич • Публикатор (): A. Liskina

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.