Рецензии. С. Л. УТЧЕНКО. ЦИЦЕРОН И ЕГО ВРЕМЯ

Актуальные публикации по вопросам истории и смежных наук.

NEW ИСТОРИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Рецензии. С. Л. УТЧЕНКО. ЦИЦЕРОН И ЕГО ВРЕМЯ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

419 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


М. Изд-во "Мысль". 1972, 390 стр. Тираж 45000. Цена 1 руб. 49 коп.

Новая работа доктора исторических наук, заведующего сектором древней истории Института всеобщей истории АН СССР С. Л. Утченко посвящена одному из наиболее сложных и напряженных периодов римской истории - эпохе кризиса и падения республики. На широком историческом фоне автор стремится осветить не только определенные события, но и деятельность отдельных лиц, в первую очередь Цицерона, одного из главных героев разыгравшейся исторической драмы.

В работе С. Л. Утченко дано обобщение и продолжена разработка некоторых основных проблем римской истории II-I вв. до н. э., проблем, имеющих общеисторическое и теоретическое значение и уже бывших предметом исследования в ранее опубликованных работах автора1 , рассмотрена специфика сложной сословно-классовой структуры античного общества. В картине напряженной социально-политической борьбы, развернувшейся в Риме во II-I вв. до н. э., выделены две раздельно существовавшие и не перекрещивающиеся между собой линии борьбы: рабская и плебейско - крестьянская. Представляет несомненный интерес высказанное автором положение о том, что для истории I в. до н. э. решающее значение имел кризис полиса, а кризис республики следует рассматривать лишь как его политический аспект. Такая постановка вопроса позволяет более глубоко проникнуть в сущность изучаемой эпохи. И, наконец, по-новому определена кульминация в развитии аграрной революции, начавшейся с выступления Гракхов и достигшей наивысшего подъема во время так называемой Союзнической войны, то есть когда в борьбу оказалось вовлечено не только римское, но и все италийское крестьянство. Таким образом, в работе имеет место переосмысление ряда общепринятых в исторической науке положений, преодоление инерции в их трактовке.

Освещая "переломные события" II-I вв. до н. э., автор стремится воссоздать атмосферу политической и интеллектуальной жизни римского общества, осветить истоки идей, расстановку общественных группировок, вскрыть причины, определяющие позиции государственных деятелей, и в первую очередь самого Цицерона. Детальный анализ сложного, часто противоречивого материала источников, рассмотренных в свете и на фоне больших проблем, дает возможность автору сочетать частные наблюдения с общими выводами, оставаясь


1 С. Л. Утченко. Идейно-политическая борьба накануне падения Римской республики. М. 1952; его же. Кризис и падение Римской республики. М. 1965; его же. Древний Рим. События. Люди. Идеи М. 1969.

стр. 166


всегда в кругу проблем и понятий, характеризующих изучаемую эпоху.

В монографии поставлен вопрос: кто же такой Цицерон? "Беспринципный политик", "легковеснейший перебежчик", как называли его еще в древности, или "один из последних республиканцев, чье имя "тираноубийцы" выкрикивали на улицах Рима как синоним свободы, а в дальнейшем вспоминали с уважением даже могущественные противники"? (стр. 4). Был ли он "политическим лицемером", "трусом", сторонником "партии материальных выгод", как считал Т. Моммзен, или человеком, смерть которого означала, по мнению Ф. Зелинского, гибель республики? Почему он близок и интересен людям самых различных эпох? Автор справедливо полагает, что однозначный ответ на все эти вопросы невозможен, неправилен в принципе, ибо личность Цицерона сложна и противоречива.

С. Л. Утченко пишет о Цицероне как о "вечном спутнике" человечества, живой, полнокровной личности, память о которой пережила более чем двухтысячелетний срок. Автор вовсе не спешит с оценкой Цицерона как государственного деятеля, оратора, философа. Его цель - показать Цицерона на фоне эпохи, общества, среды, создать определенное впечатление об этой сложной и в то же время типичной фигуре. Для автора особенно важно, что Цицерон жил в эпоху великого исторического перелома, в эпоху превращения Рима в мировую державу. Глубокий внутренний смысл этого перелома заключался в том, что на смену устарелых форм общинной, полисной демократии приходил тоталитарный и нивелирующий строй империи. Само собой разумеется, что это был далеко не мирный и не безболезненный процесс: политическая борьба в Риме достигла в это время крайнего ожесточения. Автор, несомненно, прав, когда пишет, что "история жизни Цицерона, пожалуй, лучшая иллюстрация к данному утверждению" (стр. 5).

Все вышесказанное определяет в значительной мере содержание, характер и структуру книги. В первых ее главах рассматриваются основные этапы становления Римского государства, начиная с далеких времен существования маленькой крестьянской общины на Тибре и вплоть до конца II в. до н. э. С особым вниманием С. Л. Утченко останавливается на сложных, еще не решенных вопросах ранней истории Рима, рассматривает специфические черты, определяющие природу полиса: постепенно усиливающиеся симптомы и признаки кризиса полисной демократии, процесс выхолащивания и деградации республиканского аппарата и возникновение первых очертаний новой политической формы - диктатуры, а также методов, путей и средств ее достижения, связанных теснейшим образом с судьбами римской армии. Убедительно показано автором, что эти процессы протекали в форме социальной революции общеиталийского масштаба, направленной против Рима-полиса, против староримской аристократии и крупного землевладения.

В последующих главах автор рисует начало общественно-политической карьеры Цицерона, его борьбу за консулат и его деятельность в качестве консула. Вполне уместен в этом разделе специальный экскурс, в котором содержится обоснованное возражение против явно модернизаторского утверждения, идущего еще от Моммзена, относительно того, что в Риме якобы существовала двухпартийная система (оптиматы и популяры). Правильно подмечен своеобразный характер личных или персональных "партий", включающих круг лиц, связанных между собой сугубо римскими институтами клиентелы, патроната, родственными отношениями и, наконец, отношениями между владельцем, хозяином и отпущенником.

Автор, несомненно, прав, подчеркивая, что именно в это время (то есть в 60-е годы I в. до н. э.) Цицерон впервые выдвигает свой знаменитый лозунг "согласия сословий" или "объединения всех достойных". В эти же годы формируется и другое его программное положение - необходимость союза "меча" и "тоги", полководца и оратора (то есть Помпея и самого Цицерона). Рассматривая события 63 г. до н. э., борьбу Цицерона и Катилины, автор освещает предмет неоднократных дискуссий как в советской, так и в зарубежной историографии, - определение социального характера заговора Катилины. Выводы автора - не бесспорные - даны, однако, в тесной связи с его общей концепцией кризиса и разложения полисной демократии. С. Л. Утченко считает, что Катилина принадлежал (как и сам Цицерон!) к тому поколению и к той генерации политических деятелей Рима, которые находились еще во власти полисных, а следовательно, республиканских традиций и даже иллюзий. В этом смысле надежды и чаяния двух противников неожиданно оказались и одинаково близки и одинаково иллюзорны.

стр. 167


После наивысшего, но кратковременного взлета политическая карьера Цицерона прервалась, что совпадает с консолидацией антисенатских сил в лице трех политических деятелей, членов первого триумвирата. Эти вопросы рассмотрены в главе "Между триумфом и изгнанием", где, кроме того, дается довольно подробный разбор и критика телеологической точки зрения некоторых современных буржуазных историков, считающих триумвират и консульство Цезаря некими провиденциальными событиями, которые неминуемо должны были привести к диктатуре и системе принципата. Автором, наоборот, достаточно убедительно показано, что внутренняя политика триумвиров и Цезаря во время его консулата определялась конкретными (даже злободневными) требованиями текущего момента.

Автор пересматривает общепринятую точку зрения на некоторые достаточно широко известные факты политической борьбы. Трибунат Клодия он расценивает как своеобразную реакцию на консульство Цезаря, а самого Клодия считает вождем последнего широкого движения, проходившего "под лозунгами и в традициях популяров" (стр. 216). Если данный вывод представляется полемичным, то содержащаяся в этом рассуждении критика взглядов тех историков, которые считают социальной опорой Клодия лишь люмпен- пролетарские элементы, звучит довольно убедительно.

Яркие эпизоды дальнейшей жизни и деятельности Цицерона - изгнание, жизнь вне стен Вечного города, возвращение - даны на широком фоне гражданской войны. Анализируя основные черты и проблему становления диктатуры Цезаря, автор вновь выступает против выводов тех буржуазных историков, которые стремятся подчеркнуть провиденциальный характер его деятельности. Объективная оценка значения диктатуры Цезаря возможна только при условии ее сопоставления с политической системой принципата, в создании которой Цезарь уже, конечно, не мог принимать участия.

В главе "От мартовских ид до второго триумвирата" освещается последний этап жизни и деятельности Цицерона - новый взлет его политической карьеры, борьба против Антония, фактическое руководство жизнью государства в начале новой гражданской войны и, наконец, трагическая гибель. Перед читателем выступают новые черты Цицерона - опытного, зрелого политика, пересмотревшего свои прежние позиции и отказавшегося от многих из них. Так, в "Филиппиках" Цицерон уже вынужден признать, что "тога" отступает, склоняется перед "оружием" (стр. 363), и он не колеблясь становится инициатором и вдохновителем вооруженной борьбы против "нового тирана".

Примечательно отношение автора к вопросу о том, можно ли считать Цицерона - как это обычно и делается - выразителем интересов всаднического сословия? С. Л. Утченко находит подобную характеристику слишком схематичной. С его точки зрения, Цицерон представлял своеобразную социальную прослойку, которую можно определить несколько условным термином "античная интеллигенция". Более точно, он олицетворял те слои интеллектуальной элиты всадничества, которые рвались к политической власти, к государственной деятельности. Однако эта деятельность Цицерона едва ли может быть признана удачным политическим опытом. "На примере жизненного пути и политической карьеры Цицерона вскормившая и выдвинувшая его общественная прослойка наглядно продемонстрировала свою политическую незрелость, отсутствие опоры в широких кругах населения и полную беспомощность в вопросах государственного руководства" (стр. 366).

В монографии Цицерон рассматривается не только как государственный, политический деятель, но как философ и оратор. Не имея возможности остановиться более подробно на этих разделах работы, отметим наиболее оригинальные с нашей точки зрения суждения автора. Они касаются главным образом оценки историко-философских воззрений Цицерона. В соответствующем разделе седьмой главы дается краткий, но содержательный анализ трактатов "Об ораторе", "О государстве", "О законах", рассматривается учение Цицерона о наилучшем государственном устройстве, об "идеальном" государственном деятеле, о естественном праве. Для историка представляет особый интерес определение Цицероном целей и задач исторического исследования.

Автор показывает, что важнейшая заслуга Цицерона заключается в том, что он сумел последовательно охватить важнейшие проблемы греческой философии, отобрав все, по его мнению, наиболее приемлемое и "достойное", и таким образом дал не только современникам, но и последующим поколениям целостную картину античной фи-

стр. 168


лософии. С. Л. Утченко подчеркивает также, что философские труды Цицерона имели важное значение в становлении христианской литературы и литературы средневековья (в более широком смысле).

Последние страницы монографии представляют собой краткий, но насыщенный материалом очерк, в котором дан критический обзор различных оценок Цицерона, принадлежащих представителям всевозможных школ, направлений, эпох: начиная с современников великого оратора и кончая наиболее крупными буржуазными историками XIX и XX вв. (Т. Моммзен, Г. Ферреро, Эд. Майер, Е. Чачери, К. Бюхнер, М. Гельцер). Автор не без основания считает, что на протяжении более чем двух тысяч лет каждая эпоха в соответствии с уровнем развития исторической мысли знала "своего" Цицерона, открывая все новые и новые черты, все новые грани этой исторической личности.

В работе С. Л. Утченко, как уже указывалось, оценки некоторых политических событий кажутся нам спорными (например, определение характера движения Катилины, оценка трибуната Клодия). Излишним представляется и довольно, подробное изложение в первых главах книги некоторых вопросов из ранней римской истории: так, едва ли следовало специально останавливаться на спорных аспектах этрусской проблемы. По-видимому, структура книги стала бы четче, если бы были исключены некоторые вопросы (и события), не имеющие близкого отношения к основному содержанию работы. Мы имеем в виду некоторые эпизоды ранней римской истории (та же этрусская проблема и др.). Однако это лишь частные замечания к монографии, представляющей собою исследование, стоящее на уровне современной научной мысли.


Опубликовано 26 марта 2017 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Н. Ф. МУРЫГИНА • Публикатор (): A. Liskina

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.