"НОЧЬ ДЛИННЫХ НОЖЕЙ"

Актуальные публикации по вопросам истории и смежных наук.

NEW ИСТОРИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему "НОЧЬ ДЛИННЫХ НОЖЕЙ". Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

37 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


"Ночь длинных ножей" - под таким названием вошла в новейшую историю Германии та ночь на 30 июня 1934 г., когда Гитлер, тяготившийся шефом штурмовых отрядов, своим бывшим соратником Ремом, в борьбе за власть "устранил" с дороги этого возможного конкурента, а заодно и его сообщников. Эти события разыгрались еще на первом этапе внешнеполитической гитлеровской агрессии (1933 - 1937 гг.)1 . Ликвидировались ограничения, наложенные на Германию Версальским договором. Воссоздавался военно- экономический потенциал Германии. Организовывались специальные учреждения вроде тайного военного кабинета. В стране восторжествовала фашистская диктатура...

 

Эрнст Рем находился летом 1934 г. в Мюнхене, окруженный сворой своих неистовых приспешников и убежденный в том, что уже близок день его торжества. Его окружение твердило ему, что он - "великий человек", которого ждет теперь Германия, и что вскоре свершится "вторая революция" ("первой" немецкие фашисты называли приход гитлеровцев к власти).

 

Дело, однако, заключалось не только в личном соперничестве и в стремлении перессорившихся между собой двух групп внутри одной шайки захватить первенство, но и в той обстановке, которая характеризовала Германию в середине 1934 года. Чтобы утвердить свое господство, Гитлер и его присные стремились, с одной стороны, показать своему подлинному хозяину, "большому капиталу", что его воля свято исполняется, а с другой - убедить многочисленные слои мелкой буржуазии города и деревни, что национал-социалисты "блюдут интересы" народа. Между тем бюргерство постепенно начало проявлять недовольство неприкрытым гангстеризмом штурмовиков. Во Франкфурте-на-Майне и в Дрездене произошли даже столкновения СА (штурмовых отрядов) с полицией. В мае СА разграбили известные магазины Карлштадта. Население Баварии все с большей пугливостью наблюдало за демонстрациями штурмовиков, горланивших песню "Точите ваши длинные ножи о край тротуара...". В рядах СА уже открыто поговаривали о необходимости "второй революции". Гитлер счел момент удобным: действия против "крайностей" людей Рема должны были обеспечить ему сочувствие обывателей и прямую поддержку со стороны промышленных магнатов.

 

Спустя некоторое время гестапо и люди Геринга (как министра внутренних дел Пруссии) собрали сведения об открытой оппозиции Рема и подготовке им заговора. По их данным, в Берлине должно было произойти восстание: все государственные учреждения, почту и аэродромы штурмовики хотят захватить одним ударом; начнут с того, что в первый же час восстания арестуют Гитлера, а затем, не давая ему ни с кем общаться и изолировав его, завершат начатую операцию от его имени. Окружение Гитлера торопило с принятием контрмер. Ведь, помимо Рема, были еще три фигуры, тоже не оставившие мысли о первенстве. Подбирал себе людей Грегор Штрассер, давний "теоретик" национал- социализма. Мечтали о новом канцлерстве и Генрих Брюнинг и генерал Курт Шлейхер. А тем временем берлинские штурмовики секретно передавали из рук в руки список будущего правительственного кабинета, согласно которому Гитлер сохранялся лидером "для формы", Шлейхер назначался вице-канцлером, Брюнинг должен был ведать иностранными делами, Штрассер - экономикой, а Рем овладевал должностью, которой он так долго добивался2 , - министра обороны. Наконец, штурмовые отряды сливались с армией.

 

В этой игре все ее участники хотели перехитрить друг друга, причем соперников Гитлера поддерживали даже некоторые круги консервативной буржуазии и церковников3 , мечтавшие о возврате к "старой" Германии и полагавшие, что впоследствии им будет намного легче разделаться с неуклюжим пьяницей Ремом, нежели с ловким политиканом Гитлером. Гитлер понял, что в обстановке, когда буржуазия примет себе в очередные вожди того, кто окажется победителем, действенны только "внутренние" меры, и начал усиленно искать непосредственных помощников среди самих нацистов. Его первой опорой в предстоящей резне оказался Генрих Гиммлер. Смертель-

 

 

1 См. В. Т. Фомин. Агрессия фашистской Германии в Европе. 1933 - 1939 гг. М. 1963, стр. 7 сл.

 

2 G. Reitlinger. Tragodie einer deutschen Epoche. Wien. 1956, S. 62 ff.

 

3 См. H. Mohr. Das katholische Apostolat. Berlin. 1962, S. 128 ff.

 
стр. 204

 

ный соперник Рема, Гиммлер вывел на политическую авансцену эсэсовцев. СС (охранные отряды) - вот кто теперь должен был заменить СА; "чернорубашечные" бандиты (эсэсовцы) готовились расправиться с "коричневорубашечными" (штурмовики). А в тени эсэсовцев стоял рейхсвер: генералы обещали сделать Гитлера после смерти Гинденбурга президентом, если тот устранит соперников армии в лице штурмовиков.

 

Штурмовые отряды, возникшие в 1921 г., насчитывали к 1934 г. несколько миллионов человек, преимущественно выходцев из мелкой буржуазии и деклассированных элементов. Часть их чувствовала себя обманутыми: где же обещания Гитлера насчет того, что с крупным капиталом будет покончено?4 . Шумные, разнузданные и пьяные штурмовики постоянно сохраняли немного развязную походку, издевательский тон и играли в "народную запальчивость"5 . Они контрастировали с эсэсовцами: здесь под чёрным мундиром с серебряной эмблемой черепа царили сдержанность и мрак. Не было видно ни орденов, ни разноцветно украшенных погон или воротников, какие были в СА.

 

Организация СС была сформирована Гитлером в 1925 г., как отборная часть СА для охраны фашистских ораторов на митингах. После захвата власти фашистами она стала использоваться для поддержания "порядка и внутренней безопасности". Когда в 1929 г. ее возглавил Гиммлер, в ней было 280 чел., а в 1933 г. - уже 52 тысячи, причем она постепенно подчиняла себе регулярную полицию6 . Эсэсовцы представляли собой ту тайную армию гитлеровского государства, неприкрытые действия которой среди бела дня в июле 1934 г. фактически ознаменовали начало нового внутриполитического периода в истории германского фашизма - времени построения непосредственно фашистской государственной пирамиды. Этот этап был узаконен в 1935 г., когда "охранные отряды" были официально выведены из-под всякого контроля со стороны органов юстиции.

 

А летом 1934 г. соперники хотели свести взаимные счеты. С одной стороны выступали старые вояки СА, участники мюнхенского "пивного путча" 1923 г. и кровавых нападений на Рот Фронт. С другой - более молодые по стажу жандармы, арестовывавшие людей на заре, "герои" молчаливых расправ и тайных убийств, будущие стражи концентрационных лагерей. С одной стороны стоял Рем с его сворой, с другой - шайка Гитлера, подстрекаемая врагами Рема Гиммлером, Герингом и даже Геббельсом, который успел уже снискать себе прощение за свою прежнюю дружбу с "партизанами второй революции". А на заднем плане - "уважаемые персоны", фигуры промышленников, банкиров и политиканов, которые собирались следить за междоусобной борьбой и использовать удобный случай в собственных целях, "не замарав своих рук". Это не мешало генералитету (не желавшему подчинять армию штурмовикам) и монополистам (побаивавшимся мелкобуржуазной псевдосоциалистской демагогии) активно требовать от Гитлера, чтобы тот "покончил с оппозицией" в своих рядах7 .

 

А Гитлер все медлил. Он не был уверен в победе. "Я долго колебался, прежде чем принять решение, - сознавался он позднее перед рейхстагом... - Я думал, что еще возможно избежать серьезного конфликта". 4-го июня он попытался выиграть время, предоставив штурмовикам до 1 июля отпуск. Но Рем на следующее же утро ответил на это решение через печать. Его слова не оставляли сомнений относительно его намерений: "Враги СА получат в свое время ответ, которого они заслуживают, и в должной форме. Если наши враги надеются, что отряды СА не вернутся из отпуска или вернутся только частично, то они ошибаются. СА есть и будут вершителями судеб Германии". Вопреки обычаям национал-социалистской партии это обращение не заканчивалось лозунгом "Хайль Гитлер!".

 

Все стало ясно. Эсэсовцы срочно получали новые винтовки и по 120 патронов на человека. В середине июня пришло известие, что Рем, который лечил свой ревматизм в Висзее (Бавария), созывает там к 30 июня конференцию всех лидеров СА. Штурмо-

 

 

4 Г. Л. Розанов. Германия под властью фашизма (1933 - 1939 гг.). М. 1961, стр. 156.

 

5 M. Mourre. La Nuit des longs couteaux. "Miroir d'histoire", 1963, Avril, pp. 502 - 508.

 

6 "Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками". Т. VII. М. 1961, стр. 421 - 422.

 

7 "Всемирная история". Т. IX. М. 1962, стр. 308.

 
стр. 205

 

виков оповестили, что к 1 июля, когда кончался их отпуск, они должны находиться в боевой готовности. 28 июня Гитлер покинул Берлин под предлогом посещения бракосочетания одного из гаулейтеров и воспользовался этой поездкой, чтобы встретиться в Эссене с магнатами Рура, в частности с Круппом фон Болен унд Гальбах. 29 июня Гитлер инспектировал в Вестфалии лагеря Трудового фронта, созданного взамен разогнанных профсоюзов8 , а затем приехал в Годесберг на Рейне, неподалеку от Бонна. А ночью из Берлина было получено известие, что там объявлена мобилизация СА, что в пять часов утра начнется атака на государственные учреждения и что в Мюнхене штурмовики были призваны к оружию еще в 9 часов вечера. Гитлер тотчас направился в Мюнхен. В два часа ночи 30 июня трехмоторный "Юнкере" вылетел из аэропорта около Бад-Годесберга с несколькими пассажирами на борту, а в 4 часа утра приземлился в Обервизенфельде. Здесь не было ни военного оркестра, ни войск, ни приветствий. Явились только несколько должностных лиц, предупрежденных о прибытии "фюрера" телеграммой. Министр внутренних дел Баварии Адольф Вагнер рапортовал о принятых мерах: все командиры СА в Мюнхене арестованы и находятся под наблюдением. Гитлер помчался в министерство внутренних дел. Затем в здание ввели арестованных штурмовиков. С них сорвали ордена, знаки отличия, погоны и объявили их государственными преступниками. В пять часов утра Гитлер с приближенными, сопровождаемый несколькими автомашинами с эсэсовцами и броневиком, взял направление на озеро Тегерн. Час спустя они достигли резиденции Рема в отеле Хаузельбауэр.

 

В доме все были объяты сном. После обильного ужина и горячих ночных споров командиры СА отдыхали перед событиями, которые должны были, по их замыслу, развернуться пополудни. Во главе с Гитлером небольшая группа лиц без помехи вошла в дом. На вопрос "Кто там?" Гитлер, изменив голос, ответил: "Телеграмма из Мюнхена"9 . Затем с грохотом распахнулись двери комнат. Шеф силезских штурмовиков Эдмунд Гейнес был вышвырнут из постели и застрелен на: месте. Один, без оружия, Гитлер вошел к Рему и арестовал его. Остолбеневший от неожиданности, тот сдался на милость "фюрера". Гитлер протянул ему халат и заставил его спуститься во двор вместе с его приближенными. Других единомышленников Рема перебили тут же, на месте.

 

Еще не было и восьми часов утра, как Гитлер с эскортом и с пленниками в наручниках помчался по направлению к Мюнхену. Заговорщиков поместили в тюрьму Штадельхейм, где Рем сидел за 11 лет до этого, после своего участия в "пивном путче" Гитлера. Тем временем последний составлял обязанности из 14 пунктов для новых СА. Их командиром вместо Рема назначался глава ганноверских штурмовиков Виктор Лютце. Затем торжествующий "фюрер" указал, какие сведения о происшедших событиях следует опубликовать в прессе и по радио. Пополудни Гитлер улетел в Берлин. В тот же час началась кровавая баня в тюрьме Штадельхейм. Краткий допрос - и высшие чины СА, еще вчера столь надменные, были расставлены у стены тюремного двора. Затрещали выстрелы. Они перемежались вновь и вновь повторявшейся командой: "Такова воля "фюрера"! Хайль Гитлер! Огонь!" Отряды стрелявших состояли из восьми человек, причем винтовки заряжались для них в стороне, четыре - боевыми, а четыре - холостыми патронами, чтобы каждый стрелявший мог потом при случае сказать, что он давал холостые выстрелы.

 

А что же Рем? Гитлер пока еще медлил с расправой над ним. Наконец он проявил к нему "милость". В его камеру положили на стол револьвер, заряженный единственной пулей. Однако Рем яростно протестовал. Он отнюдь не желал стать самоубийцей. Тогда к нему вошли, два эсэсовца и довершили дело.

 

Тем временем в Берлине Геринг занимался тем, что истреблял всех, кого хотя бы подозревали в сочувствии Рему. Пользуясь случаем, он сводил заодно личные счеты. На заре перед виллой Шлейхера в одном из предместий города остановилась машина. Из нее вышли шесть эсэсовцев, переодетых в штатское. Несколькими секундами позже Шлейхер и его жена были мертвы. В половине двенадцатого пять гестаповцев явились к Штрассеру и увезли его в тюрьму на Принц-Альбрехтштрассе, а через не-

 

 

8 См. Г. Л. Разанов, М. Ф. Юрьев, Н. Н. Яковлев. Новейшая история. М. 1961, стр. 65.

 

9 Л. Безыменский. Германские генералы с Гитлером и без него. М. 1961, стр. 53.

 
стр. 206

 

сколько часов с ним покончили прямо в камере. В полдень глава Католической ассоциации, близкий сотрудник фон Папена Эрик Клаузенер выходил из своего бюро. В тот же момент два эсэсовца выстрелили в него. Так продолжалось в течение всего 30 июня. В одних случаях расправлялись с конкурентами и соперниками в борьбе за более высокий пост, в других - устраняли свидетелей былых неудач гитлеровцев, как это произошло с генералом Густавом фон Карром, подавлявшим в 1923 г. "пивной путч": Заодно, заметая следы, "убрали" штурмовиков, участвовавших в 1933 г. в поджоге рейхстага. Людей уничтожали десятками; иные таинственно исчезали, а их трупы опознавали несколькими днями позже где-нибудь за городом.

 

Не забыли и местных шефов СА. Еще с рассветом Геринг отдал приказ оцепить здание на Тиргартенштрассе, где находился их центр. Все видные чины были арестованы и препровождены в тюрьму Лихтерфельде; к ним добавили вскоре их лидера обергруппенфюрера Карла Эрнста, которого опознали в ту самую минуту, когда он собирался уже покинуть Германию. Вскоре последовала расправа. До самой ночи в тюремном дворе гремели винтовочные выстрелы.

 

А 1 июля мещане Берлина лицезрели "фюрера", показавшегося на минуту в окне обширной толпе на Вильгельмштрассе: мелкобуржуазные обыватели аплодировали победителю. Затем появилось официальное сообщение: "Спокойствие и полный порядок царят во всем рейхе". Так закончилась "ночь длинных ножей". Ее приветствовал генералитет. Ее одобрил Гинденбург. Теперь с "внутрипартийными делами" временно было покончено. Грызня за государственный пирог на время отошла в тень, чтобы уступить место новому неограниченному антикоммунистическому террору и подготовке к экспансии. По мнению лагеря консерваторов, 30 июня устранило какую бы то ни было возможность так называемой "второй революции"10 . В те самые дни, когда печать всех стран еще обсуждала программу укрепления мира, выдвинутую советской делегацией на Женевской конференции по разоружению11 , гитлеровцы вплотную занялись подготовкой серии преступных войн.

 

 

10 В. Г. барон цу Путлиц. По пути в Германию. Воспоминания бывшего дипломата. М. 1957, стр. 164. .

 

11 См. Ю. М. Мельников. США и гитлеровская Германия. М. 1959, стр. 46 сл.

 

 


Опубликовано 18 сентября 2016 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Е. А. МЕЩЕРСКАЯ • Публикатор (): Basmach Источник: Вопросы истории, № 6, Июнь 1966, C. 204-207

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.