К. ГРОНЕВСКИЙ. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ КРЕСТЬЯНСКОЙ РЕФОРМЫ 1864 ГОДА

Актуальные публикации по вопросам истории и смежных наук.

NEW ИСТОРИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему К. ГРОНЕВСКИЙ. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ КРЕСТЬЯНСКОЙ РЕФОРМЫ 1864 ГОДА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

17 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


K. GRONIOWSKI. Realizacja reformy uwlaszczeniowej 1864 roku. Warszawa. PWN. 1963. 285 str.

 

Крестьянская реформа 1864 г. в Царстве Польском, явившаяся крупным событием в истории польского народа, привлекала внимание польских историков. Однако до последнего времени реформа оставалась слабо изученной. Шляхетско-буржуазные историки и экономисты, писавшие о ней, обычно ограничивались изложением аграрного и тминного законодательства и общими оценками в духе своих общественно-политических воззрений. Проблематика реформы затрагивалась также в работах деятелей СДКПиЛ и КПП и ряда историков Народной Польши. В этих работах дано краткое и в основном правильное освещение проблемы.

 

Обстоятельное изучение реформы началось в Польше сравнительно недавно. Появились исследования З. Станкевича, З. Мазурек, Ч. Огрызко-Влодарской и других ис-

 
стр. 176

 

ториков. Дальнейшим шагом в разработке данной проблемы является книга научного сотрудника Института истории Польской Академии наук Кшиштофа Гронёвского. Во введении к своей книге К. Гронёвский отмечает, что в предшествующей историографии вопроса выводы часто делались на основании отдельных фактов и поэтому имели дискуссионный характер. Автор полагает, что при имеющихся источниках (сохранились лишь материалы местных учреждений по крестьянским делам) можно раскрыть существо реформы и проверить содержащиеся в литературе оценки только путем последовательного изучения хода реформы на отдельных территориях. Предметом своего исследования К. Гронёвский избрал проведение реформы в двух губерниях Царства Польского - Варшавской и Седлецкой.

 

Выбор именно этих губерний автор объясняет следующими обстоятельствами. Во-первых, их территория сравнительно слабо исследована в данном отношении; во-вторых, она весьма различна по уровню экономического развития отдельных районов (от передовой Куявии до наиболее отсталых прибугских уездов), что облегчает сравнительное изучение проблемы; в-третьих, по Седлецкой губернии имеются компактные архивные материалы, а отсутствие таких материалов для Варшавской губернии частично восполняется другими источниками. Доводы автора представляются нам убедительными.

 

Автор использовал большой и разнообразный материал: специальную литературу, опубликованные источники, документы местных и центральных польских архивов и центральных архивов Советского Союза. Основным источником явились для него документы архивов местных учреждений (крестьянских комиссий, комиссаров, уездных начальников, губернских властей). Однако, как известно, эти материалы часто не содержат всей суммы фактов или полных данных об отдельных сторонах явления; в них мало сведений сводного характера или же таковые вовсе отсутствуют. Это создало немалые трудности для автора, и в ряде случаев он не смог их преодолеть. В частности, из-за отсутствия данных или невозможности их статистической обработки автору не удалось получить таких сведений о результатах реформы, которые позволили бы проверить ведомости Учредительного комитета. Поэтому общие итоги реформы даются на основании одних лишь ведомостей Учредительного комитета.

 

Автор правильно и обстоятельно освещает проведение реформы в Варшавской и Седлецкой губерниях и приводит ряд интересных сведений о ходе ее в других губерниях Царства Польского. Осуществление реформы он понимает весьма широко. Исследуя связанный с этим круг вопросов, К. Гронёвский рассматривает генезис и обнародование указов 19 февраля (3 марта); организацию учреждений по крестьянским делам; первоначальный объезд комиссарами своих участков; реорганизацию учреждений по крестьянским делам и главные направления их деятельности; отношение комиссий к дореформенным "регуляциям"; проблему "пусток" и отнятых у крестьян после 1846 г. земель; изъятие из указов; наделение землей коморников и батраков; распространение указов на мещан-земледельцев, солтысов и другие категории населения; определение прав на сервитуты и восстановление незаконно упраздненных сервитутов; проекты принудительной ликвидации сервитутов и замены земель; наделение землей безземельного населения и образование новых майоратов; крестьянское движение. В последнем разделе книги освещаются результаты реформы и структура пореформенной деревни.

 

Основные выводы К. Гронёвского не вызывают возражений. Однако трактовка некоторых вопросов в книге кажется нам не бесспорной, а отдельные положения остались недостаточно аргументированными. Так, автор считает, что большое число дел, поступавших в Учредительный комитет из комиссий во время объездов, было обусловлено тем, что Учредительный комитет запретил комиссиям издавать общие циркуляры по крестьянскому вопросу и отменил изданные ранее циркуляры (стр. 57). Если и была какая-то связь между этими явлениями, то не такая прямая, какой представляется она автору. Такие циркуляры издавали военные начальники; вслед за ними это начали делать и комиссии; но так как циркуляры порой неточно излагали положения указов или противоречили им, то Учредительный комитет осуществил упомянутую меру (она была направлена главным образом против действий военных начальников). Большой поток дел в Учредительный комитет объясняется в основном тем, что комиссии столкнулись с весьма разнообразным положением на местах и вынуждены были обращаться в комитет за разъяснениями.

 

Касаясь вопроса о возвращении крестья-

 
стр. 177

 

нам незаконно отнятых и обмененных после 1846 г. земель, автор рассматривает вначале случаи, связанные с дореформенной регуляцией, затем случаи частичного захвата земли у крестьян (без регуляции) и, наконец, вопрос о пустках. У читателя создается впечатление, что пустки - особая категория земель. Это верно лишь отчасти. Пустками считались не только престационные земли, не занятые крестьянами, но и все престационные земли, отнятые у крестьян при регуляции или других обстоятельствах, включенные и не включенные в фольварки (в том числе и находившиеся во владении у лиц некрестьянского сословия). По существу, это одна категория земель, которые были отняты ранее у крестьян. Прирост крестьянского надела происходил за счет пусток именно в таком их понимании.

 

Недостаточно ясно освещается вопрос о мелкопоместной шляхте, владевшей землями, заселенными крестьянами. Автор говорит о нераспространении указа на мелкопоместную шляхту (то есть о непризнании за нею прав собственности на земли, находящиеся в пользовании у крестьян) и отмечает, что это имело для нее печальные последствия (стр. 155). Между тем суть вопроса состояла в распространении указа на крестьян, проживавших во владениях мелкопоместной шляхты. Изъятие этих крестьян из-под действия указа сохранило бы остатки феодальных отношений, поскольку царизм не склонен был обеспечить их землей за счет казенных земель.

 

К. Гронёвский утверждает, что у мелкопоместной шляхты в принципе были отобраны земли, арендованные ею у крупных собственников (стр. 152). Трудно понять, что здесь имел в виду автор. Если речь идет о фольварочных землях, то известно, что правительство не вмешивалось в такого рода поземельные отношения. Составление ликвидационных табелей комиссарами на имения размером до 180 моргов, вероятно, приводило к ущемлению прав владельцев этих имений (стр. 152), однако вместе с тем и к некоторым льготам для них. Автор считает, что наибольшие потери от реформы понесла мелкопоместная шляхта (стр. 155). Это, по-видимому, верно, но лишь отчасти. Что касается той шляхты, которая получила вознаграждение, то ее потери в основном (или даже полностью) были возмещены, так как убытки в общем компенсировались.

 

Большой интерес представляют наблюдения автора относительно результатов реформы в районах с неодинаковым уровнем экономического развития. Анализ материалов показал, что в Седлецкой губернии, одной из отсталых областей Царства Польского, где новые, капиталистические отношения только зарождались и процесс экспроприации крестьян не достиг значительного развития, крестьяне получили от реформы больше, чем в Варшавской губернии. При этом сыграли свою роль и политические мотивы (надежды царизма на руссификацию этой территории). Впрочем, начавшийся вскоре насильственный перевод униатов в православие и усилившееся их противодействие этому несколько изменили положение. С другой стороны, в силу указанных обстоятельств в Седлецкой губернии сохранилось сравнительно больше остатков феодализма (латифундиальное землевладение, значительный объем сервитутов и т. д.).

 

В ряде мест автор останавливается на вопросе о соотношении силы и размаха восстаний с результатами воспоследовавшей реформы. К сожалению, этот вопрос не получил полного освещения. Обстоятельно охарактеризовав крестьянское движение, К. Гронёвский показал влияние этого движения на ход и результаты реформы. Но желательно было бы видеть при этом более полно раскрытой роль борьбы крестьян в создании новых поземельных отношений.

 

Важен вывод автора об изменениях, происшедших в крестьянском землепользовании вследствие реформы. В прежней литературе утверждалось, что в результате реформы крестьянское землепользование увеличилось на 28%. По данным К. Гронёвского, прирост крестьянского землепользования составил около 10% (стр. 260). Наши расчеты дали 7%. Как можно заметить, это количественное различие не носит качественного характера. Думаем, что в решении этого вопроса автор весьма близок к истине.

 

Приводя данные о размерах ликвидационного вознаграждения и ценах на землю, автор приходит к заключению, что во Вроцлавском уезде вознаграждение составляло примерно 30%, а в Радзинском - 80% стоимости земли (стр. 252). Если с последней цифрой можно согласиться, то первая настораживает. Ведь сравнительно точные результаты могут быть получены лишь при сопоставлении цены данной земли и назначенного за нее ликвидационного вознаграждения. Кроме того, при

 
стр. 178

 

столь низком вознаграждении помещики могли требовать установления его по нормам, близким к цене земли. Несомненно, помещики постарались бы воспользоваться этой возможностью. Как обстояло дело в действительности, неизвестно; поэтому необходимо было дать специальные разъяснения (учесть качество земли, величину повинностей и максимальные нормы вознаграждения). Интересно то наблюдение автора, что крестьяне западных губерний Царства Польского частично покрывали расходы, связанные с уплатой вознаграждения помещикам в восточных губерниях царства. Обосновывает это автор большим различием в нормах обложения налогом, чем в нормах ликвидационного вознаграждения. Нам кажется, что существо вопроса сложнее и требует дополнительного изучения.

 

Сделанные замечания не умаляют серьезного значения этой интересной книги.


Опубликовано 31 мая 2016 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© И. И. КОСТЮШКО • Публикатор (): Basmach Источник: Вопросы истории, № 7, Июль 1964, C. 176-179

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.