М. СТЕПЕРМАНИС. КРЕСТЬЯНСКИЕ ВОЛНЕНИЯ В ВИДЗЕМЕ 1750-1784

Актуальные публикации по вопросам истории и смежных наук.

NEW ИСТОРИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему М. СТЕПЕРМАНИС. КРЕСТЬЯНСКИЕ ВОЛНЕНИЯ В ВИДЗЕМЕ 1750-1784. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

6 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


M. STEPERMANIS. Zemnieku nemieri Vidzeme 1750 - 1784. Latvijas PSR Zinatnu Akademijas Izdevnieciba. Riga. 1956. Lpp. 400+1 karte. Maksa 19 rbl. 90 kap. 1000 eks.

 

М. СТЕПЕРМАНИС. Крестьянские волнения в Видземе 1750 - 1784. Изд. АН Латвийской ССР. Рига. 1956. Стр. 400 + 1 карта. Цена 19 руб. 90 коп. 1000 экз. (на латышском языке).

 

Автор этой монографии, опираясь на марксистско-ленинскую методологию в исследовании, развертывает перед читателем широкую картину крестьянского движения в Латвии во второй половине XVIII века. По существу, рассматриваемая книга - первый крупный опыт систематического изучения интересной и важной темы по истории латышского народа. Книга Степерманиса - плод долголетней работы над материалами из фондов Центрального государственного архива древних актов (ЦГАДА) в Москве, архива Ленинградского отделения Института истории АН СССР, Центрального государственного архива Латвийской ССР, Центрального государственного исторического архива Эстонской ССР в Тарту, Рижского государственного исторического архива. Использованы также источники, хранящиеся в рукописных фондах библиотеки Тартуского государственного университета, Фундаментальной библиотеки АН Латвийской ССР и Государственной библиотеки в Риге.

 

Исследование охватывает территорию всей бывшей Лифляндской губернии - и латышскую и эстонскую части ее (термин Видземе 1 именно в таком смысле применяется автором). Таким образом, рецензируемая монография содержит важный материал не только по истории крестьянского движения в Латвии, но и по вопросам аграрного развития Эстонии в XVIII веке.

 

Книга состоит из введения, пяти глав и заключения. В ней имеются указатели сокращений, именной и географический.

 

В первой главе - "Крепостной строй в Видземе и состояние производительных сил в середине XVIII в." - анализируется экономическое развитие крепостного хозяйства 1750 - 1760 годов. Автор приходит к выводу, что именно к этому времени и относится начало кризиса и распада крепостнических отношений в Прибалтике (стр. 60). Это вывод новый: до сих пор в латышской марксистской исторической литературе периодом распада феодализма считались обычно 80 - 90-е годы XVIII века 2 .

 

Обосновывая свою точку зрения, М. Степерманис отмечает значительное расширение емкости внутреннего рынка и усиление его связи с помещичьим хозяйством в середине XVIII в., что было в серьезной мере обусловлено присоединением Прибалтики к России. Начиная с 30 - 40-х годов XVIII в. помещики поставляли огромное количество водки, присваивая себе исключительную монополию на винокурение, а в годы Семилетней войны и особенно после нее сложилась очень благоприятная конъюнктура для вывоза хлеба из Лифляндии. Быстро росли цены на хлеб и водку (стр. 12).

 

Крепостники повели усиленное наступление на крестьянство; захватывая его земли, они расширяли свою запашку. В 40 - 50-х годах XVIII в. заметно увели-

 

 

1 Северная часть Латвии с городами Рига, Цесис, Валмиера.

 

2 См. "История Латвийской ССР". Т. 1. Рига. 1952, стр. 400 - 411 и др.

 
стр. 174

 

чивались барщинные повинности крестьянского населения, усиливалась его эксплуатация (стр. 60 - 61). Все более втягиваясь в рыночные отношения, лифляндские помещики заводили в своих имениях (мызах) крепостные мануфактуры: например, стекольную - в Сунтажи, кожевенную - в Алуксне (стр. 10 - 12), открывали винокуренные заводы.

 

В ответ на наступление феодалов росло классовое сопротивление крестьян. В 40- 50-х годах крестьянские волнения вспыхнули в ряде имений. В 1750 г. для подавления крестьян в имении Войсику была вызвана военная команда в сто человек (стр. 58). Это был первый в XVIII в. случай массового сопротивления крестьян, когда потребовалось вмешательство войск.

 

С большим интересом читается вторая глава - "Попытки устранить противоречия крепостного строя в 1751 - 1765 гг.". Помещики, приспосабливаясь к новым условиям и увеличивая эксплуатацию крестьянства, стремились сохранить барщинно-крепостническую систему. Но растущая буржуазия Лифляндии, прежде всего рижские купцы и горожане, критиковала крепостной строй, в котором видела тормоз для развития торговли, ремесла и мануфактур. Ярким проявлением противоречий между буржуазными кругами и лифляндским рыцарством явилось резкое выступление представителей купечества в 1764 г. в Рижской торговой комиссии. "Нет ничего более противоестественного, - писали они, - чем крепостническое рабство. Поистине, каждый человек рождается с одинаковыми правами на свободу - крестьянин так же, как и дворянин. Нет ничего более драгоценного у человека, кроме жизни, чем свобода. Противно человечеству рассматривать человека наравне со скотом..." (стр. 96 - 97).

 

Еще раньше с гневным обличением крепостничества выступил буржуазный публицист пастор И. Г. Эйзен (1717 - 1779), написавший в 1751 г. на немецком языке пространный трактат, оставшийся в рукописи. Напрасно пытался Эйзен опубликовать свое сочинение в Петербурге в 1756 году. Только небольшая часть его работы увидела свет значительно позже, в 1764 году 3 .

 

Ожесточенная полемика, разгоревшаяся вокруг вопроса о крепостничестве в 50 - 60-х годах, не осталась, как отмечает автор, безрезультатной. Под ее влиянием в изданном в 1765 г. законе о рижской торговле за крестьянами было признано право на движимое имущество.

 

Много внимания уделено во второй главе неоднократно рассматривавшемуся в литературе вопросу о ландтаге 1765 года. Связывая предложения, внесенные лифляндским генерал-губернатором Брауном в ландтаг, с быстрым распадом крепостного строя " ростом крестьянских волнений, автор приходит к выводу, что аграрные постановления ландтага нисколько не облегчили положения видземского крестьянства. Более того, по мнению М. К. Степерманиса, после аграрного патента 1765 г. эксплуатация крестьянства продолжала усиливаться. Не имело существенного значения и предоставленное крестьянам право жаловаться не в земские, а в полицейские суды (орднунгсгерихты). Делами в этих судах заправляло местное дворянство, а надзор за ними осуществляла ландратская коллегия.

 

"Разочарование крестьян в аграрном патенте 1765 г. и рост волнений" - так озаглавлена третья глава рецензируемой работы. Здесь впервые в литературе рассматривается вопрос о том, как фактически проводились в жизнь аграрные постановления 1765 года. Патент 1765 г. предусматривал сохранение впредь нормы барщины на уровне этого года. Помещики обязаны были представить в рыцарскую канцелярию так называемые регулятивы барщины от каждого имения и не имели права их превышать.

 

Надзор за соблюдением патента 1765 г. целиком находился в руках дворянства. Ландратская коллегия истолковала патент в том смысле, что помещики обязаны зафиксировать в регулятивах не действительную, а желаемую норму барщины. Однако большинство помещиков вообще не хотело связывать себя какими бы то ни было нормами. Из тысячи имений, существовавших тогда в Лифляндской губернии, нормативы барщины представили только 240 (стр. 127 - 133).

 

В таких условиях поднялась новая волна крестьянского движения (в Скултском, Ренценском, Некенском, Яуннурсийском и других имениях). В 1767 г. во время публичной массовой порки крестьян дело дошло до кровопролитного столкновения с войсками. Еще более широкий размах крестьянские выступления приобрели в 1771 - году. Они схватили большую часть

 

 

3 См. Sammlung russischer Geschichte von G. F. Muller. Bd. IX (1764), S. 491 - 527.

 
стр. 175

 

Цесисского уезда. Вооруженные топорами, косами, вилами, охотничьими ружьями, крестьяне разгромили Ласбергское имение. Только при помощи крупных воинских частей крестьянское движение было подавлено, многие крестьяне были арестованы, подвергнуты порке, а вожаки приговорены к смертной казни.

 

Подъем крестьянских волнений в Видземе, по мнению М. Степерманиса, происходил под влиянием крестьянской войны в России, руководимой Емельяном Пугачевым (стр. 143 - 144). Правда, прямых данных о непосредственных связях участников крестьянских волнений в Прибалтике с участниками движения Пугачева автору обнаружить не удалось.

 

Особенно широко развернулись крестьянские волнения в Видземе в 1777 году. Эти выступления довольно детально изучены в латышской историографии. Однако автор собрал новый материал и более ярко показал цели и методы борьбы крестьян, выявил их стремление организоваться. Собираясь на массовые сходки, крестьяне составляли свои требования и обещали друг другу "стоять всем за одного". В своих прошениях на имя царя крестьяне, как правило, выражали желание избавиться от помещиков, стать казенными крестьянами. Среди крестьянских масс сильна была еще вера в "доброго царя". Но жестокие репрессии, последовавшие за волнениями, серьезно подорвали царистские настроения среди крестьянства. Оно все больше начинало осознавать свою силу. Показательны слова одного арестованного крестьянина: "Жалко, что здесь солдаты, а с помещиками мы бы справились сами" (стр. 195).

 

В главе четвертой - "Затруднения феодальной экономики в Видземе и усиление классовых противоречий в 1778 - 1784 гг." - рассмотрены вопросы, связанные с резким ухудшением торговой конъюнктуры в конце 70-х - начале 80-х годов XVIII века. В результате резкого снижения цен на хлеб земля падала в цене. Помещики искали выхода из кризиса в еще более жестокой эксплуатации крестьянства. Они добивались увеличения рабочего дня для крестьян, обязанных нести барщину, сокращения числа праздничных дней (стр. 214 - 218).

 

В ответ на наступление феодалов в эти годы вновь начался подъем крестьянских волнений. Особенно сильные волнения вспыхнули в Яунлайценском имении. Анализ крестьянского движения 1778 - 1779 годов, до сих пор не освещенного в литературе, является большой заслугой автора.

 

Огромный новый материал собран и в пятой главе - "Подушно-податные" волнения в Видземе в 1784 году". Это центральная и самая крупная глава монографии. Именно в июне - июле 1784 г. крестьянские волнения в Видземе стали постепенно перерастать во всеобщее вооруженное восстание. Поводом послужило введение нового губернского уложения, которое заменяло натуральные налога денежной подушной податью. Крестьяне восприняли эту реформу как отмену барщинных повинностей. В течение нескольких недель лифляндские крестьяне отказывались выполнять барщинные работы. Весьма важны указания автора на попытки восставших латышских и эстонских крестьян добиться единства действий. Русские крестьяне поддерживали выступления крестьян-эстонцев (так было в Карулском имении). Из крестьянской среды выдвинулось много энергичных вожаков и организаторов движения - Эрманис Рандан, Бек Странкуль, Лиза Карулская и др. Крестьянское движение 1784 г. в Видземе было подавлено только с помощью крупных воинских соединений, вызванных из соседних губерний. О широком размахе этого движения читателю помогает составить представление приложенная к книге карта.

 

В "Заключении" подчеркнута огромная роль, которую сыграли крестьянские движения второй половины XVIII в. в историческом развитии Латвии. Они показали, что все попытки господствующего класса сохранить нерушимым старый крепостнический строй обречены на провал. Распад феодальной системы стал очевидным фактом.

 

Книга М. Степерманиса не лишена и недостатков. Самым крупным из них является отсутствие обстоятельного теоретического анализа тех социально-экономических процессов, которые обусловили кризис феодально-крепостнического строя на территории Лифляндии во второй половине XVIII века. Автору следовало подробно аргументировать в первой главе книги свой основной тезис о том, что кризис крепостнических отношений в Прибалтике начался уже в 1750 - 1760-х годах. Кроме того, в книге М. Степерманиса недостаточно показана обстановка в России и в Европе того времени. При изучении причин распада феодально-крепостнического строя в Латвии необходим учет тех сложных яв-

 
стр. 176

 

лений, которые сопутствовали этому кризису в России и в других европейских странах. Распад крепостнического строя в Латвии был только частью аналогичного общего процесса, происходившего тогда в Восточной Европе.

 

Не во всех деталях можно согласиться и с данной автором оценкой роли ландтага 1765 года. В частности, в книге недооценивается значение крестьянских жалоб, поток которых усилился как раз после 1765 года. Жалобами, конечно, нельзя было изменить положение крестьянства. Однако они помогали крестьянам лучше осознать свои интересы и организоваться и, без сомнения, сыграли важную роль в подъеме крестьянского движения.

 

Интересная и очень содержательная работа М. Степерманиса издана на латышском языке. Жаль, что в ней нет резюме на русском языке. Отсутствие его очень затрудняет пользование книгой широкому кругу советских историков, интересующихся темой, так обстоятельно изученной автором.

 

Член-корреспондент АН СССР Я. Я. Зутис, В. Д. Королюк


Опубликовано 09 марта 2016 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Я. Я. ЗУТИС, В. Д. КОРОЛЮК • Публикатор (): Basmach Источник: Вопросы истории, № 1, Январь 1958, C. 174-177

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.