У. Л. ЛЭНГЕР И С. Е. ГЛИСОН. НЕОБЪЯВЛЕННАЯ ВОЙНА. 1940 - 1941 гг.

Актуальные публикации по вопросам истории и смежных наук.

NEW ИСТОРИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему У. Л. ЛЭНГЕР И С. Е. ГЛИСОН. НЕОБЪЯВЛЕННАЯ ВОЙНА. 1940 - 1941 гг.. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

8 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


W. L. LANGER AND S. E. GLEASON. The Under dared War. 1940 - 1941. London. 1953. 963 pages.

 

Рецензируемая работа является второй частью многотомного труда видных американских историков международных отношений по истории внешней политики США накануне и во время второй мировой войны. Первый том этой работы под названием "Вызов изоляционизму", посвященный внешней политике США в 1937 - 1940 гг., был опубликован в 1952 г. и уже рассмотрен в нашей печати1 . Во втором томе освещается история международных отношений и внешней политики США в 1940 - 1941 гг.; изложение доводится до момента нападения Японии на Пирл-Харбор и вступления США в войну против Японии и Германии.

 

Книга вызвала многочисленные отклики зарубежной печати. Так, американский журнал "Current History" называет "Необъявленную войну" выдающимся научным трудом2 , журнал "The Annals of

 

 

1 См. журнал "Вопросы истории". 1954, N 8.

 

2 "Current History". October, 1953. Vol. 25. N. 146, p. 251.

 
стр. 168

 

the American Academy of Political and Social Science" считает, что эта работа близка к тому, чтобы "стать последним словом науки"3 . Книга получила положительный отзыв и в английской печати. Однако с такими оценками невозможно согласиться.

 

Как при работе над книгой "Вызов изоляционизму", так и для написания "Необъявленной войны" Лэнгер и Глисон получили возможность использовать архив государственного департамента, дневники Стимсона, Моргентау и Нокса, переписку Хэлла с Рузвельтом, материалы архивного отдела министерства армии, документы Токийского и Нюрнбергского процессов и другие данные. Издана книга так называемым Советом по иностранным сношениям.

 

В предисловии авторы сообщают, что их труд не является официальным изложением истории. Вместе с тем они отмечают, что государственный департамент просмотрел их работу и предложил сделать в ней некоторые изменения. Лэнгер и Глисон указывают, что с их книгой ознакомился также сотрудник архивного отдела министерства армии Стетсон Конн, который "сделал ряд критических замечаний" (стр. XV). Как пишут авторы, во время работы над рецензируемой книгой они были вновь приглашены на службу в правительственные органы. В течение четырех лет им оказывалась также финансовая помощь из фондов Рокфеллера и Слоуна. Поэтому не случайно, что освещение внешней политики США как в Европе, так и в Азии дается в их книге в основном в том же плане, что и в ряде документальных публикаций, изданных госдепартаментом как во время воины, так и в послевоенные годы.

 

Авторы назвали свою книгу "Необъявленная война", пытаясь доказать, что США уже с 1940 г. стали воюющей страной и веля в 1940 - 1941 гг. политику "активного участия Америки в европейском конфликте на стороне Англии" (стр. XXII). По утверждению авторов, это была война США против Германии, хотя война необъявленная и ограниченная (стр. XIV). В связи с этим Лэнгер и Глисон особенно подчеркивают значение продажи Соединенными Штатами Англии летом 1940 г. 50 устаревших эсминцев, указывая, что "после соглашения о миноносцах американский нейтралитет был лишь формальностью", что этим актом "США примкнули к сопротивлению нацистской агрессии" (стр. 2).

 

Утверждение, что США вступили в войну еще в 1940 г., должно, по мысли авторов, поднять престиж страны и ее роль во второй мировой войне, в победе над фашизмом. Недаром в конце работы они пишут, что США якобы играли руководящую роль в борьбе объединенных наций против фашизма (стр. 941). Стремясь преувеличить роль США в тот период, авторы одновременно пытаются преуменьшить роль Советского Союза в борьбе с гитлеровской Германией.

 

Следует, однако, отметить, что авторам не удалось доказать выдвинутых ими положений. Более того: приведенные в квите факты часто полностью противоречат предвзятым утверждениям авторов, опрокидывая их несостоятельную концепцию. Такая противоречивость характерна для всей книги. Так, авторы утверждают, что Гитлер в 1940 - 1941 гг. стремился ускорить подготовку к вторжению в Англию, что уже была намечена дата вторжения и сосредоточены силы для него. Лэнгер и Глисон приводят мнение английских правящих кругов о том, будто последние желали осуществления германского вторжения в надежде, что в силу огромного превосходства Англии на море это вторжение окончилось бы поражением гитлеровской Германии (стр. 53). В то же время в книге сообщается, что американский посол в Лондоне не мог "поверить, что в Англии имеются и руководство и производственные возможности, способные устоять против мер, предпринятых нацистами" (стр. 56). Авторы сообщают, что к такому же выводу пришел и генерал-майор воздушных сил США Деллос Эммонс, совершавший в то время экспедиционную поездку по Англии. Другой американский военный представитель, генерал Джордж Стронг, вынес из многочисленных бесед с Черчиллем и другими английскими руководителями впечатление, что английские правящие круги далеко не были уверены в том, что вторжение германской армии не явится для Англии катастрофой. Авторы замечают, что в Англии не хватало авиационных экипажей, имелись серьезные трудности с транспортом, а финансовое положение было скверным4 . Вместе с тем в книге справедливо отмечается, что Гитлер вместо того, чтобы от-

 

 

3 "The Annals of the American Academy of Political and Social Science". May 1954, p. 164.

 

4 Хенсон У. Болдуин впоследствии указывал, что летом 1940 г. англичане не имели ни одной полностью вооруженной дивизии, способной оборонять Англию.

 
стр. 169

 

дать все свои силы задуманной ям подготовке к вторжению в Англию, стал думать о нападении на Советский Союз (стр. 57), сконцентрировав на востоке до 40 дивизий.

 

Объективно мероприятия советского правительства, стремившегося в то время укрепить безопасность своей страны, оказали большую помощь и Англии. Гитлеровское командование не решилось в тех условиях на вторжение в Англию. Именно такое объяснение вытекает из приведенных в книге фактов. Однако авторы объясняют несостоявшееся вторжение в Англию... плохой погодой, стоявшей осенью 1940 г. над Ламаншем (стр. 55), и пытаются привести читателя к заключению, будто отказ Гитлера от вторжения на Британские острова объясняется этим случайным явлением.

 

Давно доказано, что миссия Гесса была одной из попыток гитлеровского правительства организовать коалицию против СССР с участием Англии. Однако Лэнгер и Глисон придерживаются бездоказательной версии о том, что Гесс предпринял свою поездку без ведома Гитлера и даже в нарушение его планов (стр. 529). Хотя версия о расстройстве умственных способностей Гесса уже опровергнута документами, в том числе и материалами Нюрнбергского процесса, авторы всячески подчеркивают (Невменяемость Гесса. Ссылаясь на Черчилля, они утверждают, что "весь инцидент можно отбросить как совершенно безнадежное и безумное предприятие, продиктованное благожелательством сумасшедшего" (там же). Подобного рода толкование миссии Гесса, ничего общего не имеющее с реальными фактами, объективно имеет целью обелить правящие круги Англии и США, которые даже накануне нападения гитлеровской Германии на Советский Союз стремились выяснить позицию гитлеровской Германии относительно возможности организации единого антисоветского блока государств.

 

В этой связи представляет интерес рассмотрение в книге вопроса о позиции США в отношении СССР накануне нападения на него Германии. Лэнгер и Глисон сообщают, что так как Англия была заинтересована в военном сопротивлении СССР Германии, то Черчилль решил разработать план поддержки Советского Союза при нападении на него Германии. Он обратился к американскому правительству с предложением придерживаться подобной же политики. Нам неизвестно, насколько точно авторы излагают позицию Черчилля5 . Но хотелось бы отметить, что госдепартамент в ответ на это предложение немедленно передал посольствам США в Москве и Лондоне инструкцию, предписывавшую "отказываться идти на уступки Советскому Союзу, которые он считает средством улучшения американо-советских отношений..." (стр. 530). Сами авторы называют эту программу "бескомпромиссной" и отмечают, что позиция госдепартамента "звучала по меньшей мере неприязненно" (стр. 529).

 

Меморандум, составленный госдепартаментом 21 июня 1941 г., специально предусматривал, что США "не должны заранее давать особых обещаний или брать на себя какие-либо обязательства в области нашей будущей политики по отношению к Советскому Союзу" (стр. 531), что если советское правительство обратится за помощью к США, то они ослабят ограничения на экспорт в Советский Союз военного снаряжения, но при этом поставки Советскому Союзу ни в коем случае не должны повлиять на помощь, оказываемую Великобритании и другим жертвам агрессии, и не должны затрагивать собственной подготовки к обороне США (там же). Авторы также отмечают, что позиция Рузвельта в отношении Советского Союза была "более гибкой, чем позиция его профессиональных советников" (стр. 531). Они указывают, что Рузвельт считал "коммунистическую угрозу" менее серьезной и безусловно менее непосредственной, чем угрозу нацизма.

 

В книге уделено много внимания вопросу об американских поставках в СССР. В частности, подробно освещается ход переговоров между советским послом в США Уманским и госдепартаментом в 1940 - 1941 гг. о снятии так называемого морального эмбарго, введенного во время советско-финляндской войны на торговлю с СССР, и о расширении советско-американской торговли. Авторы сообщают, что, получив известие о нападении на СССР, Рузвельт стал настаивать на возможно более эффективной помощи Советскому Союзу, в том чис-

 

 

5 Во всяком случае, Лэнгер и Глисон указывают, что позиция Черчилля отнюдь не объяснялась действительным желанием помочь Советскому Союзу; они приводят любопытное высказывание Черчилля в записке на имя первого лорда адмиралтейства: "Пока они (советские войска. - Реценз. ) продолжают войну, нам не важно, где проходит линия фронта".

 
стр. 170

 

ле на немедленной отправке самолетов, "даже если будет необходимо взять их у войск США" (стр. 561). В письме к Маккензи Кингу 1 мюля 1941 г. Рузвельт писал: "Мы в состоянии оказать гораздо большую помощь (СССР. - Авторы), чем это сейчас кажется" (стр. 539). Лэнгер и Глисон приводят заявление Рузвельта, что США возьмут на себя "обязательство срочно доставить в Советский Союз те предметы, заказы на которые советское правительство пожелает разместить в США и которые возможно будет переправить". "Президент также подчеркнул, - пишут авторы, - что все поставки, носящие срочный характер, должны фактически дойти до Советского Союза самое позднее до 1 октября" (стр. 546). Как видно из книги, позиция Рузвельта разделялась рядом американских политических деятелей, в частности бывшим американским послом в СССР Дэвисом, который, положительно высказываясь о советских вооруженных силах, справедливо утверждал, что "не пройдет много времени, как Красная Армия поразит мир" и поэтому "само благоразумие требует оказать Советскому Союзу поддержку" (стр. 540).

 

Однако приводимые в книге материалы убедительно свидетельствуют о том, что вследствие политики реакционных правящих кругов США осуществление программы экономической помощи Советскому Союзу шло "медленно и вызывало разочарование" (стр. 558). Они сообщают о постоянных задержках, которые вызывались будто бы "различными административными затруднениями" (там же), что "советские планы переходили от одной организации к другой, и каждая организация изучала эти требования с точки зрения своих собственных возможностей и почти всегда отклоняла их" (там же). Книга проливает свет и на действительные причины в задержке поставок. Авторы, в частности, указывают, что многие американские и английские военные сомневались в возможности сопротивления Советского Союза более 2 - 3 месяцев и всячески тормозили поставки снаряжения в СССР под предлогом, что было бы бессмысленным жертвовать ценным снаряжением, которого и так не хватало (стр. 536).

 

Правящие круги США ставили условием поставок своих товаров в Советский Союз предоставление Соединенным Штатам сырья из Страны Советов (стр. 538). При этом авторы, ссылаясь на слова Джесса Джоунса, сообщают, что в этих поставках сырья "для США фактически не было необходимости" (там же). В то же время основной вопрос - о поставках самолетов в Советский Союз - оставался нерешенным. Позиция военного департамента в этом вопросе, по сообщению авторов, не была многообещающей. Лэнгер и Глисон констатируют, что "поставки в Россию неизменно оставались незначительными. В течение июля 1941 г. экспорт в Россию равнялся всего 6521919 долл., а за период до 1 октября он вырос лишь до 29 млн. долларов". При таких темпах США, отмечают авторы, сделали бы "лишь самый незначительный вклад в оборону Советов или в дело окончательной победы на восточном фронте" (стр. 560). Авторы приводят справедливое суждение Рузвельта: "Прошло уже почти шесть месяцев с того времени, как началась русская война, а мы практически ничего не сделали для того, чтобы доставить что-нибудь из тех материалов, о которых они просили" (стр. 561). Поставки в СССР стали возрастать только в конце 1941 - начале 1942 г., постепенно расширяясь.

 

Военное сотрудничество СССР, США и Англии, продиктованное создавшейся для трех стран нацистской угрозой, являлось наглядным подтверждением принципа возможности сосуществования и сотрудничества государств с различным общественным строем. Именно в эти месяцы закладывалась основа того сотрудничества, которое привело к заключению советско-американского соглашения от 11 июня 1942 года. Это было боевое содружество, имевшее большое значение для обеих стран и для всеобщей безопасности.

 

Сотрудничество между США и СССР могло быть еще более плодотворным, если бы в самих Соединенных Штатах не выступали против него мощные силы, в том числе в госдепартаменте. Авторы отмечают, что многие сотрудники госдепартамента, в отличие от Рузвельта, были враждебно настроены по отношению к Советскому Союзу. Так, Уэллес, исполнявший обязанности государственного секретаря во время отсутствия и болезни Хэлла, "высказывался за сдержанность в установлении слишком близких отношений с Кремлем" (стр. 540). 22 июня 1941 г., в день нападения гитлеровской Германии на Советский Союз, Уэллес предупредил лорда Галифакса, что "рано или поздно Япония, вероятно, присоединится к нападению на Россию и тогда, если Англия и Россия бу-

 
стр. 171

 

Дут союзниками, Англия окажется втянутой в военные действия на Дальнем Востоке". Поэтому Уэллес советовал, чтобы "Англия, подобно США, проводила свою политику, учитывая собственные интересы, и, признавая, что как Англия, так и Россия находятся в состоянии войны с Германией, в настоящий момент не шла бы дальше этого признания" (там же).

 

Некоторые круги в США по-прежнему вынашивали планы организации антисоветского блока государств с участием Германии. Лэнгер и Глисон приводят любопытное высказывание газеты "Chikago Tribune", которая писала 23 июня 1941 г., что "все еще есть возможность установить мир на Западе и объединить Европу против экспансии азиатского коммунизма". Сенатор Тафт в это же время заявил, что "победа коммунизма в мире будет гораздо более опасной для США, чем победа фашизма" (там же).

 

Авторы отмечают, что Рузвельт не разделял подобных мнений. Приводя выдержки из газеты "New York Tribune" от 3 июля 1941 г. о том, что "победа Великобритании, США и коммунистической России не выдвигает перспективы победы коммунизма во всем мире", авторы указывают, что президент Рузвельт поддерживал эти взгляды (стр. 544). В качестве доказательства они приводят письмо Рузвельта адмиралу Леги, в котором высказывалось мнение, что совместные действия трех стран будут означать "освобождение Европы от господства нацистов". "В то же время я полагаю, - писал Рузвельт, - что у нас нет оснований опасаться возможности господства русских" (стр. 544).

 

Рузвельт понимал, какую угрозу представляет для США нацистская, реваншистская Германия. "Наступило время, - заявлял президент, - для всех американцев в обеих частях Америки отбросить иллюзии, что Америка, как Южная, так и Северная, может жить мирно и счастливо в мире, где будет господствовать нацизм" (стр. 745).

 

Значительная часть книги посвящена изложению дальневосточной политики США в 1940 - 1941 годах. Основным тезисом авторов является утверждение, что политика США на Дальнем Востоке была направлена на обеспечение мира, что она мешала развертыванию японской агрессии и тем самым защищала страны Азии от японских захватчиков. Но вопреки этому тезису они вынуждены признать, что США не предприняли решительных действий против агрессивной Японии. Сообщая, что в годы, предшествующие нападению Японии на Пирл-Харбор, Соединенные Штаты непрерывно увеличивали поставки в Японию стратегического сырья (стр. 18), Лэнгер и Глисон отнюдь не склонны видеть в этом поддержку американскими монополиями агрессии Японии; наоборот, они стараются оправдать помощь США Японии ссылками на то, что якобы в тех условиях эмбарго на нефть и другое сырье могло бы привести к "отчаянным действиям" со стороны японцев и спровоцировало бы войну.

 

Этот аргумент не является новым. В этом духе неоднократно выступали многие японские публицисты. Вряд ли есть необходимость доказывать его несостоятельность - он опровергнут самой действительностью: именно при помощи американских поставок Япония смогла подготовиться к длительной войне на Дальнем Востоке.

 

Характерно, что авторы сами косвенным образом, опровергают свою концепцию. Они приводят ряд фактов, которые свидетельствуют о том, что даже незначительная решимость, проявленная другими правительствами, заставляла японских империалистов отступать. Так, например, твердая позиция, занятая властями Голландской Индии, хотя они и не имели сколько-нибудь серьезных сил для обороны против Японии, вызвала отступление японских агрессоров. Авторы с сарказмом замечают: "В то время как Лондон и Вашингтон дрожали от страха перед японской агрессией против ценных, но беспомощных владений Голландии, голландские власти отказались в октябре 1940 г. принять требование японской миссии в отношении нефтяных месторождений и направили японцев к частным компаниям, частично к английским и американским, которые контролировали производство и экспорт таких важных товаров, как нефть" (стр. 52).

 

Авторы подробно описывают ход японо-американских переговоров, начиная с неофициальных в декабре 1940 г. и до момента нападения на Пирл-Харбор. Они даже подчеркивают трудности, которые стояли перед их участниками на пути империалистического сговора: "Так как Вашингтон никогда серьезно не намеревался отказаться от своей политики и интересов на Дальнем Востоке, то не было настоящих перспектив на успех после июля 1941 года. Если бы даже мы добились общего языка, не было бы общего согласия

 
стр. 172

 

в толковании значения слов" (стр. 902). Империалистические противоречия между США и Японией были настолько непримиримыми, что всерьез говорить о каком-то прочном соглашении было нельзя.

 

В книге приводятся любопытные сведения о том, что неофициальные японо-американские переговоры об урегулировании основных противоречий на Тихом океане начались не в марте 1941 г., как это широко известно, а в самом начале 1941 года. Со стороны Японии эти переговоры вел лидер фашистской организации "Черный дракон", поклонник Гитлера и Муссолини, известный своими крайне реакционными и агрессивными выступлениями полковник Хасимото.

 

О его поездке в США в печати не было никаких сведений, хотя он пробыл там почти месяц (с середины января до середины февраля 1941 года). За это время Хасимото не раз встречался с чиновниками госдепартамента, которым заявил, что Тодзио разделяет его взгляды и что непосредственной целью этой группы является стремление освободиться от Мацуока и его планов соглашения с СССР. Если США займут более примирительную позицию по отношению к Японии, утверждал Хасимото, то нежелательные для них черты японской политики могут быть ликвидированы. Он вносил на рассмотрение правительства США следующие конкретные предложения: подписание Тихоокеанского пакта, который гарантировал бы сохранение статус-кво; американское предложение о прекращении воины в Европе и Азии; использование американского влияния для того, чтобы заставить Чан Кай-ши заключить мир с Японией.

 

В то же время Хасимото требовал, чтобы США признали японское "руководство" в Восточной Азии, поддерживали торговое равенство с Японией и помогли ей получить долю неразработанных полезных ископаемых в районе Восточной Азии, а также предоставили заем и заключили с Японией новый торговый договор (стр. 312). Эти требования, разумеется, не отвечали интересам американских монополий, которые не желали поступиться своими позициями в Восточной Азии, и попытка заключить сделку на предложенных Хасимото условиях кончилась неудачей.

 

В то же время авторы справедливо отвергают нападки на правительство Рузвельта со стороны некоторых реакционных американских историков (Моргенстерн, Бирд, Тэнзил), которые обвиняли Рузвельта и Хэлла не в недостаточной бдительности к угрозе фашистской агрессии, а в неспособности достичь соглашения с фашистскими державами и утверждали (например, Тэнзил), что Рузвельт провоцировал Германию и Японию напасть на США6 . "Эта трагическая ошибка, - пишут Лэнгер и Глисон, имея в виду невнимание правительства Рузвельта к обороне Гавайев, - может быть классическим примером человеческой слабости, но она не доказывает, что президент или какой-нибудь другой американский чиновник вызвали японское нападение на Пирл-Харбор для того, чтобы иметь возможность вступить в европейскую войну через тихоокеанский черный ход" (стр. 937). В работе содержится ряд любопытных материалов, свидетельствующих о серьезных противоречиях между США и Англией. США делали ставку на ослабление Англии в войне и постепенное подчинение ее колониальных владений и сфер влияния на Дальнем Востоке. В свою очередь английские правящие круги стремились парализовать эти устремления США и сохранить свои дальневосточные позиции путем втягивания американского соперника в войну с Японией. Когда в начале октября 1940 г. Черчилль обратился к Рузвельту с письмом, в котором просил прислать американский флот с визитом в Сингапур, рассчитывая демонстрацией единства двух англо-саксонских стран оказать некоторое давление на японские правящие круги, объединенный комитет в составе Уэллеса, Маршалла и Старка решил отклонить это предложение, мотивируя, что "этот шаг может ускорить военные действия" (стр. 45).

 

С конца сентября 1940 г. англичане неоднократно предлагали США координировать действия английских и американских вооруженных сил, в частности на Дальнем Востоке. Однако, как показывают материалы книги, американо-английские противоречия были слишком сильны и переговоры не приводили к успеху. Получив официальное сообщение из Лондона о подготовке большого нападения японской армии на Индокитай, Малайский полуостров или Голландскую Индию примерно 10 февраля 1941 г. (стр. 322), совещание при Рузвель-

 

 

6 См. об этом Б. И. Морушкин, Н. Н. Яковлев. Историки американской "новой школы" об участии США во второй мировой войне "Вопросы истории", 1956, N 7.

 
стр. 173

 

те (Хэлл, Нокс, Стимсон, Маршалл, Старк) высказалось против посылки кораблей на Дальний Восток (стр. 323). Даже после занятия японцами Южного Индокитая попытки англичан получить какие-либо обещания американской помощи в случае нападения японцев на Сингапур или Голландскую Индию также кончились неудачей (стр. 671).

 

Серьезные противоречия обнаружились и на англо-американской Атлантической конференции в августе 1941 года. Эти противоречия помешали принятию решений о совместных англо-американских действиях против продвижения Японии в зону Южных морей 9 августа 1941 г. Рузвельт отклонил предложенный Черчиллем проект ультиматума Японии от имени США, Англии и СССР, в котором предполагалось заявить, что, если японские войска вступят в Малайю или Голландскую Индию, три державы примут такие меры, которые потребуются для того, чтобы вытеснить их оттуда (стр. 673). Он согласился лишь еще раз предупредить японского посла против дальнейших агрессивных актов (стр. 676) и решил продолжить затянувшиеся переговоры с Японией, рассчитывая выиграть время (стр. 677). Приведенные факты лишний раз опровергают утверждение авторов о том, что уже в 1940 - 1941 гг. США вели "необъявленную войну".

 

Большое внимание в работе уделено показу отношения США к Китаю. Авторы стараются доказать, что США из "благородных побуждений" стремились помочь Китаю в его борьбе против японских захватчиков. Это утверждение опять-таки противоречит фактам. Так, в сентябре 1940 г. правительство США сделало попытку арендовать несколько баз в Китае; пообещав предоставить за это заем Китаю. В конце сентября в связи с подписанием Берлинского пакта Соединенные Штаты согласились на заем, но не безвозмездно, а за встречные поставки вольфрамовой руды (стр. 17).

 

Поддерживая Чан Кай-ши, США пользовались случаем, чтобы получить из его рук максимальное количество "особых прав" и укрепиться в Китае. Так, они добились монопольного управления денежным обращением Китая, захватили в свои руки сооружение аэродромов на юго-западе страны и прокладку дороги Юньнань - Бирма, а также получили право контролировать военную стратегию Чан Кай-ши.

 

Подводя итог, следует сказать, что книга Лэнгера и Глисона не представляет собой объективного исследования американской внешней политики и международных отношений начального этапа второй мировой войны. Неправильная методология и предвзятая концепция мешают авторам прийти к глубоким научным выводам. Авторы сводят всю историю международных отношений к дипломатическим комбинациям; подробно разбирая мнения и действия отдельных политических деятелей, они обходят вопросы деятельности монополий и их влияния на внешнюю политику капиталистических стран. Это неминуемо приводит к идеалистическим оценкам, преувеличению роли третьестепенных факторов. Так, например, оценивая политику Коноэ, авторы все стремятся объяснить его личными свойствами (стр. 4) и ни слова не говорят о связях Коноэ с монополистическими группами - действительными вдохновителями и проводниками агрессивной политики Японии. Много внимания уделяют Лэнгер и Глисон чертам характера Мацуока, даже не упоминая, что он был одним из директоров ЮМЖД, тесно связанным с крупнейшими японскими монополистическими объединениями. Такой субъективистский подход вообще характерен для книги.

 

Лэнгер и Глисон умалчивают о том, что американские монополии в 1940 - 1941 гг., как и накануне войны, продолжали проводить пагубную политику уступок Японии и Германии, вооружая как немецких, так и японских агрессоров и стремясь направить их против СССР. Вместе с тем нельзя не отметить, что, будучи хорошо осведомленными, авторы сообщили новые интересные данные о советско-американских отношениях, позиции Рузвельта в отношении СССР, англо-американских противоречиях, японо-американских переговорах в 1941 г. и о ряде других событий. Они ввели в научный оборот большое количество ранее недоступных или неизвестных документальных материалов. Эти материалы, желали или не желали того авторы, свидетельствуют, что сотрудничество между СССР и США во время войны было взаимно выгодным для обеих стран, что оно было плодотворным, когда правящие круги США относились к нему лояльно, и нарушалось, когда они проводили "жесткий курс" в отношении СССР. Несомненно, что новые материалы при строго критическом подходе заслуживают внимания советских историков.


Опубликовано 02 марта 2016 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Л. Н. КУТАКОВ, В. И. ПОПОВ • Публикатор (): Basmach Источник: Вопросы истории, № 1, Январь 1957, C. 168-174

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.