О. П. МАРКОВА. ВОССТАНИЕ В КАХЕТИИ 1812 г.

Актуальные публикации по вопросам истории и смежных наук.

NEW ИСТОРИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему О. П. МАРКОВА. ВОССТАНИЕ В КАХЕТИИ 1812 г.. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2015-12-21
Источник: Вопросы истории, № 6, Июнь 1952, C. 130-133

Академия наук СССР. Институт истории. Изд-во Академии наук СССР. М. 1951. 332 стр.

 

Монографий, посвященных истории Грузии XIX в., у нас ещё мало. Между тем общественно-политическая жизнь Грузии той поры насыщена яркими и значительными событиями, непосредственно связанными с героической борьбой, которую вёл грузинский народ против своих многочисленных внутренних и внешних врагов. Таковы, например, события 1812 г. в Кахетии, которые не получили правильного освещения в сочинениях дореволюционных, дворянско-буржуазных историков. Советские историки ограничивались обычно лишь беглым и поверхностным обзором восстания кахетинских крестьян, не замечая, что указанные события не исчерпываются только стихийным выступлением крестьянских масс.

 

Лишь сравнительно недавно действительный член Академии наук Грузинской ССР Г. В. Хачапуридзе попытался дать более

 
стр. 130

 

полную характеристику событий в Кахетии в 1812 г., подчеркнув, что "крестьянское восстание пыталось использовать в своих интересах некоторая часть кахетинских князей и дворян"1 . На это обстоятельство обратила внимание и О. П. Маркова, поставившая сваей задачей раскрыть сложный характер этих событий, подвергнув их анализу не только под углом зрения внутренних процессов социально-экономического и политического развития Грузии, но и в свете внешнеполитических условий того времени. Нельзя не отметить, что в исторической литературе до сих пор не было исследования, которое бы так широко и всесторонне освещало данную тему.

 

Анализируя собранный ею обильный фактический материал, привлечённый в значительной мере из архивных источников, О. П. Маркова исходит из гениальных указаний И. В. Сталина по национальному вопросу. Как известно, И. В. Сталин учит диалектическому подходу к истории национального вопроса, который "в разные времена служит различным интересам, принимает различные оттенки в зависимости от того, какой класс и когда выдвигает его"2 . Следовательно, и к оценке тех или иных национальных движений надо подходить с учётом конкретно-исторических условий, помня о возможной реакционности некоторых отдельных национальных движений3 .

 

В трудах И. В. Сталина имеются прямые указания относительно преломления национального вопроса в конкретно-исторических условиях Грузии XIX века. В частности, выступления грузинских дворян, направленные против русских правителей на Кавказе, И. В. Сталин оценивает как проявления реакционного феодально-монархического "национализма"4 .

 

Именно в свете этих указаний И. В. Сталина автор и рассматривает историю кахетинского восстания 1812 года.

 

Излагая ход событий, а, также анализируя петиции восставших крестьян, О. П. Маркова приходит к выводу, что восстание, начавшееся в феврале 1812 г. в Тионетском районе и быстро распространившееся на всю Кахетию, а затем и восточную окраину Картлии, являлось стихийным массовым выступлением крестьян, протестовавших против колониального и феодального гнёта.

 

Этот вывод подтверждают приводимые в книге свидетельства современников. Выдающийся грузинский поэт и мыслитель А. Г. Чавчавадзе прямо указывает, что восстание в Кахетии произошло не от "неверности" грузинского народа России, а "единственно от беспримерного стеснения жителей" (стр. 5). Действительно, ни в одной петиции крестьян нельзя обнаружить стремления к отторжению Грузии от России. Более того; вожаки восставших крестьян подчёркивали, что они не хотят изменить вековой дружбе с русским народом. "Изменить русским никогда в нашем помышлении не было", - заявлял один из предводителей повстанцев - Кацо Оханашвили (стр. 73).

 

О. П. Маркова показывает, что в дальнейшем к восстанию примкнула часть грузинских феодалов, недовольная утратой некоторых своих привилегий в результате присоединения к России. Эти феодалы пытались возглавить восстание крестьянских масс и использовать его в своих интересах, Они ставили целью "отпадение Грузии от России и восстановление феодального Картли-Кахетинского царства Багратионов, раздробленного на отдельные владения с самовластными феодалами во главе" (стр. 160).

 

В соответствии с этим автор делит историю кахетинского восстания на три этапа: февраль - март 1812 г. когда восстание является крестьянским и имеет прогрессивный и освободительный характер; апрель - июнь, когда инициатива выступления переходит в руки феодалов; сентябрь - ноябрь, когда восстание окончательно перерастает в мятеж феодалов, преследующий ясно реакционные, реставраторские цели. Анализу этих трёх этапов посвящены вторая, третья и четвёртая главы рецензируемой монографии.

 

В пятой главе автор детально выясняет причины выступления крестьян, подчёркивая, что оно было вызвано непомерным увеличением казённых повинностей и военных поборов, а также усилением крепостнического гнёта и произвола местных помещиков. Причины участия князей и дворян в восстании вскрываются в шестой главе. Феодалы были недовольны отменой института "моуравов", управлявших отдельными округами или селениями от имени царя, они были против запрещения работорговли, не со-

 

 

1 Г. Хачапуридзе. К истории Грузии первой половины XIX века, стр. 116. Тбилиси. 1950.

 

2 И. В. Сталин. Соч. Т. 1, стр. 32.

 

3 См. И. В. Сталин. Соч. Т. 6, стр. 143.

 

4 См. И. В. Сталин. Соч. Т. 1, стр. 32 - 33.

 
стр. 131

 

глашались с правительственными мероприятиями, направленными на некоторое ограничение феодального произвола. В то время как "крестьяне стремились избавиться от эксплуатации", феодалы, наоборот, хотели "добиться возвращения своих феодальных привилегий, т. е. старых форм угнетения народных масс" (стр. 312). При таком различии целей "не было и не могло быть между повстанцами-крестьянами и реакционерами-феодалами идеологической спайки и внутреннего единства".

 

Это заключение автора справедливо и вполне обоснованно. Однако, давая общую оценку событиям в Кахетии в 1812 г., О. П. Маркова допускает иногда неточные формулировки, например, когда говорит, что восстание "носило двойственный характер" (стр. 314). Если автор утверждает, что "стихийное выступление кахетинских крестьян было поглощено реакционным движением феодалов" (стр. 6), то, значит, он признает наличие двух социально разнородных выступлений, отличавшихся друг от друга и политическими целями, и движущими силами, и характером, и методами действий. Зачем же после этого брать за одну скобку два социально различных явления и рассматривать их как две стороны одного и того же движения?

 

Большой заслугой О. П. Марковой является рассмотрение событий 1812 г. в Кахетии в связи с международной обстановкой. Анализу этой обстановки и разоблачению агрессивных замыслов султанской Турции и шахского Ирана, а также стоявших за их спиной Англии и Франции, посвящен весь второй раздел книги: главы седьмая - десятая.

 

Автор справедливо указывает, что в связях с внешними врагами "особенно сказался реакционный характер "движения" феодально-монархического "национализма" в Грузии в начале XIX века" (стр. 312). Действительно, вступая на путь прямой измены родине, реакционные феодалы превращались в агентов турецких и иранских захватчиков, как, например, царевич Александр.

 

Если бы пресмыкавшимся перед шахом и султаном изменникам удалось добиться отторжения Грузии от России, Грузия неминуемо оказалась бы вновь под ярмом кровавого иранского и турецкого владычества, и грузинский народ снова стал бы жертвой агрессивной политики иранских и турецких ассимиляторов, наиболее жестоких из всех ассимиляторов5 . В условиях того времени только Россия "являлась единственной прогрессивной силой, способной объединить все грузинские земли и обеспечить необходимые условия для развития производительных сил страны"6 . Поэтому любое выступление за отторжение Грузии от России, против воссоединения Грузии с Россией противоречило коренным интересам грузинского народа.

 

Отмечая реваншистские устремления правящих кругов Ирана и Турции, направленные "к возвращению утраченных владений" на Кавказе, автор особо подчёркивает тот факт, что "усиление враждебной активности этих государств в отношении России обусловлено было развитием на Ближнем Востоке деятельности французской и английской дипломатии и ее агентуры" (стр. 199 - 200). С конца XVIII и особенно с начала XIX в. Закавказье служило объектом соперничества Англии и Франции и стало играть большую роль в их борьбе против России. Договор, заключённый в 1801 г. уполномоченным Ост-Индской компании Малькольмом с Фетх-Али-шахом, должен был не только обеспечить английское влияние в Иране, но и открыть возможность включения Закавказья в сферу английской колониальной экспансии. Поскольку присоединение Грузии и Северного Азербайджана к России вставало преградой на пути реализации агрессивных планов английской буржуазии в отношении Кавказа, британские агенты стали подстрекать шаха к войне с Россией. Английская буржуазия всегда предпочитала вести войну чужими руками. И действительно, начавшаяся в 1804 г. русско-иранская война была в значительной мере спровоцирована английской дипломатией.

 

Говоря об этом, О. П. Маркова вместе с тем указывает, что реваншистские притязания правящих кругов Ирана и Турции всячески разжигали и французские дипломаты. Обещая шаху и султану помощь в отторжении Грузии от России, Наполеон рассчитывал создать дополнительный фронт против России на Кавказе и отвлечь тем часть сил русской армии от западной границы. Именно в результате провокационной деятельности наполеоновской агентуры Турция оказалась

 

 

5 См. И. В. Сталин. Соч. Т. 11, стр. 347.

 

6 Н. Бердзенишвили, И. Джавахишвили, С. Джанашиа. История Грузии. Ч. I, стр. 449. Тбилиси. 1950. 2-е изд.

 
стр. 132

 

вовлечённой в 1806 г. в длительную и тяжёлую для неё войну с Россией.

 

Таким образом, захватническая политика Англии и Франции в равной мере была направлена на восстановление иранского и турецкого владычества в Закавказье и на подавление освободительных устремлений кавказских народов, а, следовательно, имела явно выраженный реакционный характер.

 

Используя обширный документальный материал, автор в отдельной главе вскрывает связи грузинских феодалов с англо-французской агентурой. Поощряя захватнические цели иранских и турецких правителей, а также реставраторские замыслы грузинских феодалов, Англия и Франция "были заинтересованы не в "освобождении" Грузии, но в создании общего фронта против России" и в "установлении собственного господства и влияния" в Закавказье (стр. 314).

 

Нельзя не согласиться с автором, что "одним из главных пунктов практической программы деятельности английской и французской дипломатии в Передней Азии было примирение Ирана и Турции и заключение между ними наступательного союза против России" (стр. 239). И наполеоновские агенты в 1805 - 1807 гг. и английские в 1809 - 1812 гг. старались сколотить агрессивный антирусский блок на Среднем Востоке. Однако все их усилия были напрасны. Успехи русского оружия на Кавказском театре, помощь народов Кавказа русской армии, а также ирано-турецкие противоречия предопределили полный провал этой затеи.

 

"Иранская и турецкая политика в Закавказье, как и политика их "западных друзей", потерпела полное поражение, - пишет в заключительной главе монографии О. П. Маркова. - Притязаниям Ирана и Турции на Закавказье был дан отпор самим грузинским народом: связи Грузии и народов Закавказья с Россией оказались сильнее происков врагов. Расчёт на закавказских феодалов не оправдался" (стр. 313). К сожалению, о непосредственном участии грузинского народа в войнах России против шахского Ирана и султанской Турции этого периода сказано мало. Между тем отношение народов Закавказья, и, прежде всего грузинского народа, к политике соперничавших держав (Ирана и Турции) во многом определило исход русско-иранской и русско-турецкой войн начала XIX века.

 

Вопреки утверждениям буржуазно-националистических историков, народные массы Закавказья рассматривали борьбу против шахского Ирана и султанской Турции как своё кровное дело. Поэтому трудящиеся массы Грузии и всего Закавказья всемерно содействовали боевым операциям русских войск, хотя и боролись против колониальной политики царизма. Всё это следовало показать на конкретных примерах, тем более, что в распоряжении автора, несомненно, имелись соответствующие материалы.

 

К недостаткам рецензируемой монографии следует отнести также слабое освещение автором социально-экономических условий, сложившихся в Грузии и Закавказье к началу XIX века. Хотя первая глава книги и носит название "Положение в Грузии в конце XVIII - начале XIX века", в ней даётся по преимуществу обзор династической борьбы между различными представителями дома Багратионов и связанной с этим феодальной междоусобицы. Экономическому состоянию Грузии и Закавказья в этой главе почти не уделено внимания. Расстановка классовых сил и основные направления классовой борьбы показаны недостаточно полно.

 

Вызывает недоумение композиция книг". Автор вначале излагает ход восстания в Кахетии (главы вторая - четвёртая), затем выясняет причины восстания (главы пятая - шестая) и, наконец, даёт оценку международной обстановки и внешнеполитических условий, на фоне которых развертывались изучаемые события. Было бы целесообразнее дать вначале характеристику общей политической обстановки, затем вскрыть причины исследуемого явления, после чего уже изложить ход событий и выяснить их историческое значение. Такой порядок кажется нам наиболее целесообразным именно потому, что он дал бы возможность научно определить существо изучаемого явления, вскрыть его корни и ощенить его историческое значение. Почему автор и ответственный редактор решили принять иной план, неизвестно, но, во всяком случае, стройность плана и композиция книги от этого пострадали.

 

Помещённый в конце книги подробный указатель источников и литературы представляет большой интерес. Тем досаднее имеющиеся в нем опечатки.

 

В целом книга О. П. Марковой является значительным вкладом в изучение истории Грузии, а также истории внешней политики России и международных отношений начала XIX века.


Комментируем публикацию: О. П. МАРКОВА. ВОССТАНИЕ В КАХЕТИИ 1812 г.


© А. В. ФАДЕЕВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, № 6, Июнь 1952, C. 130-133

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.