КОНЕЦ МУССОЛИНИ

Актуальные публикации по вопросам истории и смежных наук.

NEW ИСТОРИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему КОНЕЦ МУССОЛИНИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

24 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


Северная Италия, Милан - столица Ломбардии, предрассветные часы воскресного утра 29 апреля 1945 года... Возле бензозаправочной станции на площади Лорето начали появляться люди. Одеты они были по-разному: одни - в поношенной форме итальянской королевской армии, другие - в штатском, третьи щеголяли в пятнистых комбинезонах парашютистов, у некоторых на шее - красные платки, повязанные на манер галстука. Почти все вооружены: поблескивают стволы итальянских карабинов, немецких трофейных винтовок и автоматов, у многих за поясом пистолеты и ручные гранаты. По мере того как становилось светлее, приглушенный говор смолкал. В наступившей тишине все, словно по команде, повернули головы, устремив взгляд на навес бензозаправки. Там, привязанные за ноги к его верхним металлическим опорам, висели тела десятка людей, казненных накануне по приговору Комитета национального освобождения Северной Италии. Среди них - тело человека среднего роста, плотного, широкоплечего, лет 60-ти, в черной рубашке и серо-зеленых галифе с черными генеральскими лампасами. Его крупная, наголо бритая голова, круглая и гладкая, как бильярдный шар, с надменным серым лицом и презрительно выпяченной массивной нижней челюстью почти касалась земли. Вся Италия, от мала до велика, знала этого человека. Его характерный профиль чеканился на монетах, выбивался на юбилейных значках и медалях. Его портреты, бюсты и фотографии украшали общественные места, государственные учреждения и жилые здания даже в самых заброшенных уголках итальянского захолустья. Имя этого человека, набиравшееся специальным шрифтом во всех газетах Италии, звучало в передачах национального радио десятки раз в день. Кадры кинохроники запечатлели его в экзотических мундирах на военных парадах, спортивных соревнованиях и массовых митингах. Его "великие героические деяния во славу и на благо Италии" без устали воспевались в стихах, песнях, кинофильмах, на страницах книг и журналов. Это был он, Бенито Муссолини, основатель итальянского фашизма и его признанный дуче, безраздельно правивший Италией с октября 1922 по июль 1943 года.

Возмездие настигло этого величайшего в итальянской истории авантюриста, обладавшего несомненными организаторскими и административными способностями, цепкой хваткой, острым политическим чутьем и даром оратора-демагога, умело производившего на аудиторию впечатление обаятельного и полного недюжинной энергии лидера, выходца из народа. Действительно, Муссолини родился в 1883 г. в семье деревенского кузнеца, в местечке Предаппио провинции Форли области Эмилия-Романья. Этот факт обыгрывался правительственной пропагандой в течение всех 20 лет "фашистской эры". Вместе с дуче, навек запятнавшим себя кровавыми преступлениями против собственного и других народов, бесславно окончило свои дни и созданное им в 1943 г. при непосредственной и активной поддержке гитлеровской Германии марионеточное государство, пресловутая Итальянская социальная республика - Республика Сало1 , опи-


ВИНОГРАДОВ А. - кандидат исторических наук (Москва).

1 Ее столицей являлся небольшой курортный городок Сало у оз. Гарда в Ломбардии.

стр. 166


равшаяся на штыки немецких оккупантов и оставившая о себе у подавляющего большинства итальянцев трагическую память.

Член Итальянской компартии с 1931 г. В. Аудизио, известный в партизанском движении Сопротивления под кличкой "полковник Валерио", удостоенный высшей военной награды Итальянской республики - Золотой медали за воинскую доблесть, непосредственный организатор и исполнитель казни Муссолини, впоследствии вспоминал: "Выбор места не был импровизацией той ночи. Я хорошо помнил угол этой площади вечером 14 августа 1944 г., когда на ней лежали трупы 15 замученных партизан, а вокруг них стояли чернорубашечники... Эта площадь стала символом для всего народа - нетленной памятью о 76000 патриотов, павших в войне за освобождение"2 .

Что же представляла собой республика Сало? Была ли она и впрямь последним отчаянным усилием Муссолини и его приспешников, во что бы то ни стало стремившихся гальванизировать фашистское движение в Италии в тесном союзе с Гитлером и "спасти лицо" итальянского фашизма, возродив его возвращением к "истокам"? То есть была ли она истинной попыткой хотя бы частично реализовать некоторые из реанимированных идей "революционной, народной и республиканской программы" раннего фашизма первой половины 20-х годов? Или вся эта кровавая буффонада организовывалась по берлинскому сценарию для того, чтобы, компенсируя потери вследствие перехода короля Виктора- Эммануила III и правительства маршала П. Бадольо на сторону США и Великобритании в сентябре 1943 г., воспрепятствовать учреждением "буфера Сало" продвижению англо- американских войск по Апеннинскому полуострову на север, не отвлекая главные силы вермахта с Советского фронта? И почему десятки тысяч молодых итальянцев, в том числе выходцев из трудящихся слоев, вновь позволили одурманить себя демагогическими призывами к "восстановлению поруганной чести, достоинства И величия Италии", лозунгами о необходимости "хранить верность обязательствам" и "смыть кровью позор капитуляции"?

Официальная дата рождения Республики Сало - 18 сентября 1943 года. Но ее появлению на свет предшествовали некоторые события. 3 сентября в Кассибиле (о. Сицилия) представители правительства Бадольо во главе с генералом Д. А. Кастеллано и англо- американского союзного военного командования во главе с генералом У. Б. Смитом подписали "краткое перемирие" ("пространное перемирие" было оформлено Бадольо и Д. Эйзенхауэром на Мальте 29 сентября 1943 г.) о безоговорочной капитуляции Италии на суше, море и в воздухе и немедленном прекращении боевых действий против Объединенных Наций. 8 сентября вечером о вступлении перемирия в силу объявил по радио американский генерал Эйзенхауэр. 12 сентябри любимчик Гитлера штурмбан- фюрер СС О. Скорцени, организовав похищение Муссолини из отеля "Кампо императоре" в высокогорном массиве Гран Сассо (обл. Абруццо), вывез его в Вену, откуда переправил в Мюнхен, а затем в Растенбург - ставку германского верховного командования в Восточной Пруссии. Там состоялось несколько пространных бесед Муссолини с Гитлером.

С первых же минут фюрер понял, что низложенный дуче был лишь бледной тенью прежнего Муссолини3 . "Поражение и переживания изменили его,.. он постарел за эти недели,.. стал крайне апатичным"4 . Гитлер принялся усиленно обрабатывать "собрата". Его главный довод сводился к следующему: Германия остро нуждается в скорейшем возобновлении союза с Италией, но это возможно только при условии восстановления фашизма, причем возрожденный в любой форме режим без Муссолини уже не будет фашистским. В таком случае руководство рейха будет рассматривать Италию как врага и поступит с ней соответствующим образом. Исходившие от фюрера щедрые посулы, неприкрытые угрозы и весомые предостережения возымели свое действие - Муссолини согласился. К тому же он знал, что имеется несколько претендентов на пост будущего главы нового фашистского правительства из числа "иерархов" прежнего режима, наперебой предлагавших немцам свои услуги и готовых сотрудничать с ними. Нацистские лидеры имели "про запас" сразу несколько козырных карт, которые они


2 Unita, 28.III.1947.

3 По свидетельству осмотревшего его доктора Захарие, Муссолини был "развалиной, стоявшей на краю могилы" (Zachariae G. Mussolini siconfessa. Milano, 1966, p. 11).

4 Tamaro A. Due anni di storia: 1943 - 1945. Vol. 1. R. 1948, p. 560.

стр. 167


собирались разыграть, предвидя возможный отказ Муссолини: И. П. Геббельс, например, поддерживал кандидатуру Р. Фариначчи, Г. Буффарини-Гуиди был ставленником Г. Гиммлера, Д. Прецьози - А. Розенберга5 .

Придя в себя, Муссолини через официальное германское агентство "ДНБ" обнародовал в сентябре 1943 г. несколько декретов: о принятии им вновь верховного руководства фашистским движением в Италии, об учреждении фашистской республиканской партии и назначении ее секретарем "крестного отца" террористических черных бригад А. Паволини, о воссоздании Добровольческой милиции по защите государства (военных формирований фашистской партии - чернорубашечников), об освобождении офицеров итальянских вооруженных сил от присяги Виктору-Эммануилу III. 18 сентября Муссолини выступил по мюнхенскому радио. Обрушившись с нападками на Савойскую династию, дуче обвинил монархию и Бадольо в пораженчестве, пропаганде антинемецких настроений, измене и организации государственного переворота. Он заявил о "желании создать национальное и социальное государство в самом высшем смысле слова, при котором фашизм вернется к своим истокам". Подчеркнув необходимость возобновления боевых действий бок о бок с Германией и Японией и скорейшей реорганизации итальянских вооруженных сил на базе соединений милиции, Муссолини обещал "ликвидировать предателей, уничтожить паразитическую плутократию и сделать труд... неколебимой основой государства"6 .

23 сентября был объявлен новый состав правительства, в котором Муссолини помимо обязанностей главы государства и премьер-министра взял на себя функции министра иностранных дел. 28 сентября в телеграмме на имя Муссолини Гитлер сообщил о признании третьим рейхом Итальянской социальной республики де-юре. Спустя сутки его примеру последовали германские союзники - Япония, Румыния, Болгария, Хорватия и Словакия. Так совершился военно-политический раскол Италии по меридиану Неаполя. Портфель министра национальной обороны был предложен маршалу Р. Грациани, ранее впавшему в немилость из-за поражений в Северной Африке. 25 сентября Грациани произнес по римскому радио пылкую речь, в которой смешались страстные филиппики в адрес предателей - короля и Бадольо, боль за участь Италии, наигранный пафос и приглашение вступать добровольцами в ряды армии Республики Сало. Это выступление ускорило вербовку, особенно в профашистски настроенных офицерских кругах и мелкобуржуазной молодежной среде, оказавшихся активом нового правительства Муссолини. Однако Грациани не тешил себя чрезмерными иллюзиями: он знал о враждебном отношении верховного военного командования Германии к его намерениям. Генерал-фельдмаршал В. Кейтель, например, утверждал в те дни, что "единственной итальянской армией, не способной на предательство, отныне может стать лишь та, которой не будет вообще"7 .

Существенную роль в становлении новой армии сыграло соглашение, подписанное Грациани в октябре 1943 г. во время его визита в Германию. Вермахт обязывался оснастить всем необходимым, вооружить и обучить четыре дивизии (альпийскую "Монтероза", морской пехоты "Сан-Марко", мотопехотные "Италия" и "Литторио") общей численностью 52 тыс. человек, рекрутированных в Италии, и 3 тыс. офицеров из интернированных в Германии. Предполагалось сформировать в немецком тылу дополнительно еще четыре пехотные и одну танковую дивизии. Итальянская сторона обещала создать части береговой и противовоздушной обороны (30 тыс. человек). Большие сложности возникли с флотом и авиацией, где Муссолини надо было начинать с нуля: почти все лучшие корабли итальянских ВМС, получив после 8 сентября 1943 г. приказ морского министра Бадольо адмирала Р. де Куртена, сконцентрировались на Мальте; небольшая их часть, добравшись до портов Таранто, Бриндизи и Палермо, стала там на якорь. США и Англия квалифицировали их как военные трофеи и "временно одолжили" их прежнему владельцу после объявления Италии "совместно воюющей стороной". На долю Сало остались несколько миноносцев и подводных лодок в Венеции, Специи и Генуе, полтора десятка противолодочных катеров-охотников X флотилии МАС в Ливорно и Гаэте, батальон морской пехоты "Сан-Марко". Планы создания "мощного


5 Bocca G. La Repubblica di Mussolini. Bari. 1977, p. 17.

6 Deakin F. W. The Brutal Friendship. Lnd. 1962, p. 557.

7 Bellotti F. La repubblica di Mussolini. Milano. 1951, p. 84.

стр. 168


флота" Сало оказались нереализованными. Аналогично обстояло дело в авиации8 . Кроме авиагруппы торпедоносцев "Бускалья", периодически нападавшей на союзнические конвои в Средиземноморье, от нее остались лишь воспоминания.

Что касается сухопутной армии, то Берлин использовал на фронтах свыше 100 тыс. итальянских военнослужащих, влившихся добровольно в немецкие войска и присягнувших на верность новому режиму. На Балканах находилось 36 тыс. чернорубашечников. В Италии костяк новой армии составили вышеупомянутые дивизии, прибывшие из Германии к осени 1944 года. Они именовались армией "Лигурия", которой командовал Р. Грациани. Необходимо отметить растущее число дезертиров, достигавшее 15% личного состава9 . Властям Сало пришлось делать ставку на добровольческие подразделения "национальной республиканской гвардии" (150 тыс. человек) и "черные бригады" (30 тыс. человек). Последние превратились в орудие террора.

В ноябре 1943 г. был созван съезд партии в Вероне, на котором Муссолини не присутствовал, ограничившись приветственным посланием. Съезд принял в качестве "мини-программы" Веронскую хартию, у истоков которой стояли Муссолини и Паволини, социалист-ренегат Н. Бомбаччи, фашистский философ Д. Джентиле и германский посол в Италии Р. Ранн, взявший на себя по поручению Гитлера обязанности главного редактора. Он отрапортовал в Берлин: "Партийный манифест составлялся при моем активном и непосредственном участии: я был вынужден смягчить его некоторые первоначальные тезисы, имевшие ярко выраженную социалистическую окраску, ради обеспечения неприкосновенности частных предприятий и военной промышленности, а также вычеркнуть внесенный дуче пункт относительно сохранения территориальной целостности Италии"10 . Веронская хартия извещала о предстоящем созыве Учредительного собрания, призванного ликвидировать монархию и создать "социальную республику". Римско-католическая религия объявлялась государственной. Говорилось о необходимости обеспечить "жизненное пространство" для 34 млн. итальянцев. Заявлялось о необходимости образования федеративного "европейского сообщества". Фашистская партия называлась единственной организацией, ответственной за политическое воспитание народных масс. В социально-экономических разделах даже не упоминались корпорации, ранее официально считавшиеся основой фашистского государства, а новоиспеченная Конфедерация труда, техники и искусств квалифицировалась как "представительница интересов единого класса трудящихся". Социальной базой Сало объявлялся "физический, технический, умственный труд в любом его проявлении". Провозглашалось "примирение с демократическим социализмом"11 . В феврале 1944 г. совет министров Сало одобрил "декрет о социализации", согласно которому предприятия Северной и Центральной Италии подразделялись на три группы: государственные, частные с капиталом коммерческого общества и частные с личным капиталом. На них вводилась "социализация" руководства путем учреждения советов управления из представителей рабочих, служащих и членов советов.

Широкие массы первоначально отнеслись к идее "социализации" с интересом, а в деловых кругах воцарилась растерянность. Гитлер приказал Ранну и главному инспектору оборонной промышленности Италии О. Лейерсу сделать все возможное, чтобы реформа не затронула поставки для вермахта. Германия продолжала получать из Италии сырье, вооружение и товары первой необходимости12 . Банкиры же и промышленники "играли на трех столах" одновременно: помимо Сало и нацистов, они в течение всей войны не порывали связей и с монополиями США и Англии, чтобы, сменив фронт, без ощутимых потерь восстановить сотрудничество с Савойской монархией. Узнав об этом, Муссолини и Паволини распорядились арестовать и предать показательному суду нескольких представителей итальянского бизнеса. Среди них оказались неаполитанский судовладелец-миллионер А. Лауро, хозяева крупнейшей римской газеты "Messaggero" братья Перроне, глава известной фирмы по производству готовой одежды


8 Rivista Militare, gennaio 1945, pp. 52 - 58.

9 Perticone G. La repubblica di Salo. R. 1947, p. 209.

10 "Deakin F. W. Op. cit., p. 616.

11 Silvestri C Contro la Vendetta. Milano. 1947, p. III; Manunta C. La caduta de gli angeli. R. 1947, p. 73.

12 Colotti E. L'amministrazione tedesca dell'Italia occupata. Milano. 1963, pp. 150, 169, 176.

стр. 169


Г. Мардзотто, текстильный "король" сенатор М. Креспи, собственник миланской общенациональной газеты N 1 "Corriere dejla Sera" и биржевой воротила В. Чини, магнат целлюлозно-бумажной промышленности Л. Бурго. Паволини потребовал казни вышеназванных лиц, чтобы "устроить обществу социальную профилактику путем его радикального избавления от антинационального паразитического слоя"13 . Эти заявления и попытки ограничить власть монополий обеспокоили ближайшее окружение Муссолини и Берлин, расценивший их как посягательство на его прерогативы. После демаршей Кессельринга и Ранна почти все вышеупомянутые лица вскоре оказались на свободе. Тогда был инсценирован еще один громкий фарс - "Веронский процесс". Он проходил в январе 1944 г. в старинном дворце Скалигеров, где ранее созывался I съезд новой фашистской партии и была принята Веронская хартия.

В мрачном средневековом палаццо судили "предателей нации". Из 19 "преступников" схватили шестерых, остальные "рассеялись" подобно квадрумвиру14 де Векки или перекрасились в партизан, "верных, королю"; некоторые скрылись за границей; другие предпочли отсидеться на Юге под крылом американцев либо уйти в подполье. Их судили заочно. В шестерке обвиненных в "государственной измене и заговоре в целях насильственного свержения фашизма" фигурировали бывшие соратники Муссолини; его зять Г. Чиано, квадрумвир и маршал Италии Э, Де Боно, административный секретарь партии Д. Маринелли, министр корпораций Т. Чианетти, министр сельского хозяйства К. Парески, председатель Конфедерации трудящихся промышленности Л. Готтарди. Избежал казни только Чианетти, приговоренный к 30 годам тюрьмы. Остальные были расстреляны на полигоне старого форта Сан-Проколо взводом добровольцев, под" страхованных эсэсовцами. Подпольная коммунистическая газета комментировала: "Фашизм... хотел возродиться, и не только как кинжал или ручной пулемет, но и как идея... Отвратительная банда, ни за что не желающая убраться восвояси! Зная свою безнаказанность, они умели лишь разрушать и убивать - только этой гнусной наукой они обладали, наукой жалких безумцев и подлых трусов"15 .

Весной и летом 1944 г, политическое и военно-стратегическое положение Республики Сало заметно ухудшилось. В середине мая 8-я английская и 5-я американская армии начали наступление, 4 июня 1944 г. американцы вступили в Рим, в августе союзные войска овладели Флоренцией и стали продвигаться на север. Боевые действия союзников облегчались нараставшим размахом партизанского движения: к весне 1944 г. численность полевых сил итальянского Сопротивления, ядро которых составляли сформированные коммунистами гарибальдийские бригады, превысила 30 тыс. человек. Кессельринг признавался, что "партизанская война превратилась для немецкого командования в реальную и грозную опасность"16 . Многие высшие чины "социальной республики" подумывали об отправке своих семей и личного имущества в Швейцарию. Но в октябре 1944 г. англо-американские войска, подойдя к проходившей по Апеннинскому хребту "готской линии" гитлеровской обороны, затоптались на месте, сворачивая масштабы и интенсивность боев. Ноябрьское затишье было прервано в начале декабря, когда англо-американцы, возобновив атаки, без особых потерь захватили Равенну, но вскоре фронт окончательно стабилизировался.

Заправилы "социальной республики" попытались использовать эту передышку. Осенью 1944 г. появился законспирированный "план Грациани", целью которого было обеспечить выживание фашизма в новых условиях, в случае поражения государств "оси". На секретном совещании в Милане представителей наиболее непримиримого крыла республиканского фашизма - командиров "черных бригад", подразделений "национальной республиканской гвардии" и некоторых квесторов (начальников городских управлений внутренних дел) решили "перебросить мост" на противоположную сторону, апеллируя к национальному примирению и принципам социального сосуществования,


13 Melograni P. Gli industriali e Mussolini. R. 1980, p. 413.

14 Член квадрумвирата - руководящего органа фашистской партии кануна захвата власти в октябре 1922 года. Состоял из 4 человек, подчинявшихся непосредственно Муссолини и считавшихся признанными главарями фашизма: Ч. М. де Векки, Э. Де Боно, И. Бальбо, М, Бьянки.

15 La nostra lotta, 15.II.1944.

16 Филатов Г. С. Фашизм, неофашизм и антифашистская борьба в Италии. М. 1984, s. 150; Kesselring A. Soldat bis zum letzten. Bonn. 1953, S. 324.

стр. 170


одновременно закладывая фундамент подрывной стратегии против тех, кто придет на смену Сало. "Нет необходимости, - говорил маршал Грациани, - в военной победе в войне, так как фашизм и фашисты могут спастись, хотя бы и под другими знаменами. Достаточно сделать невозможной жизнь любому правительству, которое станет нашим преемником"; нужно "внедрять наибольшее число фашистских элементов в подпольные организации и партизанские отряды Сопротивления, расстраивая их планы путем изоляции и шельмования подлинных антифашистов,., создавать повсеместно тайные склады оружия и боеприпасов, обзаводиться крупными суммами денег, а затем, после краха режима,., вступать в массовом порядке в левые демократические партии, разжигая и стимулируя в них наиболее экстремистские тенденции"17 . Но в начале 1945 г. развитие получила только социально-экономическая сторона этого плана. Тем же целям отвечало учрежденное 15 января Министерство труда во главе с рабочим-типографом Спинелли. В марте совет министров Сало постановил "социализировать" к 21 апреля предприятия с капиталом не менее 1 млн. лир и насчитывавшие более 100 рабочих. В начале апреля директорат фашистской республиканской партии обнародовал Социальную декларацию с требованием "преодолеть коммунизм и капитализм"18 : ограничивались право собственности, частная инициатива, использование капитала; "социализировались" все отрасли экономики.

Это были самые мрачные и жестокие месяцы в истории Республики Сало. Кровавая вакханалия безжалостных расправ с инакомыслящими достигла апогея. Тогда же наметился перелом в итало-германских отношениях. В феврале был уволен министр внутренних дел Г. Буффарини-Гуиди, верный ставленник немцев и, как признавал Муссолини, "ненавидимый еще больше, чем я"19 . Этот жест, вызвавший взрыв ярости у К. Вольфа и сменившего Кессельринга генерал-полковника фон Фитингофа, уже ничего не мог изменить. Части антифашистского Сопротивления, объединенные в Корпус добровольцев свободы генерала Р. Кадорны (250 тыс. человек)20 , все теснее сжимали кольцо. 23 апреля англо-американские войска захватили Парму.

Муссолини созвал в Милане экстренное совещание руководителей Сало для обсуждения положения. Паволини выдвигал идею отступления в горную долину Вальтеллину (провинция Сондрио) на границе с Швейцарией, превращенную в "последний редут обороны". Шеф полиции Тамбурини предложил руководству отбыть в Латинскую Америку, Японию или Полинезию на океанской подводной лодке. Грациани призывал "покончить с фантастическими химерами и идиотским самообманом"21 и потребовал начать переговоры о почетной капитуляции с Комитетом национального освобождения Северной Италии или англо-американскими представителями, используя Ватикан, поскольку архиепископ Ломбардии и Милана И. Шустер и папа Пий XII содействовали компромиссной сделке, чтобы осуществить эвакуацию германских войск и обеспечить неприкосновенность вождей Социальной республики. За реализацию этого плана ратовали У. Черчилль, британский фельдмаршал Г. Александер и возглавлявший Союзную контрольную комиссию американский адмирал Э. Стоун. В марте 1945 г. Шустер передал последним от Муссолини проект перемирия, согласно которому не подлежащие демобилизации вооруженные силы Сало совместно с англо-американскими войсками должны были взять на себя выполнение функций по поддержанию порядка во время "серьезных социальных волнений, которые будут спровоцированы коммунистами вследствие их неизбежных попыток захватить власть"22 ; после этого армия и гражданские власти "Южного королевства" займут территорию Сало; будет объявлена всеобщая амнистия; фашистская партия самораспускается; формируется коалиционное правительство для подготовки созыва Учредительного собрания.

Муссолини рассчитывал на устойчивые антикоммунистические взгляды англо- американского командования и Савойской династии. Но этот замысел потерпел неудачу вследствие твердой позиции СССР, потребовавшего от англо-американского командования прекратить любые сепаратные переговоры с противником. 9 апреля, использовав


17 Panorama, N 1020, 3.XI.1985, pp. 159, 161.

18 Tamaro A. Op. cit. Vol. III. R. 1950, p. 530.

19 Pini G. La tragedia di Salo. - Momento, 4, 5.II.1949.

20 Лонго Л. Народ Италии в борьбе. М. 1951, с. 375.

21 Domenica del Corriere, N 39, 24.IX.1983, p. 43.

22 Schuster I. Gli ultimtempi di un regime. Milano. 1960, p. 105.

стр. 171


активизацию боевых действий отрядов Сопротивления, англо-америкавцы возобновили наступление. Тогда Муссолини, напомнив о своем социалистическом прошлом, попытался договориться с представителями Итальянской социалистической партии путем передачи ей власти, поскольку только она "вправе и в состоянии подхватить знамя социальной революции, начатой республиканским фашизмом, укрепляя тем самым свои позиции по отношению к коммунистам и приобретая дополнительные возможности для отпора коварным планам Москвы"23 . 22 апреля его эмиссар К. Сильвестри вручил послание Муссолини членам руководства соцпартии. Однако последние отвергли это предложение. А 21 апреля англо-американские войска заняли Болонью. 23 апреля находившиеся в Швейцарии Вольф, полковник фон Швейниц и майор С. С. Веннер, уполномоченные германского военного командования в Италии, были извещены А. Даллесом о прекращении тайных переговоров. Вольф был вынужден вернуться в Италию. В беседе с Шустером, заявив о готовности без малейших задержек подписать акт о капитуляции на условиях Комитета национального освобождения (КНО), он попросил о содействии Ватикан, но не получил исчерпывающего ответа. В резиденции архиепископа состоялась встреча руководства Сало с делегацией КНО Северной Италии. Муссолини сопровождали Грациани, новый министр внутренних дел П. Дзербино, префект Ломбардии Д. Басси и заместитель государственного министра Ф. М. Барраку. КНО представляли генерал Кадорна, адвокат Марацца от Христианско-демократичеекой партии и Р. Ломбарди от Партии действия (впоследствии виднейший деятель социалистов). В разгар переговоров миланский промышленник Челла, связанный с Ватиканом, шепнул Грациани об утренней беседе Шустера с Вольфом и скором появлении германских представителей для подписания капитуляции. Потрясенный маршал заорал на Шустера, чтобы тот подтвердил или опроверг данное сообщение. Кардинал сказал, что это сущая правда. Его слова произвели на заправил Сало впечатление разорвавшейся бомбы. Муссолини лишился дара речи, потом закричал: "Немцы всегда обращались с нами, как со слугами, а теперь предали меня!"24 . Переговоры прервались.

Вечером 25 апреля Муссолини прибыл в г. Комо. Встретивший его секретарь местной партийной федерации Л. Порта предложил перебраться в Каденаббию под защиту его "черной бригады". Буффарини-Гуиди рекомендовал поскорее укрыться в Швейцарии, но дуче отверг эту идею, поскольку знал о нежелании швейцарского правительства предоставить ему политическое убежище. Решение отложили до утра, а 26 апреля дуче распорядился перебазироваться в Менадджо у оз. Комо, где надеялся получить в помощь трехтысячную колонну чернорубашечников, обещанную Паволини25 . Он перебрался в горную гостиницу местечка Грандола и там ожидал появления Паволини. Но тот пришел лишь с 15 юнцами. Рухнула последняя надежда. Утром 27 апреля главари Сало присоединились к колонне немецких грузовиков, направлявшейся в Мерано и пытавшейся прорваться на север.

В полдень у поселка Муссо они наткнулись на пикет 52-й гарибальдийской бригады, командиром которой был Педро (граф П. Беллини делле Стелле), а комиссаром - Билл (У. Лаццаро, таможенный служащий). После перестрелки последовали переговоры, в ходе которых партизаны согласились пропустить дальше только немцев при условии выдачи примкнувших к ним итальянцев. Лейтенант войск СС, приставленный к дуче, уговорил Муссолини пересесть в немецкий грузовик и натянул на него форму унтер-офицера "Люфтваффе". Но партизан-коммунист Д. Негри и Билл опознали дуче и арестовали его, препроводив в казарму погранохраны селения Джермазино. Лаццаро вспоминал, что в момент пленения Муссолини его поразило то состояние прострации, в котором находился бывший диктатор: "Он неподвижно стоял, грузно привалившись спиной к борту грузовика, устремив на меня свинцово тяжелый, безмолвный, отсутствующий взгляд. Его лицо было мертвенного цвета, а глаза казались стеклянными. В его застывшем, как у истукана, взоре я прочитал крайнюю усталость, но не страх. Казалось, на него напал столбняк, а чувства притупились настолько, что, не понимая смысла происходящего, он в глубине души уже считал себя мертвецом"26 .


23 Silvestri C. Mussolini, Craziani e l'antifascismo. R. 1948, p. 324.

24 Tamaro A. Op. cit. Vol. Ill, p. 598.

25 Bianchi G., Mezzetti F. Mussolini, aprile 1945: l'epilogo. R. 1979, p. 77.

26 Bellini delle Stelle P. L., Lazzaro U. Dongo - ultima azione. Verona. 1962, p. 165.

стр. 172


Узнавшие о судьбе дуче фашисты организовали особую "группу освобождения" и помчались под вечер 27 апреля в Менадджо. Однако в Каденаббии их задержали партизаны-коммунисты. Верховное англо-американское командование бомбардировало КНО Северной Италии просьбами передать ему Муссолини, а начальник погранотряда в Джермазино и давний агент даллесовского Управления стратегических служб полковник Мальджери добивался согласия Педро на отправку фашистских главарей в Милан под конвоем своих людей, ссылаясь на якобы полученный приказ из Корпуса добровольцев свободы. Не получив согласия, он, введя в заблуждение охрану, попытался самовольно вывезти Муссолини, но вновь встретил отпор. Педро перевел ночью своего подопечного в Джулино ди Меццегра. Эта заброшенная в горах глухая деревенька стала последним пристанищем Муссолини. 28 апреля в селение Донго прибыл полковник Валерио (В. Аудизио) в сопровождении убежденных антифашистов. Наделенный чрезвычайными полномочиями, он имел задание привести в исполнение смертный приговор в отношении "иерархов" Социальной республики, вынесенный накануне КНО и облеченный в форму специального декрета, в ст. 5 которого говорилось: "Члены фашистского правительства и фашистские главари, виновные в отмене конституционных гарантий, в ликвидации народных свобод, в создании фашизма, в том, что они поставили под угрозу судьбу родины, предав ее и приведя к краху, наказываются смертной казнью или, в менее серьезных случаях, пожизненной каторгой"27 .

В Джулино ди Меццегра, в доме крестьянина, в условиях строгой конспирации находился дуче вместе со своей любовницей Кларой Петаччи. И вот два легковых автомобиля остановились у крутого поворота извилистого горного шоссе, змейкой сбегавшего вниз. На этом уединенном отрезке дороги стояла обнесенная каменным забором и казавшаяся необитаемой вилла Бельмонте. К ее стальным воротам приблизились трое мужчин и женщина. Жестом руки Аудизио указал Петаччи отойти в сторону, но та, отрицательно мотнув головой, встала рядом с дуче, а потом вцепилась в рукав его шинели, увидев, как Аудизио и Моретти сдернули автоматы с плеч. Валерио зачитал текст приговора, и тут же дробной россыпью прозвучали автоматные очереди. Так заслуженная кара постигла того, кто своей политикой вверг Италию в национальную катастрофу.

29 апреля увидело свет коммюнике: "Комитет национального освобождения Северной Италии заявляет, что расстрел Муссолини и его приспешников... представляет собой необходимое завершение исторического этапа... Это - итог повстанческой борьбы, создавшей предпосылки возрождения и восстановления нашей страны. Итальянский народ не смог бы начать свободной и нормальной жизни, в которой фашизм отказывал ему 20 лет, если бы КНО своевременно не продемонстрировал свою железную волю, приведя в исполнение приговор, уже вынесенный историей. Только такая цена - полный разрыв с позорным и преступным прошлым - сможет убедить итальянский народ в том, что КНО полон решимости твердо идти по пути демократического обновления страны"28 . К этим словам ничего не нужно добавлять.


27 Units, 28.III.1947.

28 Unita, 19.III.1947.


Опубликовано 14 ноября 2015 года
Читать на library.by далее:


Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© А. ВИНОГРАДОВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: http://library.by

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.