НОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ О Л. Н. ГАРТМАНЕ

Актуальные публикации по вопросам истории и смежных наук.

NEW ИСТОРИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему НОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ О Л. Н. ГАРТМАНЕ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2015-11-14
Источник: http://library.by

Впервые публикуемые здесь документы из Национального архива в Париже раскрывают одну из страниц биографии русского народовольца, политического эмигранта 1880-х годов Льва Николаевича Гартмана. "Дело Гартмана" 1880 г. имело громкий общеевропейский резонанс. Вызвав горячие симпатии передового французского общественного мнения, оно одновременно стимулировало негативную реакцию со стороны правящих сил Франции.

Гартман1 родился в 1850 г. в Архангельской губ., в семье мещанина, немецкого колониста. Окончил четыре класса гимназии, в поисках заработка отправился в Петербург, а с 1872 г. странствовал по южным окраинам России, где в те годы развернулось революционное движение. Приняв в нем деятельное участие, Гартман, в целях маскировки сменил несколько профессий. В 1876 г. он работал преподавателем земского училища в Таганроге, позже стал нанимателем квартиры-коммуны для пропагандистов-народников в Ростове-на-Дону (его подпольная кличка в то время - "Алхимик"). Из-за преследований со стороны местных властей весной 1876 г. бежал в Крым, где перешел на нелегальное положение. Там, трудясь в артели косарей, вел революционную пропаганду, жил в Керчи, освоил сапожную профессию, "ходил в народ" на Кубани, в октябре того же года был арестован в Екатеринодаре за предъявление фальшивых документов на имя мещанина И. А. Русанова и хранение запрещенной литературы.

В начале 1878 г. Гартман бежал в Саратов после года пребывания в тюрьме, там присоединился к поселению землевольцев, членами которого были Ю. Н. Богданович, А. Д. Михайлов, сестры В. Н. и Е. Н. Фигнер. В 1878 - 1879 гг. Гартман - волостной писарь в с. Покровском Саратовской губ., а затем примыкает к землевольческому поселению в Тамбове. Имеется предположение, что он был в составе группы "политиков" на съезде "Земли и воли" в Липецке (июнь 1879 г.). После раскола


МАКАРЕНКОВА Елена Макаровна - кандидат исторических наук (Институт всеобщей истории АН СССР).

1 О нем см.: Сидоров Н. А. Лев Николаевич Гартман. М. 1937; Киперман А. Я. Разночинская революционная эмиграция. Тамбов. 1980.

стр. 166


"Земли и воли" Гартман склонился сначала к идеям чернопередельцев, но позднее примкнул к народовольцам. С августа 1879 г. работал в петербургской динамитной мастерской, в которой изготовлялись взрывчатые вещества для предстоявших покушений на царя. Гартман становится открытым сторонником террора и разделяет программу "Народной воли". По распоряжению организации он отправляется в Москву с паспортом на имя саратовского мещанина Н. С. Сухорукова, вместе с С. Л. Перовской покупает домик у Рогожской заставы, около Московско-Курской железной дороги, принимает участие в подкопе железнодорожного полотна и 19 ноября 1879 г. осуществляет взрыв царского поезда, следовавшего из Ливадии в Петербург.

В подкопе вместе с Гартманом участвовали еще десять человек, неоднократно рисковавших жизнью. С помощью вагонетки, по уложенным Гартманом рельсам срытую землю вывозили и набивали ею чулан, погреб, двор. Проход к полотну железной дороги, укрепленный досками, был настолько непрочным, что, спускаясь под землю, Гартман прихватывал флакон с ядом, чтобы в случае обвала сразу покончить с собой2 . Но и на этот раз смелость и энергия народовольцев не дали результатов. Еще 2 апреля 1879 г. произошло неудачное покушение А. К. Соловьева на царя. В ответ правительство прибегло к свирепым репрессиям и удвоило бдительность. Поездка Александра II совершалась в данном случае необычно. Свитский поезд следовал, как всегда, впереди императорского. Но по Лозово-Севастопольской железной дороге царский состав в целях предосторожности отправили первым, по расписанию же царского поезда был предусмотрительно пущен свитский, богато разукрашенный флагами и сверкавший огнями. Взрыв динамита пришелся на вагон с конвоем, поезд сошел с рельсов, но никто не пострадал. В Москве во время усиленных розысков была поднята на ноги вся полиция. Перовской и Гартману удалось бежать в Петербург. Затем, изменив внешность, остриженный и перекрашенный в брюнета, с подведенными бровями и ресницами, Гартман с помощью народовольца В. И. Иохельсона добрался до Парижа.

Царское правительство через свою заграничную агентуру получило сведения о пребывании Гартмана в столице Франции под именем Шульца. Царское посольство в Париже сообщило об этом французской полиции, потребовав поимки "уголовного преступника" и выдачи его. Для облегчения поисков судебный следователь Московского окружного суда Глобо-Михаленко составил перечень его личных примет, который был переведен на французский язык и передан в распоряжение французской полиции. В настоящее время он хранится в материалах Национального архива в Париже (серия ВВ 181804). Мы располагаем ксерокопией этого документа, который гласит:

"Описание примет Архангельского мещанина Льва Николаевича Гартмана, - обвиняемого в преступлении, предусмотренном 1082 и 1453 пунктами Уложения о Наказаниях, - составленное судебным Следователем Московского Окружного Суда по особо важным делам Глобо-Михаленко.

Рост средний, или несколько выше среднего; 28 - 35 лет; волосы на голове русые, довольно светлые, были коротко острижены; лицо продолговатое, чистое; нос прямой, ноздри немного расширены; бородка рыжеватая, небольшая (была немного пробрита на подбородке); на правой стороне шеи заметен красноватый шрам, на сгибе первого сустава мизинца правой руки бородавка темно-коричневого цвета; сутуловат; правое плечо несколько выше левого; имеет привычку часто пожимать плечами (поднимать плечи кверху), выговор чисто русский; немного пришепетывает. К известному описанию примет Гартмана смотритель Глобо-Михаленко считает нужным добавить: 1., что, по показаниям не-


2 Сидоров Н. А. Ук. соч., с. 26 - 27.

стр. 167


скольких свидетелей, имеющийся на шее у Гартмана шрам неровный, как бы от золотухи; и 2., что о существовании у него бородавки на мизинце правой руки показывала только одна свидетельница и потому примета эта считается шаткою.

Февраля "6" дня 1880 года. Судебный Следователь Московского Окружного Суда Глобо- Михаленко".

Вооруженная этим документом, французская полиция 3 февраля 1880 г. арестовала Гартмана, намереваясь вернуть его на родину как уголовного преступника. Однако весть об аресте политэмигранта и нарушении права убежища распространилась по всей Франции. Новое покушение на царя (взрыв в столовой Зимнего дворца, осуществленный народовольцем С. Н. Халтуриным 5 февраля 1880 г.)3 , совпавшее с арестом Гартмана, дало дополнительный козырь кн. Н. А. Орлову, царскому послу во Франции, в его просьбах о выдаче Гартмана. Возглавляемое умеренным республиканцем Ш. Фрейсине, имевшим репутацию хитрого политика, французское правительство пыталось вести двойную игру. С одной стороны, оно якобы предпринимало все возможное, чтобы угодить петербургскому двору; с другой - опасалось вступить в конфронтацию со своей прогрессивной общественностью.

Энергичная и решительная кампания за освобождение Гартмана была начата русской колонией во Франции. По решению Исполнительного комитета "Народной воли", в Париж выехали представители женевской эмиграции С. М. Степняк-Кравчинскйй и Н. И. Жуковский, чтобы войти в переговоры с правительством. Председатель Палаты депутатов, глава партии умеренных республиканцев Л. Гамбетта принял видного народника, эмигранта П. Л. Лаврова и заверил его, что Франция не нарушит республиканскую традицию и "поддержит честь Республики". 18 февраля в Париже прошла демонстрация студентов с требованием освободить заключенного. В. Гюго, "совесть Франции", направил открытое письмо в адрес правительства с настоятельным требованием: "Вы не выдадите этого человека!"4 .

Шумная кампания в республиканской и социалистической прессе в защиту Гартмана всколыхнула общественное мнение Европы. Срочно была опубликована переписка бывшего члена Комитета общественной безопасности Парижской Коммуны Ф. Пиа и знаменитого итальянского революционера Дж. Гарибальди, сочувственно относившихся к Гартману. Французская газета писала: "Ни одно европейское государство, ни Англия, ни Германия, ни сама Россия не позволили выдать приговоренных французским правосудием коммунаров... И мы убеждены, что современное французское правительство не нуждается в примерах с тем, чтобы осознать, что отвечает его интересам и в чем состоит его достоинство"5 . В разгар этой кампании Гартман обратился к министру иностранных дел Франции с просьбой об освобождении. Это письмо хранится, как и упомянутый выше документ, в Национальном архиве вместе с фотографией Гартмана. Вот его текст:

"Господину Министру иностранных дел Франции.

От русского политического эмигранта Льва Гартмана.

Эмигрировав из России во Францию в начале января месяца сего года, я как политический эмигрант надеялся найти себе здесь приют и защиту, какую находят и находили во Франции, как и в других свобод-


3 Это покушение на Александра II имело живой отклик во французской печати: "Le Citoyen" от 1 февраля 1880 г. уделил внимание героической акции "русских нигилистов". В поддержку Халтурина и другого народовольца, А. К. Преснякова, была принята специальная резолюция конгрессом Рабочей партии в Гавре в ноябре 1880 г (Литература партии "Народная Воля". М. 1930, с. 99).

4 Цит. по: Былое, 1909, N 4, с. 191.

5 Le Rappel, 23.II.1880.

стр. 168


ных государствах, все политические эмигранты. Я горько ошибся: меня арестовали с целью выдать России, правительство которой того требует.

Выдать меня или не выдать - этот вопрос ожидает Вашего решения, и я обращаюсь к Вам с моею настоящею просьбою в тех видах, что Вы не откажете выслушать ее, как не отказываете русскому правительству приводить доводы в пользу решения вопроса в смысле желаний русского правительства.

Я не юрист и потому не могу привести в свою защиту каких-либо законоположений французского законодательства; я прошу Вас, не предрешая вопроса о выдаче, допустить участие моего защитника; участие в смысле приведения доказательств того, что я эмигрант политический, а не уголовный, и потому не подлежу выдаче России.

Вместе с тем я прошу Вас сделать распоряжение о допущении для свидания со мною тех лиц, помощью которых я желал бы воспользоваться.

Я не буду утруждать внимания Вашего изложением сущности дела. Оно заключается в Московском деле 19 ноября 1879 г., и кроме того я обвиняюсь в пропаганде социалистических идей в Кубанской области.

Восстание Польши 60-х годов было делом чисто политическим. Многие эмигранты нашли тогда себе приют во Франции; и Франция их не выдала, Франция не признала их уголовными преступниками.

Свержение Наполеона III и провозглашение Республики во Франции есть, как и первое, политическое деяние.

Настоящее движение в России есть движение социально-революционное и, вместе, политическое. Само русское правительство не считает его уголовным; и уголовных движений не может быть. Мое же деяние есть только часть, только капля в море общего русского социально-революционного и, вместе, политического движения настоящего времени.

Правительство республиканской Франции амнистировало 10 тысяч коммунаров; неужели же оно выдаст России политического эмигранта, который пришел во Францию искать себе приюта?

Когда иноземный пришелец войдет в саклю полудикого черкеса, личность его (иноземца) неприкосновенна даже и в том случае, если он принадлежит к враждебному племени. Зло, ему причиненное, составляет позор всего черкесского племени. Такова высота нравственных понятий даже полудиких народов, таковы их отношения к лицу, ищущему крова и приюта.

И цивилизованная Франция не поступит иначе. Двери ее открыты, чтобы принять политических эмигрантов, ищущих приюта, и она приняла их немало.

Смею надеяться, что в крайнем случае Вы позволите мне выехать в Англию или Америку.

Русский политический эмигрант Лев Гартман. 22 февраля 1880 года".

Это письмо оказалось решающим. Дело в том, что на допросах Гартман отрицал свое подлинное имя, утверждая, что он - Майер, родился в Берлине от Эдуарда и Марии Майер, а по поводу фотографии и очевидного сходства с нею заявил, что столь обычное лицо вообще можно спутать со многими другими и что фамилия "Гартман", которой подписано письмо, взята специально, чтобы вызвать сочувствие к судьбе известного эмигранта и таким образом добиться освобождения. Невзирая на эти малоубедительные аргументы, французское правительство под давлением общественного мнения заявило, что личность обвиняемого до конца не установлена и поэтому он не подлежит выдаче. 23 февраля Гартман был освобожден из-под стражи. Эта акция надолго охладила отношения Парижа и Петербурга.

стр. 169


В календаре "Народной воли" за 1880 г. среди неотложных задач Исполнительный ее комитет намечал: "По отношению к Европе политика партии должна стремиться к тому, чтобы обеспечить русской революции сочувствие народов... Правительства с их изменчивой политикой, с их дипломатическими интересами не смогут быть сколько- нибудь прочными союзниками для нас. Не могут они быть и особенно опасными, если мы заручимся симпатиями общественного мнения Европы. Могущество этой силы мы видели недавно на примере Гартмана"6 . Таким образом, "дело Гартмана" сослужило свою службу освободительному движению.

Что касается дальнейшей судьбы Гартмана, то он перебрался затем в Англию. В его честь был устроен в Лондоне банкет, на который были приглашены К. Маркс и Ф. Энгельс, ставшие затем друзьями Гартмана7 . В сентябре 1880 г., вдохновленные успехом "дела Гартмана", руководители "Народной воли" обратились с посланием к Марксу и только что вернувшемуся на родину после амнистии французскому радикалу журналисту Рошфору с просьбой защищать "перед лицом демократического Запада" революционную Россию и оказать поддержку Гартману в осуществлении его задач. Речь шла о полномочиях Гартмана в качестве официального представителя "Народной воли" за рубежом, о чем он был уведомлен специальным письмом от имени Исполнительного комитета. Но, как показали дальнейшие события, деятельность Гартмана в этом качестве была кратковременной и не всегда результативной.

Его поездка в Америку и попытка наладить регулярную информацию о России в конце 1881 г. через газету "New York Herald Tribune" не увенчались успехом. Царская охранка, следившая за его передвижениями, явно преувеличивала опасность, когда 1 января 1882 г. на имя государственного секретаря Гирса ею было направлено секретное сообщение о том, что "ряд нигилистов, среди которых Гартман, направляется из Ментона в Санкт- Петербург с целью совершить покушение во время коронации (Александра III. - Е. М. ) в Москве посредством взрыва динамитной бомбы. Гартмана сопровождают три лица - Ковалев, Сабров и Кандониа, которые имеют на руках фальшивые паспорта"8 .

Жил Гартман в США под фамилией "Сомов" на средства от электротехнической мастерской. Утрата связей с родиной и душевное одиночество надломили его силы, и в 1908 г. он скончался в Нью-Йорке.


6 Литература партии "Народная Воля", с. 309.

7 Подробнее см.: Русские современники о К. Марксе и Ф. Энгельсе. М. 1960.

8 Центральный государственный архив Октябрьской революции СССР, ф. 102, 3-е д-во, оп. 1, д. 1521, л. 15.


Комментируем публикацию: НОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ О Л. Н. ГАРТМАНЕ


© Е. М. МАКАРЕНКОВА • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: http://library.by

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.