КРАКОВСКОЕ ВООРУЖЕННОЕ ВОССТАНИЕ

Актуальные публикации по вопросам истории и смежных наук.

NEW ИСТОРИЯ


ИСТОРИЯ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ИСТОРИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему КРАКОВСКОЕ ВООРУЖЕННОЕ ВОССТАНИЕ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2014-06-02
Источник: Борьба классов, № 12, Декабрь 1933, C. 29-34

(К десятилетию 6 ноября 1923 г. - 6 ноября 1933 г.)

От редакции

В нашей исторической литературе краковскому вооруженному восстанию уделяется сравнительно мало внимания. Редакция, публикуя настоящую статью, освещающую подготовку и ход событий во время краковского восстания, надеется, что эта статья послужит толчком к более детальной и глубокой разработке этого важнейшего и актуально-политического вопроса.

Стачечное движение в Польше в 1921 - 22 гг.

Уже при самом своем образовании послевоенная Польша переживала острый революционный кризис, который в 1919 - 1920 гг. еще более усилился. Можно определенно утверждать, что Польша в эти годы была накануне пролетарской революции, накануне создания Польской советской республики. Господствующие классы Польши, "неустойчивое положение правительства которой, - писал в 1920 г. Ленин, - вынуждает итти на какую угодно авантюру с войной", в поисках капиталистического выхода из кризиса затеяли войну против Советской России.

Под давлением штыков Красной армии и не прекращавшегося революционного движения внутри страны Польша вынуждена была пойти вопреки мнению своих хозяев (Франции) и союзников (Врангель и Петлюра) на мир с Советской Россией.

О силе революционного движения внутри Польши можно судить по тому, что только в IV квартале 1920 г. было 136 крупных забастовок, охвативших 306.559 стачечников, В результате было потеряно, по официальным данным, 1.500 тыс. рабочих дней.

Но революционное движение и после заключения Рижского договора продолжало бушевать во всех углах Польши.

В начале февраля 1921 г. начинается общепольская забастовка железнодорожников, проходившая под лозунгами отмены милитаризации железных дорог, повышения жизненного уровня железнодорожников и освобождения политических заключенных.

Правительство пыталось заменить бастующих железнодорожников штрейкбрехерами и войсками. На этой почве произошел ряд крупных столкновений, которые обычно кончались ранениями и убийствами бастующих и массовыми арестами. Под давлением революционно настроенных масс Центральная комиссия профсоюзов, находившаяся в руках социал-фашистской партии Польши - пепеэсовцев, и правление профсоюза железнодорожников вынуждены были об'явить всеобщую забастовку протеста по всей стране. Это был "левый" маневр пепеэсовцев, которые, считаясь с настроениями масс, не могли не пойти на всеобщую забастовку, но сделали все, чтобы сорвать ее. Забастовка продолжалась только 2 дня. 1 марта она по приказу профсоюзного пепеэсовского руководства была прекращена. Благодаря маневрам пепеэсовцев железнодорожники забастовку проиграли.

В начале июня 1921 г. бастует 32 тыс. рабочих нефтяной промышленности. В июне же начинаются повстанческое движение против польских оккупантов в б. Виленской и других губерниях и мощные аграрные волнения на Волыни и в Западной Белоруссии.

11 июля в Лодзинском и других текстильных районах начинается всеобщая забастовка текстильщиков. Забастовщики выдвинули требование повышения заработной платы и улучшения условий труда. Во главе забастовщиков становится польская компартия. 13 и 24 июня компартия организовала грандиозные демонстрации бастующих текстильщиков в Лодзи. В каждой из демонстраций участвовало свыше 100 тыс. рабочих.

Главное правление профсоюза текстильщиков, находившееся в руках пепеэсовцев, принимало все меры к тому, чтобы сорвать забастовку. Но благодаря руководству компартии стачечники держались стойко и прекратили стачку лишь 30 июня, добившись удовлетворения рада требований.
стр. 29

11 августа 1921 г. в городе Холме происходят голодные беспорядки. Железнодорожник, вместе с рабочими города Холма задержали отправлявшийся за границу состав с мукой в несколько десятков вагонов. Был создан рабочий комитет, который распределил муку между нуждавшимися трудящимися города и его окрестностей. Местные власти бессильны были что-либо предпринять. Но с приходом военных подкреплений было арестовано 14 наиболее активных железнодорожников. Рабочие устроили многотысячную демонстрацию, требовавшую освобождения арестованных. Произошли столкновения с полицией, но демонстранты силой освободили арестованных. В результате столкновений с полицией было убито 2 рабочих и 4 были ранены.

Волна стачечного и революционного движения в Польше охватывала все новые и новые слои рабочего класса и трудящихся, все новые и новые районы и провинции Польши.

В 1922 г. эта волна немного спадает.

И все же в марте 1922 г. вспыхивает всеобщая забастовка в Познанской и Поморской провинциях. А в августе в той же Познанской провинции начинается одна из крупнейших забастовок сельскохозяйственных рабочих, охватившая 1.367 имений. Полиция спровоцировала столкновения, в результате чего были убиты 12 рабочих и один ребенок. Сельскохозяйственные рабочие продержались около десяти дней и добились частичного удовлетворения своих требований.

23 августа 1922 г. происходит всеобщая забастовка текстильщиков и в сентябре - всеобщая забастовка работников почты, телеграфа и телефона.

Но если в 1922 г. стачечная волна была слабее по сравнению с 1921 г., то уже с начала 1923 г. она усиливается и из месяца в месяц поднимается вверх.

Под'ем стачечного и революционного движения в Польше в 1923 г.

1923 год для Польши, как и для других капиталистических стран, был годом углублявшегося экономического и политического кризиса. Польский злотый быстро катился вниз, непомерно увеличивая дороговизну.

Положение рабочего класса значительно ухудшилось. Число безработных росло с каждым днем. Уже в 1922 г. предприниматели перешли в наступление на рабочий класс, стремясь уничтожить те социальные завоевания, каких добился польский рабочий в период 1919 - 1921 гг.

При помощи реакционного правительства Витоса предприниматели развертывают наступление против 8-часового рабочего дня, за понижение заработной платы.

Несмотря на растущую дороговизну, в ряде отраслей промышленности начинается снижение номинальной зарплаты.

Реальная ценность зарплаты в начале 1923 г., даже по официальным данным правительственного органа министерства труда, составляла 30 проц. довоенной, тогда как стоимость продуктов возросла почти до 200 проц. их довоенной стоимости.

Положение трудящегося крестьянства также значительно ухудшилось и было ниже голодного уровня существования.

В то время как польские кулаки, покровительствуемые правительством Витоса, богатели, 10 проц. крестьянства, согласно официальным цифровым данным министерства земледелия, не было в состоянии прокормить свои семейства. Достаточно привести только общие данные о распределении земли в Польше, чтобы увидеть причины тяжелого положения польского крестьянства. В руках 18 тыс. светских и духовных помещиков было сосредоточено 11 млн. га лучшей земли. Кроме того около 4 тыс. шляхтичей (дворян) владело 7 1/2 млн. га земли. В то же время основная масса польского середняцкого и малоземельного крестьянства, насчитывающего 2.109.587 хозяйств, владела менее чем 4 млн. га земли, 12-миллионная крестьянская масса жила и сейчас живет впроголодь.

Витое, возглавлявший правительство "сильной руки", оказывал широкую правительственную помощь помещикам и фабрикантам за счет понижения и без того низкого жизненного уровня трудящихся масс.

ППС, выполнявшая роль правительственного агента в рабочем классе, выступала против стачек и всеми мерами стремилась не дать им развернуться.

Но доведенные до отчаяния польские рабочие вопреки пепеэсовцам уже с начала 1923 г. еще более решительно вступают в стачечную борьбу.

В январе 1923 г. вспыхивает целый ряд стачек текстильщиков в Лодзи и его районе, в Белостоке, в Вельске и Бялой. Наиболее крупные забастовки были в Вельске и Бялой. Они возникли в связи с тем, что фабриканты не выполняли договора о прогрессивном повышении заработной платы в то время, как цены на продукты неимоверно
стр. 30

росли. К текстильщикам присоединились рабочие всего Теминского округа, и забастовка стала всеобщей. Рабочие заняли электростанции и газовые станции в Бельске и Бялой, прекратив подачу электрического тока и газа. Прибывшие войска ничего не могли сделать. Только после того, как предприниматели согласились повысить заработную плату на 90 проц. и подписали коллективный договор, стачка прекратилась.

Эта крупная победа текстильщиков сыграла значительную роль в росте стачечного движения в 1923 г. Стачки вспыхивали то в одном, то в другом городе. Но предприниматели, отступившие в январе 1923 г., снова переходят в наступление, отказываясь выполнять подписанный ими коллективный договор. И 12 июня всеобщая стачка текстильщиков снова охватывает весь район Вельска и Бялой.

К забастовке присоединились металлисты, деревообделочники и строители. Но стачка была проиграна благодаря предательскому поведению реформистских вождей профсоюза текстильщиков.

Своей высшей, кульминационной точки стачечная волна 1923 г. достигает в октябре-ноябре.

9 октября начинается всеобщая стачка металлистов и горняков в Верхней Силезии. Во главе забастовки становится революционный стачечный комитет. Основным требованием забастовщиков было повышение заработной платы. Несмотря на предательские происки реформистских вождей, ведущих переговоры с предпринимателями и правительством, стачечники все же добились некоторого повышения заработной платы.

15 октября началась всеобщая стачка горняков в Домбровском бассейне, обхватившая свыше 70 тыс. шахтеров.

22 октября начинается всеобщая стачка текстильщиков во всем Лодаинском текстильном районе. 27 октября к бастующим присоединились рабочие Жирардовской мануфактуры.

В конце октября возникает всеобщая железнодорожная забастовка.

Этот мощный размах стачечного движения по всей Польше в конце октября и в начале ноября происходил в период углублявшегося экономического кризиса и небывалого снижения жизненного уровня масс. Этот размах стачечного движения в Польше происходил в период, когда в Болгарии шли вооруженные бои между рабочим классом и трудящимися, с одной стороны, и фашистами - с другой, когда в Германии происходили революционные бон, переросшие в Гамбурге в вооруженное восстание. Все это не могло не оказать своего влияния и на Польшу. Доведенные до отчаяния польские рабочие подняли свою борьбу на высшую ступень в ноябре 1923 г., когда всеобщая железнодорожная стачка в центре движения железнодорожников - в Кракове - стихийно переросла в вооруженное восстание.

Как всеобщая стачка железнодорожников переросла в вооруженное восстание

В середине октября 1923 г. в Варшаве происходил профессиональный с'езд железнодорожников. С'езд выдвинул ряд экономических требований и решил, что если предприниматели не удовлетворят этих требований, то 22 октября будет об'явлена всеобщая забастовка железнодорожников. На с'езде был избран "комитет четырех", который должен был вести все переговоры с предпринимателями и подготовить стачку. Но "комитет четырех", состоявший из пепеэсовцев, ничего не предпринимал.

Массы железнодорожников волновались и толкали свои низовые организации на борьбу.

22 октября, несмотря на антизабастовочные циркуляры и телеграммы пепеэсовского руководства, началась железнодорожная забастовка. Первыми забастовали машинисты Краковского железнодорожного узла. В тот же день к ним присоединились почтовики и железнодорожники всей Краковской линии. В последующие два дня забастовка крепла и перебрасывалась на другие железнодорожные линии. По мере развития забастовки участились столкновения с членами буржуазных штрейкбрехерских организаций. С каждым днем забастовка разгоралась и, как огонь, охвативший горючий материал, вспыхнула почти во всей Польше. Движение охватило многотысячные массы польских железнодорожников.

Вначале пепеэсовские воротилы думали локализовать движение. 24 октября в органе профсоюза железнодорожников они писали: "... Принимая во внимание опасность, которая угрожает железным дорогам ввиду этой хаотической и дикой забастовки, следует изо всех сил стремиться ликвидировать ее". Стремясь задушить забастовку, пепеэсовские вожди сначала примкнули к ней. Правительство со своей стороны провело массовые аресты (в октябре было арестова-
стр. 31

но около 2 тыс. рабочих), 31 октября были введены полевые суды, шла милитаризация железных дорог. Железнодорожники призыва 1893 - 1901 гг. были призваны в казармы, где их подвергали усиленной военной муштровке.

Несмотря на совместные усилия правительства и пепеэсовцев сорвать забастовку, она ко 2 ноября охватывает почти всю Польшу. Коммунистическая партия Польши призывает ко всеобщей забастовке вплоть до полного удовлетворения требований, т. е. повышения заработной платы, отмены милитаризации железных дорог и освобождения всех арестованных. Железнодорожники и почтовики требуют от пепеэсовской Центральной комиссии профсоюзов об'явления всеобщей забастовки, но Центральная комиссия, чтобы выиграть время, не отвечает на это требование; в это же время вожди ППС ведут тайные переговоры с правительством.

Между реформистскими вождями профсоюзов и массой стачечников начались крупные расхождения. В связи с явным предательством со стороны Центральной комиссии профсоюзов делегация краковских железнодорожников заявила, что, если не будет об'явлена всеобщая стачка, железнодорожники Краковского узла перейдут в коммунистическую партию. Тогда из страха потерять влияние на массы ППС об'являет всеобщую забастовку... "для защиты демократической Речи Посполитой". Это был один из крупнейших "левых" маневров пепеэсовцев. Через два дня уже было опубликовано воззвание о прекращении всеобщей стачки, и таким образом польскому пролетариату был нанесен удар в спину.

Правительство знало, что у революционных масс бастующих нет подлинно революционного руководства. КПП, призывавшая ко всеобщей забастовке, имела известное влияние в массах, но оно было еще недостаточным. Поэтому правительство рассчитывало покончить с забастовкой, нанеся удар по ее центру, по Кракову. Краковский воевода Галецкий совместно с генералом Никелем и комендантом гарнизона Бекером разработал военный план против забастовщиков. В Западную Галицию, а в частности в Краков, были стянуты многочисленные силы полиции из Кельн, Люблина и т. д., а также пехотные части из Познани, Западной Украины и Западной Белоруссии. На военном совещании у генерала Чикеля решено было кроме полиции и пехоты бросить против стачечников также кавалерию, броневики и аэропланы. Главной оперативной базой был избран старинный королевский замок Вавель, расположенный неподалеку от Рабочего дома. Нападение на рабочих было назначено на 6 ноября, когда после митинга в Рабочем доме краковские пролетарии должны были двинуться на демонстрацию. На Вавеле и прилегающих к нему монастырях с благословения духовенства были установлены пулеметы. Полиция, пехотные и уланские части расположились в центре города и по окраинам. План разгрома рабочих был разработан очень детально, с соблюдением всех военно-стратегических условий уличного боя. Генерал Чикель мечтал о том, как империалистическая Польша окружит его ореолом спасителя отечества.

Однако генерал Чикель не предвидел одного маленького обстоятельства. Он забыл, что польские, белорусские и украинские солдаты вышли из тех же захудалых крестьянских изб, из тех же рабочих кварталов, что и забастовщики, по которым им был отдал приказ стрелять.

Когда утром 6 ноября рабочая демонстрация во главе с женщинами и детьми столкнулась лицом к лицу с войсками, солдаты заволновались. Штыки вместо того, чтобы вонзиться в груди рабочих и их семей, были подняты вверх. Этим моментом воспользовался рабочий Петжик. Он вскочил на под'езжавшую крестьянскую телегу, врезался в ряды войск и полиции. Цепь была прорвана, войска смешались с рабочими, солдаты и рабочие стали брататься. В этот момент раздались отдельные выстрелы, вслед за ними ружейные залпы. И вскоре королевский замок Вавель открыл пулеметный огонь по бастующим краковским железнодорожникам.

На площади появились первые ручейки крови и трупы убитых рабочих и солдат.

Тогда рабочие вместе с наиболее сознательными из солдат открыли огонь по полиции, которая, не выдержав натиска, отступила в панике.

Против "бунтовщиков" были двинуты уланские части. Рабочие отбили кавалерийскую атаку и перешли в наступление. Рядовые уланы, видя, что рабочие стреляют в офицеров, сложили оружие. Положение краковских властей становилось критическим, так как у них уже почти не оставалось надежных войск. Но рабочие, начавшие наступление, не имели никакого плана и не знали, что предпринять дальше. Воспользовавшись временным замешательством, генерал Чикель решил двинуть против восстав-
стр. 32

ших три броневика. Краковские рабочие и часть солдат, не щадя своих жизней, двинулись вперед, несмотря на обстрел броневиков, и, захватив один броневик, водрузили на нем красное знамя.

Восставшие рабочие к часу дня захватили центр города. Пехотные полки отказались итти в наступление. Вновь прибывавшие войска слагали оружие. Отдельные группы солдат уходили из казарм и отдавали оружие рабочим.

Это стихийное восстание выдвинуло своих боевых руководителей, но они не сумели повести за собой войска на захват замка Вавель, где был штаб Чикеля, и на захват других правительственных зданий.

Потерявшие фактически власть, не имеющие за собой никакой вооруженной силы, генерал Чикель и воевода Галецкий начали переговоры с пепеэсовскими лидерами Мареком и Бобровским. И в то время как краковские рабочие сражались на улицах, Марек, Бобровский и Станьчин договорились о предательстве рабочих. Явившись на площадь, эти господа от ренегатства, лицемерно нападая на правительство, стали уговаривать рабочих разойтись и передать дальнейшую судьбу борьбы в руки ППС. Под предлогом, что правительство пошло на все уступки и забастовка выиграна, пепеэсовцы приступили к разоружению рабочих. Под тем же предлогом всеобщая забастовка была прекращена. Не имея достаточно революционного опыта, краковские рабочие дали себя разоружить.

О некоторых уроках краковского вооруженного восстания

Только благодаря контрреволюционной роли пепеэсовцев краковские власти сумели подавить вооруженное восстание, которое они сами вызвали к жизни своими провокационными мерами. Всеобщая стачка переросла в вооруженное восстание не только потому, что накопилось огромное количество горючего материала, но и потом, что буржуазия первой начала вооруженную борьбу против рабочего класса, и он взялся за оружие, чтобы отстоять свои права и в начавшейся гражданской войне уничтожить господствующие классы.

Эту свою классовую задачу он не сумел тогда выполнить, благодаря предательской роли пепеэсовцев и отсутствию боевого политического руководящего штаба коммунистической организации.

В первые же дни после восстания была устроена грандиозная (70 тыс.) демонстрация похорон жертв восстания. Краковские власти, не чувствовавшие себя еще достаточна твердо, не могли помешать этой демонстрации. Но после того как в Краков были доставлены более надежные воинские части, начались массовые аресты участников восстания и разгул политического террора.

Контрреволюционная роль пепеэсовцев особенно ярко была вскрыта во время процесса участников восстания, состоявшегося в июле 1924 г. На этом процессе защитник обвиняемых пепеэсовцев сказал: "...И кто же выступает в роди ликвидатора краковского восстания? Та самая ППС, которая якобы начала революцию. Мы должны констатировать, что ППС не хотела революции и события разыгрались помимо нее..."

Когда прокурор потребовал от сейма выдачи пепеэсовских депутатов Марека и Бобровского, тех самых, которые уговорили краковских рабочих сложить оружие, то пепеэсовский депутат Либерман заявил в сейме: "...Депутаты Марек и Бобровский выступили как пацификаторы (умиротворители). Депутаты сейма, имеющие авторитет и моральное влияние, призадумались бы, следует ли им взять на себя подобную посредническую роль, если роль их была бы рассматриваема как принятие руководства над массами".

Это заявление депутата Либермана красноречиво и убедительно вскрывает предательскую роль пепеэсовцев в краковском восстании. ППС оказала польской буржуазии крупнейшую услугу, разоружив восставших рабочих, и неудивительно поэтому, что буржуазный суд в Кракове вынес оправдательный приговор обвиняемым пепеэсовцам.

Почему же у краковских рабочих в момент вооруженной борьбы не оказалось боевой организации? Кто является виновником того, что краковские рабочие были предоставлены самим себе?

Во время краковского восстания и в предшествовавший ему период компартия Польши находилась под руководством правооппортунистической группы вождей, так называемых "трех В" (Варский, Валецкий, Вера Костржева), которые, защищая Брандлера и Троцкого на международной арене, выдвигали для Польши лозунг рабоче-крестьянского правительства, на практике сводящегося не к диктатуре пролетариата, а к парламентским комбинациям с реформистами и представителями кулацкой партии. Эти правооппортунистические вожди, защищая
стр. 33

на словах лозунг рабоче-крестьянского правительства, на деле выступали против диктатуры пролетариата, против советов рабоче-крестьянских и солдатских депутатов, против лозунга советской Польши. Оппортунистическое руководство не вело борьбы за массы, не готовило их к решающим боям за власть. И в самый ответственный момент, момент восстания, у рабочих не оказалось своего подлинного руководящего штаба.

Что касается тактики единого фронта, то она проводилась таким образом, что когда вожди ППС дали сигнал к прекращению октябрьской железнодорожной забастовки, то Варшавский комитет КПП во имя "честного" проведения единого фронта также согласился на прекращение забастовки.

Это правооппортунистическое руководство в компартии Польши было, разоблачено во время V конгресса Коммунистического интернационала т. Сталиным, под руководством которого работала специальная польская комиссия.

В резолюции, принятой V конгрессом Коминтерна по польскому вопросу, говорится:

"ЦК КПП, политически руководимый группой Барского, Костржевой и Валецкого, оказался при всей своей революционности на словах неспособным проводить на деле линию КИ. Проводимая им политика, которая понизила революционную боеспособность партии, являлась выражением оппортунистических традиций и навыков руководящей группы ЦК, навязавшей партии свою позицию"1 .

ИККИ обратился к польской партии с открытым письмом, в котором подверг суровой критике правооппортунистический уклон, и помог партии преодолеть его.

Прошло десять лет со дня краковского вооруженного восстания. Рабочий класс, крестьянство и угнетенные национальности в Польше вели за это время упорные бои, неоднократно переходящие в вооруженную борьбу. Коммунистическая партия Польши при помощи Коммунистического интернационала, руководимого т. Сталиным, сумела стать организатором, руководителем и вождем рабочего класса и трудящихся масс Польши. Чрезвычайно упорные и победоносные бои рабочего класса, широкое крестьянское и национально-освободительное движение под руководством компартии Польши за последние годы говорят о том, что она сумела стать подлинным вождем революционного движения в Польше и что она поведет массы в решительный бой за польский Октябрь, за Польскую советскую республику.

1 V конгресс КИ. Стенографический отчет, ч. 2-я, стр. 166.

Новые статьи на library.by:
ИСТОРИЯ:
Комментируем публикацию: КРАКОВСКОЕ ВООРУЖЕННОЕ ВОССТАНИЕ

© А. ФРАНКОВСКАЯ () Источник: Борьба классов, № 12, Декабрь 1933, C. 29-34

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.