публикация №1096319186, версия для печати

Татьянин день


Дата публикации: 28 сентября 2004
Публикатор: maskaev
Рубрика: ИСТОРИЯ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ


АВТОРЫ: ПОНОМАРЕВА В.В., ХОРОШИЛОВА Л.Б.

Другого такого праздника Россия не знала. Тезоименитства Е.И.В. и членов высочайшей фамилии, церковные торжества, масленица и Новый год — все эти празднества были привычны для обывателя.
Но университетский праздник был необычен во всём. Сам выбор дня святой Татианы не был случайным. Основатель первого русского университета, 28-летний красавец и любимец императрицы Иван Шувалов именно так — на века! — запечатлел память своей матери, Татьяны. День ангела всех православных Татьян приобрел новое содержание, второй смысл.
В те времена университет был самым важным культурным очагом в Москве: здесь издавалась первая городская газета, первая московская библиотека распахивала двери для публики, принимал посетителей первый Ботанический сад, здесь ставились спектакли и печатались книги... Немудрено, что университетские праздники сразу снискали популярность у московских жителей. Здесь можно было найти пищу и сердцу, и разуму, да и желудку тоже.
Праздничный этот день начинался, как водится, службой в церкви. Затем профессора и студенты, их родные и другая публика собирались в Актовом зале. Произносились речи на разных языках, читались стихи собственного сочинения. На хорах размещался оркестр и прекрасный хор. В промежутках между речами играла музыка и предлагалось угощение: мороженое, фрукты, лимонад и печенье. Лучшие студенты получали награды из рук важнейших персон Москвы — митрополита и генерал-губернатора — вместе с благословением и напутственным словом. Это были чудесные минуты, особенно для отцов и матерей награждённых. Затем можно было осмотреть помещения университета — аудитории, библиотеку, многочисленные коллекции и собрания. Публика разбредалась по залам.
То была торжественная часть праздника, где демонстрировались высшие, просветительские задачи университета. И само событие, и его участники приподнимались над обыденностью, воспаряли над ней.
Но Татьянин день далеко не исчерпывался “ официальной программой” . Оставшуюся часть дня студенты веселились бесшабашно и раскрепощёно. Когда сложилась такая традиция, теперь уже трудно установить точно. Но со второй половины XIX века Москва 12 января по старому стилю всецело принадлежала студентам.
Это был самый шумный день в городе. Действие разворачивалось на Никитской, Тверском бульваре, Трубной площади. Студенты группками и целыми толпами, пешком и на извозчиках, горланя песни, заполняли собой старый центр. Их опьяняло чувство свободы. Природа брала своё. Юноши месяцами отсиживали лекции, корпели над учебниками, повторяли снова и снова опыты, многие подрабатывали — но в этот день студенты позволяли себе раскрепоститься и пуститься во все тяжкие. Они нарочито громко пели — орали, утверждая свои права на этот день, демонстрируя свободу и самодостаточность. Классический студенческий гимн Gaudeamus igitur сменялся политически неблагонадёжной “ Дубинушкой” . Полиция в этот день, совсем как в розовых мечтах утопистов, действовала по преимуществу “ профилактически” , сглаживая остроту неизбежно вспыхивавших конфликтов. Арестовывать и даже задерживать студентов в их праздник не рекомендовалось.
Одной из традиций Татьянина дня были кошачьи концерты под окнами “ Московских ведомостей” . Нередко эти окна просто били. Студенты так осознавали свои права — ведь эта официозная газета некогда была первой и единственной городской газетой, которую редактировали профессора и печатала типография университета.
В этот праздник отменялись все различия — возрастные и сословные, отменялись все чины и звания, уравнивались богатые и бедные — все они ощущали себя согражданами “ учёной республики” . Маститые учёные и важные чиновники, преуспевающие присяжные поверенные и модные журналисты ощущали себя в этот день “ старыми студентами” . Они вспоминали прекрасные дни своей молодости. Это был и их день тоже. Именно поэтому с лёгкостью и быстротой день основания одного университета стал общим студенческим праздником всей страны. Татьянин день праздновался повсюду. Он объединял профессоров, студентов нынешних и “ бывших” по всей России.
Студенты из богатых, “ белоподкладочники” , пристойно отметив праздник с родными и переодевшись во что-нибудь попроще, присоединялись к своим товарищам. Их уже ожидали хозяева трактиров, пивных и ресторанов. Они не запирали двери своих заведений, но заранее тщательно готовились. Самым знаменитым и гостеприимным был ресторан “Эрмитаж” , где для такого случая роскошная мебель была предусмотрительно заменена простыми столами с лавками, дорогие зеркала убраны, а полы покрыты толстым слоем опилок. Так свободнее себя чувствовали гости и спокойнее — хозяева.
Для студентов в этот день кухня готовила только холодные закуски. Подавалась водка, дешёвое вино и пиво. За стол усаживались все вперемешку — любимые профессора, популярные журналисты, студенты, адвокаты, земские деятели. Эта объединявшая их трапеза, общий стол имеет древний смысл! Где, в каком ещё случае могут собраться в подобной располагающей обстановке люди столь разного положения, но с одним, общим для всех, и потому особенно дорогим, чувством?
Владимир Гиляровский, описывая Татьянин день, с полным правом говорит о популярности рифмы “ пьяна — Татьяна” . Да, это был разгульный, порой до безобразия разгульный праздник. Стройная последовательность речей сменялась общим громким разговором, где-то пели, поднимали на столы особенно любимых ораторов, каких-то почтенных бородатых профессоров качали, одному от восторга разбили очки, другому порвали сюртук... Здесь распускались языки даже во времена самой злейшей реакции. Речи, которые здесь произносились, нигде больше нельзя было повторить, по крайней мере, ещё год.
Несколько лет назад стали вновь возрождаться многие традиции. Татьянинская церковь вернулась на Никитскую. Снова стали проводиться Торжественные акты в дивной красоты казаковском Актовом зале Московского университета на Моховой. Снова здесь вручаются награды (правда, в основном профессорам, а не студентам, как бывало). После торжественной, официальной части все спускались вниз, в полуподвальный этаж. Раньше здесь размещалась дешёвая студенческая столовая, а в дни перестройки открылся ресторан “ У Николая” . Но, увы, Николай не перенес августовского кризиса. А нет Николая — нет и всей полноты праздника.
Что сейчас университет для России? Не так уж и мало. По-прежнему это увлекательный мир идей, научного поиска, торжества независимого мышления, уважения к чужому мнению. Здесь, наконец, находишься в едином интеллектуальном пространстве со всем миром. Да и зримо университет, казалось бы, не пропадает в огромном теле Москвы. Это многочисленные здания факультетов, общежитий, типографий и многое, многое другое. Работают библиотеки и музеи, полные детей в школьные каникулы. Ставит спектакли знаменитый студенческий театр, печатаются книги, журналы... Но, странное дело — существование университета фиксируется современниками как-то бессознательно. Не то что в XVIII веке, когда жизнь была проще...
Татьянин день некогда был одним из самых ярких в году. Сейчас гуляющие по центру столицы родители с детьми проходят мимо старых зданий университета, практически их не замечая. Даже в Татьянин день. А так хотелось бы видеть детишек, требующих от родителей объяснения, что это такое — университет и что за день такой — Татьянин? Не хочется, чтобы он опять стал только днём, отмечаемым лишь прекрасными Татьянами.

Опубликовано 28 сентября 2004 года


Главное изображение:


Полная версия публикации №1096319186 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY ИСТОРИЯ Татьянин день

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network