Р. Э. ГЕРЦШТЕЙН. ВОЙНА, КОТОРУЮ ВЫИГРАЛ ГИТЛЕР

Исторические романы и художественные рассказы на исторические темы.

NEW ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ


ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ: новые материалы (2022)

Меню для авторов

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Р. Э. ГЕРЦШТЕЙН. ВОЙНА, КОТОРУЮ ВЫИГРАЛ ГИТЛЕР. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2021-05-17
Источник: Вопросы истории, 1998-01-31

Смоленск. "Русич". 1996. 608 с.

Книга американского историка Р. Герцштейна имеет на первый взгляд парадоксальное название. Но только на первый. Вышедшая двумя изданиями в США (в 1978 и 1987 гг.) и теперь опубликованная в переводе на русский язык, она посвящена очень важной проблеме- роли фашистской пропаганды в период второй мировой войны. Автор рассматривает пропаганду как один из важнейших факторов, определивших фатальное решение немцев сопротивляться до последнего часа.

Одно из достоинств книги - ее насыщенность документальными материалами. Автор использовал официальные и служебные документы различных гражданских и военных ведомств нацистской Германии, так или иначе имевших отношение к пропаганде. Наряду с германскими архивами автором привлечены также документы их архивохранилищ США, а также материалы из опубликованных сборников документов. И, наконец, исследованы такие пропагандистские материалы, как художественные кинофильмы и документальная кинохроника, газеты, плакаты, записи радиопередач, различные устные высказывания.

Большой интерес представляют те разделы книги, в которых автор анализирует роль германских средств массовой информации (СМИ) в войне против Англии и Советского Союза, реакцию немецкого населения на деятельность СМИ во время войны, отношение немцев к "войне Адольфа Гитлера". В книге даны содержательные и объективные портреты влиятельных партийных и государственных деятелей, руководителей министерств и ведомств нацистской Германии, имевших прямое или косвенное отношение к пропаганде в годы войны - Бормана, Розенберга, Лея, Фриче и других, но в первую очередь, конечно, Геббельса. Хотя автор, как он пишет в предисловии, посвятил свой труд нацистской пропаганде в годы второй мировой войны, его книга значительно выходит за эти хронологические рамки. Он прослеживает, например, жизненный путь Геббельса, этого "пропагандиста N 1 в рейхе", начиная с 20-х годов. Перед читателем предстает одна из наиболее объективных и удачных биографий Геббельса.

В годы второй мировой войны нацисты "создали огромный пропагандистский аппарат и взяли под прямой или косвенный контроль все германские средства массовой информации" (с. 12). Главным объектом геббельсовской пропаганды, подчеркивает автор, был не вермахт, не население оккупированных территорий, не вражеские войска и гражданское население стран противника, не народы стран "оси". "На докторе Геббельсе лежала ответственность за доведение национал- социалистической интерпретации войны до восьмидесятимиллионного германского народа" (с. 14). При этом Геббельс, как и Гитлер, презирал "объект" пропаганды - толпу. "Народные массы обычно гораздо примитивнее, чем мы их себе представляем, - заявлял он. - Исходя из этого, пропаганда должна всегда оставаться простой и однообразной. В этой изнуряющей гонке лишь тот способен достичь основных результатов в деле оказания воздействия на общественное мнение, кто в состоянии свести все проблемы к простейшей терминологии и у кого достанет мужества постоянно повторять их в этой простейшей форме, несмотря на возражения интеллектуалов" (с. 33; см. также с. 276).

Значительное место в книге занимает изучение методов, при помощи которых гитлеровской партии удалось вбить в головы миллионов немцев, как членов НСДАП, так и беспартийных, нацистскую идеологию, а также техники тоталитарного контроля за умами. Причем автор отмечает особенности этой пропаганды, изменение в ней акцентов и лозунгов в зависимости от хода войны, положения, складывавшегося в Германии. Автор пишет, что для нацистской пропаганды периода войны были характерны "призывы к победе или смерти, крики о триумфе германского народа, об опасности засилья евреев, о зверином оскале большевизма, о тотальном триумфе или полном поражении, о самопожертвовании и смерти, о конце немецкой нации... Вот это и стало именно той войной, которую

стр. 168


Гитлер выиграл при помощи Геббельса, человека, которого он избрал своим преемником. Нацисты апеллировали к высшим ценностям немецкого народа и извратили их. Они использовали самые низменные инстинкты нации-неудачницы и развернули небывалую по успеху кампанию, основанную на идеализме и ненависти" (с. 16 - 17). Пропаганда внутри страны, подчеркивает автор, была очень действенной, она способствовала сплочению нации даже тогда, когда Германия оказалась на грани поражения. "Победа или смерть!" - этот постоянный мотив геббельсовской пропаганды, пишет автор, все-таки находил дорогу к сознанию людей, несмотря на все жалобы и причитания, апатию и отчаяние. Гитлеру удалось так переплести свою судьбу с судьбой народа, что единственную альтернативу его власти немцы видели в уничтожении нации, всеобщей катастрофе. Это ощущение единства судеб было одним из главных "достижений" геббельсовской пропаганды военного времени (с. 492).

Геббельс рассматривал средства массовой информации как важнейшее орудие нацистской пропаганды. "Считалось, что пропаганда достигала успеха лишь в том случае, если народные массы Германии с новым рвением отдавали себя делу победы, насмотревшись, наслушавшись или начитавшись "шедевров" пропагандистской империи Геббельса" (с. 275).

Подробно рассматривая роль германских СМИ в войне против Англии и СССР (гл. 9 и 10), автор отмечает особенности, специфику нацистской пропаганды против этих стран. Нацистская пропаганда военного времени опиралась на давние традиции если не ненависти, то явной неприязни к коварному Альбиону, которую всегда испытывали немцы и которая еще более усилилась после первой мировой войны. Гитлер долгое время рассматривал англичан как братьев по расе, как настоящих арийцев, хотя и низшего сорта, а Британскую империю как потенциального союзника рейха. Когда же стало ясно, что Англия- враг Германии, нацисты стали обличать ее как социально реакционную страну, в которой трудящиеся подвергаются жестокой эксплуатации. Основными объектами нападок германской пропаганды на англичан и их руководителя, Черчилля, стали "плутократия" и "лицемерные империалисты" (с. 389 - 395, 400 - 401, 410).

Что же касается Советского Союза, подчеркивает автор, то тут не допускалось никаких двусмысленностей. Большевики объявлялись "архетипами "еврейской преступности", отбросами человеческого общества, антимиром ненависти и извращенной зависти, преданными идее разрушения всего доброго и прекрасного" (с. 429). После нападения на СССР нацистская пропаганда предсказывала скорую победу Германии. Но этого не произошло. Пытаясь объяснить рядовым немцам стойкость и растущее сопротивление противника на Восточном фронте, Гитлер заявлял: "Если кто-то скажет теперь: "но ведь русские держатся до сих пор несмотря ни на что" - да, мы должны признать этот факт. Но это объясняется тем, что они не европейцы, а существа низшего порядка, привыкшие к жизни в болотах. Нам очень трудно вести наступление в такой непролазной грязи, по которой русские двигаются, как по асфальту" (с. 434). Автор называет подобные объяснения примитивными. Геббельс, в отличие от Гитлера, отдавал себе отчет в том, что к невероятному по силе сопротивлению русских войск "еврейская клика" не имеет никакого отношения, а причины его следует искать в творческом порыве всего народа, имеющем яркую национальную окраску. Однако министр пропаганды держал эти убеждения при себе или делился ими лишь с ограниченным кругом друзей и сотрудников (с. 429, 430, 433, 434).

Изменение акцентов в нацистской пропаганде в связи с поражениями вермахта на Восточном фронте автор иллюстрирует примерами из регулярно появлявшейся в кинотеатрах документальной кинохроники периода войны - "Германских еженедельных кинообозрений" (Die Deutsche Wochenschau - DW). Военные катастрофы осени и зимы 1942 - 1943 гг. коренным образом изменили характер кинохроники, как и других средств массовой информации и пропаганды. Контраст между освещением Сталинградской битвы и пропагандистским использованием отснятых материалов оказался разительным. В последние, наиболее трагические недели битвы, Геббельс "запретил упоминание самого слова "Сталинград" и даже южного сектора Восточного фронта... На экране не появилось ни единого кадра, ни единой схемы, касающейся Сталинградской битвы... Умолчание... было слишком многозначительно, поскольку поразительным образом контрастировало с прежними заявлениями ОКБ (Главного командования вооруженных сил) и в особенности самого Гитлера относительно предполагаемого успеха Германии под Сталинградом" (с. 292; см. также с. 535).

Как сообщалось в одном из донесений службы безопасности (СД) в последние пять месяцев 1942 года немцы все чаще задавали друг другу вопросы о советском народе. Как могли эти "примитивные" люди построить огромные заводы и оснастить их современной техникой? Откуда у этих "недочеловеков" квалифицированные рабочие, талантливые инженеры и ученые? Была ли стойкость советского солдата результатом презрения к смерти или в ней отражалась фанатичная преданность идеалам коммунизма? В донесениях указывалось, что все больше немцев не верили в способность вермахта одержать верх над Красной Армией (с. 458 - 460, 480).

Пропагандистскую работу в нацистской Германии в годы войны автор связывает прежде всего с именем Геббельса. "Вся злобная сила и противоречивость нацистской идеологии нашли характерное отражение в деятельности Пауля Йозефа

стр. 169


Геббельса" (с. 14). Геббельс обладал гибким умом, он был одним из самых образованных нацистских лидеров (с. 43) и вместе с тем это был один из самых преданных Гитлеру и национал- социализму руководителей фашистской Германии. До последнего часа он был с Гитлером. Он "все еще хотел оправдаться перед германским народом, даже когда пылающий Берлин лежал в руинах. Верный своему характеру, он еще раз дал обет верности идеалам нацизма и одновременно предпринял отчаянную попытку избегнуть будущего суда "шлюхи" - истории. Как и Гитлер, Геббельс стремился уйти от ответственности за свои действия". Он стремился к "самоутверждению, к поиску почетной ниши для своей личности в отчаянии и смерти, которые стали общими для всех" (с. 547 - 548).

Можно лишь приветствовать появление на русском языке книги, научное значение которой очевидно. Вместе с тем приходится с сожалением констатировать, что при ее переводе и публикации допущены многочисленные нарушения элементарных требований, предъявляемых к изданию научных трудов.

Вызывает недоумение отсутствие в книге оглавления. Частично это упущение, видимо, призвано исправить обращение "К читателю" (кто его автор - не указывается), где говорится, что книга состоит из 4-х частей, разделенных на 12 глав. Ни названия этих частей, ни названия глав при этом не приводятся. Содержание некоторых из этих частей (например, второй и четвертой) и глав передается неточно (см. с. 4). Вызывает протест то, что автор обращения "К читателю" употребляет лексику нацистской пропаганды, когда пишет о том, что в мае 1945 года немцы испытывали "все возрастающий страх перед вторжением большевистских орд" (без кавычек! - с. 3).

Много вопросов и замечаний вызывают перечни сокращений и оформление научного аппарата. Перечень аббревиатур дан в двух местах. Непонятно, какой принцип положен в их составление. Перечень на стр. 10 назван "Русские эквиваленты германских аббревиатур, используемых в тексте". На стр. 549 эти "германские аббревиатуры" повторяются, но к ним добавлены еще английские и пояснения к ним даны уже не на русском, а на английском языке. Поскольку германские аббревиатуры на стр. 549 даны в английской расшифровке, то, видимо, они были предназначены для англоязычного читателя. В оба перечня аббревиатур не попали многие сокращения, встречающиеся в тексте: СА и СС (с. 69 и др.), ДНВП (с. 67), НСВ (с. 167), НСФБ (с. 189), УФА (с. 286 и др.), NSA (с. 15) и другие. Неясно также, почему при наличии перечня аббревиатур в тексте многократно повторяются не только эти аббревиатуры, но и их расшифровка: ОКБ (с. 114), РСХА (с. 253), СД (с. 458), DAF (с. 15), DW (с. 272, 276, 286), RPK (с. 223), RPA (с. 143, 180), RKK (с. 159, 162, 256), ALF (с. 332), RFK (с. 311), RPL (с. 169), ВРА (с. 228) и другие. Расшифровка аббревиатур в тексте и в перечне аббревиатур в ряде случаев не совпадают: ОКБ (с. 10 - Главное командование вооруженных сил; с. 37- высшее командование вермахта; с. 114 - Верховное главное командование); DNB (с. 10, 221 - Германское бюро новостей; с. 145 - Германское агентство новостей); Promi (с. 10- Имперское министерство образования и пропаганды; с. 160- министерство пропаганды); DW (с. 10, 272, 276 - Германское еженедельное кинообозрение; с. 166- Германское еженедельное обозрение); RPL (с. 10- Главное имперское управление пропаганды; с. 169 - Главное управление пропаганды); RKK (с. 10 - Имперская палата культуры; с. 256 - Имперская культурная палата); РК (с. 10 - роты пропаганды; с. 278 - пропагандистские роты); ALF (с. 10 - Главное управление кино; с. 322 - Центральное киноуправление). Встречаются искажения названий различных учреждений, например, центрального нацистского издательства "Франц Эер Ферлаг", которое в одних случаях названо Эер Ферлаг и Эер, в других - издательство Франца Егере, Егера и Еера (с. 212, 223, 248, 250, 253, 255, 256, 403, 404, 417,444). Искажены также многие имена, в том числе автора книги (с. 5), Фриче (с. 4, 587), Штрайхера (с. 81, 378), Шпеера (с. 294, 295), Флисгеса (с. 49, 63); канцлер Генрих Брюнинг превратился в Геринга Брюнинга! (с. 130, 208). На стр. 381 указаны две даты премьеры фильма "Ритуал самопожертвования" - 22 и 29 декабря 1944 года. Десятки раз упоминаются имена нацистских руководителей и каждый раз повторяются их должности, их место в фашистской иерархии: Роберта Лея (с. 82, 120, 201, 259 и др.), Макса Амана (с. 39, 90, 223, 255), Отто Дитриха (с. 37, 115, 121 и др.), Альфреда Розенберга (с. 207, 211 и др.).

Столь же невнимательно подошли издатели и к примечаниям. К каждой главе имеются многочисленные сноски с указанием источников и литературы, но их ценность значительно снижается за счет того, что оформлены они неряшливо и неграмотно. Следовало, очевидно, названия работ и их выходные данные приводить на иностранных языках (немецком, английском), а необходимый комментарий - в том числе и от автора - в переводе на русский язык. Во многих случаях издатели вообще предпочли не переводить на русский язык комментарии к сноскам, а решили дать их по-английски, как в оригинале (с. 551, сн. 29, 41; с. 555, сн. 44; с. 562, сн. 54; с. 566, сн. 42, 45; с. 570, сн. 15, 19; с. 575, сн. 49; с. 586, сн. 68, 72; с. 589, сн. 43). Некоторые примечания даны на разных языках (с. 590, сн. 64; с. 591, сн. 66). Смысл многих примечаний из-за плохого перевода или по причине небрежного редактирования вообще трудно понять: "Имя этого человека было Землер, пока его не изменили в законодательном порядке" (с. 550, сн. 16); "Наклонным шрифтом даны цитаты Бенды" (с. 551, сн. 43); "Я намеревался написать "a twist of foot", но это было бы непозволительной милостью" (с. 553, сн.

стр. 170


86); "Cf. N. А. Т. - 580/590. (без дальнейшей расшифровки)" (с. 557, сн. 85); "Полагаю, Болмус преувеличивает успех Розенберга в усилении своей власти через применение тем "Третьего рейха" (с. 564, сн. 14); "описание учреждением Боулер своего авторитета" (с. 568, сн. 19); "Cf. the Gauarchiv der NSDAP Gau Magdeburg-Anhalt, пребывающий еще в зачаточном состоянии в 1942 - 1943" (с. 569 - 570, сн. 50); "сокращения персонала в 1942, РК к мобилизации офицеров- вербовщиков во всех Gaue..." (с. 571, сн. 23); "Возможно Геббельс оставил постоянный знак" (с. 584, сн. 35); "не пытаясь проанилизировать относительную силу определенных настроений" (с. 588, сн. 32) и, наконец, вообще незаконченная фраза - "Ханс Фрицше (Фриче. - А. Г.) вспомнил эти слова через четырнадцать месяцев, после того как Геббельс" (с. 591, сн. 73); "Геббельс нервничал по поводу сцен зверств большевиков над немцами, поскольку таковые могли внести панику и массовые сдачи западным союзникам" (с. 590, сн. 55). В ряде случаев в сносках не указаны выходные данные (с. 554, сн. 14, с. 581, сн. 39), фамилии авторов книг даны то по- английски, то по-немецки, то по-русски (с. 552, сн. 46 и с. 554, сн. 1 и 4); в отдельных случаях называется издательство и опущено место издания (с. 581, сн. 37). Примечания пестрят опечатками, искажениями имен (с. 576, сн. 13), написания немецких названий (с. 375), географических названий (с. 591, сн. 69, с. 177,178), корректорскими ошибками. Не могут не раздражать читателя отсылки к отсутствующим в русском издании иллюстрациям, которые имеются в английском издании книги (с. 574, сн. 42; с. 575, сн. 49 и 8).

Перечень использованных источников и литературы помещен в конце книги, после примечаний, и состоит из семи разделов (с. 592 - 603). В этом перечне приводятся сборники документов, архивные материалы, названия микрофильмов (главным образом хранящихся в Национальном архиве, в Вашингтоне), газет и журналов, фильмов, опубликованных источников и как сказано "менее значимых работ". В начале первого раздела дается краткое пояснение к перечню источников на английском языке; на том же языке дается и оглавление второго раздела; остальные пять разделов озаглавлены уже по-русски. Непонятно, почему в 6-й раздел - "Опубликованные источники" - включена использованная литература, монографии и мемуары (впрочем, может быть этот упрек следует адресовать не издательству, а автору), а также в чем отличие этого раздела от 7-го раздела - "Менее значимые работы".

Ошибки допущены и в редакторских примечаниях. Так, наименование гитлеровской партии, НСДАП, в перечне аббревиатур приводится не полностью: "Национал-социалистическая партия Германии" (с. 10). Из названия выпало слово "рабочая", да и более точное ее название "Национал- социалистическая немецкая рабочая партия (National-Sozialistische Deutsche Arbeiterpartei). Здесь же, на стр. 10, имеется редакционное пояснение: "Гау (Gau) - единица административного деления "Третьего рейха" с 1933 по 1945 гг., соответствовала области в России. Германия была разделена на 32 гау". На стр. 170 говорится о 42 гау, что соответствует действительности. "Битва народов" - Лейпцигское сражение - происходила в 1813, а не в 1913 году (с. 299).

Перевод и редактирование основного текста книги оставляют желать лучшего. Чуть ли не на каждой странице встречаются нелепые фразы: "Геббельс издал распоряжение о том, чтобы Берлин был буквально забросан листовками" (с. 31); "Геббельс... видел в них несчастных людей, тянущих свой крест" (с. 41); истина, "которая заявляла о себе временами даже громче, чем этого хотелось" (с. 42); "Геббельс сумел ввернуть своих излюбленных жертв в эффектный ответ" (с. 69); "Субститут бессознательного действия толпы сознательной активностью отдельного индивидуума..." (с. 70);"Боги и люди, кто сохранил престиж, никогда не терпели дискуссий от толпы, чтобы она их обожала, они должны быть дистанцированы" (с. 73); "Геббельс... был самым "евреем" из всех нацистских лидеров", он "обладал неимоверно острым чутьем на те силы и, в той же мере, громадные способности обращаться к ним, причем в полной мере сознавая в себе их наличие и умел приводить их в движение посредством слов" (с. 75); Геббельс "бойко торганул своей собственной рассудительностью" (с. 78); "Фюрер сделал Геббельсу комплимент, назначив его своим преемником на посту рейхсканцлера" (с. 84); "Сталинград погреб под своими руинами значительную часть юмора Геббельса" (с. 87); "Но даже и здесь его старый цинизм не мог не вылезти наружу" (с. 109 - 110); "эта группа лиц мало что издала в смысле законов" (с. 115); "Роберт Лей, ROL и глава DAF... завладел "Ангриф" и стал воплощать голос DAF" (с. 120); "В структуре "Третьего рейха", с его непрерывной междоусобицей удельных князьков, обеспечивал ему некую автономность... Дитрих имел больше власти над заголовками немецких газет, чем Геббельс" (с. 121); "его собственное принуждение расколоть Россию... Геббельс обманывал себя весьма оптимистичными анализами" (с. 123); "Даже теща Риббентропа характеризовала его как "самого тупого из моих зятей" (с. 125); Геббельс "создал новую схему самообмана в своей постоянно меняющейся схеме для того, чтобы обосновать свое мышление" (с. 126); "Вторая мировая война была для Германии... ее заявкой на власть воплотить в реальность фразу Фрица Фишера..." (с 137); "Победа и "социальная общность" нации усправедливят и осветят эти жертвы" (с. 138); "Геббельс в категориях идеалистов, заявив, что человек продолжает жить в его поступках, и что он в это твердо верит" (с. 140); "Вернер Науман представлял собой образец молодого нациста, Геббельс мог показывать его в качестве трофея" (с. 148); "Все адъютан-

стр. 171


ты Геббельса либо вообще не имели в своих руках никакой власти, либо очень мало ее" (с. 153); "службы... обязаны ежемесячно отчислять в фонд далеко не небольшую сумму" (с. 167); "Симпатии Геббельса к жертвам этого массированного сдвига..." (с. 170); "В 1940 году работу этих ораторов 150 направляли человек" (с. 187); "Престиж и влияние Альфреда Розенберга сильно поубавились по причине трудного понимания несообразного круга его интересов" (с. 210); "во время войны геббельсовская машина стала избегать антихристианских высказываний" (с. 212); "Гитлер не имел намерений воздавать должное лояльности, неважно, компетентна она или нет, при помощи отставки" (с. 217); "циркуляция газет невероятно выросла", но они "были скучны и часто вообще трудно читать" (с. 224); "Фриче тонко нарушал территориальную неприкосновенность Геббельса", который "осторожно подкапывался под директивы Дитриха" (с. 225); Геббельс, "еще не избавившийся от запаха издательства", считал важным личное присутствие "Гитлера перед населением Германии" (с. 230, 234); "Критика Фишера, оказавшаяся щелчком по носу Геббельсу и Фриче" привела к тому, что в передачах теперь "доминировали... вопли Фриче, Геббельса и Карла Шарпинга" (с. 236); "холодное расчленение вражеских утверждений" (с. 241); "СА, долгое время пребывавшее в состоянии спячки, вдруг встрепенулись и решили..." (с. 438); "Но слухи никак не хотели сдаваться" (с. 516); "Гордость распирала его по швам" (с. 526). Много и опечаток (приемник вместо преемник - с. 149, 152), непонятных слов типа "высшая акколада" (с. 544).

В обращении "К читателю" сказано, что у "бывшего советского человека", который будет читать книгу Герцштейна, "написанную в расчете на читателя из западных демократических стран, не прошедшего "школы коммунизма", несомненно, часто будет возникать улыбка" (с. 5). Неясно, что имел в данном случае в виду автор обращения, но при чтении русского издания книги действительно может появиться горькая улыбка. Выпуская в свет книгу со столь большим количеством изъянов, издательство, в данном случае, проявило явное неуважение к читателям.


Новые статьи на library.by:
ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ:
Комментируем публикацию: Р. Э. ГЕРЦШТЕЙН. ВОЙНА, КОТОРУЮ ВЫИГРАЛ ГИТЛЕР

© А. С. ГРОССМАН () Источник: Вопросы истории, 1998-01-31

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.