КАРЬЕРА НАПОЛЕОНОВСКОГО СОЛДАТА

Исторические романы и художественные рассказы на исторические темы.

NEW ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ


ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему КАРЬЕРА НАПОЛЕОНОВСКОГО СОЛДАТА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2018-08-30

В центре Парижа находится Дом инвалидов, где захоронен Наполеон. Вокруг мраморной плиты, под которой покоится его прах, высечены названия сражений: Ваграм, Ульм, Аустерлиц, Йена... Современники и потомки связывали эти победы с именами Наполеона и его маршалов - Мюрата, Ланна, Даву, Мармона, Нея и др. Их карьера из рядовых и унтер- офицеров королевской армии до генералов Республики и маршалов Империи оставалась примером для всей французской армии. "Каждый солдат несет в своем ранце жезл маршала" - эти слова Наполеона стали девизом для многих рядовых его армии. Подобной же верой проникнуты различные мемуары военнослужащих наполеоновской армии, как генералов, так и офицеров и солдат1 .


1 Сегюр. Поход на Москву в 1812 году. М. 1911; Коленкур А. Поход Наполеона в Россию. М. 1943; Ложье Ц. Дневник офицера Великой армии в 1812 году.

стр. 181


Данная концепция утвердилась и в наполеоноведческой буржуазной исторической литературе2 .

Посмотрим, какова была истинная система продвижения солдат и офицеров наполеоновской армии и насколько соответствовала правде рекламируемая Бонапартом быстрая карьера большинства его подопечных. Это небезынтересно для выяснения одной из сторон процесса становления буржуазной армии во Франции.

В дореволюционное время у рядового состава не было шансов дослужиться до чина младшего офицера. Солдаты королевской армии в прошлом представляли в основном разорившихся крестьян и выходцев из городского плебса, которые, не имея средств существования, продавались вербовщикам на десятки лет тяжелой службы. Только отпрыски буржуазных семей еще могли надеяться стать офицерами, но после королевского ордонанса 1781 г. этот узкий канал был наглухо закрыт из-за требования иметь благородных предков не меньше, чем в четырех коленах3 . Таким образом, классовый антагонизм между дворянами и третьим сословием был налицо и в армии. После Великой Французской буржуазной революции ситуация резко изменилась. Хорошо известны имена многих генералов революционных войн, вышедших из низов. Гораздо менее известны те законодательные меры революции, которые сделали возможным этот путь от солдата к маршалу. Во время якобинской диктатуры происходил ряд демократических преобразований в социальном аспекте военного законодательства4 . Важнейшим завоеванием революции

стало право солдат выбирать своих командиров - факт, немыслимый в крепостнических армиях. Согласно закону от 21 февраля 1793 г., солдаты выбирали капралов; также выборными были две трети высших офицерских должностей, а одна треть назначалась исполнительной властью. "Избрание командиров воинских частей есть гражданское право солдата, - заявил Л. А. Сен-Жюст 12 февраля 1793 г., - избрание генералов - это право граждан в целом"5 .

При Директории с изменением характера войны происходила постепенная трансформация армии вправо: революционный энтузиазм медленно уступал место честолюбию и национализму. В этом процессе значительную роль играла материальная заинтересованность военнослужащих. Изменение качественного показателя армии нельзя представить как разовое событие: оно было растянуто во времени и охватывало период от Итальянской кампании Бонапарта 1796 - 1797 гг. до начала XIX века. "Между тем, - отмечал А. Собуль, - демократические начала в военных институтах сохранились: если демократическая практика выбора офицеров и присяжных заседателей в военном суде была отменена, то при производстве в чин разум и, более того, храбрость военнослужащего оказывались решающими. На таких условиях перед простым солдатом открывалась перспектива офицерских эполет. Но во всем этом чувствовалась сильная примесь честолюбия и авантюризма"6 .

В процессе становления профессиональной армии возможность для рядового состава дослужиться до офицерских эполет сохранилась, несмотря на многие ограничения в отношении демократических традиций революционных лет. Статья 61 закона Журдана- Дельбре (от 5 сентября 1798 г.) гласила, что "ни один француз не имеет права на офицерский чин, если он не прослужил 3 года в качестве солдата или унтер- офицера"7 . В то же время закон не запрещал

М. 1912; Роос Г. С Наполеоном в России. М. 1912; Berthezene. Souvenirs militaires de la Republique et de l'Empire. Tt. I-II. P. 1855; Memoires du sergent Bourgogne (1812 - 1813). P. 1893; Memoires du general Lejeune. P. 1895; Journal de marche du grenadier Pils (1804 - 1814). P. 1892, etc.


2 Тьер А. История Консульства и Империи. Тт. 1 - 5. СПб. 1846 - 1849; Вандаль А. Возвышение Бонапарта. СПб. 1905; Тэн И. Наполеон Бонапарт. М. 1912; Мадлен Л. Французская революция. Тт. 1 - 2. Берлин. 1922; Madelin L. La France a l'apogee de l'Empire. P. 1970; ejusd. Histoire du Consulat et de l'Empire. Tt. 1 - 16. P. 1937 - 1954; Driault E. L'immortelle epopee de drapeau tricolore. Napoleon le Grand, 1769 - 1821. Tt. 1 - 3. P. 1932.

3 Бирюкович В. Армия Французской революции (1789 - 1794). М. 1943, с. 10.

4 Кигурадзе Г. Ш. Французская армия на первом этапе Великой революции (1789 - 1792). Тбилиси. 1982 (на груз, яз.); Bertaud J. -P. La Revolution armee. Les soldats-citoyens et la Revolution francaise. P. 1979.

5 Собуль А. Первая республика (1792 - 1804). M. 1974, с. 145.

6 Soboul A. Le Directoire et le Consulat. P. 1967, p. 34.

7 Собуль А. Первая республика, с. 283 - 284; Berriat H. Legislation militaire ou recueil methodique et raisonnee des

стр. 182


произвести солдата в офицеры, если он проявил себя на поле брани доблестным и мужественным воином. В многочисленных сражениях времен Консульства и Империи убыль в младшем офицерском составе была значительной. Следовательно, рядовым военнослужащим доступен был чин младшего лейтенанта или лейтенанта. В дальнейшем их продвижение в чине было ограничено законом от 5 мая 1805 г., согласно которому унтер-офицер, прослуживший менее двух лет на своей должности, не имел права на повышение в чине. Это ограничение не распространялось лишь на офицеров штаба, т. к. такого рода повышения должны были производиться с разрешения императора8 .

Последующая трансформация наполеоновской политики вправо вызвала отступления от закона Журдана-Дельбре. Декретом от 2 августа 1811 г. еще больше увеличился срок выслуги лет, полагавшийся для повышения в офицерский чин. Солдат мог быть избран капралом после двухлетней службы, каптенармусом - после четырех-пяти лет, а сержантом - после четырех. Все без исключения унтер-офицеры могли стать младшими лейтенантами только после восьмилетней службы9 . Эти правила четко исполнялись вплоть до 1813 г.; исключения представляют персональные повышения, сделанные самим Наполеоном в случае доблести солдат или унтер-офицеров на поле брани. Во время Консульства в армии еще сохранились традиции революционных войн: "Армия начала Консульства была настроена проякобински"10 . Солдаты и офицеры Французской республики, отправлявшиеся в заграничные походы, освобождали от феодального гнета соседнюю Италию. В сознании рядовых военнослужащих 2-я Итальянская кампания Бонапарта проходила под тем же лозунгом, что и прежде: "Мир хижинам, война дворцам!". В такой обстановке Бонапарт должен был учитывать настроение армии и не ограничивать рядовых в вопросе производства в чине.

Кампания 1800 г. многое значила и для самого Бонапарта: он должен был реабилитировать себя после неудачного Египетского похода. Еще до начала Итальянской кампании он всемерно старался использовать остатки революционного энтузиазма н даже привлек в свою армию иностранцев-эмигрантов (в частности, итальянцев). Исходя из этих позиций, он подходил к вопросу повышения в чине военнослужащих. Например, на предложение военного министра А. Бертье назначить младшим лейтенантом в пятый драгунский полк гражданина Пуре Бонапарт в постановлении от 2 февраля 1800 г. указал, чтобы "эту должность отдали одному из сержантов полка, который получил почетную саблю в Италии" 11 . В приказах этого периода Бонапарт особенно подчеркивал, что, если офицер не проявил доблести на поле брани, ему не будет выдаваться высший чин. В ходатайстве Бертье о назначении гражданина Навера командиром батальона он отказал, не забыв пояснить, что "этот офицер будет направлен в (действующую. - К. Б.) армию и при первом же деле, где он отличится, станет командиром батальона"12 .

В принципе вышеуказанные постановления и им подобные являлись попытками Бонапарта использовать продвижение в чине как стимулирующий фактор: ведь от повышения зависело увеличение жалованья и разных видов прибавок к окладу военнослужащих. Он без всякого сомнения давал разрешение на повышение в чине тем солдатам и офицерам, которые проявили преданность правительству и отличились во время сражений своей храбростью. Такие лица ставились в пример другим. Честолюбие, преднамеренно разжигаемое Бонапартом, пропитало всю армию. Пожалуй, ни одно большое сражение не обходилось без массового производства в чин. Так, согласно императорским декретам от 21 и 24 декабря 1805 г., которые следовали после Аустерлицкого сражения, в высший офицерский чин были произведены многие храбрые командиры: Ж. Рапп, Г. -Ф. Себастиани, Б. Бессьер, Л. -К. Бомон и др.13 . Во время Бородинского сражения 7 сентября 1812 г. командир батальона, уроженец г. Ливорно (Италия), штабной офицер вице-короля Евгения К. Дель-Фанте за четкое


lois, decrets, arrets, reglements et instructions actuellements en vigueur sur toutes les branches de l'etat rnilitaire. T. 1. Alexandrie. 1812, pp. 8 - 9.

8 Godechot J. Les institutions de la France sous la Revolution et l'Empire. P. 1960, pp. 604 - 605.

9 Berriat H. Op. cit. T. 2. Alexandrie. 1812, p. 582.

10 Ma del.in L. Du brumaire a Marengo. P. 1938, p. 21.

11 Napoleon I. Correspondence de Napoleon Ier. Publiee par ordre de l'empereur Napoleon III. T. VI. P. 1861. N 4559, p. 113.

12 Ibid., N4560, p. 113.

13 ЦГИА СССР, ф. 549, 1807 г., д. 361, лл. 32, 34.

стр. 183


выполнение боевой задачи прямо на поле брани был произведен в адъютанты вице- короля14 . Тогда же за проявленную храбрость к повышению в чине были представлены 11 сентября 1812 г. немецкие солдаты и офицеры (всего 35 человек) из Вюртембергской дивизии, входившей в состав 3-го армейского корпуса, в т. ч. 7 унтер- офицеров и 23 младших офицера15 .

Наполеон прибегал к такому средству стимулирования и в трудные минуты, дабы поднять боеспособность армии. Например, 18 октября 1812 г. во время смотра он получил известие об исходе Тарутинского сражения. Очевидец событий того дня командир полка Р. -Э. Фезензак описывает подробности психологического воздействия императора на военнослужащих: "По лицу императора можно было видеть, насколько озаботило его это известие. Он ускорил смотр, но все-таки назначил офицеров на все свободные места и раздал много орденов. Ему нужно было более, чем когда-либо, употребить все средства, которые он так хорошо умел пускать в дело, чтобы добиться от своей армии сверхъестественных усилий. Я воспользовался его хорошим настроением, чтобы вознаградить тех из офицеров моего полка, рвение которых я испытал на деле; многие из них были произведены в высшие чины"16 . Примечательно, что в период кампаний 1805 - 1807 гг. такой нужды еще не было: полнокровную, не успевшую забыть традиции революционных войн и уже познавшую вкус оплачиваемых побед армию Наполеон не очень-то баловал. В письме к своему пасынку Евгению Наполеон писал, что он отдавал предпочтение испытанным в боях офицерам при продвижении в чине: "Мой сын, я не понимаю, почему Вы хотите произвести в дивизионные генералы тех бригадных генералов, которые не нюхали пороха. Нужно, чтобы настоящие генералы участвовали в войне и заслужили повышение в чине"17 .

После 1804 г., с установлением Империи, присвоение очередного воинского чина или должности еще более усложнилось. Трофейные бумаги французской армии, отбитые в 1812 г. и сохранившиеся в архивах СССР, дают возможность проследить, как это положение осуществлялось на практике18 . Так, призывники революционной армии (Бойер, Курат, Жаклен, Мине, Грандидьер, Плик, Пернино, Флао, Госсман, Дасс, Россиньоль, Жино, Дельпра, Зиммер, Мазюйер и др.) достигли чина младшего офицера в армии Наполеона в среднем за 19 лет службы, тогда как рекруты Консульства и Империи (Дерусс, Жиро, Бунер, Моли, Лелонг, Клемент, Лесмор) - за 8 лет19 . Кампания 1812 г. остро поставила вопрос о нехватке офицерских кадров. Наблюдалось быстрое продвижение рядового состава по служебной лестнице, и оно приняло массовый характер, будто напоминая о возрождении демократических начал революционных войн. Однако при ближайшем рассмотрении это "молниеносное" продвижение на самом деле происходило после 7 - 14 лет службы. Например, Ж. -Р. Куанье, прослуживший 14 лет и участвовавший в 14 кампаниях, член Почетного легиона20 с 1804 г., лишь в 1813 г. получил звание капитана21 , а Ф. Грандо, который в 1805 г. был сержантом, лишь в мае 1813 г. стал капитаном, командиром эскадрона22 . После похода в Россию дефицит в офицерском составе наполеоновской армии не уменьшился. По той же причине продвижение в чине и должности проходило несколько быстрее и вне зависимости от заслуг. "Сотня артиллерийских унтер-офицеров, - писал Ж. Морван, - столько же капралов, инструкторов депо, множество бригадиров, а также жандармов перешли в полки, находящиеся в Германии, в качестве младших лейтенантов. Почти все старые, солдаты, которые имели какую-нибудь воз-


14 Французы в России. 1812 г. по воспоминаниям современников-иностранцев. Т. 1. М. 1912, с. 129; Ложье Ц. Ук. соч., с. 147 - 148.

15 ЦГВИА СССР, ф. ВУА, 1812 г., д. 3605, лл. 36 - 37.

16 Французы в России. 1812 г. по воспоминаниям современников-иностранцев. Т. 2. М. 1912, с. 115.

17 Согг. Т. XII. Р. 1862. N 10057, pp. 548- 549; t. IX. P. 1861. N 8550, p. 299.

18 ЦГАДА, ф. 30, 1812 г., д. 279, лл. 5, 24 - 84, 91 - 97, 148 - 159; ЦГВИА СССР, ф. ВУА, 1812 г, д. 3604, лл. 32 - 122, 143 - 146, 164, 172 - 179, 185 - 206; д. 3606, лл. 1, 8, 12, 19, 21 - 22, 26, 34 - 37.

19 ЦГВИА СССР, ф. ВУА, 1812 г., д. 3604, лл. 27, 193; д. 3606, лл. 40, 146, 173, 204.

20 Орден Почетного легиона в наполеоновскую эпоху выполнял две функции - являлся наградой и военно-политической организацией бонапартистов (Бочоришвили К. Г. Орден Почетного легиона при Наполеоне I. - Французский ежегодник, 1981. М. 1983).

21 Larchey L, Les cahiers du capitaine Coignet. P. 1896, pp. 291 - 292.

22 Brice R. La femme et les armees de la Revolution et l'Empire (1792 - 1815). P. S. a., p. 71.

стр. 184


можность стать офицерами, быстро повысились в чине. Рутьёр, которому понадобилось 10 лет для достижения унтер-офицерского чина, превратился в капитана за 15 месяцев"23 .

Острая нехватка офицерского корпуса отражена в корреспонденции Наполеона после 1812 года. Во время кампании 1813 г. он производил в офицеры старых и испытанных солдат, комплектуя ими одну треть командного состава полков (две трети были представлены молодыми выпускниками военных школ)24 . Эти действия напоминают своей организационной стороной мероприятия в армии (операция "Амальгама"), осуществленные в 1793 г., в первые годы Французской революции. Но в отличие от них в 1813 г. солдатским массам уже не было дано демократическое право выбора командиров; все продвижение осуществлялось под непосредственным контролем наполеоновской администрации. Идентичная картина наблюдалась и в 1814 году. Классовая ограниченность не позволила французской буржуазии пойти на уступки массам, а император Наполеон был уже далек от генерала Бонапарта. Лозунги 1793 г. оказались неприемлемыми в 1813 - 1814 годы. Понижение уровня мастерства командного состава наполеоновской армии являлось логическим следствием классовой ограниченности военного законодательства Наполеона и его практического применения в 1798 - 1814 годы.

Законодательство об армии учреждало юридическое равенство военнослужащих, и порядок представления к очередному воинскому званию или должности учитывался в зависимости от выслуги лет и боевых заслуг. Но на практике преимущество отдавалось отпрыскам буржуазных семей и родственникам высшего командного состава. Так, постановлением от 18 февраля 1800 г. Ц. Бертье, брату военного министра А. Бертье, было обещано, что он получит чин дивизионного генерала после первого же сражения25 . Такие же случаи повторялись во время представления к высшему чину родственников М. Нея, Ф. -М. Леклерка, Л. -Н. Даву и других полководцев наполеоновской армии26 . Во времена Империи эта практика применялась даже высшими офицерами. Согласно декрету от 12 октября 1812 г., сержант Л. Саре был произведен в чин младшего лейтенанта на основе ходатайства его родственника, бригадного генерала Ж.-Б. Базанкура, тогда как этот военнослужащий числился в действующей армии лишь с 1805 г. и не имел особых заслуг27 . Таким же образом осуществлялись и другие назначения: 19 октября 1812 г. по ходатайству полковника Брю его брат лейтенант морской службы Ж. Брю был переведен в пехотный полк, которым командовал его старший брат. 21 октября 1812 г. Ж. Бонапарт писал императору: "Я прошу у вашего величества чин полковника для г-на командира эскадрона Бонфу, который был ранен в деле 7 сентября (Бородино. - К. Б.)... Этот офицер является моим шурином, и я хотел бы взять его к себе на службу". На другой день просьба была удовлетворена28 . Также было дано согласие на ходатайство командующего кавалерией 1-го корпуса, бригадного генерала барона П. Пуансо. В своей просьбе о повышении в чин капитана своего адъютанта и сына лейтенанта Пуансо генерал указывал на собственные заслуги перед императором (20 лет службы в армии) и заслуги сына (участие в сражениях Ратисбон и Ваграм), а также отмечал, что два других его сына являются офицерами29 . В армии создавалась определенная элита, своеобразный замкнутый круг выходцев из буржуазных семей.

Действенным рычагом при продвижении в чине являлся уровень образования военнослужащего. Специальные военные школы, политехнические институты и университеты Империи поставляли армии младших офицеров (унтер-офицеров и младших лейтенантов). И если во времена Консульства и в первые годы Империи Наполеон был относительно благосклонен к рядовым гражданам при поступлении в различные учебные заведения, то в дальнейшем трансформация внутренней политики Империи повлияла и на отбор желающих быть принятыми в специальные военные школы и лицеи30 . В архивных материалах имеются


23 Morvan J. Le soldat imperiale (1800 - 1814). Т. 2. P. 1904, pp. 435 - 436.

24 Corr. T. XXIV. P. 1868. N 19593, p. 530.

25 Ibid. T. VI. N 4602, p. 135.

26 Tulard J. Napoleon ou le Mythe du sauveur. P. 1977, p. 253.

27 ЦГАДА, ф. 30, 1812 г., д. 279, лл. 17 - 20.

28 ЦГВИА СССР, ф. ВУА, 1812 г., д. 3606, лл. 177 - 179, 182 - 183.

29 Там же, лл. 201 - 202.

30 Corr. Т. IX. N 8549, р. 299; Napoleon I. Correspondence inedite de Napoleon Ier conservee aux archives de la guerre. T. I. P. 1912. N 150, p. 71.

стр. 185


ходатайства разных гражданских и военных чинов Франции о принятии их детей или родственников в вышеуказанные учебные заведения31 . Просителями выступали младшие и высшие офицеры, генералы, инспектора смотров, сенаторы и др., но среди них нет НИ унтер-офицеров, ни рядовых, ни крестьян, ни мелких ремесленников. Причина тому - высокая плата за обучение. Хотя государство иной раз брало на себя определенную часть расходов (от одной четверти до трех четвертей суммы), а в чрезвычайных обстоятельствах и все расходы за обучение32 , это не меняло общей картины: денежный фактор в конечном счете обеспечил средней и крупной буржуазии приоритет при поступлении в высшие и специальные военные учебные заведения Империи. Поэтому и в данном случае социальная база, на основе которой шло комплектование офицерского состава французской армии, также сужалась. Правительство Империи было заинтересовано в увеличении удельного веса выпускников военных школ в армии, т. к. они в основном представляли выходцев из имущих слоев общества, на которые можно было положиться бонапартистскому режиму. Если в 1803 - 1808 гг. военная школа Фонтенбло подготовила 500 выпускников, то в 1808 - 1815 гг. их число достигло 250033 .

Архивные материалы позволяют проследить, каким образом производились в офицерский чин воспитанники военных школ и их дальнейшую судьбу. По окончании учебного заведения военнослужащие получали чин младшего лейтенанта (о чем свидетельствуют многочисленные декреты Наполеона)34 , тогда как старым военнослужащим необходим был служебный стаж не менее восьми лет. Что касается выпускников спецшкол, то они долго не задерживались при продвижении на определенный чин. Так, декретом от 15 октября 1812 г. после 12-летней службы в армии Жервой был повышен в чин лейтенанта, тогда как на его должность в чине младшего лейтенанта был назначен воспитанник военной школы Понтекулан35 . Но на этом не кончалось преимущество воспитанников школ перед старыми военнослужащими: они продвигались по служебной лестнице быстрее, чем их товарищи по оружию. Так, А. -Р. -Г. Гей поступил в артиллерийскую школу в 1799 г., с 1805 г. он лейтенант второго класса, а в 1808 г. лейтенант первого, в 1811 г. служил при штабе корпусной артиллерии адъютантом генерала Б. Балту, а декретом от 16 октября 1812 г. его повысили в чин капитана36 . Кончив учебу в Фонтенбло в 1806 г., М. Дево в возрасте 19 лет стал младшим лейтенантом, в 1813 г. дослужился до капитанского чина, а в 1814 г. командовал эскадроном37 . Схожая карьера у Ш. Фаре. После окончания того же учебного заведения в 1803 г., пройдя все воинские чины, начиная с младшего лейтенанта, он достиг в 1814 г. капитанского звания38 .

Таким образом, в практике продвижения наполеоновских военнослужащих наблюдались две тенденции. С одной стороны, офицерский корпус действительно пополнялся большим количеством унтер-офицеров и солдат, ибо этого требовал ход событий. Основная ставка делалась на кадровых военнослужащих, т. к. именно они, представители буржуазии в наполеоновской армии, являлись опорой режима. Практически вопрос подготовки профессиональных офицерских кадров был решен. "Если Наполеону удавалось заставить своих рекрутов пройти батальонную школу в четыре недели, - писал Ф. Энгельс, - то это было возможно лишь благодаря отличнейшим кадрам"39 . С другой стороны, классовая целенаправленность наполеоновской политики не позволяла народным массам активно участвовать в строительстве вооруженных сил страны, как это было в 1793 - 1794 гг., сужала социальную базу режима, ставила армию на службу буржуазии. В такой ситуации солдаты Наполеона не могли нести и отнюдь не несли "жезл маршала в своем ранце".


31 ЦГАДА, ф. 30, 1812 г, д. 266, лл. 12- 135; д. 284, ч. III, л. 164; ЦГВИА СССР, ф. 440, 1812 г., д. 363, лл. 1, 3, 4, 6 - 8, 11, 13 - 24.

32 Corr. inedite... Т. I. N 702, р. 346.

33 Durieux J. La Dordogne militaire. Generaux et soldats de la Revolution et l'Empire. Bergerac. 1920, pp. 304, 307.

34 ЦГАДА, ф. 30, 1812 г., д. 279, лл. 85 - 94; ЦГВИА СССР, ф. ВУА, 1812 г., д. 3604, лл. 29 - 31.

35 ЦГВИА СССР, ф. ВУА, 1812 г., д. 3604, лл. 158 - 160.

36 Там же, лл. 161 - 163.

37 Durieux J. Op. cit, p. 304.

38 Fare Ch. Lettres d'un jeune officier a sa mere, 1803 - 1814. P. 1893.

39 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 7, с. 517.


Новые статьи на library.by:
ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ:
Комментируем публикацию: КАРЬЕРА НАПОЛЕОНОВСКОГО СОЛДАТА

© К. Г. БОЧОРИШВЛИ ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.