ДЕВЯТИДНЕВНАЯ ПРАВИТЕЛЬНИЦА АНГЛИИ

Исторические романы и художественные рассказы на исторические темы.

NEW ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ


ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ДЕВЯТИДНЕВНАЯ ПРАВИТЕЛЬНИЦА АНГЛИИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2018-04-01

12 февраля 1554 г. лондонцы стали свидетелями не совсем обычной казни. На эшафот поднялась бывшая королева Англии 16-летняя Джейн Грей, процарствовавшая только девять дней. Она была первой со времени некоронованной королевы XII в. Матильды женщиной, взошедшей на английский престол. История ее короткого правления представляет собой один из драматических эпизодов борьбы за трон, в котором честолюбие и жажда власти тесным образом переплелись с религиозными мотивами.

Разрыв Англии с католической церковью в ходе Реформации и многочисленные браки английского короля Генриха VIII усложнили и запутали вопрос о престолонаследии. После его развода с первой женой, Екатериной Арагонской, и казни второй жены, Анны Болейн, дети от этих браков - принцессы Мария и Елизавета - были объявлены незаконнорожденными. Законность рождения Эдуарда, сына третьей жены Генриха, Джейн Сеймур, также подвергалась сомнению. После них престол переходил к наследникам старшей сестры короля Маргариты: ее внучке Марии, королеве Шотландской, и ее дочери - принцессе Маргарите. Последняя также считалась незаконнорожденной, так как ее мать вторично вышла замуж за уже женатого графа Ангуса. Следующим претендентом на престол считалась принцесса Франциска, дочь младшей сестры Генриха Марии от ее второго брака с Чарльзом Брантом, герцогом Суффолкским. Но и здесь существовала определенная юридическая преграда, ибо во время венчания Марии с Брантом у последнего была в живых жена. Франциска, как и ее мать, тоже вышла замуж за уже женатого Генриха Грея, маркиза Дорсет, который ради блестящей партии оставил свою жену, сестру графа Арунделя. Таким образом, и тут вновь закрадывались сомнения относительно законности брака и, следовательно, - притязаний на престол дочери Франциски Джейн, к которой перешли ее права.

Чтобы положить конец спорам о престолонаследии, парламент в 1544 г. издал указ, предоставивший Генриху VIII исключительные права, каких не имел еще ни один монарх в Англии: "Передавать корону кому угодно посредством королевской грамоты или в силу завещания" 1 . Генрих VIII воспользовался этим правом лишь в декабре 1546 года. Согласно его "Завещанию", престол после его смерти переходил к Эдуарду; при отсутствии детей - к Марии; если она тоже не оставит наследников - к Елизавете; далее - к Франциске и ее наследникам 2 . В январе 1547 г. Генрих VIII скончался. На престол взошел 10-летний Эдуард. Началась борьба за власть между различными группировками знати, стоявшей за его спиною.

Вначале успех сопутствовал Эдуарду Сеймуру, герцогу Соммерсетскому - дяде короля, который стал лордом-протектором. При нем маятник религиозной жизни Англии качнулся влево: отражая интересы знати и нового дворянства, нажившихся на секуляризации монастырских имуществ и стремившихся продолжить расхищение церковных богатств, правительство берет курс на дальнейшее углубление Реформации. Началась активная конфискация имущества часовен, капелл и различных религиозных братств 3 . Принятый в 1549 г. протестантский молитвенник "Книга общих молитв", упразднивший употребление икон, нарядное облачение священников, красочное убранство церковных помещений, и особенно алтаря 4 , дал юридическое основание для проведения дальнейшей "чистки" церкви. Было расхищено все ценное, вплоть до священнических облачений. Тон задавал лорд-протектор, который на награбленные средства построил себе великолепный "дворец Соммерсета", воздвигнутый на месте срытой церкви Св. Марии на лондонском Стрэнде 5 . От Соммерсета не отставали и другие. В Тайный совет постоянно поступали жалобы, что "частные дома увешиваются алтарными покровами, столы и постели покрываются церковными ризами, многие за обедом пьют из церковных чаш" 6 .


1 Tudor Royal Proclamations. Lnd 1964, p. 112.

2 Letters of King Henry VIII. Lnd. 1968, p. 398.

3 Было конфисковано 2374 капеллы и часовни (Strype J. Historical Memorials, Ecclesiastical and Civil. Vol. 2. Lnd. 1721, p. 247).

4 Documents Illustrative of the English Church History. Lnd. 1896, p. 289.

5 Strype J. Op. cit. Vol. 3. Lnd. 1725, p. 154.

6 Annales on the Reformation. Oxford. 1824, D. 214.

стр. 183


Осенью 1549 г. режим Соммерсета пал 7 . Бразды правления перешли в руки Джона Дадли, графа Уорика, ставшего новым лордом-протектором. Сын простого слуги, сделавший головокружительную карьеру в предшествовавшее царствование, Дадли был типичным представителем новой знати, нажившейся на секуляризации и грабеже церковных имуществ 8 . Подросток Эдуард, безгранично доверявший Дадли, превратился в послушное орудие осуществления его честолюбивых замыслов. В сентябре 1551 г. король пожаловал ему титул герцога Нортумберлендского, и Дадли стал богатейшим человеком Англии, присвоив огромные земельные владения древнего рода, принадлежавшие короне. А в конце 1552 г. "юный святой Эдуард", как называли короля протестанты, серьезно заболел. Врачи обнаружили у него чахотку. Болезнь короля, породившая новый династический кризис, вызвала сильное беспокойство среди протестантов. Наследовать Эдуарду должна была его старшая сестра католичка Мария.

Нортумберленд решил не допустить ее воцарения и возвести на престол королеву, которая защищала бы как интересы протестантизма, так и его собственные. Наиболее подходящей кандидатурой была 16- летняя Джейн. В отличие от принцессы Елизаветы, которая была протестанткой скорее по необходимости, чем по убеждению, Джейн придерживалась догматов англиканства. Современники, отмечавшие "поразительную красоту и блестящий ум Джейн" (она была знатоком древностей, латыни, древнегреческого, богословия), указывали также на ее "глубокую религиозность, доходившую порой до фанатизма" 9 . Но главное преимущество ее по сравнению с Елизаветой, по мнению Нортумберленда, заключалось в том, что ее можно было выдать замуж за сына герцога, 17-летнего Гилфорда, и тем самым закрепить престол за своими наследниками. Замысел лорда- протектора состоял в том, чтобы склонить Эдуарда в интересах "истинной веры" изменить порядок престолонаследия, лишив Марию и Елизавету прав на престол: первую - как "упорную еретичку", вторую - как незаконнорожденную, а трон завещать Джейн.

За болезнью короля пристально следили европейские державы, в первую очередь Франция и Испания, ведшие борьбу за гегемонию на континенте. От исхода династического кризиса в Англии зависел не только важный для той эпохи вопрос о судьбе вероисповедания в этой стране, но и вопрос о внешнеполитической ее ориентации. Воцарение Марии означало бы триумф католицизма и победу Испании. Происпанские симпатии Марии, наполовину испанки, были хорошо известны. По словам венецианского посла Л. Соренцо, "Мария была даже большей испанкой, чем Карл V" 10 . Испанский король, обеспокоенный противоречивыми известиями, получаемыми от своего посла, который, не зная английского языка, черпал сведения преимущественно из слухов, доставляемых его агентами, решил послать ему в подкрепление еще трех дипломатов 11 . Среди них находилось доверенное лицо Карла V - Симон Ринар, прозванный за свою хитрость "лисицей" и ставший впоследствии главным советником королевы Марии.

Не дремала и французская дипломатия. Еще в апреле французский посол А. де Нуаль, располагавший более достоверной информацией, чем его испанский коллега, доносил в Париж "о возможном перевороте в пользу Джейн Грей в случае смерти короля" 12 . Протестантка Джейн, правящая в Англии под контролем профранцузскн настроенного герцога Нортумберленда, гораздо больше устроила бы католического короля Франции, нежели единоверная Мария. Поэтому Генрих II Французский потребовал от де Нуаля "возможными средствами поддержать замыслы Нортумберленда" 13 .

В мае состояние здоровья Эдуарда стало критическим: врачи определили, что он проживет не более двух месяцев. Несмотря на все попытки правительства, скрыть эту весть не удалось. Лондон наполнился всевозможными слухами. "Нортумберленд, - говорили одни, - собирается стать королем". "Он развелся с женой и женится на принцессе Марии", - говорили другие; еще


7 Соммерсет был заключен в Тауэр и в 1551 г. казнен.

8 Помимо монастырских земель в графстве Уорик, Дадли присвоил большую часть доходов епархий Вестминстера и Дургэма.

9 Original Letters relating to the English Reformation (далее - O. L.). Vol. I. Cambridge. 1845 - 1847, p. 282.

10 Tytler P. England under Edward and Mary. Vol. 2. Lnd. 1839, p. 211.

11 Spanish Calender. Vol. X. Lnd. - 1898, p. 898.

12 Ambassades de Mrs. Noailles en Angleterre (далее - Ambassades). Vol. II. Leyde. 1763, p. 178.

13 Ambassades. Vol. II, p. 191.

стр. 184


более фантастические слухи распускали иностранные моряки: "Герцог отравил короля и собирается проделать то же самое с принцессой Марией" 14 . Нортумберленд же спешил осуществить свои планы. Ему удалось склонить на свою сторону честолюбивого лорда Грея и его жену, которые были не прочь увидеть дочь на престоле. Их нисколько не смущало, что Джейн не питала никаких чувств к грубому и вульгарному Гилфорду, ведь речь шла о королевской короне. В заговор были вовлечены лорды Пемброк и Хюттингтон. И вот в вербное воскресенье, 25 мая, лондонцы стали свидетелями сразу трех свадеб, вызвавших много толков: Джейн и Гилфорда; лорда Герберта, старшего сына графа Пемброка, и Екатерины Грей, сестры Джейн; лорда Гастингса, сына графа Хюттингтона, и Екатерины Дадли, дочери герцога Нортумберленда.

16 июня Эдуард, угасающие силы которого искусственно поддерживались с помощью восточных средств, составил "Завещание", по которому он передавал престол Джейн 15 . Умирающий король верил, что подобная мера может предотвратить торжество папизма в Англии. Многие члены Тайного совета, в том числе архиепископ Кентерберийский Т. Кранмер, сомневались в законности этого шага, ссылаясь на парламентский акт 1544 г., запрещавший изменять порядок престолонаследия, установленный Генрихом VIII. Однако под давлением короля они были вынуждены подчиниться 16 . 21 июня все 24 члена совета и 12 верховных судей поставили свои подписи под "Завещанием", обещав "поддержать всеми средствами лэди Джейн как будущую королеву и никогда не предавать ее" 17 . Чтобы застраховаться от возможных притязаний Марии на престол, Нортумберленд решил арестовать ее и Елизавету еще до смерти короля. 3 июля им было прислано предписание Тайного совета "прибыть в Гринвич к королю". Оставалось только ждать.

Эдуард умер 6 июля. Нортумберленд не хотел разглашать вести о смерти короля до тех пор, пока не будет арестована Мария. Утром за ней был отправлен сын герцога Роберт с отрядом конной стражи. Однако время шло, прошел день, другой, а от Роберта не было вестей. Это заставило Нортумберленда поторопиться с провозглашением Джейн королевой. 9 июля в Гринвичский дворец были приглашены лорд- мэр Лондона и 20 богатейших купцов с Ломбардстрит, которые по настоянию герцога также поставили свои подписи под "Завещанием" короля 19 . После этого Нортумберленд вместе с членами совета отправился в Сион, свой загородный дом на Темзе, где состоялась церемония их присяги Джейн как новой королеве Англии. Лорды Пемброк и Арундель преклонили перед Джейн колени и, поцеловав руку, поклялись честью, что положат за нее жизнь 20 . Междуцарствие кончилось. Герцог Нортумберленд мог торжествовать победу.

На следующий день под грохот пушек новая королева торжественно вступила в покои Тауэра. Герольды официально объявили населению о смерти Эдуарда и провозглашении Джейн королевой. Лондонцы восприняли весть спокойно, хотя и без особой радости. Лишь один человек, судя по данным хроники "Лондонских серых братьев", некий Дж. Портер попытался открыто оспорить права Джейн на престол 21 , но дорого заплатил за свою дерзость: ему вырвали язык и отрезали уши 22 . Правда, первый день нового царствования был омрачен ссорой в королевской семье. "Вечером после ужина, - отмечал анонимный хронист Тауэра, автор хроники "Королева Джейн", - когда королева примеряла корону, она была внезапно поражена известием, что вместе с ней собираются короновать и ее мужа Гилфорда". Джейн наотрез отказалась поддержать это, сославшись на то, что возводить человека в сан короля может только парламент. Разразился скандал. Разъяренная герцогиня Нортумберлендская после безуспешных попыток уговорить королеву увела своего сына Гилфорда, заявляя, что "она не оставит его у такой неблагодарной жены" 23 .


14 Stow J. Annales or a General Chronicles of England. Lnd. 1631, p. 596.

15 The Chronicle and Political Papers of Edward VI. N. Y. 1968, p. 267.

16 По свидетельству государственного секретаря Сессиля, "король пригрозил членам совета смертной казнью, если они не подпишут его завещание" (A Collection of State Papers relating to Affairs in the Reigns of King Henry VIII, King Edward VI, Queen Mary and Elizabeth. Lnd. 1740, p. 138).

17 The Chronicle and Political Papers of Edward VI, p. 268.

18 Stow J. Op. cit., p. 611.

20 Ibid., p. 612.

21 Chronicle of Grey Friars of London. Lnd. 1852, p. 92.

22 Ibid., p. 93.

23 Chronicles of Queen Jane. Lnd. 1850, p. 2.

стр. 185


Вернемся, однако, к Марии: какие обстоятельства помешали доставить ее в Лондон? Источники не дают однозначного ответа на этот вопрос. Согласно одним данным, принцесса подчинилась приказу Тайного совета и направилась к умиравшему королю в Гринвич 24 . 5 июля она была уже в 6 милях от Лондона, но по дороге ее догнал гонец от Ричарда Трокмортона, ее фаворита, и предупредил о предстоящем аресте. По другим данным, Марию еще раньше известил об этом гонец от лорда Арунделя, и она сразу же отправилась в Норфолк, к Кэннингскому замку, куда и прибыла 6 июля, в день смерти Эдуарда 25 . Кэннинг принадлежал к сторонникам Марии, католикам Говардам, ярым противникам Нортумберленда. Глава их рода, престарелый герцог Норфолк, "первое копье" Англии и дядя пятой жены Генриха VIII Екатерины Говард, казненной за "измену", находился в Тауэре. Смерть Генриха VIII спасла его от топора палача, но Нортумберленд продолжал держать его в заключении.

Известие о смерти Эдуарда, которое Мария получила 8 июля, поставило перед ней дилемму: бежать из страны, как она хотела раньше 26 , или попытаться бороться за престол, имея мало шансов на успех. Мария выбрала второй путь. 9 июля, то есть раньше официального провозглашения Джейн, Мария объявила себя королевой, разослав письма во все графства, города и в Тайный совет с призывом "подчиниться ей как законной королеве Англии" 27 .

На что же рассчитывала она без армии и без средств, окруженная немногочисленными сторонниками? Ее опорой стали крестьянские массы восточных графств Англии - Норфолка и Суффолка, верные католицизму, что не было случайностью. Реформация, проводимая по настоянию правительства сверху, в глазах народа означала не только расхищение церковных богатств и земельные спекуляции, но и усиление огораживаний, сгона крестьян с земли новыми владельцами. Поэтому особого сочувствия в народных массах к Реформации не было 28 . Марию поддержала также значительная часть мелких дворян этих графств, хотя среди них и было немало протестантов. Чтобы объяснить этот парадокс, протестантский историк Дж. Фокc писал, что Мария "опубликовала специальную прокламацию, в которой она обещала не изменять существующей религии" 29 . На это указывал и бывший капеллан Эдуарда Дж. Нокс, который в своем памфлете "Предупреждение Англии", написанном им в эмиграции, резко критиковал Марию за то, что она "нарушила свое слово, данное протестантам Норфолка и Суффолка, быть оплотом протестантской религии" 30 .

Подобный факт мог иметь место. Однако никакой официальной прокламации Марии на этот счет историкам обнаружить не удалось. Главная причина последующего успеха Марии заключалась в другом. Католические ее воззрения не были известны широкой массе провинциального дворянства. Ведь правительство Нортумберленда тщательно скрывало этот факт и ничего не сделало, чтобы подготовить общественное мнение страны к возможному лишению Марии прав престолонаследия. Теперь оно пожинало плоды своей политики. Ничего не подозревавшее протестантское дворянство стало на защиту Марии как законной наследницы престола. Большинство горожан тоже было за нее, а красноречие Дж. Нокса и Т. Ридли, единственных деятелей англиканской церкви, открыто поддержавших Джейн, не смогло убедить народ, что Мария должна была потерять свои права на престол, потому что она была иного мнения насчет приемов использования хлеба и вина при причастии. 12 июля Мария была провозглашена королевой на торговой площади Норича 31 . Города Ковентри и Колчестер также отказались признать Джейн королевой.

Первые известия о судьбе Марии Тайный совет получил вечером 11 июля, когда гонец доставил ее собственноручное письмо. Члены совета были поражены, узнав,


24 Prescott J. Spanish Tudor. N. Y. 1970, pp. 178 - 179.

25 Ridley J. Mary Tudor. N. Y. 1973, p. 123.

26 Еще в октябре 1552 г. Мария просила испанского посла устроить ей побег за границу (Spanish Calender. Vol. X, p. 589).

27 Foox J. Acts and Monuments of Christian Church. Vol. VI. Lnd. 1837, p. 398.

28 Недовольство народных масс вылилось отчасти в крестьянское восстание 1549 г. под руководством Р. Кета, которое было подавлено Дадли с неслыханной жестокостью (подробнее см. Семенов В. Ф. Огораживания и крестьянские движения в Англии XVI в. М.-Л. 1949).

29 Foox J. Op. cit. Vol. VI, p. 397.

30 Knox J. Admonition to England. In: The Works. Vol. III. Edinburgh. 1848, p. 309.

31 The Records of the City of Norwich. Vol. 1. N. Y. 1910, p. 134.

стр. 186


что Мария на свободе и провозгласила себя королевой. Однако особых оснований для тревоги пока еще не было. В руках правительства находились армия, флот, казна, на их стороне была большая часть знати. Никто не сомневался, в том числе и друзья Марии, что через несколько дней она будет схвачена. Даже испанские посланники оценивали ее действия как авантюру. Взвесив реальное соотношение сил, они доносили Карлу V, что "хотя Нортумберленд не популярен среди простого народа и каждый с любовью относится к Марии, но это обстоятельство не может оказать существенного влияния на положение дел, ибо большая часть знати поддерживает королеву Джейн" 32 . Обеспокоенный за судьбу Марии, испанский монарх потребовал от посланников уговорить ее подчиниться королеве Джейн" 33 .

На всякий случай, чтобы воспрепятствовать бегству Марии за границу, Тайный совет решил послать 6 военных кораблей в Ярмут. Однако на следующий день пришли неожиданные вести: "К Марии присоединился граф Батский, к ней на помощь спешили граф Сэссекс, лорды Мордаунт и Вартон и множество простого народа" 34 . Это заставило совет принять более решительные меры и послать против Марии регулярную армию испанских и немецких наемников под командованием самого великого герцога. 14 июля Нортумберленд выступил из Лондона во главе первого отряда в составе 1 тыс. всадников и 2 тыс. пехотинцев при 40 орудиях. Он обещал Тайному совету "привезти Марию через несколько дней живой или мертвой" 35 . Англии, в XV в. пережившей кровавую междоусобную войну Роз, вновь угрожала гражданская война.

Положение Марии казалось безнадежным. Трудно было представить, что ее разнородное и плохо вооруженное, хотя и многочисленное, воинство может устоять против регулярной армии с артиллерией. Сама Мария готовилась к худшему. О ее состоянии в то время свидетельствует записка к испанским посланникам от 14 июля. "Все потеряно, - писала она, - и если Его Величество не окажет немедленной помощи, то через несколько дней меня повесят" 36 . Опасаясь за свою жизнь, Мария решила перебраться в более безопасное место, замок Фрамлинг на р. Орр. Однако на следующий день положение резко изменилось. На сторону Марии перешел флот. Прибыв в Ярмут, матросы, распропагандированные посланцем Марии Т. Джерингом, взбунтовались и потребовали от офицеров повернуть корабли к Кэннингскому замку, угрожая в противном случае выбросить их за борт 37 .

Известие об измене флота потрясло Нортумберленда. Вместо того, чтобы двинуться прямо к Фрамлингу, он два дня простоял в Кембридже, ожидая подкреплений из Лондона. Только вечером 16 июля он направился к Бэри-Сент-Эдмондс, находящемуся в 30 милях от Фрамлингского замка.

Но было уже поздно. Число сторонников Марии росло, к ней присоединились лорд Виндзор и сэр Гастингс, а лорд Дерби восстал в графстве Чешир 38 . Эти известия и все возраставшие трудности, которые испытывала армия Нортумберленда - отсутствие продовольствия, открытая враждебность населения, - делали свое дело. Армия таяла буквально на глазах. К Бэри Нортумберленд, не вступивший ни в одно сражение, смог привести лишь 2 тыс. человек из 3 тыс., остальные либо дезертировали, либо перешли на сторону Марии. А в Бэри Нортумберленд был вынужден вообще остановиться, т. к. солдаты отказались идти дальше 39 .

Несмотря на это, исход борьбы еще не был ясен. В руках королевы Джейн оставался Лондон. Армия Нортумберленда, хотя и поредевшая, все еще представляла собой грозную силу. К тому же герцог надеялся на французскую помощь. 17 июля он отправил своего родственника Генриха Дадли в Париж, предложив французскому королю порт Кале - последний опорный пункт англичан на континенте - в обмен на 6 тыс. французских солдат 40 . Решающие события развернулись в Лондоне. Первые дни после выступления Нортумберленда из столицы положение там оставалось спокойным. Но 16 июля, когда разнесся слух, что "Мария движется к столице с 40-тысячным войском", город загудел, как "пчелиный улей". Начали распространяться


32 Spanish Calender. Vol. X, p. 638.

33 Ibid., p. 643.

34 Chronicles of Queen Jane, p. 6.

35 Ibid., p. 7.

36 Strype J. Op. cit. Vol. 3, App. 3.

37 Wriothsley's a Chronicle of England. Lnd. 1875 - 1877, p. 79.

38 Holinshed R. The Chronicles of England, Scotland and Ireland Vol. III. Lnd. 1808, p. 989.

39 Stow J. Op. cit., p. 623.

40 Tytler P. Op. cit. Vol. 2, p. 256.

стр. 187


неизвестно кем напечатанные прокламации, в которых говорилось, что "Мария уже провозглашена королевой во всех городах кроме Лондона" 41 . "Вечером, - доносил испанский посланник, - толпы народа ходили по улицам с факелами и кричали: "Да здравствует королева Мария!" 42 .

Правительство было в растерянности и не могло контролировать положение дел. В королевском семействе не прекращался раздор между двумя герцогинями, а муж королевы Гилфорд продолжал клянчить у своей жены корону. Среди членов Тайного совета возник заговор, инициаторами которого стали тесть Суффолка лорд Пемброк и лорд Арундель, давно вынашивавший план мести отцу королевы Джейн, некогда его тестю и лучшему другу. Вечером 16 июля они тайно покинули Тауэр и укрылись в замке Бернард, вступив в соглашение с посланцами Марии. Герцог Суффолк и верные королеве Джейн лорды пытались спасти положение. Стража Тауэра была удвоена. 18 июля было отправлено письмо за подписью Джейн лорду Оксфорду с требованием "двинуть войска на Лондон на помощь королеве" 43 . Однако эти усилия были тщетны. Дух измены все глубже проникал в Тайный совет. В своем донесении в Париж от 18 июля де Нуаль констатировал: "Герцог Суффолк, Кранмер и воспитатель Эдуарда Джон Чик сохраняют верность королеве, остальные или уже изменили, или готовы это сделать" 44 .

19 июля рухнула последняя надежда сторонников Джейн. Было получено известие, что граф Оксфорд тоже присоединился к Марии 45 . Это ускорило развязку. Днем большинство членов Тайного совета прибыло в замок Бернард, где находились Пемброк и Арундель. Там в присутствии лорд-мэра Лондона была составлена прокламация о "низложении королевы Джейн как незаконно похитившей престол" 46 . Вечером в Чипсайде герольды торжественно провозгласили Марию "законной королевой Англии". Весть об этом вызвала в Лондоне бурю ликования. Народ радовался падению ненавистного правительства Нортумберленда. "Люди словно сошли с ума, - писал французский посланник. - Плачут, обнимаются, целуются, поют песни и танцуют на улицах" 47 . Купеческие гильдии не пожалели денег и организовали грандиозный банкет в честь Марии, выкатив на улицы бочки с вином.

9-дневное правление королевы Джейн кончилось. Герцог Суффолк сам свел дочь с королевского трона. "Сойди, дитя мое, - грустно сказал он, - здесь тебе теперь уже не место" 48 . Вечером Джейн, ее супруг Гилфорд и герцог Суффолк были взяты под стражу. Через два дня к ним присоединился герцог Нортумберленд, который, поняв, что игра проиграна, сдался с армией в Кембридже. По пути в Тауэр он едва не был растерзан разъяренной толпой, которая бросала в него камни49 .

Дальнейшая судьба участников протестантского заговора сложилась по- разному. Первым взошел на эшафот инициатор переворота Нортумберленд. Желая спасти свою жизнь, этот "оплот истинной веры" 50 , как славили его протестанты, заявил, что хочет изменить веру, и проклял "фальшивых проповедников, введших его в заблуждение" 51 . Желание его было исполнено, но это не помогло. 21 августа, в годовщину казни своего отца, Нортумберленд был обезглавлен. Вместе с ним были казнены его сторонники Д. Гейт и Т. Пальмер 52 . Другим приговоренным к смерти трем сыновьям Нортумберленда, его брату и маркизу Нортхэмптону их возврат к католицизму спас жизнь 53 . Отец Джейн герцог Суффолк также был амнистирован Марией и даже освобожден.

Судьба самой Джейн долгое время оставалась неопределенной. Несмотря на все старания Ринара, Мария не хотела посылать на эшафот свою кузину, ставшую жертвой честолюбия Нортумберленда. Участь бывшей королевы предопределило восстание рыцарей и крестьян под руководством Т. Уайата, вспыхнувшее в графстве Кент в январе 1554 года. Проходившее скорее под антииспанскими, чем под антикатолическими лозунгами, оно официально было направлено против предстоявшего брака Марии с Филиппом Габсбургским (будущий король Испании Филипп


41 Holinshed R. Op. cit. Vol. Ill, p. 990.

42 Spanish Calender. Vol. X, p. 987.

43 Strype J. Op. cit. Vol. 3, p. 356.

44 Ambassades. Vol. II, p. 643.

45 Selections from the Records of the City of Oxford. Lnd. 1880.

46 Chronicle of Queen Jane, p. 14.

47 Ambassades. Vol. II, p. 644.

48 Chronicle of Queen Jane, p. 17.

49 Stow J. Op. cit., p. 998.

50 O. L. Vol. I. Lnd. 1845, p. 245.

51 Holinshed R. Op. cit. Vol. Ill, p. 999.

52 State Trails. Lnd. 1808, p. 213.

53 Ibid., pp. 214 - 215.

стр. 188


II), угрожавшего независимости Англии 54 . В восстании приняли участие и герцог Суффолк с братом, которые, если верить данным "Хроники" Холиншеда, подняли мятеж в графстве Уорик и попытались вновь провозгласить Джейн королевой 55 . Через два дня после подавления восстания и ареста Уайата, 9 февраля 1554 г., Мария подписала смертный приговор Джейн и ее мужу. Их казнь состоялась 12 февраля. Первым на Башенной горе Тауэра был обезглавлен Гилфорд. Через два часа настала очередь Джейн. Ровно в полдень она, "одетая во все черное с молитвенником в руках" 56 , вышла из темницы и направилась к эшафоту, который был воздвигнут посреди лужайки Тауэра на том самом месте, где некогда были казнены жены Генриха VIII Анна Болейн и Екатерина Говард. Помолившись и прочтя псалом, Джейн сама завязала глаза белым платком. Прошептав: "Прошу вас, кончайте скорее", Джейн положила голову на плаху 57 . Герцог Суффолк, которого Мария заставила присутствовать при казни дочери, пережил ее на три дня. 15 февраля он вместе с Уайатом был также обезглавлен. Эти казни положили начало открытой католической реакции в тогдашней Англии.


54 Подробнее см. Коган М. А. Восстание Уайата в 1554 г. - Ученые записки Ленинградского пединститута им. М. Н. Покровского, 1940, т. 5.

55 Holinshed R. Op. cit. Vol. Ill, p. 999.

56 Chronicle of Queen Jane, p. 22.

57 Ibid., p. 23.


Новые статьи на library.by:
ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ:
Комментируем публикацию: ДЕВЯТИДНЕВНАЯ ПРАВИТЕЛЬНИЦА АНГЛИИ

© А. А. Петросян ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.