Из писем Н. К. Рериха сыну Святославу. 1940-1947 гг.

Мемуары, воспоминания, истории жизни, биографии замечательных людей.

NEW МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ


МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ: новые материалы (2022)

Меню для авторов

МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Из писем Н. К. Рериха сыну Святославу. 1940-1947 гг.. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2020-06-16
Источник: Вопросы истории, № 11, Ноябрь 2010, C. 69-79

Вторая мировая война застала русского художника и путешественника Николая Константиновича Рериха (1874 - 1947) в Индии, где он жил с семьей в местечке Кулу (в северной части страны) после экспедиции 1934 - 1935 гг. по изучению засухоустойчивых сельскохозяйственных культур в степных районах Маньчжурии и Внутренней Монголии, населенных преимущественно монголами1.

 

Продолжая заниматься живописью и многообразной научной работой, Рерих внимательно следил за событиями в мире, особенно в Европе, в Германии, и в Восточной Азии, в Японии, где лидеры фашизма и реванша перешли к политике территориальных захватов и массовому террору.

 

Рерих еще в 1930-х годах выдвигал идею о подписании крупными государствами мира Пакта об охране памятников культуры и других ценностей мирового значения в период военных действий. С каждым новым дерзким актом вандализма фашистов, Рерих все более испытывал чувство негодования и возмущения. Нападение гитлеровской Германии на советскую Россию вызвало у многих представителей эмиграции перемену настроений и отношения к СССР, готовность к моральной и действенной поддержке борьбы соотечественников против нашествия.

 

В условиях военной цензуры, установленной английскими властями в Индии, и связанной с ней перлюстрацией почты международные контакты Рериха значительно ослабли. Письма друзей, в том числе сотрудников музея его имени в Нью-Йорке, приходили к нему с большим опозданием. Местное радио в передаче международных новостей давало неполную и порой недостоверную информацию.

 

Низкий уровень технических средств радиовещания усугублялся устарелостью радиоприемников; поиски необходимых для них батареек и ламп требовали усилий, что видно из публикуемой ниже переписки Рериха с младшим сыном Святославом2, занимавшимся в годы войны организацией в различных городах Индии выставок картин, написанных им и его отцом.

 

О материальных затруднениях Рериха в период войны позволяют судить письма, как лично его, так и особенно его жены Е. И. Рерих3. В этой внут-

 
стр. 69

 

рисемейной переписке Н. К. Рерих именовался Пасиком - с сокращенным буквенным символом П [Папа]. Его жена Елена Ивановна (Масик) обозначалась буквой М [Мама]. Старшего сына, Юрия Николаевича, называли Юшей, Юсиком и Юриком, иногда буквой Ю. Младшего сына, Святослава, именовали Светик или Светуня (со временем он стал, подобно отцу, весьма популярным в Индии художником). Переписка шла, как правило, от имени лица мужского рода, хотя автором писем (точнее соавтором) иногда была Е. И. Рерих, нередко печатавшая на пишущей машинке материалы и письма мужа.

 

В марте 1942 г. она сообщала уехавшему из дома на выставку картин Святославу: "Цены у нас на все страшно дорожают. Многого уже нельзя достать [на рынке]. С трудом по повышенным ценам, но в малом количестве достаем масло. Кажется, что и оно будет взято под [казенный] контроль. С керосином дело обстоит еще хуже. В последнем месяце мы получили только одну банку, ибо на Кулу было прислано 10 банок. Что будет дальше - не знаем, а керосин нужен.

 

В комнатах очень холодно, мерзнем, обогреваемся лишь в твоей. Из-за холодов Пасик [Н. К. Рерих] не может работать в своей студии и очень томится [без работы], причем в этом случае приходится экономить керосин... Здесь как-то все приходит к концу. Людей-работников не найти: все уходят на правительственные заготовки леса... Продукты тоже исчезают, ячмень уже не сыскать. Сахар по карточкам, и на стороне его не достать"4.

 

Не раз в своих письмах к близким Рерих сообщал о нехватке холстов, красок и других принадлежностей. Сообщая младшему сыну о заказанной ему издательством "Китаб Махал" книге-альбоме, посвященном известным людям Индии, Рерих писал Святославу: "У нас кончается бумага. Нельзя ли достать ее (вроде этого [с текстом данного письма] листа). Лагор не отвечает нам, а Масику [Е. И. Рерих] и Юри. и мне бумага необходима для [пишущей] машинки. Также кончились мягкие карандаши 3В, а я все черновики пишу только ими"5.

 

О нехватке материалов, необходимых для живописи, упоминается во многих письмах Рериха, отправленных из Кулу Святославу Николаевичу Рериху.

 

О научных достижениях Рерихов в период войны позволяет судить письмо Е. И. Рерих от 16 февраля 1947 г. к Святославу Николаевичу, приводимое ниже в сокращенном виде:

 

"Третьего дня пришла телеграмма из Калькутты с подтверждением о принятии [научной] работы Юрия [Ю. Н. Рериха]6. В самом Азиатском Обществе произошли, по-видимому, большие перемены, но сейчас во главе его стоит новый Президент - индус... - большой ученый, написавший несколько выдающихся трудов по буддизму. Он может оценить капитальный труд Юрия. С печатанием этого огромного труда встретилось затруднение в том, что только в Калькутте, в баптистской миссии, имеется набор тибетского алфавита.

 

На днях также пришла первая копия брошюры о Баннер [Знамени мира] и Пакте [Рериха]. Выглядит она неплохо и, может быть, лучше, что она небольшая, т.к. [с нею] легче ознакомиться [широкому читателю] ... вкралась, однако, досадная ошибка... Под портретом Пасика [Н. К. Рериха] вместо музея Люксембурга стоит Ассоциация французская... Надеемся через месяц-полтора получить первую партию брошюры для раздачи"7.

 

О Н. К. Рерихе существует огромная литература; для пропаганды его наследия много делает Международный центр - Музей им. Н. К. Рериха в Москве. Однако до сего времени исследователи жизни и творчества худож-

 
стр. 70

 

ника в ограниченной мере используют материалы архивов и музеев. Между тем в Архиве внешней политики Российской Федерации и особенно в Отделе рукописей Музея им. Н. К. Рериха можно найти немало ценных и интересных документов, связанных с пребыванием Рериха и членов его семьи в Синьцзяне, Монголии, Северо-Восточном и Северо-Западном Китае в 1920- 1930-х годах.

 

Публикуемые ниже извлечения из переписки Рериха воспроизводятся с минимальной стилистической правкой (из-за необходимых сокращений оригинала того или иного письма) и краткими пояснениями (в квадратных скобках).

 

Как свидетельствуют материалы личного фонда Рериха, замена настоящих имен вымышленными или принятыми в узком домашнем кругу широко практиковалась многими корреспондентами Рериха, в том числе русскими эмигрантами, жившими в Китае (в Харбине, Тяньцзине и Шанхае), где наиболее известные россияне находились под строгим надзором местной полиции. Предельная краткость суждений Рериха в оценке успехов россиян, героически сражавшихся с войсками гитлеровской Германии (без описания подробностей того или иного важного события), объяснялась его желанием избежать неприятностей от военной цензуры.

 

Публикуемые письма, хранящиеся в Музее (Отдел рукописей Музея им. Н. К. Рериха (ОРМР), ф. 1, оп. 1, д. 315, л. 3, 5, 6, 9, 12 - 23, 26, 28 - 33, 35, 37 - 41), свидетельствуют об огромной творческой активности Рериха и его семьи в годы второй мировой войны. С тревогой и волнением они переживали временные неудачи советских войск и жили великой надеждой на победу. Н. К. Рерих еще в конце 1941 г. предсказал крах гитлеровской Германии, а позднее и грядущий разгром милитаристской Японии. Публикацию подготовил А. Н. Хохлов.

 

Примечания

 

1. Из многочисленных публикаций о Рерихе представляется заслуживающей наибольшего интереса книга: Николай Рерих. Листы дневника. М. 1995.

 

2. Святослав Николаевич Рерих - младший сын Н. К. Рериха - художник (23 октября 1904 г. - 30 января 1993 г., в Индии). С 1913 по 1916 г. учился в петербургской гимназии К. И. Мая, где получил первые уроки рисования. В 13-летнем возрасте написал первый портрет своего отца. В 1920 г. приехал с родителями в США, где поступил в Колумбийский университет. С 1923 г. - директор международного центра искусств "Корона Мунди", основанного отцом в Нью-Йорке в 1922 году. В 1926 г. в ньюйоркской Галерее Арден состоялась его первая персональная выставка, а на международной выставке в Филадельфии он получил Гран-при. С 1931 г. жил с родителями в Индии, занимаясь живописью. После смерти отца (в 1947) и матери (в 1955 г.) выставку в Дели посетил Н. С. Хрущев, который пригласил его в Советский Союз. В Москве и Ленинграде С. Н. Рерих демонстрировал свои картины. В 1961 г. в Москве скончался его брат Юрий (приехавший в СССР в 1955 г.); его уникальную библиотеку С. Н. Рерих передал Институту востоковедения АН СССР.

 

В связи со 100-летием со дня рождения Н. К. Рериха 70-летний Святослав вторично приехал в СССР и привез 282 картины (в том числе 122 написанные его отцом). Они были раздельно показаны московской публике в залах Академии Художеств (картины отца) и в Третьяковской Галерее (полотна С. Н. Рериха).

 

В 1988 г. Святослав Рерих в третий раз посетил Москву, Государственный музей Востока и мемориальный музей Ю. Н. Рериха (в ИВ РАН). В 1993 г. он ушел из жизни, и его похоронили в имении Татгуни, где он жил постоянно с женой Девикой Рани с 1947 года. Живописное наследие художника в значительной мере стало достоянием музеев Москвы и Ленинграда. Из литературных трудов С. Н. Рериха наиболее известны: Святослав Рерих. Священная флейта (Самара, изд. дом "Агни". 2000) и "Стремиться к прекрасному" (М. 1993).

 

Хохлов Александр Николаевич - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН.

 
стр. 71

 

3. Елена Ивановна Рерих (в девичестве Шапошникова) - переводчик, писатель, философ и общественный деятель - родилась в Петербурге 12 февраля 1879 г. и скончалась в октябре 1955 г. в Северной Индии, в курортном городке Калимпонге на склонах Гималаев. Ее мать - двоюродная внучка М. И. Кутузова.

 

Е. И. была прекрасной пианисткой, хорошо разбиралась в живописи и серьезно интересовалась индийской философией, когда в 1899 г. познакомилась с художником и археологом Н. К. Рерихом. В 1901 г. она стала его женой и родила двух сыновей: Юрия (в 1902 г.) и Святослава (в 1904 г.). В 1918 г. Рерихи из Финляндии отправились в соседние страны Европы с целью организации выставок картин. После пребывания в Лондоне они поехали в США, где в 1922 г. Рерих основал в Нью-Йорке художественный музей, послуживший базой для его путешествия в 1924 - 1928 гг. в Центральную Азию, по Индии и Синыцзяну. Побывав в Москве и на Алтае, он затем из Монголии и Китая отправился в Тибет и, наконец, в Индию. Весь этот трудный и опасный путь вместе с Рерихом и его старшим сыном проделала Елена Ивановна. Во время пребывания в Монголии, в условиях суровой зимы, она написала труд "Основы буддизма", изданный в 1926 г. в Улан-Баторе под псевдонимом Наталии Рокотовой. Судя по всему, в его подготовке участвовали монгольские и бурятские ученые, в том числе Цыбен Жамсаранов. Две другие ее книги ("Криптограммы Востока" и "Преподобный Сергий Радонежский", 1929, 1934 гг.), также вышли под псевдонимами (Жозефина Сент-Илер, Н. Яровская). Широкий отклик во многих странах мира вызвала ее совместная с мужем работа об учении живой этики (агни йога). Из публикаций эпистолярного жанра наиболее интересны "Письма Елены Рерих, 1929 - 38" (Тт. 1 - 3. Новосибирск. 1992).

 

4. Отдел рукописей Музея им. Н. К. Рериха, ф. 1, оп. 1, д. 315, л. 3.

 

5. Там же.

 

6. Юрий Николаевич Рерих (16 августа 1902 - 21 мая 1960 г.) - востоковед и путешественник. Среднее образование получил в гимназии К. И. Мая, которую ранее окончил его отец. После переезда семьи Рерихов в Англию учился на индо-иранском отделении Школы восточных языков при Лондонском университете, затем в США - в Гарвардском университете по отделению индийской филологии. В 1922 - 1923 гг. в Париже, в Сорбонне, работал под руководством китаеведа П. Пеллио и ираниста В. Ф. Минорского. Участвовал в центральноазиатской экспедиции Рериха 1925 - 1928 годов. Его знание тибетского, китайского языков способствовало успеху экспедиции, поскольку Н. К. Рериху часто приходилось вести трудные и деликатные переговоры с представителями китайской администрации в Восточном Туркестане и в Тибете, где иностранцы постоянно сталкивались с чрезмерной подозрительностью местных китайских правителей.

 

7. Отдел рукописей Музея им. Н. К. Рериха, ф. 1, оп. 1, д. 315, л. 3.

 

1. 16 февраля 1940 года

 

Родной наш Светуня. Вчера у нас была огромная радость. Получили твое большое письмо и три раза прочли его: так каждая подробность нас интересовала. Шло твое Письмо восемь дней... Краски тебе отосланы 14 февраля. Холсты до получения твоей телеграммы не посылаем: ведь они шириною три с небольшим фута и для большого портфеля не пригодились бы. Получаем заверения, что в Хайдарабаде тоже ожидается успех... Вообще о всем твоем путешествии [по Индии] имеем самые лучшие подтверждения, [чему] радуется сердце. Радостно было слышать, что тебе нравится твое окружение и что люди [тебя сопровождающие] - все хорошие. Это такая редкость. Говорил ли ты с Куз[енсом] о выставочных программах? Ведь все должно быть заготовлено заблаговременно. Когда будешь проезжать Бомбей, завяжи дружбу с американским [почтовым] экспрессом; ведь теперь можно что-либо посылать через него...

 

Снег еще лежит местами в саду, но уже заметно потепление. Сейчас [все кругом] очень красиво. Видел ли ты у д-ра Соммеруэла картину, которую он купил? Вообще как висят [на стенах] наши картины и состоялось ли открытие выставки, о котором Кузенс так широковещательно писал? Тампи писал нам о фотографии, снятой при твоем поезде, но мы ее еще не получили...

 
стр. 72

 

В день маминого рождения [12 февраля 1879 г.] пришел замечательный знак [внимания]. Худай Берды прислал тибетскую танку, [на которой изображен] - Будда утверждающий. Хотя этот предмет не очень старый, но хорошей работы... На другой день пришло письмо о том, что танка прислана на просмотр и экспертизу.

 

2. 20 февраля 1941 года

 

Ты имеешь нашу телеграмму [на английском]: "Мадрас экзебишэн аксептабл" ["Выставка в Мадрасе приемлема"]. На месте тебе [будет] виднее, какие там условия [для устройства выставки картин], но Мадрас как [административный] центр области более крупный, чем Лагор, и может представлять для тебя большой интерес, ибо культурных людей там немало. Поэтому [наш] совет - [лучше] не миновать его... Радуемся, что ты встречаешь доброе отношение местного населения и что твое искусство так ценится...

 

Тампи прислал нам местную газету с твоим портретом, на котором ты выглядишь неухоженным.

 

Вкладываем [в это послание] записочку от Зины1. Общее письмо, относящееся к твоей Чикагской выставке, тебе уже было выслано.

 

Передай Кузенсам наш сердечный привет, а также Тампи и всем твоим друзьям... Горюем, что тебе тяжко от жары. У нас сейчас идут проливные дожди, даже дорогу размыло, но необычайно тепло.

 

3. 3 марта 1941 года

 

Привет из Лагора... Дорогу за Манди совсем разломали. Мы с трудом проехали. Мотор миссионера из Палампура был совсем раздавлен. Раджа Манди [к нам] очень дружествен... 8-го мы уже возвращаемся....

 

4. 24 февраля 1941 года

 

Надеемся, что ты уже получил наше письмо с чеком, посланное 10 февраля. Странно, что письмо с чеком не дошло до тебя еще и 21 февраля. В телеграмме мы просим тебя сделать фотографии с картин. Жалеем о [проданном?] "Армагедоне": у нас была другая версия, которая, кстати, появилась во всех здешних журналах. Если почему-либо вместо "Армагедона" захотели бы взять "Книгу жизни", или "Чараку", или "Новую землю", либо что-нибудь другое, мы ничего не имели бы против. В телеграмме упоминаем и о выставке в Мадрасе, где выставка может быть очень удачной и могут быть полезные знакомства. Тампи прислал нам письмо... Хотя его письмо - от 11 февраля, но, по-видимому, картина "Новая земля" уже дошла до вас, ибо он пишет, что она ему больше нравится.

 

5. 25 октября 1941 года

 

Мы послали тебе три экземпляра статьи "Киев". Может быть, ты найдешь полезным дать ее Марченту, Ричардсону или кому найдешь нужным...

 

Итак, братва [министры советского правительства] переехали [из Москвы] в Самару [Куйбышев]. Сдвиг - большой! Впрочем, ты, вероятно, обо всем этом слышал по радио. У нас все благополучно.

 

6. 31 октября 1941 года

 

Из наших новостей - две. Одна - испортился наш радио[приемник]. Видимо, прошел какой-то мгновенный атмосферический ток без всякой видимой причины во время очень ясной передачи. Перегорели две лампы, а также пострадала и сама батарея.

 

Оказывается, в Кулу имеется сикх, у которого есть целый магазинчик необходимых электрических принадлежностей. Две лампочки он [нам] заменил, [взяв] по 25 рупий за каждую. Батарею же, по-видимому, придется выписать из Лагора, так как та, которую он дал нам на пробу (калькуттского производства), оказалась даже слабее старой. Ты можешь себе представить наше огорчение, когда ящик приемника замолчал. Кроме того, оказалось,

 
стр. 73

 

что у него не было изолятора на случай молнии и других неожиданных токов. Теперь сикх поставил нам его за пять рупий...

 

При существующем положении в мире [идею] выставки [картин] в Америке сейчас трудно осуществить. Зина [З. Г. Лихтман] пишет о большой там дороговизне и инфляции.

 

7. 6 ноября 1941 года

 

Очень радовались, что [Б. М.] Шапошников2 назначен начальником [Генерального] штаба. Уже чувствуются его мероприятия [по обороне страны], но когда ему будет дана полная власть, то дело станет еще лучше.

 

8. 13 ноября 1941 года

 

Появился необычайный спрос на наши яблоки, но, увы, они у нас уже кончились. С первого слова дают 15 рупий за маунд, причем без упаковки и выбора. Берут все, только давай. Уже предлагают нам взять сад в аренду. Посмотрим [как дела пойдут дальше]...

 

Новые батареи еще не пришли, поэтому слушаем только новости, [передаваемые] с ближайших станций. Конечно, фирма[-изготовитель] забыла приложить [к приемнику] предохранитель, и теперь мне его установили.

 

9. 15 ноября 1941 года

 

Думаем, что Тедж Рам проедет в Лагор и привезет новую батарею, ибо наша совершенно слаба, хотя мы пользуемся ею чрезвычайно экономно. Слушаем главным образом и только радио Дели...

 

[Нам] нужно будет искать хорошего садовника, ибо цены на фрукты очень поднимаются из-за подвоза их из других стран. Нужно бы иметь и хорошего сторожа: начинаются кражи. На днях у нас уничтожили два [пчелиных] улья, стоявшие недалеко от калитки. По ночам кто-то пробует [открыть] кухонный замок...

 

Ты, вероятно, знаешь, что в "Таймс оф Индиа" была заметка, в которой, между прочим, упоминали мою картину "Александр Невский".

 

10. 20 ноября 1941 года

 

Не найдется ли подходящего холста?

 

Пришло письмо Зины. Она избрана вице-председателем Комитета по снабжению медикаментами России. Председателем [избран] митрополит Вениамин. Там же и князь Кудашев, а секретарем - жена [скульптора] Коненкова...

 

Вот и все наши новости, а у тебя их [вероятно] множество. По-прежнему мы не унываем, следя за сведениями с русского фронта, ибо знаем, что Гитлер не восторжествует.

 

11. 22 ноября 1941 года

 

Для "Александра Невского" сегодня привезут ящик, а завтра будет готова и рама, которую придется выкрасить. Когда получим твою телеграмму, то немедленно вышлем картину. Вероятно, с нею придется послать Тедж Рама, но на этот раз ящик с картиной можно будет послать из Байджаната...

 

Хорошо, что Мехта помнит о своем приглашении Юрия [Николаевича Рериха] для прочтения трех лекций. Ты совершенно прав, что только для трех лекций ехать не стоит, но, может быть, Мехта может устроить еще что-нибудь или в Бенаресе, или в Бомбее и таким образом образуется турне без большой траты денег. Конечно, было бы хорошо получить [на такое турне] лекционное приглашение.

 

Как ты понимаешь, я сам в Бенаресский университет не поеду, а ведь там Радха Кришна мог бы устроить серию лекций для Юрия, а кстати, и Юрий повидал бы пандитов-санскритологов. Ведь темы его выступлений могут быть не только о Тибете, но и вообще о Центральной Азии и, например, о монгольском эпосе и Гэсэрхане. Хорошо бы это устроить. Также хорошо,

 
стр. 74

 

если бы выяснилась [возможность] твоей поездки в Траванкур (ведь и в прошлом она была в январе).

 

Во время проезда через Бомбей не купишь ли мне кобальта в порошке: ведь он у нас на исходе. Также кончается темносиняя [краска]. Вопрос о холсте и клее по-прежнему остёр (присланный клей испробую на днях). Нужны также шейлак для фиксатива и угли для рисования.

 

12. 29 ноября 1941 года

 

Родной наш Светуня. Сегодня получили твою телеграмму о [необходимости] присылки тебе "Александра Невского". Уже забиваем ящик [с картиною] и сегодня с Джемиханом отправляем до Байджаната, где он сдаст его на поезд...

 

От Сунита Чаттерджи Юрий получил восторженное письмо по поводу его "Гэсэриады". Помимо того, что эта работа будет напечатана в трудах Азиатского общества, он просит разрешение прочесть ее как доклад на собрании [этого] Общества. Таким образом труд этот не пропадет.

 

Получили из Лагора новую батарею, но все же многие станции мы не слышим.

 

Цены у нас на продовольствие растут. Заминдары подымают их вдвое. Сено и дрова становятся почти недоступными.

 

Интересно знать, какие именно сюжеты картин нравятся публике и пользуются спросом. Угли почти все уже вышли, и нельзя ли в Бомбее найти не такие тоненькие, которые так легко ломаются.

 

13. 3 декабря 1941 года

 

Из Байджаната вчера вернулся Джемихан, отправлявший пассажирским поездом картину "Александр Невский"... Отправка "Александра Невского" совпала с победою русских войск под Ростовом. Все-таки это первая победа России в масштабе [разгрома] целой армии. Не знаем, есть ли у тебя время слушать [радио], но мы слышим о бедственном положении отступающей на юге России немецкой армии, которая прижата к морю.

 

14. 12 декабря 1941 года

 

В день предательского нападения Японии [на Пирл-Харбор] Юрий, конечно, был на завтраке у [местного правителя] Мана, а накануне наша машинка [радиоприемник] перестала работать. Таким образом, ты сейчас, наверное, гораздо более осведомлен о всем происходящем в мире...

 

Немцы так и не взяли Петроград и до Москвы не дошли. Таких союзников как русские нужно ценить. Никто другой [кроме России] не поможет [в этой войне]. Жаль, что соображения союзника не простираются на нашу почту, которая по-прежнему работает безобразно.

 

15. 25 декабря 1941 года

 

Радуемся событиям в России! Итак, разгром Гитлера начался... Сорок второй год увидит полный закат.

 

Как ни грустно то, что случилось с американским флотом [в Пирл-Харборе], будем надеяться, что и Япония встретит свой час. Мое чувство говорило, что ни Петроград, ни Москва не будут взяты немцами. Так и теперь я знаю, что японцы на континенте Индии не будут и грозный час для Японии наступит...

 

Сегодня у нас Рождество, и с утра толпятся поздравляющие нас. Радио[приемник] наш поправлен. Оказалось, что магазин обычно дает гарантию на год и тогда принимает на себя все починки даром в течение года. Но нам удалось отделаться 15-ю рупиями.

 

16. 2 января 1942 года

 

Радуемся русским победам и надеемся, что Англия и Америка справятся с японцами...

 
стр. 75

 

Радуемся наступлению Нового года - преддверия нового ряда славных побед. Разгром Гитлера - несомненен. Будет замечательно, если предсказания Терезы Ньюман исполнятся.

 

17. 14 января 1942 года

 

Сегодня опять большие победы: Можайск и Старая Русса. Все это многозначительно. Так можно доехать и до Берлина, а не наоборот. Еще раз повторим: Сергий [Радонежский] не выдаст3.

 

Жаль, что невозможно иметь фотографии некоторых [моих] картин. Так, например, картина "Героика Китая" теперь могла бы быть отмечена [прессой] ко времени, а уж мой "Александр Невский" вполне мог бы пригодиться [для показа на выставке].

 

18. 23 декабря 1942 года

 

Родной Светик! Радовались мы твоим добрым телеграммам. Видимо, у тебя выставка налаживается... Рамы [к моим картинам] уже делают. На всякий случай посылаю статью Леонида Андреева. Ты помнишь, что [наша] родина купила его архив. В статье [этого писателя] "Служение родине" имеются подробности, интересные друзьям. Пусть эту статью друзья перешлют по назначению... (она была напечатана в рижском сборнике "Мысль" в 1939 г.)...

 

А мы тут все в работе. У мамы опять люмбаго. У меня последние зубы вынуты до Нового года... Целуем крепко. Елка [у нас] будет!.

 

19. 22 февраля 1945 года

 

Наши соседи уже приехали в Кулу и, как говорят, после 1 марта приедут в Наггар. Мастерскую [нашу] починили, [сейчас] штукатурят. Бывшая у нас простуда проходит... В случае посылки картин [в Дели на выставку] пошлем "Бабу"... Последнее письмо - в отличие от прочих - пришло невскрытым [цензурой]. Очень тревожились, что ты не взял с собою русского градусника. Даст Бог, он тебе не понадобится. Береги себя! Сердцем с тобою.

 

20. 12 октября 1945 года

 

Писали дважды в Дели относительно новой батареи для радиоприемника, но тоже дважды [письма остались] без ответа. Между тем мы пользуемся последней [батареей]. Нельзя ли достать ее в Бомбее?

 

Итак, еще одна [война] кончилась; радовались, что главнокомандующим на Дальнем Востоке [против Японии] был ученик [Б. М.] Шапошникова - [А. М.] Василевский4.

 

21. Н. К. Рерих - Святославу и его жене Девике Рани, 16 января 1946 года Получили письма от [генерала] Д. Н. Потоцкого из Алжира (шлет тебе поздравление) и от Дудко из Праги. Оба письма полны описаний всяких житейских невзгод [россиян-эмигрантов]... [Н. О.] Лосский еще жив, он в Париже. [С. Н.] Булгаков сидел в концлагере. Всюду невеселые сказки... а Дудко, видимо, старалась найти хотя бы что-нибудь хорошее...

 

В Белграде всех русских эмигрантов немцы вывезли куда-то под Берлин, и о них более нет никаких сведений.

 

Ждем, что будет с Гусевым и с Зиной... Думаем о вас, наших милых, и денно и нощно. Спасибо Девике за кофе и лампочки. Выставка ваша должна наладиться.

 

22. 31 января 1946 года

 

Еще можно прожить февраль и баста! Опять мучительно соображаем о наших активах. Значит, именно картины... Помнишь, как мы с тобою прикидывали наличность и вышло более 1200 тысяч. Когда мы беседовали с тобой перед [твоим] отъездом, ты просил не беспокоиться. Но как не волноваться, когда через 28 дней - черта [безденежья]... Бывали трудные дни и в Финляндии (после Октября 1917 г. в России. - А. Х.), и в Лондоне, и в Аме-

 
стр. 76

 

рике (в 1929 г. во времена "великой депрессии" - мирового кризиса), и всегда находилось что-то доброе и неожиданное. Не может же быть, чтобы теперь при возросшем [нашем] положении не было бы решения.

 

23. Н. К. Рерих - Святославу и Девике Рани, 10 марта 1946 года Родные наши, возлюбленные. Значит вы опять в Удайпуре, а потом [двинете] в Бомбей.

 

Ромочка [Рамгапал?] прислал нам каталог выставки в Дели. - "Гора родила мышь".

 

24. 13 марта 1946 года

 

1 марта [газета] "All India" (Lahore) дает мою беседу, но кто прочтет? Вообще все неопределенно. Юрик так и не получил вестей из Калькутты [относительно его работы] - неслыханно. Чету давно писал нам об лекциях [Ю. Н. Рериха] в Бароде осенью, а теперь молчит.

 

У Масика [Е. И. Рерих] в эти дни сильные [сердечные] перебои.

 

25. 24 марта 1946 года

 

Сегодня 24 марта - памятный для нас день5, а 30 марта - Пасха - похристосуемся... Зина 12 марта писала о скверной русофобии в USA. Арт-институт в Канзас-сити выбросил на аукцион весь русский отдел - и [В. В.] Верещагина и Анисфельда и [многих] других. Мой "Властитель ночи" достался Куренко. У нее и находится эта картина. Этот вандализм в Канзас-сити напоминает С. Луи в 1906 г., когда пропало 800 русских картин. Значит жив вандализм и необходимо "Знамя мира".

 

26. Н. К. Рерих - Святославу и Девике Рани, 16 февраля 1947 года Пасик [Н. К. Рерих] уже переслал тебе задушевное письмо Булгакова.

 

Итак, приезжавшие [к нам] друзья советовали ему еще немного повременить [с отъездом на родину]. Так и [И. Э.] Грабарь в полученном нами вчера ответе пишет, что [хочет] дождаться лета, чтобы уехать за границу в задуманные им экспедиции - в Галицкую Русь, Карпаты, Далмацию, Сербию; повидать Софию, заехать в Константинополь и даже в Среднюю Азию, но о главном, интересующем нас, вопросе (возвращение россиян-эмигрантов на родину. - А. Х.) - ни гу-гу. Все это очень показательно. Назревают события, и мы осенью о многом услышим...

 

Орестов прислал нам прекрасную книжку А. Поповского "Вдохновенные искатели". В ней он описывает благородную личность и самоотверженную деятельность Евг[ения] Ник[олаевича] Павловского, а также работы, произведенные его учениками в поисках насекомых - носителей лихорадок и губительных эпидемий.

 

Интересно отметить, что Павловский перевел с немецкого всего "Фауста" Гете и говорят, [что] его перевод пользуется наибольшим успехом. Без знания языка такой перевод немыслим.

 

В конце книги имеется глава, посвященная другому такому же самоотверженному труженику - замечательному врачу и хирургу А. В. Вишневскому. Название главы "Во имя человека" - хорошее... Написана она с большим подъемом, и я против обыкновения прочла ее без пропусков... Конечно, в первую голову наравне с пропитанием следует ставить и строительство, связанное с сохранением остатков древней культуры и с насаждением просветительных учреждений. Нужно зажигать массы красотою и доступностью этой красоты. Для этого необходимы музеи и прекрасные образцы искусства. Также необходимы талантливые популяризаторы во всех областях знаний и искусства. Нужно просвещать массы, иначе все ввергнется в хаос. Теперь можно видеть, что советский режим мог так долго держаться именно только тем, что давал массам возможность выявлять в очагах культуры врожденное чувство человека к красоте во всевозможных проявлениях их национального

 
стр. 77

 

гения. Каждый новый поселок наравне с жилыми помещениями и часто опережая их во времени [имел] свой театр, свой клуб и прочие "насаждения" культуры. Конечно, всякие ГПУ помогали "дрессировке" граждан, но все же "приманка" участия масс в культурной деятельности сыграла большую роль в объединении отдельных республик. Грустно, очень грустно читать описание грубости, свидетелями которой являлись и многие присутствовавшие [на культурных мероприятиях] индусы. Грубость - самое страшное явление: она убивает все. Следовало бы во всех школах объявить войну против ее "звериного" проявления...

 

Пасик написал две чудесные картины. Считаю их в ряду самых удачных. Начал писать третью "Снежную Деву" (новый вариант). Ее композиция расположилась красиво и надо [ее] кончить. Крепко обнимаем вас обоих. Просим беречь здоровье6.

 

27. 8 апреля 1947 года

 

Сейчас по просьбе [редакторов издательства] "Китаб Махал" [г. Аллахабад] собираю "Арт оф Ливинг" ["Искусство жизни"]. Посылаю вам для сведения их предисловие к "Героике". Масик был очень тронут [этим предложением] и сказал: "Вот как наша милая Индия думает [о нас]"... Игорь [Грабарь] пишет, что у них индологи вымерли. Немногие оставшиеся востоковеды уже в наших летах. Лес остался без подлесья!

 

В журнале "Новый мир" любопытна статья [о] Пикассо, воспоминания о [Иване] Павлове и статья академика [А. Е.] Ферсмана о драгоценных камнях. Задержим этот номер [у себя] для тебя.

 

Сколько всюду конференций и их постановлений. Какое впечатление произвели делегаты СССР [на сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке]. Каковы монголы? Как-то они были молчаливы. Фото были и с тибетцев, но о них [сообщают] совсем мало и даже ничтожно [мало]. У нас все ладно. Целуем вас и всегда ждем ваших вестей.

 

28. Н. К. Рерих - Святославу и Девике Рани, 24 октября 1947 года Родные наши Девика и Светик. Где вы сейчас путешествуете. Ждем [от

 

вас] телеграмму и не знаем, как и когда она дойдет. У меня все еще то же [болезненное] состояние, но куриными шагами все же улучшается. До чего же хочется окончить всю тягостную процедуру [лечения].

 

Вчера радио сообщило, что [в Индию] назначен советский посол Новиков7. [С такой фамилией] их было три: один в Лондоне - Майский8, другой - в Вашингтоне, третий в Египте, который из них? Не слыхали ли Вы каких-либо подробностей?

 

Наш милый Масик замучился с укладкой [картин] и неспокойными ночами. Так утомился, что жаль смотреть.

 

29. 25 октября 1947 года

 

В виду приезда в Индию Новикова эта выставка [в Дели] может быть показательной, да и русские картины будут не лишние. Теперь в Москве опять [отмечается] 1812 год, также [собираются поставить] памятник А. В. Суворову!! Кто [приехал] с Новиковым? Все это показательно. Ждем Вашу телеграмму и шлем вам наши лучшие мысли.

 

30. Декабрь 1947 года

 

Картины, если стены в прихожей у Перонне так (удивительно!) дороги, можно сложить их в подвале или предложить одному из французских музеев, так как Н. К. [Рерих] - член Академии в Реймсе. Если же музеи не интересуются искусством, то [в Западной Европе] остаются два дружественных [нам] места - Брюгге и Прага.

 
стр. 78

 

Примечания

 

1. Лихтман Зинаида Григорьевна (З. Г. Фосдик) - ведущий сотрудник Музея Рериха в Нью-Йорке, автор воспоминаний: ФОСДИК З. Г. Мои учителя. Встречи с Рерихами (По страницам дневника. 1922 - 1934). М. 1998.

 

2. Шапошников Борис Михайлович - советский военный деятель и теоретик, Маршал Советского Союза (с 1940 г.), профессор Военной академии им. М. В. Фрунзе. С мая 1937 по август 1940 г. выполнял обязанности начальника Генерального штаба, а с августа 1940 по июнь 1943 г. - зам. наркома обороны СССР (одновременно с августа 1941 по май 1942 г. - начальника Генерального штаба). См.: ЗАХАРОВ М. В. Ученый и воин. М. 1974.

 

3. Об отношении Н. К. Рериха к личности Сергия Радонежского см.: Николай Рерих. Листы дневника. М. 1995, с. 638 - 639; Н. К. РЕРИХ. Письма в Америку. 1923 - 1947. М. 1998, с. 124 - 125.

 

4. Василевский Александр Михайлович - советский военный деятель, Маршал Советского Союза (с 1943 г.); с 1941 г. выполнял обязанности зам. начальника Генерального штаба, а с 1942 г. - начальника Генерального штаба и первого заместителя наркома обороны. После разгрома гитлеровской Германии в июне 1945 г. был назначен главнокомандующим советских войск на Дальнем Востоке.

 

5. Речь идет о встрече Н. К. Рериха и его жены с индийским ученым Мориа 24 марта 1920 г. в Лондоне (в Гайд-парке), ставшей памятной датой для семьи Рерихов - "днем учителя".

 

6. Конец письма отсутствует.

 

7. Новиков Кирилл Васильевич (1905 - 1983) - советский дипломат в ранге чрезвычайного и полномочного посла. В 1940 - 1942 гг. - советник полпредства (с 1941 г. посольства) СССР в Великобритании, в 1942 - 1947 гг. - заведующий 2-м Европейским отделом МИД СССР, член Коллегии МИД СССР (в 1944 - 1947 гг.), в 1947 - 1953 г. - посол СССР в Индии.

 

8. Майский (Ляховецкий) Иван Михайлович (1884 - 1975) - советский дипломат и ученый. В 1922 - 1923 гг. - зав. Отделом печати НКИД РСФСР, в 1925 - 1927 гг. - сотрудник, а затем советник полпредства СССР в Великобритании. В 1932 - 1943 гг. - полпред (посол) СССР в Великобритании. В 1943 - 1946 гг. - зам. народного комиссара, с 1946 г. министр иностранных дел, в 1947 - 1968 гг. - научный сотрудник Института истории АН СССР.


Новые статьи на library.by:
МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ:
Комментируем публикацию: Из писем Н. К. Рериха сыну Святославу. 1940-1947 гг.

() Источник: Вопросы истории, № 11, Ноябрь 2010, C. 69-79

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.