ИНТЕРЕСНЫЙ ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Мемуары, воспоминания, истории жизни, биографии замечательных людей.

NEW МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ


МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ИНТЕРЕСНЫЙ ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2019-10-05

Издание двухтомного дневника Т. Вольфа1 является важным дополнением к имеющимся источникам по истории первой мировой войны. Автор был в курсе многих закулисных сторон политической жизни Берлина, имел в годы войны тесные контакты с канцлером Бетман-Гольвегом, его предшественником Б. Бюловым, послами, внешнеполитическим ведомством, промышленниками, военными. Первую запись Вольф сделал 23 июля 1914 г., т. е. в разгар предвоенного кризиса, последнюю - 22 июня 1919 г., за несколько дней до подписания Версальского мирного договора. Кроме дневниковых записей, публикация включает передовые статьи Вольфа в редактируемой им газете "Berliner Tageblatt" за 1914 - 1919 гг., а также переписку.

Примечательна запись, сделанная Вольфом 25 июля 1914 г. о беседе со статс- секретарем внешнеполитического ведомства Г. Яговым, который не верил в то, что Россия, Англия и Франция в данный момент хотят войны, но полагал, что поскольку последняя все же неизбежна, то лучше не дожидаться усиления России. Аналогичными соображениями руководствовались и другие высшие сановники империи (т. 1, с. 64, 166). В дневнике содержится запись от 8 января 1915 г. о беседе с Ф. Пурталесом - германским послом в России накануне войны. Он категорически отрицал, будто Россия уже с начала 1914 г. проводила мобилизацию: "Русские не планировали начинать войну, это совершенно неверно". Далее Пурталес заявил, что войны хотела "военная партия", в которую он включал Н. А. Маклакова (министр внутренних дел), "черную сотню", некоторых журналистов из "Нового времени" (т. 1, с. 148).


1 Theodor Wolff. Tagebucher 1914 - 1919 (Deutsche Geschichtsquellen des 19. und 20. Jahrhunderts). Bd. 1 - 2. Boppard am Rhein. 1984. Herald Boldt Verlag. Bd. 1. XIV + 572 S. Bd. 2. 573 - 1097 S.

стр. 164


Записи Вольфа подтверждают вывод В. И. Ленина, сделанный осенью 1914 г.: "Немецкая буржуазия, распространяя сказки об оборонительной войне с ее стороны, на деле выбрала наиболее удобный, с ее точки зрения, момент для войны, используя свои последние усовершенствования в военной технике и предупреждая новые вооружения, уже намеченные и предрешенные Россией и Францией"2 . Дневник Вольфа разоблачает аннексионистские планы германского правительства и финансово-экономических групп, выразителем интересов которых выступал Бетман-Гольвег.

Провал германского наступления на Марне побудил берлинских политиков задуматься о перспективах войны. Записи Вольфа свидетельствуют, однако, что они и слышать не хотели о восстановлении довоенного статус-кво (т. 1, с. 178). Германские милитаристы, особенно в военно-морском ведомстве, без аннексии Бельгии на мир не соглашались, настаивали на продолжении войны до тех пор, пока они не поставят Англию на колени. Пангерманисты отвергали даже робкие высказывания о том, чтобы ограничиться приобретением колоний и не домогаться господства на море (т. 1, с. 466).

Германское правительство еще в сентябре 1914 г. располагало планом, предусматривающим отторжение от Бельгии Льежа и Варвье, а "по возможности" и Антверпена. Бельгийское Конго должно было стать центром обширной "Срединной Африки". Б. Бюлов заявил в беседе с Вольфом в июне 1915 г.: "Военные говорят, Антверпена недостаточно. Они хотят иметь также Зеебрюгге" (т. 1, с. 233). А. Баллин (гамбургский судовладелец, друг и советник Вильгельма II, сторонник соглашения с Англией) жаловался Вольфу на то, что рейнско-вестфальские промышленники "хотят Бельгию, Северную Францию, Брие" (т. 1, с. 200).

Говоря об ухудшении военно-политического положения Германии в 1916 г., Вольф отмечал глубокий пессимизм, охвативший верхние эшелоны власти. "Люди a la Ревентлов, - записано в дневнике, - используют эти настроения, чтобы настаивать на неограниченной подводной войне" (т. 1, с. 403). Вольф, как и канцлер, опасался, что это приведет к вступлению США в конфликт. В разговоре с начальником Генерального штаба и военным министром Э. Фалькенгаймом 7 января 1916 г. канцлер выразил опасение по поводу последствий вступления США в войну. К концу 1916 г. тема выхода из войны становится в дневнике Вольфа ведущей. С огорчением констатирует он, что все подчинено подготовке неограниченной подводной войны (запись от 13 января 1917 г.) (т. 1, с. 472).

Скупо касается Вольф крушения самодержавия в России. Он записывает: "Отречение царя произвело в Берлине огромное впечатление. Теперь ни о чем другом не говорят". В Германии растет недовольство масс политикой правительства: "Газеты об этом, естественно, ни слова не сообщают" (т. 1, с. 491 - 492), Германский дипломат А. Монтс утверждал, что придворная камарилья уже беспокоится, как бы чего-либо подобного не случилось и в Германии. Монтс сомневался в том, что Россия, Англия и Франция, зная, что Германия исчерпала свои ресурсы, поспешат предложить ей мир (т. 1, с. 184 - 185).

В дневнике получили отражение усилившиеся в связи с обострением экономических трудностей и ухудшением военного положения разногласия в правящих кругах Германии. Вольф писал об усиливавшихся нападках правой прессы на Бетман-Гольвега: "Он полностью изолирован". Гинденбурга и Людендорфа, специально прибывших с фронта в Берлин в июле 1917 г., Вольф называет "могильщиками" (т. 1, с. 515). Неожиданным для Вольфа оказалось назначение Г. Михаэлиса канцлером. В условиях нарастания революционного кризиса надежды поддерживаемого национал-либералами и либералами (в противовес партии Центра и социал-демократам) Бюлова, которого выдвигали в качестве кандидата на пост канцлера Гинденбург и Людендорф, оказались несостоятельными. Однако именно Гинденбург и Людендорф в значительной мере определяли политику Германии на заключительном этапе войны. Бюловым же с его мирной фразеологией они лишь пытались замаскировать предполагаемую военную диктатуру.

Дневник позволяет полнее представить масштабы притязаний германских империалистов в связи с заключением Брестского мира. Статс-секретарь иностранных


2 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 26, с. 16.

стр. 165


дел Р. Кюльман в беседе с Вольфом (запись от 11 декабря 1917 г.) говорил, что под видом требования о самоопределении Польши, Литвы и Курляндии готовилось их поглощение Германией. Вольф выразил опасение, что тем самым она предстанет перед всем миром как захватническое государство, а большевики обратятся к германской социал-демократии за поддержкой, однако Кюльман посоветовал ему не преувеличивать опасность (т. 1, с. 567).

Записи Вольфа свидетельствуют о большом влиянии "военной партии" на назначения самых высокопоставленных чиновников и определение политической линии правительства. В период агонии монархии, писал Вольф, Людендорф "более двух лет правил Германией как диктатор" (т. 2, с. 806). Наиболее трезвые политики в этих условиях судорожно искали способы выхода из войны. Вольф приводит мнение бывшего помощника статс-секретаря иностранных дел В. Штумма, считавшего возможным в конце августа 1918 г. заключение мира путем использования англо-американских разногласий: "Англичане не хотят, чтобы американцы становились сильнее. Для нас это козырь" (т. 2, с. 614).

В Германии назревала революция. 28 сентября Вольф пишет о предстоящем "большом повороте". Его дневник свидетельствует о растерянности правящих кругов. Провозглашение кайзером ответственного перед рейхстагом правительства было сделано "без пяти минут двенадцать" (т. 2, с. 630 - 631). 30 сентября Вольф говорил принцу Максу Баденскому, что без ухода Вильгельма II Германия мира не получит, "невозможно, чтобы он остался" (т. 2, с. 637).

Нелестно отзывается Вольф о буржуазных партиях. "Они почти все, даже часть либералов, - аннексионистские, сверханнексионистские" (т. 1, с. 319). Дневник сообщает некоторые интересные штрихи политических портретов лидеров германской социал-демократии Э. Бернштейна и К. Каутского. Записи Вольфа проливают также свет на создание в ноябре 1918 г. Немецкой демократической партии как левобуржуазного противовеса СДПГ.

Составленная Вольфом программа новой партии признавала республиканскую форму правления и предполагала объединение демократических сил. Программа была опубликована 16 ноября 1918 г. в "Berliner Tageblatt". С сарказмом пишет Вольф о стремительной эволюции некоторых вчерашних монархистов, ставших "демократами" (например, Я. Шахта и др.), о "крайне радикальном тоне их речей" (т. 2, с. 637 - 638). Он считал, что партии предстоит не допустить в свои ряды скомпрометировавших себя аннексионистских политиков.

Дневник отражает рост политического веса Вольфа. Он участвует в обсуждении состава германской делегации на мирных переговорах. Играя на антисоветизме союзников, Вольф в конце февраля 1918 г. жаловался американскому дипломату К. Дэю на "недальновидную" политику Антанты: экономическая блокада Германии, заявлял он, лишь помогает победе большевизма (т. 2, с. 692). Аналогичные мысли развивал он и перед английскими собеседниками, будущими участниками переговоров в Версале Ф. Визе и Т. Гибсоном.

Вольф связывал мирное развитие Германии с ее демократизацией, преодолением милитаризма и национализма.

В переписке Вольфа наибольший интерес представляют письма Г. Бюлова. В них содержится не только апология германской предвоенной политики, но в первую очередь своей собственной позиции. Так, 25 февраля 1925 г. в пространном послании Вольфу Бюлов утверждал, что в кризисные дни 1914 г. он не выдал бы карт-бланш Австро-Венгрии, не разрешил бы германским войскам вступить в Бельгию, пока ее нейтралитет не был бы нарушен противником, использовал бы назначение Б. В. Штюрмера 20 января 1916 г. председателем совета министров, чтобы добиться компромисса с Россией, и в 1916 г. сделал бы все, чтобы прийти к миру с Англией. Бюлов утверждал, будто он стал статс-секретарем только под давлением Ф. Эйленбурга (фаворита кайзера), который не желал его назначения канцлером в 1900 г. (т. 2, с. 932 - 940). Конечно, можно лишь предполагать, что сделал бы Бюлов на самом деле. Документы показывают несостоятельность его утверждений.

В публикации содержатся экскурсы и в историю русско-германского перестраховочного договора, англо-германских переговоров 1898 г. и ряда других событий предвоенной поры.


Новые статьи на library.by:
МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ:
Комментируем публикацию: ИНТЕРЕСНЫЙ ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

© А. В. ГОСТЕНКОВ ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.