ИРЛАНДИЯ ПОСЛЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОИНЫ

Мемуары, воспоминания, истории жизни, биографии замечательных людей.

NEW МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ИРЛАНДИЯ ПОСЛЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОИНЫ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2018-02-08

В 1921 г. на карте Европы появился новый британский доминион - Ирландское свободное государство (ИСГ), возникшее в результате национально- освободительной, антиимпериалистической революции ирландского народа. Однако победа его не была полной: в составе Соединенного королевства осталась наиболее промышленно развитая северо-восточная часть страны, в трех ирландских портах сохранялись английские военно-морские базы, на доминион легли тяжелые финансовые обязательства британской короне. Ирландия по-прежнему пребывала в состоянии экономического подчинения у бывшей метрополии, играя роль ее аграрного придатка.

Период, наступивший после национально-освободительной, антиимпериалистической революции, до сих пор не стал еще предметом специального исследования. Можно назвать лишь несколько работ, в которых он нашел известное отражение1 . Между тем это время весьма поучительно для характеристики роли и места национальной буржуазии в антиимпериалистической борьбе.

В 1923 - 1931 гг. власть в стране осуществляли победители в гражданской войне 1922 - 1923 гг. - представители правого крыла ирландской буржуазии, организовавшиеся в партию Кумман на Гэл ("Гэльская лига"). Ее ядро составляли крупные и отчасти средние собственники в городе - бывшие правые шинфейнеры и примкнувшие к ним юнионисты, в деревне же - крупные фермеры-кулаки и рэнчеры-скотоводы со своей социальной клиентурой. Вокруг новой партии сплотилось католическое духовенство, чиновничество и армейское, а также полицейское офицерство.

Социально-экономический и политический курс Ирландии был направлен на упрочение позиций наиболее умеренных группировок национальной буржуазии, заинтересованных в сохранении тесных связей с британским империализмом, обеспечении ограниченного развития капитализма с упором на близкую к монокультурной экономическую специализацию (преимущественное производство скота и молочных продуктов для нужд Англии). Опираясь на новый консервативный, объективно проимпериалисгический блок внутри страны и на поддержку британских правящих кругов, "новые хозяева" страны стремились использовать ради указанной цели сложившуюся с английской помощью государственную машину, отличавшуюся четко выраженной гипертрофией судебно-полицейских функций, направленных главным образом против республиканской оппозиции и прогрессивных организаций трудящихся.


1 См.: П. М. Керженцев. Ирландия в борьбе за независимость. М. 1936; А. Д. Колпаков. Ирландия - остров мятежный. М. 1933; его же. Ирландия в 1918 - 1939 гг. "Новейшая история. 1918 - 1939 гг.". М. 1974; М. Е. Орлова. Ирландия в поисках путей независимого развития. М. 1973.

стр. 87


Антиимпериалистически настроенные элементы принадлежали, как правило, к побежденному в недавней войне республиканскому лагерю и практически находились вне закона. Они подвергались слежке, частым репрессиям, их инициатива грубо подавлялась во всех областях жизни. "Мы будем содействовать не тем, кто пытался разрушить страну (то есть республиканцам. - А. К. ), а тем, кто ее отстраивает"2 , -откровенно заявил один из столпов режима, министр сельского хозяйства П. Хоган.

В условиях отсталой, разоренной войной страны с колониальной экономикой, где не было ликвидировано засилье империализма, положение могло изменить лишь активное и целенаправленное вмешательство государства в экономическую жизнь, мобилизация необходимых средств на нужды промышленного развития, создание элементов государственного сектора в "неприбыльных" областях, которые традиционно игнорировал частный капитал, меры по защите слабой ирландской промышленности от британской конкуренции. Многое зависело от государственной политики в области финансов и промышленного кредитования. Между тем ирландские банки продолжали занимать антинациональную позицию, перекачивая денежные средства в Англию и ее колонии. От этого ирландская буржуазия получала немалую прибыль. Лишь в Дублин ежегодно поступали из Англии дивиденды в размере 10 млн. ф. стерлингов. Всего же в середине 1920-х годов в метрополию и ее владения было вложено 90 млн. ф. ст. ирландских денег, что вдвое превышало английские капиталовложения в Ирландии3 . Страховые агентства, мореходные, железнодорожные и промышленные компании, экспортно-импортные фирмы, специализировавшиеся на вывозе продуктов сельского хозяйства и ввозе промышленных и колониальных товаров, крупные фермеры-скотоводы были теснейшим образом связаны с английской экономикой. Капиталы отсталой, зависимой Ирландии активно участвовали в возрождении британского империализма.

В 1923 г. после оживленных прений ирландский парламент (дойл) большинством голосов принял "закон о защите промышленности", вводивший небольшие пошлины на импорт автомобилей, сигарет, музыкальных инструментов, часов, а в следующем году была создана государственная корпорация промышленного кредита с весьма скромным денежным фондом и ограниченными масштабами деятельности. Промышленное строительство свелось к сооружению нескольких мелких фабрик: мебельной, кондитерской, обувной, а также бойни в Дрогеде. Пользуясь инертностью и попустительством ирландских властей, британские фирмы легко обходили таможенные кордоны. Многочисленные филиалы британских компаний продолжали функционировать и расширяться, а ограничений на деятельность иностранного капитала не было никаких.

Правительство Ирландии пыталось стимулировать промышленный рост за счет привлечения иностранного капитала и притом не только английского. Приманкой для него служили обилие дешевой рабочей силы, низкий подоходный налог, а также специальные льготы. Таким образом, еще в 20-е годы правящие круги ИСГ указали путь, который с 50-х годов стал столбовым для национального буржуазного руководства Ирландской республики. Пожалуй, единственным крупным мероприятием, оставившим след в сфере промышленного развития, явилось строительство с 1925 г. на р. Шаннон крупной гидроэлектростанции, положившей начало созданию государственной энергосистемы.

В области сельского хозяйства с самого начала был взят курс на развитие хозяйств фермеров-кулаков. В основе этого курса лежала старая скотоводческая монокультура, сохранение, хотя и в несколько мо-


2 Цит. по: W. Moss. Political Parties in Irish State. N. Y. 1933, p. 135.

3 T. Ireland. Ireland's Past and Present. N. Y. 1942, p. 552.

стр. 88


дифицированном виде, зависимости ирландской экономики от англий ского рынка. Фермеры и рэнчеры всегда располагали щедрыми кредитами обычно осторожных банков, безоговорочной и всесторонней поддержкой министерства сельского хозяйства, большинства депутатов дойла. Государство способствовало капиталистической концентрации в сельском хозяйстве, а также максимальной его рационализации с тем, чтобы уменьшить издержки производства, поднять качество сельскохозяйственного экспорта, его конкурентоспособность на британских рынках. В 1924 - 1925 гг. были приняты законы, предписывавшие строгую стандартизацию экспортных видов продуктов (яиц и масла), улучшение пород скота. В то же русло была направлена политика в отношении сельскохозяйственной кооперации. Правительство делало ставку на крупные кулацкие кооперативы - по существу, значительные капиталистические предприятия. Им оказывалась техническая помощь, предоставлялись кредиты. Государство поворачивалось спиной к мелким и отчасти средним кооперативам, способствовало их поглощению более крупными, консолидации отдельных кооперативных обществ в альянсы типа Организации по реализации масла, способные успешно конкурировать на внешнем рынке. В 1927 г. было учреждено Сельскохозяйственное кредитное общество с капиталом всего в 0,5 млн. ф. стерлингов4 . Однако условия предоставления займов (относительно высокий ссудный процент и требование гарантировать займы закладными на участки и скот) обычно лишали доступа к ним мелких и отчасти средних фермеров.

Резко усилился процесс капиталистического расслоения в ирландской деревне. 60% ферм, на которых было сконцентрировано 70% сельскохозяйственного населения, располагали всего 23% полезной площади страны. Значительная часть мелких ферм не достигала размера 30 га, то есть была нерентабельна. Кредит мелкий фермер мог найти в большинстве случаев у ростовщиков. Ликвидация остатков помещичьего землевладения, намеченная законом 1923 г., шла медленными темпами. В стране оставались десятки тысяч арендаторских участков. Рента лендлордам составляла 1,5 млн. ф. ст. в год. Вдвое большую сумму отнимали у крестьян ежегодные земельные платежи британской короне. Разорение мелких фермерских хозяйств привело с середины 20-х годов к новым вспышкам волнений мелких фермеров и батраков, выступавших против рэнчеров, банков, государственных налоговых учреждений5 .

В области внешней политики правительство Ирландии покорно следовало курсу Великобритании. Вступив в 1923 г. в Лигу Наций, Ирландия практически ни разу не проявила себя как страна, обладающая отличными от Англии интересами. В 1924 г. под давлением английских правящих кругов и олстерских оранжистов (членов полувоенной протестантской организации Оранжистский орден) глава правительства У. Косгрейв подписал в Лондоне документ об отказе Ирландии от всяких претензий на спорную часть ее территории: графства Тирон и Фермана, на 70% населенные католиками6 . Этот акт национального предательства вызвал возмущение значительной части ирландского народа.

Таким образом, политика правящей верхушки Ирландии была в своих основных чертах проимпериалистической, антинациональной. Она учитывала интересы довольно узкой прослойки населения. Коренные проблемы строительства независимой экономики, улучшения положения широких масс народа не решались. Острие этой политики было направлено против трудящихся, массы мелких собственников, мелких и отчасти средних предпринимателей.


4 F. S. L. Lyons. Ireland sinse the Famine. L. 1973, p. 608.

5 А. Д. Колпаков. Ирландия - остров мятежный, стр. 88.

6 См. D. Macardle. The Irish Republic. L. 1968, p. 799.

стр. 89


Городской и сельский рабочий класс страны находился в большинстве своем в чрезвычайно тяжелом положении. Крупные собственники, вынужденные в период революции пойти на значительные уступки рабочим (главным образом в виде повышения оплаты труда), не преминули использовать свой приход к власти для яростного наступления на жизненный уровень пролетариата. "Массовая безработица, не обеспечивающая жизненных потребностей заработная плата, немыслимые жилищные условия - все это угнетало трудящихся во всех концах только что появившегося на свет Ирландского свободного государства"7 . Недельный прожиточный минимум (4,5 ф. ст.) имела крайне ограниченная часть рабочих: каменщики, судостроители, железнодорожные машинисты и кочегары. От 20 до 25% трудящихся постоянно не имело работы. Страну ежегодно покидало 40 - 50 тыс. человек. Самым нищим, обездоленным отрядом трудящихся являлись 160 тыс. сельскохозяйственных рабочих8 .

Против трудящихся был направлен лозунг правительства Косгрейва: "ИСГ - ирландское дешевое государство". Под предлогом "борьбы за экономию" резко сокращалась сфера применения закона о пособиях безработным, снижались пенсии по старости, зарплата низшим государственным служащим, учителям. В то же время рост цен и прибылей ничем не ограничивался9 . Наступление предпринимателей вызвало отпор со стороны рабочих (массовые стачки, демонстрации, пикетирование). Многие выступления рабочих были "дикими": члены лейбористской "парламентской партии" старались по возможности не обострять отношений с правительством. Их обычной тактикой стали робкие, с оглядкой, "действия в индустриальной сфере", выторговывание отдельных уступок у предпринимателей и государства путем переговоров, демаршей, арбитражей. Исполком лейбористов не выдвигал альтернативы правительственной социально-экономической и политической программе, хотя его призывы развивать государственный сектор, форсировать промышленное строительство во имя борьбы с безработицей и уменьшения эмиграции в определенной степени выражали потребности развития страны.

Попыткой внести руководящее начало в массовую стачечную борьбу, создать революционную - с позиций классовой борьбы - альтернативу курсу лейбористских лидеров явилось возникновение летом - осенью 1923 г. при решающем участии вернувшегося из США популярного лидера предвоенного "революционного синдикализма" Дж. Ларкина Ирландского рабочего союза и Ирландской рабочей лиги10 . В 1924 г. лига, в которую вошли коммунистические группы, вступила в Коминтерн11 . Эти организации возглавляли рабочих, боровшихся против произвола хозяев и государства. Но условия для крутого поворота рабочего движения на путь последовательной революционной стратегии и тактики еще не созрели. Рабочая лига не имела пока опоры в массах; ее лидеры не стремились усвоить теорию классовой борьбы, думали не о ее перспективах, а о лозунгах момента, часто оказывались в хвосте стихийных экономических выступлений. Укоренившаяся в рабочем классе анархо-синдикалистская традиция благоприятствовала распространению буржуазного влияния в его среде, мешала включению рабочих в политическую борьбу. В годы временной и частичной стабилизации капитализма Ирландская рабочая лига начала терять своих членов, и без того немногочисленных. Разочарованные рабочие массами покидали лейбористскую партию, крупнейшие тред-юнионы.


7 J. D. Clarkson. Labor and Nationalism in Ireland. N. Y. 1927, p. 444.

8 A Д. Колпаков. Ирландия - остров мятежный, стр. 92.

9 J. D. Clarkson. Op. cit., p. 471.

10 D. R. O'Connor Lysaght. The Republic of Ireland. Cork. 1970, p. 70.

11 CM. "Communist Party of Ireland. Outline History". Dublin. 1975, p. 8.

стр. 90


На арену политической борьбы выходит новая политическая сила - созданная И. Де Валерой оппозиционная партия Фианна фойл ("Солдаты судьбы"). Ее появление (весной 1926 г.) в качестве грозного соперника партии Кумман на Гэл было отчетливым признаком того, что широкие массы народа вновь пробуждаются к антиимпериалистической борьбе. Вместе с тем это означало раскол в среде шинфейнеров-республиканцев: для многих из них так же, как и для подпольного штаба Ирландской республиканской армии (ИРА)12 , призыв Де Валеры и его единомышленников - Ш. Лемасса, Ф. Эйкена и других перейти к легальным формам борьбы, войти в доил и помериться силами с Косгрейвом на конституционной почве был равносилен признанию существующего порядка. Де Валера тщетно убеждал многих своих сторонников в том, что в сложившейся ситуации пренебрегать дойлом неразумно. Раскол стал свершившимся фактом: "непреклонные" остались в подполье, продолжая готовиться к возобновлению вооруженной борьбы.

В новую партию вступали рабочие, мелкие и средние фермеры, более близкая к народу часть интеллигенции (преимущественно мелкобуржуазная), мелкие национальные предприниматели. Из тактических соображений Де Валера счел возможным не включать в программу новой партии требование республики. Было решено ограничиться требованием введения жестких защитных пошлин, активной индустриализации страны и пересмотра соглашения о земельных платежах.

Под этими лозунгами новая партия провела избирательную кампанию 1927 г. и набрала почти столько же голосов, сколько и Кумман на Гэл13 . Депутаты от Фианна фойл вошли в дойл. Иллюзорная лейбористская оппозиция в парламенте сменилась реальной и внушительной силой- объединившимся под национальными, антиимпериалистическими лозунгами политическим блоком трудящихся и мелкособственнических элементов.

Захвативший Ирландию с некоторым опозданием (с 1930 г.) мировой экономический кризис вызвал резкое обострение всех социально-политических противоречий. Кризис ужесточил тяготы, переживаемые ирландской экономикой. Резкое падение цен на сельскохозяйственную продукцию при стабильных суммах земельных выплат, налогов и долгов разорило десятки тысяч мелких и средних ферм. У правительства и местных властей не хватало полицейских и судебных исполнителей для конфискации скота, имущества, выселения за долги.

Предприниматели развернули новое наступление на рабочих, пытаясь переложить на их плечи издержки кризиса. Так же поступали и крупные фермеры с батраками. В результате локаутов и закрытия предприятий к 1931 г. около 100 тыс. рабочих и транспортников остались без работы14 . Ряд крупных ирландских фирм (дублинские верфи, коркское и дублинское пароходства и пр.) попал в руки британских монополий. Вдвое увеличился пассив страны в англо-ирландской торговле.

Забастовки охватили все основные промышленные центры страны. Стихийная, преследовавшая по преимуществу экономические цели борьба приобрела острый и бескомпромиссный характер. (К этому времени прекратила существование Рабочая лига, во многом утратил позиции в массах Ирландский рабочий союз.) Весьма острые формы - особенно на западе страны - приняло аграрное движение. Крестьянские отряды нападали на судебных исполнителей и полицейских, возвращали фермерам конфискованный скот, препятствовали выселению фермеров и батраков за долги. Крестьяне требовали отмены земельных выплат, недоимок по долгам, раздела оставшихся помещичьих угодий, активного го-


12 См. Л. А. Зимулина. Ирландская республиканская армия. "Вопросы истории", 1973, N 8.

13 P. Barresford Ellis. A History of the Irish Working Class. L. 1970, p. 273.

14 А. Д. Колпаков. Ирландия - остров мятежный, стр. 101.

стр. 91


сударственного вмешательства для спасения мелких фермерских хозяйств. В ряде мест возникали "комитеты трудящегося фермерства", бравшие в свои руки руководство аграрным движением. В 1930 г. в крупнейшем городе запада Голуэе собрался съезд трудящегося фермерства, делегаты которого резко выступили против земельных выплат и аграрной политики правительства Косгрейва. Все чаще в массах проявлялось недовольство "национальным капитализмом", росли сомнения в его способности подняться до уровня задач, стоявших перед страной, включая улучшение положения трудового народа.

На волне нового подъема массовой борьбы передовые рабочие предпринимают успешные попытки возобновления начавшегося в 1921 г. коммунистического движения. В Дублине, Белфасте, Корке и некоторых других городах возникают Революционные рабочие группы (РРГ) - связанные единым руководством марксистские ячейки15 . Их члены - наиболее сознательные рабочие шли в первых рядах аграрного движения и стачечной борьбы. Лозунги РРГ "Долой режим Косгрейва - царство голода и террора!", "Землю безземельным!", "Работу и хлеб голодным!", деятельная пропаганда достижений Советского Союза проникали в сознание ирландских трудящихся.

В этот период намечается отчетливое размежевание в рядах подпольных Шин- фейна и ИРА. В этой, по существу, единой мелкобуржуазно-радикальной организации, в остром противоборстве с крайне националистическими элементами выделяется левое крыло, выдвигавшее прогрессивные социальные лозунги, близкие широким массам. В сентябре 1931 г. в Дублине 150 делегатов от различных соединений ИРА на своем тайном съезде учредили организацию "Саор Эйре" ("Свободная Ирландия")16 . Своей целью она провозгласила создание революционного рабоче-крестьянского руководства во имя ликвидации гнета британского империализма и ирландского капитализма и создания народной республики, в которой будут обобществлены средства производства, распределение и обмен. Это был зримый симптом роста антикапиталистических устремлений в среде республиканцев. Однако связей с передовыми рабочими организациями "Саор Эйре" не имела, ее лидеры запрещали членам организации вступать в профсоюзы, обещали осуществить будущее переустройство страны на основах "новой социальной христианской религии".

Значительное большинство ирландцев продолжало придерживаться мнения, что единственной надежной гарантией успешного развития страны, спасения разоренного мелкого фермера и умирающего с голода рабочего может стать лишь приход к власти Фианна фойл. Лидеры этой партии, ее депутаты в дойле и представители на местах, гибко реагируя на обстановку в стране и учитывая характер своей массовой опоры, сочетали выдвижение прогрессивных для того времени политических требований (отмена присяги ирландских парламентариев британской короне, ликвидация английских военно-морских баз) с обещанием проведения социально-экономических мер, рассчитанных на то, чтобы покончить с зависимостью от империализма, обеспечить развитие национальной экономики, спасти трудящихся от голода и нищеты. Государство должно было стать при этом стимулятором и гарантом успешного развития страны.

Подвергая резкой критике правительство как откровенно проимпериалисгическое, повернувшееся спиной к насущным национальным задачам, Де Валера указывал, что достижение первоочередной цели Фианна фойл-форсирование промышленного развития под защитой вы-


15 См. "Communist Party of Ireland", p. 3.

16 J. Bowyer Bell. The Secret Army. History of the IRA. 1816 - 1970. L. 1970, p. 77.

стр. 92


соких протекционистских пошлин - должно привести к созданию новых отраслей производства, отвоеванию внутреннего рынка у британских монополий, созданию значительного числа, новых рабочих мест, что поможет рассосать безработицу и уменьшить эмиграцию. Конечной целью объявлялась независимая Ирландская республика. Мелким фермерам была обещана государственная поддержка, пересмотр системы земельных выплат. Вместе с тем многим старым и новым сторонникам Фианна фойл импонировали резкие выпады Де Валеры и его ближайшего окружения против коммунизма, преданность католицизму и принципу частной собственности. Лидер партии обещал сделать Ирландию "идеальной христианской страной" - раем для среднего фермера и мелкого промышленника, страной без резких социальных контрастов и классовой борьбы.

Программа, выдвинутая Фианна фойл, являлась манифестом левого крыла национальной буржуазии, не связанного в тот период с империализмом и остро нуждавшегося в поддержке народных масс. Главные требования этой партии были направлены против чужеземного империализма. И вокруг них сплотилась значительная часть ирландского народа, Кумман на Гэл не смогла противопоставить этим требованиям новую, позитивную программу. В январе 1932 г. на выборах, происходивших в условиях острейшей политической борьбы, вооруженных столкновений ИРА с полицией и бандами сторонников "режима Договора" (имеется в виду англо-ирландский договор 1921 г.), партия Косгрейва потерпела поражение17 . К власти, хотя и с небольшим перевесом голосов, пришла Фианна фойл, Де Валера сформировал первое в полном смысле этого слова национально-буржуазное правительство Ирландии.

В первые же месяцы пребывания у власти оно отменило чрезвычайное положение, освободило многочисленных политических заключенных, по его настоянию дойл постановил изъять из конституции статью о присяге его депутатов английской короне. Из подполья вышла ИРА, ее соединения, восторженно приветствуемые населением, вновь появились на улицах городов. Был увеличен подоходный налог, налог на корпорации, снижены оклады высшим категориям государственных служащих, выделены средства для оказания помощи мелким фермерам, на пособия безработным. Незамедлительно устанавливались высокие таможенные пошлины на ввоз в страну товаров, которые, по мнению правительства, могли производиться или добываться в Ирландии. Ирландцы в массе своей восприняли эти мероприятия с энтузиазмом.

В середине июня 1932 г. дойл большинством голосов решил прекратить перечисление в Англию ежегодных земельных выплат в размере 3 млн. фунтов стерлингов. Это была прямая атака на англо-ирландский договор 1921 года. В ответ британское правительство приняло решение начать экономическую войну, введя двойные добавочные пошлины на ввоз ирландских сельскохозяйственных товаров ("закон о военных пошлинах"). Британские власти надеялись быстро добиться отставки кабинета Де Валеры и усмирить ирландский народ, учитывая, что в 1931 г. на английский рынок ушло 92% ирландского экспорта, на 3/4 состоявшего из крупного рогатого скота, свиней, овец18 . Хотя крупные собственники встретили мероприятия Де Валеры бурей негодования, уверенная в поддержке масс Фианна фойл рискнула пойти еще дальше. На акцию Англии дойл ответил законом о чрезвычайных ввозных пошлинах на британский уголь, кокс, сталь и железо, электрооборудование, сахар и цемент19 . Одновременно правительство принимало меры по переориен-


17 J. Murphy. Ireland in the Twentieth Century. Dublin. 1975.

18 D.R.O'Connor Lysaght. Op. cit., p. 101.

19 Ibid.

стр. 93


тации односторонне нацеленной на Великобританию внешней торговли. Делались попытки дать выход ирландскому экспорту на рынки Европы, заменить импорт английской промышленной продукции и промышленного сырья товарами из Германии, Бельгии, Польши. Однако в трудных условиях мирового экономического кризиса эти попытки потерпели неудачу.

Дойл принял закон о контроле над промышленностью, направленный против проникновения иностранного капитала в создававшиеся вновь промышленные отрасли. Для основания промышленной фирмы теперь требовалась правительственная лицензия, причем большинство пайщиков и главная часть капитала должны были быть ирландскими. Государственная корпорация промышленного кредита приступила к выдаче крупных займов на строительство и оборудование предприятий20 . Эти меры вызвали подъем национального предпринимательства. Только в 1932 г. в стране появилось 160 новых промышленных фирм21 . Началась разработка торфа, зародились электротехническая, химическая и некоторые другие отрасли промышленности. Были модернизированы многие старые предприятия.

После бурных дебатов дойл принял также законы о правительственном контроле над ценами на товары первой необходимости и твердых расценках на товары новых отраслей, а затем - о минимуме заработной платы и условиях труда в промышленности. Фианна фойл оказалась вынужденной вмешаться в сферу трудовых отношений, чтобы смягчить классовый конфликт. Представители реакции в парламенте обвиняли Де Валеру и его единомышленников в "большевизме", в том, что их "безумная" политика поставит в невыносимое положение крупные фирмы, отпугнет зарубежные монополии. Некоторые крупные фирмы закрылись.

В области сельского хозяйства правительство Де Валеры придерживалось концепции "самообеспечивающейся Ирландии", в основе которой лежала идея перестройки ее аграрной экономики со скотоводческого профиля на зерновой. Это могло принести двойную пользу: уменьшить зависимость от Англии и сэкономить, хотя бы отчасти, значительные суммы, традиционно используемые для закупки продовольствия. Правительство потребовало от фермеров обязательного увеличения запашки, гарантируя им при этом твердые цены на пшеницу. Одновременно поощрялся убой скота. Попытка потеснить животноводческую монокультуру осуществлялась в благоприятный момент: к 1933 г. цены на продукцию скотоводства упали почти на 60% по сравнению с 1928 г.22 , а традиционный английский рынок был наглухо закрыт "военными пошлинами". Особенно благоприятно встретили правительственный курс мелкие фермеры, чье хозяйство носило, как правило, смешанный характер, а также батраки. Их жестоко эксплуатировали крупные рэнчеры, грабили экспортеры скота. Намерение правительства превратить пастбища Центральной равнины в житницу страны воспринималось ими как начало реализации их чаяний о полной ликвидации всех форм латифундизма и о переделе земли. В течение года площади под запашкой возросли на 1/3, что было невиданным в условиях Ирландии скачком.

Отношение широких масс народа к курсу Фианна фойл выявилось на новых парламентских выборах в конце января 1933 года. Партия Де Валеры обещала двигаться дальше по намеченному пути, а также принять быстрые и эффективные меры по оказанию помощи мелким фермерам. Кумман на Гэл противопоставила этому обещание возродить


20 F. S. L. Lуоns. Op. cit., p. 104.

21 А. Д. Колпаков. Ирландия - остров мятежный, стр. 115.

22 F. S. L. Lyons. Op. cit., p. 612.

стр. 94


"былую сердечность" англо-ирландских отношений, восстановить на британском рынке позиции крупных ирландских скотоводов (к лету 1933 г. стоимость экспорта живого скота из Ирландии упала вдвое, убытки скотоводов составили 37,5 млн. ф. ст.23 ). Чтобы затормозить развитие национально-освободительного процесса, в ход были пущены подкуп и клевета, убийства, избиение и похищение политических соперников.

Но ирландский народ санкционировал антиимпериалистический курс: Фианна фойл получила 77 мандатов в парламенте, Кумман на Гэл - 4824 , еще более сократилось представительство лейбористов, многие сторонники которых предпочли голосовать за Фианна фойл. Сыграли свою роль и сокращение безработицы в результате во многом беспрецедентного промышленного скачка и мобилизация средств на нужды экономического развития за счет значительно возросших таможенных сборов, подоходного налога и секвестрованных с лета 1932 г. сумм земельных выплат. Выдвинутая в 1932 - 1933 гг. программа Фианна фойл в целом отвечала общенациональным интересам и по этой причине получила одобрение трудовых масс, а также и широких мелкобуржуазных слоев населения страны.

Вместе с тем сохранялась почва для развития классового конфликта: батраки так и не получили землю, мелкие фермеры вынуждены были вносить непосильные земельные платежи государству, продолжались выселения и продажа скота за недоимку. "Битвы вил" - именно этим оружием крестьяне оборонялись от налоговых сборщиков и полицейских- продолжались. Люто ненавидя новый режим, кулацкие элементы инспирировали массовый отказ от уплаты земельных сборов, пытались представить себя "защитниками и друзьями" бедняков. Острые конфликты возникали в промышленности, включая ее новые отрасли. "Новая Ирландия", за которую ратовал Де Валера, с самого начала обнажила свою неприглядную капиталистическую изнанку. Жестокая эксплуатация женского и детского труда, практически неограниченный рабочий день, не обеспечивающая жизненного минимума заработная плата - вот что принесли народу первые шаги капиталистической индустриализации. "Де Валера воспроизвел в дублинских предместьях худшие из ужасов английской промышленной революции", - писал орган ирландских коммунистов25 . В 1932 г., по официальным данным, в стране произошло 70 забастовок, в которых приняло участие более 4 тыс. человек. Некоторые стачки (например, на предприятии стройматериалов фирмы Гуд) продолжались длительное время. Однако уровень забастовочной борьбы был значительно ниже, чем в предыдущие годы. Это объяснялось сокращением безработицы, обострением англо-ирландских отношений, сохраняющимся авторитетом Фианна фойл26 .

В момент высокого накала национальной и социальной борьбы был сделан новый важный шаг на пути возрождения и подъема коммунистического движения в стране. 4 - 5 июля 1933 г., собравшись в столице Ирландии, 45 делегатов от революционных рабочих групп Дублина, Белфаста, Корка, Голуэя, Уотерфорда, Слайго и ряда других мест учредили общеирландскую Коммунистическую партию (КПИ). Ее первым Генеральным секретарем стал стойкий марксист-ленинец, активный участник революционной антиимпериалистической борьбы ирландского народа Ш. Мэррей. Создание компартии было результатом роста авторитета коммунистов в рабочих массах, завоеванного в годы кризиса, в ходе массового движения безработных Дублина и Белфаста, весенней


23 Ibid., p. 614.

24 J. A. Murphy. Op. cit., p. 78.

25 "Irish Workers Voice", 3.II.1934.

26 А. Д. Колпаков. Ирландия - остров мятежный, стр. 118 - 119.

стр. 95


стачки 1933 г. ирландских железнодорожников и других классовых боев.

Главным документом съезда явился манифест "Путь Ирландии к социализму", продолжавший и развивавший лучшие традиции массовой освободительной борьбы трудящихся, сочетавший требования борьбы за национальную самостоятельность страны с классовой борьбой пролетариата. В манифесте содержалась характеристика международной обстановки: отмечалось резкое ослабление позиций империализма, в том числе и британского, нарастание революционного и национально-освободительного движения. Манифест справедливо указывал, что осуществляемое ирландской буржуазией руководство национальным движением становится тормозом на пути к завоеванию подлинного национального и социального освобождения. Манифест призывал к полному отделению Ирландии от Британского Содружества, развертыванию революционной борьбы против капитализма, установлению в стране рабоче-крестьянской республики. Только в союзе с трудящимся фермерством, подчеркивалось в манифесте, рабочий класс может довести борьбу за освобождение ирландского народа до конца. Во имя этой цели перед коммунистами ставилась задача завоевать массовую опору для своей партии в среде рабочих и крестьян27 .

Коммунисты разоблачали партию Фианна фойл как защитницу интересов капиталистов, ставили ей в вину жестокую эксплуатацию тысяч рабочих, недостаточное внимание к нуждам мелких фермеров и батраков, непоследовательность в проведении антиимпериалистического курса, боязнь массовых выступлений. В то же время коммунисты практически не видели различия между двумя главными партиями национальной буржуазии - Фианна фойл и Кумман на Гэл, объединяя их и стоявшие за ними силы под одним общим названием "класс ирландских капиталистов", объявляя правительство Де Валеры неспособным к борьбе против империализма "кабинетом Его Величества в Ирландском свободном государстве".

При этом КПИ имела в виду классовую ограниченность руководства Фианна фойл, его резкие выпады против прогрессивных рабочих организаций, репрессии правительства против забастовщиков и участников рабочих митингов и демонстраций, не такие уж далекие воспоминания об отношении "чистых" республиканцев к классовой борьбе и требованиям трудящихся масс в 1919 - 1923 годах. Сыграла свою роль и недостаточная разработанность в то время в международном коммунистическом движении вопроса о месте национальной буржуазии в антиимпериалистической борьбе. Положительные стороны деятельности Фианна фойл, ее авторитет в народе недооценивались. Это осложняло путь КПИ к рабоче-фермерской массе. Правильно и четко определив основную стратегическую линию и конечные цели ирландского освободительного движения и его пролетарского авангарда, КПИ в тот момент еще не достигла полной ясности в вопросе о месте и роли ирландской национально-освободительной революции в подведении масс к революции социалистической.

Наглядным показателем подъема классовой борьбы и роста активности широких масс явились процессы, происходившие в тот период в рядах ИРА. Многие рядовые ее члены и часть офицерского корпуса по собственному почину принимали участие в борьбе рабочих и фермеров за свои права, за социальные изменения. Сохранявшее, несмотря ни на что, верность принципам "чистого" (то есть политического) республиканизма, официальное руководство ИРА всячески противодействовало этой тенденции. Резко критикуя правительство Фианна фойл (за то, что последнее не провозгласило немедленно республику, не ввело войска в


27 Там же, стр. 128 - 129.

стр. 96


Северную Ирландию и не объявило об аннулировании англо-ирландского договора 1921 г.), руководство ИРА одновременно категорически отвергало все требования активного вовлечения членов ИРА в социальную борьбу. Состоявшийся в 1933 г. общеармейский съезд по настоянию командования вынес решение, запрещающее членам ИРА высказываться устно или письменно по социальным либо экономическим вопросам. Он принял туманный лозунг "национальной реконструкции во имя достижения социальной справедливости". Его должно было провести в жизнь после своего прихода к власти подпольное "правительство Ирландской республики". Весной 1933 г. командование вынесло порицание бойцам ИРА, пришедшим на выручку дублинским рабочим - членам РРГ, осажденным в своей штаб-квартире - "Доме Коннолли", толпами фашиствующих реакционеров28 .

Результатом всего этого явился выход из армейского Исполкома ряда революционно настроенных офицеров. Среди них были члены КИИ, участники национально-освободительной борьбы 1919 - 1923 гг. П. О'Доннел, Ф. Райян, а также М. Прайс и некоторые другие. Они развернули широкую кампанию в республиканском движении, тред-юнионах и мелкофермерских организациях за созыв Республиканского конгресса и превращение его в руководящий центр массовой национально-освободительной и социальной борьбы. Участники нового движения старались быть в гуще борьбы трудящихся за повышение заработной платы, улучшение условий труда, сокращение рабочей недели, осуществление мероприятий по смягчению острейшего жилищного кризиса. КПИ приняла участие в этом движении, стремясь помочь ему выработать правильную стратегию, стать важным фактором сплочения революционных сил Ирландии.

Состоявшийся в конце сентября 1934 г. в Дублине конгресс нового движения собрал около 200 делегатов: от тред-юнионов, безработных, левых политических организаций Севера и Юга Ирландии, включая КПИ, Североирландскую социалистическую партию, Антифашистскую лигу, Ирландскую гражданскую армию (отколовшиеся ввиду несогласия с официальным курсом командования подразделения ИРА). Огромное большинство делегатов высказалось за объединение сил республиканского и рабочего движения под боевым пролетарским руководством, решительное и полное искоренение империалистического господства, ликвидацию капиталистической системы и создание нового, свободного от эксплуатации общества. Отмечалось, что имевшая место конфронтация "части ирландских капиталистов" с британским империализмом не может изменить существующих в стране порядков: ирландская буржуазия неизбежно пойдет на компромисс с империализмом, не обеспечит объединения Ирландии, не выведет страну за рамки Британского Содружества. Главной целью борьбы провозглашалось установление в стране рабочей республики.

Важнейшей причиной неудачи конгресса явился раскол его делегатов на две фракции. Одна из них во главе с М. Прайсом стремилась незамедлительно поставить лозунг "рабочей республики" в порядок дня. В условиях Ирландии это было выражением левацкой, сектантской, по существу, тенденции, неизбежно обрекавшей новое движение на отрыв от масс и поражение. Среди активно выступавших против этой опасности делегатов выделялись руководители и члены КПИ. В ходе дискуссии Ш. Мэррей заявил, что, выдвигая свою платформу, представители большинства не учитывают конкретных условий страны: "Прайс заявляет, что нам никогда не избавиться от британского империализма, если предварительно не будет уничтожен капитализм. Я же полагаю, что главным условием избавления от капитализма в нашей стране


28 J. Bowyer Bell. Op. cit., pp. 105 - 106. 7.

стр. 97


может стать освобождение от этого империализма"29 . В преддверии VII конгресса Коминтерна ирландские коммунисты корректировали свою позицию по наиболее актуальным и жгучим вопросам стратегии и тактики революционной борьбы, предлагая создать широкий народный единый фронт, который, действуя под пролетарским руководством, мог бы обеспечить достижение целей ирландского освободительного движения. Достичь этого, однако, в тех условиях не удалось: ирландский рабочий класс еще не был готов к тому, чтобы стать его руководящей и направляющей силой, КПИ оставалась малочисленной и не располагала достаточным влиянием в массах; основная часть трудящегося населения шла за Фианиа фойл.

В 1933 г. эта партия предприняла конкретные шаги по реализации своих предвыборных обещаний мелким фермерам. Сумма выплат по земельным платежам была сокращена вдвое, на недоимки объявлен длительный мораторий, приостановлены выселения и продажа имущества за долги. Осенью 1933 г. дойл принял новый земельный закон о принудительном выкупе неарендованных земель и ускорении раздела имений (в первую очередь скотоводческих ранчо размером более 100 акров) для увеличения мелких ферм и наделения землей батраков. Эти меры, хотя и были далеки от того, чтобы удовлетворительно решить аграрную проблему в целом, все же облегчали положение беднейших слоев сельского населения, смягчали остроту классового конфликта в деревне, хотя там и были возобновлены выселения за неуплату земельных платежей. В промышленности применялась гибкая тактика уступок, чередовавшаяся порой с репрессивными акциями против рабочих (например, в ходе подавления мартовской всеобщей стачки транспортников в 1935 г.). Рабочие добились 48- часовой рабочей недели, шестидневного оплачиваемого отпуска, законодательного запрещения ночного женского труда.

Правительство Де Валеры стремилось установить постоянные контакты с руководством профсоюзного движения, использовать его в качестве орудия для обеспечения в сфере промышленности "классового мира". Национал- реформистскую позицию занимало не только руководство профсоюзов, но и лейбористская партия. Ее требования (усиление роли государства в экономическом развитии, установление 40-часовой рабочей недели, увеличение пенсий сиротам и вдовам) в целом шли в общем русле политики Фианна фойл.

Первая половина 1930-х годов в Ирландии была отмечена развитием фашистского движения "синерубашечников". В 1933 - 1934 гг. оно стало заметной политической силой, и его представители пытались захватить власть и установить в стране тоталитарную диктатуру (чаще всего они оглядывались на Италию и "опыт" Муссолини и его приспешников). "Синерубашечники" действовали как наиболее откровенная, неприкрыто антинациональная агентура британских монополий в Ирландии. Ирландская реакция использовала "синерубашечников" в борьбе против национально-освободительного движения. На их стороне были симпатии консервативных кругов, но опоры в лице основной массы мелкой буржуазии и других промежуточных слоев, активно участвовавших в национально-освободительной, антиимпериалистической борьбе, они не имели. Продвижение страны по пути реализации установок Фианна фойл обещало этим слоям вполне реальные социально-экономические выгоды: из них рекрутировалась новая национальная буржуазия.

Родоначальницей фашистского движения в Ирландии стала созданная весной 1931 г., в период резкого обострения всех противоречий буржуазного общества, немногочисленная "Ассоциация товарищей по оружию", организация ветеранов армии и полиции30 . Во главе ее стоял


29 "Communist Party of Ireland", p. 24.

30 J. Bowyer Bell. Op. cit., p. 102.

стр. 98


бывший начальник военно-медицинской службы армии, брат убитого в 1927 г. вице-премьера полковник Т. О'Хиггинс, с нею были связаны влиятельные члены кабинета Косгрейва Р. Мэлкахи (военный министр) и Э. Блитс (министр финансов). "Ветераны" нападали на собрания политических противников Кумман на Гэл, на прогрессивные рабочие и мелкофермерские организации, нередко применяли и оружие. Подобного рода деятельность продолжалась и в 1932 г., когда к власти пришла Фианна фойл.

После поражения реакционных сил на выборах начала 1933 г. отношение правых кругов к парламентаризму начинает меняться. Газета Кумман на Гэл "United Irishman" призывает "покончить с грязным политиканством" путем создания "органического корпоративного государства фашистского типа"31 . Весной 1933 г. во главе "Ассоциации товарищей по оружию" становится уволенный со своего поста правительством Де Валеры начальник полиции генерал Э. О'Даффи, прозванный "ирландским дуче". Он "отличился" в годы гражданской войны, руководил репрессиями против республиканцев, передовых рабочих и фермерских организаций в период господства Кумман на Гэл. Тогда же "ветераны" оделись в синие рубашки. К этому времени их численность достигла нескольких десятков тысяч человек, главным образом крупных фермеров и членов их семей, богатых торговцев, служащих и т. п.

В июле 1933 г. фашисты начинают именовать себя "Национальной гвардией" и объявляют "общенациональную кампанию" за привлечение в свои ряды максимального числа молодых ирландцев. Их вожаки открыто провозглашают намерение в короткий срок установить в стране "приспособленный к местным условиям" вариант фашистского строя. Косгрейв и его единомышленники в дойле развернули активную кампанию пропаганды принципов "Национальной гвардии". С начала лета 1933 г. многочисленные отряды вооруженных и одетых в форму фашистов выходят на улицы городов и сел, совершают нападения на помещения прогрессивных организаций, осуществляют террористические акты против их членов.

Активизация "синерубашечников" встретила решительный отпор со стороны бойцов ИРА, тред-юнионистов, членов К. ПИ. Правительство же сначала старалось активно не вмешиваться в конфликт. Однако оно проявило достаточную твердость, когда О'Даффи объявил о намерении провести 22 августа в Дублине общеирландский смотр и парад членов своей организации. Намерения "ирландского дуче" не вызывали сомнений. Компартия Ирландии обратилась к народу с призывом остановить фашизм. Командование ИРА объявило мобилизацию всех сил и выразило твердую решимость оружием подавить фашистский мятеж. В этих условиях правительство Де Валеры стянуло в столицу крупные контингенты полиции и войск, а затем запретило фашистский смотр. Тогда О'Даффи приказал провести 20 августа фашистские парады по всей стране, обещая вывести на улицу 100 тыс. человек. Но и на этот призыв откликнулись лишь жалкие кучки его приверженцев. Трудящиеся продемонстрировали решимость противостоять фашистским провокаторам. 22 августа правительство объявило "Национальную гвардию" вне закона.

Сокрушительное поражение фашистов не помешало реакции поставить на "синюю карту" еще раз. В сентябре 1933 г. в Дублине было объявлено о создании новой политической организации - "Партии объединенной Ирландии" (ПОИ). В нее вошли Кумман на Гэл, недавно созданная кулацкая "Партия центра" и фашисты, именовавшие теперь свою лигу "Молодой Ирландией". Программа новой партии про-


31 Ibid., p. 108.

стр. 99


возглашала стремление к добровольному объединению всей страны в "единое, независимое государство, являющееся без какого-либо ограничения национального суверенитета членом Британского Содружества". Предусматривались урегулирование "торговой войны" с Англией путем прямых переговоров, отмена перевода в Великобританию земельных выплат и их общее сокращение вдвое, эффективное с помощью государства развитие промышленности и сельского хозяйства. Все это свидетельствовало о том, что в середине 1930-х годов началось сближение платформ обеих основных группировок ирландской буржуазии. Благодаря самоотверженным усилиям ирландского народа возврат на позиции договора 1921 г. был уже. немыслим. Вместе с тем в программе имелось, хотя и довольно туманное, упоминание о "корпоративной системе". "Синерубашечники" заняли ведущее положение в новой партии. Ее лидером стал О'Даффи.

Вплоть до осени 1934 г. шла активная борьба ирландского народа против фашистской угрозы. В жарких схватках на улицах и площадях городов и деревень, на сельских дорогах, где нередко применялось огнестрельное оружие, в большинстве случаев верх брали защитники демократии. Очень большую роль в искоренении фашизма сыграла ИРА. В первых рядах антифашистов шла КПИ, явившаяся инициатором создания Антифашистской лиги, в которой рука об руку выступали коммунисты, тред-юнионисты, республиканцы, члены Фианна фойл. Что же касается правительства, то оно старалось не допустить чрезмерного обострения ситуации, оставить за собой решающее слово. Оно "дозировало" репрессивные акции против "синерубашечников", перемежая их с близкими по характеру мерами против ИРА и прогрессивных организаций рабочего класса. В этих условиях Косгрейв и его единомышленники поспешили отмежеваться от О'Даффи. Последний был отстранен от руководства ПОИ и выдворен из ее центрального совета. Фашистская организация была вновь поставлена вне закона, и после этого уже не было попыток возродить ее под новым именем.

Проимпериалистическим кругам ирландской буржуазии не оставалось ничего другого, как приспосабливаться к условиям страны, стряхнувшей с себя оковы англо-ирландского договора 1921 года. К тому же и правительство Фианна фойл проявляло готовность пойти на мировую с потерпевшим поражение, но сохранявшим устойчивые позиции во всех областях жизни страны политическим противником.

После прихода к власти Фианна фойл были предприняты максимальные согласованные усилия народа и правительства, направленные на разрыв с британским империализмом. Идея создания "самообеспечивающейся" Ирландии тогда еще связывалась с социальным прогрессом, направленным на улучшение положения масс. Всесторонняя, самоотверженная поддержка народа позволила национально-буржуазному правительству Де Валеры удержаться у власти и ликвидировать фашистскую опасность. В 1932 - 1934 гг. Ирландия объективно развивалась в направлении национально-демократической революции, хотя идеологической оболочкой курса Фианна фойл являлись "христианская социальная доктрина" и ее специфически ирландская модификация - девалеровская теория "Ирландского христианского государства".

К середине 1930-х годов, вопреки прогнозам английской и местной реакции, "ирландский эксперимент" доказал свою жизнестойкость. Лобовые атаки империализма в политической и экономической сферах были в основном отражены. Продолжался довольно интенсивный промышленный рост. Мелкий национальный промышленник - главная опора Фианна фойл - умножал свои капиталы, становился все более респектабельным. В деревне усиливался процесс капиталистического расслоения, рос средний капиталистический фермер, расположенный к Фианна фойл. На сторону этой партии начали переходить некоторые

стр. 100


представители крупной городской к сельской буржуазии, видевшие в ней защиту от "угрозы слева".

В поисках средств для удовлетворения всевозрастающих потребностей экономики правительство Де Валеры частично пересмотрело свою позицию в отношении британского империализма. Дело в том, что ирландские банки, крупные собственники по-прежнему отказывались финансировать долгосрочные индустриальные проекты. Значительные суммы денег уплывали за рубеж: по преимуществу в Англию и страны Содружества. Промышленная продукция шла почти исключительно на внутренний рынок, тогда как главными статьями экспорта оставались предназначенные для Англии продукты животноводства. Де Валера и его помощники не решились на национализацию ирландской банковской системы и введение суровых ограничений на "экспорт капитала". Фианна фойл избрала иной путь, который в конечном счете означал сделку с империализмом.

Логическим развитием этого процесса явилось соглашение, подписанное в Лондоне 25 апреля 1938 г., которое подвело черту под "экономической войной с Великобританией". Ирландская задолженность ей по земельным платежам сокращалась. Метрополия отменяла "военные пошлины", доминион снижал тарифные барьеры на многие английские промышленные товары. Кроме того, Великобритания согласилась ликвидировать свои военно-морские базы в Ирландии, которыми она располагала согласно договору 1921 года. Соглашение 1938 г. стало возможным потому, что Ирландия проявила стойкость перед напором сил внешней и внутренней реакции. Англия же нуждалась в урегулировании конфликта не только по экономическим, но и по стратегическим соображениям. В условиях нарастающей угрозы новой мировой войны британские правящие круги не могли себе позволить продолжения конфликта со столь близким соседом.

В 1937 г. была обнародована новая конституция Ирландии. Она объявляла страну "суверенным, независимым демократическим государством Эйре" (гэльское название Ирландии), сохраняющим лишь внешнюю связь (представительство английского короля на внешнеполитической арене) с Англией. Северная Ирландия в конституции была названа "частью национальной территории Ирландии, на которую в настоящее время ее юрисдикция не распространяется". В одной из статей оговаривалось "особое положение" католицизма как "национальной" церкви. Конституция брала под защиту свободную конкуренцию, но вместе с тем осуждала концентрацию в руках немногих "необходимых для всего общества предметов широкого потребления". В целом конституция 1937 г. отражала положение отсталой, освобождающейся страны, выбравшей капиталистический путь развития. Принятие конституции подвело итог важного периода в истории Ирландии, который показал, что успешное движение по пути национального освобождения и социального прогресса возможно лишь в условиях единых и сплоченных действий всех прогрессивных сил страны.


Комментируем публикацию: ИРЛАНДИЯ ПОСЛЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОИНЫ


© А. Д. КОЛПАКОВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.