Рецензии. ТОЯМА СИГЭКИ. ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА И ИСТОРИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ ПОСЛЕ ВОЙНЫ

Мемуары, воспоминания, истории жизни, биографии замечательных людей.

NEW МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Рецензии. ТОЯМА СИГЭКИ. ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА И ИСТОРИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ ПОСЛЕ ВОЙНЫ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2017-12-24

ТОЯМА СИГЭКИ. Сэнго-но рэшсигаку-то рэкиси исики. Иванами сётэн. Токио. 1973. 342+7 стр.

Книга историка-марксиста Тояма Сигэки, известного специалиста по новой и новейшей истории и историографии1 - первая в Японии монография, посвященная развитию марксистского направления в исторической науке страны после второй мировой войны. Автор не ставит перед собой задачу всестороннего историографического анализа: он стремится проследить, какие проблемы осознавались и ставились исследователями как актуальные с научной и политической точек зрения. Тояма объясняет выбор такого сюжета назреванием кризиса исторической науки и исторического образования в Японии, связанного с усилением националистической пропаганды в стране, настойчивыми попытками ее правящих кругов оторвать образование от науки, воспитать у народа антинаучные взгляды на государство и историю (стр. 11). Отсюда вытекает вторая задача автора - выявить достижения послевоенной японской историографии, на которые посягает правительство в нарушение обещанной конституцией свободы в области научного творчества. Поэтому естественно, что Тояма обращается к деятельности Общества исследования истории2 , объединяющего главным образом историков марксистского и прогрессивно-демократического направлений. После поражения японского империализма во второй мировой войне именно историки-марксисты активно выступили в защиту истории как науки, поставили широкий круг конкретных и теоретико-методологических проблем, явились инициаторами движения за свободу науки, за демократизацию исторического образования и тесную связь преподавания истории с результатами научных исследований.

Одна из первых проблем, поставленных Обществом исследования истории после возобновления его деятельности в 1945 г., - разоблачение антинародного характера японского монархического режима. Необходимость этого, по справедливому мнению Тояма, была обусловлена тем, что после капитуляции Японии правящие круги всеми силами старались сохранить монархию. Поэтому критика этого института способствовала формированию у народа правильного представления о реакционной роли императорского дома в истории страны. Важное значение имели конференция общества в январе 1946 г., на которой были проанализированы различные аспекты истории монархических режимов Японии и Европы, выпущенная в том же году книга "Как рассматривают монархию историки?"3 , серия статей Хани Горо4 (стр. 28 - 30).

Существенное внимание ученые-марксисты уделяли историческому образованию. Автор считает одной из особенностей послевоенной японской историографии выработку представителями разных направлений единого мнения об ответственности исследователей за историческое образование. Члены Общества исследования истории выступили с критикой учебника истории для начальной школы, подготовленного в октябре 1946 года. В этом пособии во главу угла по-прежнему ставился императорский дом, роль же народа, отношения между ним и правящими кругами искажались, ответственность последних за агрессивные войны завуалирована. Тояма приходит к выводу, что хотя министерство просвещения заявляло о стремлении преподавать историю с научных, объективных позиций, и при том историю народа, а не только императоров и аристократии, содержание учебника не отвечало этому курсу (стр. 65 - 67). Тем большим успехом марксистской историографии явилось фактическое признание министерством пяти-членной схемы периодизации истории (история первобытного, древнего, феодального общества, новая и новейшая история) в


1 Советскому читателю знакома работа Сигэки Тояма "Мэйдзи исин" (Крушение феодализма в Японии. М. 1959). Рецензируемая монография впервые была опубликована в 1968 г. Данное издание - 5-е.

2 Об этом обществе и его печатном органе см.: О. М. Японское историческое общество. "Вопросы истории", 1954, N 8; С. Л. Будкевич, И. Я. Бедняк. Обзор журнала "Рэкисигаку кэнкю" (Токио).

3 "Рэкисика-ва тэнносэй-о до миру-ка". Токио. 1946 (на япон. яз.).

4 Хани Горо. Тэнносэй-но каймэй (Беседы о монархии). "Майнити симбун", 1946, январь.

стр. 194


качестве основы для школьных учебников в 1951 году.

Важное значение Тояма придает общему собранию и годичной конференции Общества исследования истории, состоявшимся в мае 1949 года. Он рассматривает их в качестве рубежа деятельности всех японских историков. Автор мотивирует это тем, что собрание приняло резолюцию протеста против намерений правительства и американского оккупационного командования запретить Компартию Японии и тем самым ограничить свободу печати, собраний и организаций. Впервые организация японских профессиональных историков поставила на своей конференции методологическую тему "Об основных противоречиях общественных формаций". Были, в частности, заслушаны доклады Мацумото Симпачиро об основных противоречиях первобытного и древнего общества и Такахаси Кохачиро - о противоречиях феодального общества, в которых выявлялись закономерности всемирной истории. Доклады получили высокую оценку представителей общественных наук, в результате чего марксистская историография, как пишет Тояма, приобрела "права гражданства" в научном мире Японии (стр. 73 - 74). Организационным последствием конференции явилось упразднение существовавших в нем прежде секций истории Японии, истории Востока и истории Запада и создание новых секций - в соответствии с пятичленной периодизацией (стр. 76).

Осознание актуальности ряда проблем историками-марксистами и постановку общих тем на годичных конференциях общества Тояма связывает с внутренней и международной политической обстановкой. В начале 50-х годов на деятельности общества сказались война в Корее, вмешательство американских оккупационных властей во внутренние дела Японии: преследование коммунистов, роспуск профсоюзов, изгнание коммунистов и профсоюзных деятелей из правительственных организаций, органов информации, с важных промышленных предприятий. Прогрессивные исследователи, пишет автор, стремились поставить науку на службу борьбе за мир и демократию (стр. 92 - 93). Эти тенденции проявились при обсуждении на годичных конференциях таких тем, как "Этапы государственной власти" (1950 г.). "Проблемы наций в истории" (1951 г.) "О национальной культуре" (1952 г.). В 1949 - 1952 гг. усилилось внимание историков- марксистов к теории и методологии истории, а объект их исследования стал расширяться в сторону не разрабатывавшихся прежде проблем политической и культурной истории. Главный недостаток японской марксистской историографии тех лет Тояма видит в том, что не было найдено правильное соотношение между наукой и политикой (стр. 138 - 139).

Характерной тенденцией развития марксистской историографии в последующие три года был повышенный интерес к новой и новейшей истории и создание коллективных трудов. Одной из причин этого автор считает опубликование довольно большого числа мемуаров японских дипломатов и военных (Сигэмицу Мамору5 , Хаттори Такусиро6 и др.), оправдывавших свое поведение в годы второй мировой войны, что, естественно, потребовало критической оценки их писаний. Этой цели служили, в частности, пятитомный труд "История войны на Тихом океане" (1953 - 1954 гг.)7 , работа Имаи Сэйичи, Фудзивара Акира и Тояма Сигэки "История годов Сева" (Токио. 1955), издание которой повлекло за собой широкую дискуссию по теоретико-методологическим и конкретным проблемам новейшей истории Японии. Другая причина, по мнению Тояма, состояла в потребностях исторического образования (стр. 197). В 1954 - 1955 гг. в Токио вышел семитомный труд "Курс всемирной истории", в создании которого принимали участие и марксисты. Борьба против нового японо-американского "договора безопасности" (1960 г.) еще больше стимулировала интерес к всемирной истории, изучение всемирно - исторических проблем стало теснее связываться с международной политикой.

В середине 50-х годов наметился поворот к реакции в историческом образовании, усилилось вмешательство властей в науку и образование. В буржуазной историографии укрепились позиции сторонников иррационалистической интерпретации истории.


5 Сигэмицу Мамору. Сёва-но доран (Потрясения годов Сева). Токио. 1952 (на япон. яз.).

6 См. Хаттори Такусиро. Япония в войне 1941 - 1945 гг. М. 1973. Критический анализ японского издания этой работы см.: Б. Г. Сапожников. Концепции Хаттори Такусиро по истории второй мировой войны. "Современная историография стран зарубежного Востока". М. 1971.

7 "История войны на Тихом океане". В 5-ти тт. М. 1957 - 1958.

стр. 195


Все это, пишет Тояма, поставило марксистов перед необходимостью дальнейшей разработки теоретических и методологических проблем истории (стр. 215, 237). Из этого исходило Общество исследования истории, ставя на годичных конференциях темы "Теоретические проблемы периодизации истории" (1956 г.) "Методологический анализ послевоенной исторической науки" (1957 г.). Однако достигнутые результаты, как констатирует Тояма, оказались слабее, чем можно было ожидать, прежде всего в силу того, что на конференциях (особенно в 1957 г.) не удалось организовать плодотворного обсуждения поставленных тем, каждая секция предложила свою тематику, и общая дискуссия оказалась формализованной. Большую результативность имело участие марксистов в дискуссии 1955 - 1956 гг. с буржуазными историками, обществоведами и литераторами после выхода "Истории годов Сева". Сам Тояма отстаивал классовый подход к истории, выступал против абсолютизации случайного и индивидуального в истории, видя одну из задач исторической науки в "логическом выявлении исторического и социального существования человека" (стр. 228).

Тем не менее историки-марксисты добились заметных успехов в конкретных исследованиях, усовершенствовалась организация научной работы, углубилось понимание актуальности изучаемых проблем. Благодаря этому были созданы предпосылки для составления на годичной конференции 1962 г. долгосрочного плана научных исследований по двум главным направлениям - основные закономерности всемирной истории и их проявления в экономическом, политическом и идеологическом аспектах (стр. 295 - 296). Конкретизацией плана явилась разработка проблем истории Восточной Азии, необходимость которой вытекала, по словам Тояма, из опыта агрессивных войн в Корее и во Вьетнаме и активной роли Японии в создании восточноазиатского узла противоречий в новейший период (стр. 298). Вместе с тем данная тема поставила перед историками задачу анализа проблем империализма и антиколониализма, что отразила Декларация о создании Совета по исторической науке (1967 г.), в которой подчеркивалась важность борьбы "с империалистическими историческими взглядами" (стр. 302).

В заключение Тояма пытается подвести некоторые итоги развития японской историографии с 1945 г. по конец 60-х годов и выделяет ее характерные особенности. После войны многие историки осознали, пишет он, что без свободы исторического образования невозможны свобода и успехи исторической науки, поняли свою ответственность за формирование исторического сознания народа (стр. 309 - 310). Получила признание в научном мире марксистская историография, многие буржуазные ученые начали определять проблематику своих исследований под воздействием критики со стороны историков-марксистов (стр. 311 - 312). Немарксистские ученые стали придавать большее значение классовым различиям и классовой борьбе в истории, тенденция же изучения политической истории в связи с экономической, а культурной - в связи с политической и экономической превратилась, по мнению автора, в господствующую в японской историографии.

Данная тенденция характерна, конечно, далеко не для всех современных японских буржуазных историков. Признание частью немарксистских авторов экономической детерминированности политической истории само по себе не означает их отказа от буржуазных позиций, а внимание к проблемам истории классовой борьбы не выходит за рамки буржуазных теорий. Для японской буржуазной историографии типичными остаются плюралистский подход к объяснению исторического процесса и позитивистская методика исследования. Бесспорно, однако, что укрепление позиций японской марксистской историографии после второй мировой войны заставило буржуазных историков приспосабливаться к новым условиям, гибче реагировать на процесс развития исторической науки в стране, пересмотреть ряд устоявшихся традиционных концепций и представлений. В то же время антимарксистская направленность буржуазной историографии отчетливо отразилась в методологических исканиях буржуазных ученых, в частности в начавшемся с середины 60-х годов распространении неопозитивизма8 .

Наконец, для послевоенной японской историографии, по мнению Тояма, характерно расширение тематики исследований: быстро развивалось изучение новой и новейшей истории, теоретических и конкретных проблем всемирно-исторического процесса во взаимосвязи истории Запада и


8 Например: Камням а Сиро. Рэкиси тэцугаку (Философия истории). Токио. 1967 (на япон. яз.).

стр. 196


Востока, истории не исследовавшихся ранее регионов (мусульманских стран, Юго- Восточной Азии) (стр. 315 - 317).

Книга дает непредвзятое представление об условиях деятельности японских историков- марксистов, о понимании ими актуальных задач исторических исследований в свете борьбы против империализма, за мир и демократическое развитие Японии. Оценка заслуг и недостатков японской марксистской историографии в постановке исследовательских проблем и в борьбе за подлинно научное историческое образование в целом не вызывает возражений. Вместе с тем представляется необходимой более дифференцированная и четкая оценка политических и методологических позиций буржуазных историков по затронутым проблемам. В рамках японской марксистской историографии имеются существенные. концептуальные расхождения по ряду важных проблем теории общественно-экономических формаций и исторического развития Японии: о наличии рабовладельческой формации в стране, генезисе и хронологических рамках феодализма, буржуазной революции и стадиях капиталистического развития, периодизации японского империализма. Все эти вопросы, неоднократно обсуждавшиеся на конференциях Общества исследования истории и рассматривавшиеся в трудах его членов, нуждаются в доскональном историографическом анализе.


Комментируем публикацию: Рецензии. ТОЯМА СИГЭКИ. ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА И ИСТОРИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ ПОСЛЕ ВОЙНЫ


© С. С. ПАСКОВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.