Рецензии. Р. А. БИЛЛИНГТОН. ФРЕДЕРИК ДЖЕКСОН ТЕРНЕР. ИСТОРИК, УЧЕНЫЙ, ПРЕПОДАВАТЕЛЬ

Мемуары, воспоминания, истории жизни, биографии замечательных людей.

NEW МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ


МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ: новые материалы (2022)

Меню для авторов

МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Рецензии. Р. А. БИЛЛИНГТОН. ФРЕДЕРИК ДЖЕКСОН ТЕРНЕР. ИСТОРИК, УЧЕНЫЙ, ПРЕПОДАВАТЕЛЬ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2017-07-16
Источник: Вопросы истории, 1976-05-31

R. A. BILLINGTON. Frederick Jackson Turner. Historian, Scholar, Teacher. Oxford University Press. New York. 1973. 599 + X p.

Р. А. Биллингтон является директором Хэнтингтонской библиотеки (Калифорния), которая в настоящее время стала основным хранилищем документов и работ по колониальному периоду истории США, в том числе и бумаг Ф. Дж. Тернера (1861 - 1932 гг.), работавшего в этой библиотеке в последние годы своей жизни. Биллингтон придерживается тернерианской концепции о роли "подвижной границы" в истории США. С этих позиций он оправдывает, в частности, их войну с Мексикой. Поскольку Мексика не уступала США занятые пионерами земли, над которыми она потеряла всякий контроль, "война с нею, - заявляет Биллингтан, - стала столь же неизбежной, как смена дня и ночи"1 . Биллингтон разделяет и тернерианский тезис о значении "секционализма" в истории США. В этом плане он освещает борьбу, происходившую в США по вопросу об использовании государственных земель. Теория "подвижной границы" и теория "секционализма", утверждается в книге, изменили "понимание прошлого США американскими историками" (стр. V, 444).

Как опубликованными им ранее произведениями2 , так и своей новой работой Биллингтон стремится восстановить пошатнувшееся влияние концепции Тернера при помощи некоторой ее модификации. Вместе с тем в отличие от других последователей Тернера Биллингтон признает и такие факторы, как имущественное расслоение, широкое распространение наемного труда в сельском хозяйстве Запада, разграбление индейских земель, а также вытеснение плантаторами-рабовладельцами пионеров из плодородных долин Юго-Запада.

Как известно, основные положения теории "границы" сводятся к тому, что три века продвижения североамериканцев на Запад "раскрывали свободные земли (индейцев, населявших эти земли, Тернер в расчет не принимал. - М. Д.) и дары природы перед всем народом" (стр. 159), предоставляя "каждому" возможность занять участок для фермы. Это, по мнению Тернера, с которым солидаризируется и Биллингтон, обусловило экономическое "равенство", что принципиально отличало США от всех других стран. На "границе" происходило слияние пришельцев из разных "секций" (так Тернер именовал различные регионы США) и стран в американскую нацию; там складывалась американская "уникальная" демократия Продвижение на Запад сформировало "замечательные свойства американского интеллекта" (стр. 128) (к ним Тернер относил суровость и силу, проницательность и пытливость, практический склад ума, неугомонную энергию, "доминирующий индивидуализм... и сверх всего жизнерадостность и богатство, которые появились со свободой" (стр. 128). Тернерианская концепция "подвижной границы" является составной частью буржуазной теории "исключительности" США.

Пытаясь объяснить рост популярности концепций Тернера с конца 90-х годов XIX в., Биллингтон указывает на то, что его теория давала-де "понятное объяснение" изменениям в социально-экономической и политической жизни, происшедшим в это время в стране и крайне тревожившим американцев, вооружая массы "оптимизмом" и уверенностью в возможности преодолеть все трудности новой эпохи (стр. 185 - 186). По словам Биллингтона, неизбежным следствием продвижения "границы" Тернер считал осуществление энергичной экспансионистской политики, направленной на захват заокеанских владений и рынков (стр. 192), а также поддержку этой политики Т. Рузвельтом и В. Вильсоном (стр. 187). Однако он умалчивает о главном, а именно о том, что американские империалисты использовали концепции Тернера для оправдания своей экспансионистской внешней политики, а также как важное средство для сдерживания нара-


1 R. A. Billington. The Far Western Frontier 1830 - 1860. N. Y. 1956, p. 168.

2 R. A. Billington. Studies to American History. Manuscript Collections in Libraries of the United States. N. Y. 1952; "The Reinterpretation of Early American History". Ed. by R. A. Billington. N. Y. 1966; R. A. Billington. The American Frontier. Washington. 1965; ejusd. America's Frontier Heritage. N. Y. 1966; ejusd. Westward Expansion. A History of American Frontier. N. Y. 1967.

стр. 198


ставшей классовой борьбы трудящихся США.

В своей книге Биллингтон уделяет значительное место также рассмотрению второй из основных теорий, выдвинутых Тернером, теории "секционализма". Суть ее состоит в том, что США в первые десятилетия их истории изображаются как федерация неких "секций", отличавшихся друг от друга физиогеографическими и экономическими условиями, расовым и национальным составом и психологией населения. По мнению Тернера, взаимоотношения между "секциями" играли в США ту же роль, что и международные отношения в Европе. Отмечая, что Тернер считал "секционализм" таким же определяющим фактором американской истории, каким являлась "подвижная граница", Биллингтон вместе с тем подчеркивает, что "секционализм" никогда не занимал в историографии США такого же места, как теория "границы", а к 50-м годам XX в. американские историки его уже вообще не придерживались (стр. 471).

Характеризуя тернерианскую философию истории в целом, Биллингтон делает упор на ее плюралистический характер. Исторические события, пишет он, рассматривались Тернером как результат взаимодействия многочисленных факторов, не только политических, но и "экономических" и "социальных" (стр. 477 - 479). Вместе с тем Биллингтон специально подчеркивает, что сам Тернер не признавал примата экономических отношений среди социальных сил и "никогда не был экономическим детерминистом" (стр. 480, 490), а под "социальными силами" подразумевал "идеалы и культурные устремления" людей (стр. 482, 490). Как Тернер, так и Биллингтон отвергают определяющую роль классовой борьбы в истории общества, отрицают объективные закономерности развития общества, считая объективность "целью, недосягаемой для историка" (стр. 477). История, по их мнению, должна быть "слугой консервативной реформы" (стр. 478), противостоящей революционным тенденциям. Биллингтон считает эти консервативные выводы главным достоинством философии истории Тернера (стр. 476).

Касаясь критики теорий Тернера другими американскими историками, Биллингтон пишет, что еще в 1920 г., когда эти теории были общепринятыми в историографии США, Ч. А. Бирд заявил в статье, опубликованной в "New Republic", что теория "границы" изобилует ошибками и преувеличениями и игнорирует ряд важных факторов, в частности борьбу "между трудом и капиталом", и признал эту теорию непригодной в качестве основы для интерпретации прошлого США (стр. 361). Вскоре в журналах "The Historical Outlook" и "Yale Review" были опубликованы критические статьи Д. А. Алмэка и В. Ф. Райта (стр. 450, 451). Однако подавляющее большинство американских буржуазных историков в те годы считало теорию "границы" непогрешимой. Основная критика теорий Тернера развернулась уже после его смерти. Потрясения в социально-политической жизни страны, вызванные мировым экономическим кризисом, вновь поставили перед американскими буржуазными историками вопрос об основном содержании истории США. В 30 - 40-х годах критики теории "границы" заявляли, что большинство ее положений и выводов не подтверждено фактами и опровергается при тщательном их анализе, а воздействие "подвижной границы" на развитие США было Тернером намного преувеличено в сравнении с такими не менее важными факторами, как индустриализация, урбанизация, концентрация капитала и т. д. "Весомость этой критики, - пишет Биллингтон, - поставила под вопрос все значение Ф. Дж. Тернера в американской историографии" (стр. 451). Однако, отмечает автор, с 1950 г. американские историки вновь стали склоняться к поддержке теории "границы", поскольку, как считает Биллингтон, "тщательная проверка" показала, что Тернер был в основном прав (стр. 464).

Стремясь подкрепить теорию "подвижной границы", Биллингтон пытается на основе ряда выдержек из переписки и неопубликованных работ Тернера доказать, что критики этой теории неправильно поняли некоторые высказывания ее автора. Если Тернер и отводил "подвижной границе" большую роль в истории США, чем она в действительности играла, то он это делал, как заявляет Биллингтон, только потому, что стремился привлечь внимание историков "к одному из ключей к объяснению американской истории, которым до этого пренебрегали" (стр. 160 - 161). Биллингтон сообщает также, что еще в 1908 г. Тернер признал "географический детерминизм преувеличением" (стр. 454), а несколько позже разъяснил, что определяющим фактором в формировании основных черт "американского характера" были не

стр. 199


столько географические факторы, сколько условия жизни на Западе, создаваемые доступностью "свободных" земель (стр. 455). В книге отмечается также, что еще задолго до того, как было подвергнуто критике выдвинутое Тернером положение о стадиях заселения Запада (о последовательном продвижении "волн": охотников, скотоводов, рудокопов, фермеров-пионеров, оснащенных пионеров, городских жителей), он модифицировал его, признав, что последовательность этих "волн не была непреложной" и что наряду с охотниками и пионерами на Запад продвигались и земельные спекулянты (стр. 458). Как заявляет далее автор, Тернер еще в 1905 г. стал сомневаться в правильности своих прежних высказываний о том, что "Запад отсасывал с американских заводов избыток рабочих, являясь средством, сдерживавшим рабочий радикализм". В конечном счете, пишет Биллингтон, Тернер еще за много лет до выступления критиков пришел к заключению, что в связи с необходимостью очень больших затрат на создание фермы "прямой доступ к дешевым западным землям не был открыт для наиболее бедных людей из северо-восточных штатов и Европы", а потому "граница не была прямым предохранительным клапаном" (стр. 457). Приведя все эти разъяснения и поправки, Биллингтон формулирует вывод: "Теория границы не была совершенно безошибочной, но она значительно менее уязвима, чем изображали ее критики" (стр. 464). Концепции Тернера, заключает он, достаточно правильны, чтобы быть признанными и сегодня (стр. 459).

Утверждения Биллингтона нельзя считать обоснованными. Теория "подвижной границы", даже с учетом отмеченных выше поправок, создает не соответствующее действительности представление о социальных отношениях на Западе и воздействии "подвижной границы" на развитие США. Тернер, а вслед за ним и Биллингтон утверждают, например, что "свободные земли" предоставляли каждому равные возможности и в результате этого возникла "уникальная американская демократия", которая якобы "подняла народ к экономической, а следовательно, и к политической власти" (стр. 461). Приводимые многими американскими авторами данные полностью опровергают легенду о "равных возможностях" поселенцев, а история США неопровержимо доказывает несостоятельность мифа об этом государстве как стране народовластия. Биллингтон и сам признает, что в теории "подвижной границы" имеется ряд противоречий. "Как могла граница, - спрашивает он, - одновременно порождать, как утверждал Тернер, и национализм и местный патриотизм?" (стр. 462). Трудно совместить также, пишет Биллингтон, положение Тернера о том, что "опыт границы" утверждал в характере пионеров "стойкий индивидуализм", с его посылкой, что кооперирование поселенцев для строительства дорог, жилья и т. д. было на границе более необходимым, чем свобода личности, так как без этого пионерские поселения не смогли бы выжить. Тернер пытался, как отмечает Биллингтон, разрешить это противоречие, выдвинув тезис о формировании на границе особого американского индивидуализма - "скваттерского идеала", сводившегося к полной свободе в присвоении плодородного участка, лесной делянки и т. д. Но, заявляет автор, Тернер вынужден был сам себе задать вопрос: как может быть согласован "скваттерский идеал" с пионерским "идеалом демократии" в условиях XX в., когда лучшие ресурсы страны уже находились в частном владении? Если сохранился "скваттерский идеал", богачи и корпорации, пишет Биллингтон, смогут монополизировать оставшиеся ресурсы в ущерб общественному благу. Если же выжил "демократический идеал" и благо общества признается высшим, чем частные интересы, то "должно быть принесено в жертву пресловутое право личности на экономическую свободу" (стр. 463). Нам думается, что Тернер не мог преодолеть противоречий своей теории "подвижной границы" именно потому, что социальные отношения на границе не были такими, какими их представляла эта теория. Несостоятельную по самому своему существу концепцию Тернера не могли улучшить никакие поправки и модификации.

Советские историки уделили значительное внимание критическому анализу концепции Тернера и исследованию значения "подвижной границы" в развитии США3 .


3 Н. Н. Болховитинов. Доктрина Монро. М. 1959; его же. О роли "подвижной границы" в истории США. "Вопросы истории", 1962, N 9; его же. О механизме действия "предохранительного клапана" в истории США. "Новая и новейшая история", 1970, N 4; М. В. Демиховский. Еще к вопросу о теории "предохранительного клапана". "Вопросы истории", 1965, N 1; его же. О "подвижной границе" и государственных землях США. "Основные

стр. 200


"Подвижная граница", конечно, являлась одним из важных факторов в истории США. Тернер привлек внимание американских историков к исследованию экспансии на Запад, к проблеме своеобразия развития США. Но его концепция является ложной, потому что исходит исключительно из географических условий и расовых моментов. Тернер и его последователи отрицают определяющую роль классовых противоречий и классовой борьбы в историческом процессе4 . Попытки тернерианцев представить искони заселенные индейцами земли Запада как "свободные", равно как и миф о якобы "равных возможностях" пионеров и новопоселенцев на западных землях, извращают подлинную историю. Имущественное положение пионеров вовсе не было одинаковым. На новых землях социальное расслоение еще более углублялось.

К. Маркс и В. И. Ленин вскрыли внутреннюю противоречивость процесса колонизации Запада и ее влияния на развитие США. Они показали, что колонизация, с одной стороны, тормозила развитие капитализма, с другой - расширяла его сферу5 . Не соответствует действительности и положение о рождении на границе "уникальной" американской демократии. Во- первых, источником демократии в США, как и повсюду, являлась не "граница", а борьба народных низов. Сама возможность получения дешевых участков на Западе была результатом борьбы демократических слоев населения всей страны. Во-вторых, государственный строй США вплоть до конца Гражданской войны являлся прикрытием преобладания рабовладельцев в управлении страной. Что же касается философии истории, то здесь Тернер стоял на субъективистских и эклектических позициях.


проблемы истории США в американской историографии". Сборник статей. М. 1971; его же. Колонизация земель Запада и особенности развития капитализма в США. "Вопросы истории", 1973, N 5; А. В. Ефимов. США. Пути развития капитализма. М. 1969.

4 А. В. Ефимов. Указ. соч., стр. 651.

5 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 19, стр. 305; т. 21, стр. 264; т. 23, стр. 779-781; т. 32, стр. 327; т. 34, стр. 291; В. И. Ленин. ПСС. Т. 16. стр. 216; т. 17, стр. 129; т. 27, стр. 211 - 212.

 


Новые статьи на library.by:
МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ:
Комментируем публикацию: Рецензии. Р. А. БИЛЛИНГТОН. ФРЕДЕРИК ДЖЕКСОН ТЕРНЕР. ИСТОРИК, УЧЕНЫЙ, ПРЕПОДАВАТЕЛЬ

© М. В. ДЕМИХОВСКИЙ () Источник: Вопросы истории, 1976-05-31

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.