публикация №1440444697, версия для печати

Рецензии. СЕН-СИМОН. МЕМУАРЫ


Дата публикации: 24 августа 2015
Автор: О. С.
Публикатор: Алексей Петров (номер депонирования: BY-1440444697)
Рубрика: МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ
Источник: (c) Историк-марксист, № 2-3(042-043), 1935, C. 154-156


Избранные части "Подлинных воспоминаний герцога де Сен-Симона о царствовании Людовика XIV и эпохе регентства". Перевод и комментарий проф. И. М. Гревса. Статьи И. М. Гревса и Ц. Фридлянда. Т. I. М. -Л. "Academia" 1934, 510 стр., ц. 8 р., пер. 2 р.

 

Задача издания мемуаров Сен-Симона состояла в том, чтобы, с одной стороны, познакомить советского читателя с малодоступным ему по своей громоздкости, но представляющим больший интерес историко-литературным памятником одного из наиболее ярких периодов в истории Франции, а с другой - дать представление о самой эпохе.

 

Надо отметить сложность, которую представляет сочетание этих двух целей при необходимости "уложить" 20 томов дневника, охватывающего 32-летний период, в "прокрустово ложе" двухтомника.

 

Составитель сборника И. М. Гревс имел перед собой ряд неудачных опытов "препарирования" мемуаров Сен-Симона во французских сборниках отрывков. Поэтому он прежде всего задался целью избежать присущей им удручающей калейдоскопичности. В основу отбора частей и их распределения он положил политическую тему - падение монархии. "Тому или другому отрывку отдавалось предпочтение не в силу его внешней занимательности... а в силу его выразительности и содержательности его по отношению к указанной основной теме" ("О принципах данного издания", с. 471).

 

Хотя на основании одного первого тома трудно судить о том, насколько результаты отбора соответствуют поставленной цели (в заключительной части II тома намечено обрисовать регентство и "бросить взгляд на ближайшие последствия царствования Людовика XIV", с. 472), однако и в рассматриваемом томе достаточно отчетливо звучит тема падения монархии.

 

Особенно характерны в этом отношении последние отрывки, из которых один знакомит нас - в связи с вопросом о престолонаследии-с пороками и преступлениями королевской семьи, что заставляет Сен-Симона говорить о "колеблю-

 
стр. 154

 

щемся троне" (с. 443); другой рисует "в натуральную величину" картину "искусственно вызванного голода" 1708 - 1709 гг., "опустошившего страну", доведшего государство до последней крайности (с. 452). Даже такой умеренный и осторожный оппозиционер как Сен-Симон - аристократ, строящий планы возврата к феодальному господству дюков и пэров, - приходит в негодование от хищнической финансовой политики короля и его министров и грабительской практики откупщиков и интендантов. При всем его пиэтете к королю, у него вырываются такие фразы и определения: "Особенно странно было, если выражаться осторожно, что король присвоил себе суммы, получавшиеся от сборов для бедных... и финансовые чины взыскивают их публично... как отрасль королевских доходов... даже не меняя их наименования". С этой же точки зрения Сен-Симон трактует крушение попыток Вобана и Вуагильбера облегчить и упростить обложение при помощи "десятины".

 

Составителю сборника удалось показать, что мемуары Сен-Симона дают не только богатый материал для исторического построения (что дало возможность А. Н. Савину широко использовать их для характеристики социально-экономических отношений и быта эпохи Людовика XIV), но и некоторый анализ тех язв, которые разъедали Францию.

 

В предпосланном "Мемуарам" очерке "Франция на рубеже XVIII века" т. Фридлянд дополнил их мало известными материалами памфлета Лейбница, противопоставив им более глубокую критику этого царствования у буржуазных и мелкобуржуазных публицистов XVIII в. - Мелье и Марата. Сен-Симон остался в плену и у религии и у феодально-монархических идеалов своего класса и ограничился лишь тем, что в лице дофина, герцога Бургонского, тайно подготовлял короля, "проникнутого идеей блага народа", на знамени которого начертал девиз: "Король создан для подданных, а не подданные для него" (с. 412).

 

Следует отметить что, т. Фридлянд несколько увлекся более остроумным, чем верным суждением Мармонтеля, будто "Сен-Симон видит во Франции только аристократию, в аристократии - только герцогов, а среди герцогов- только самого себя" (с. 38). Поэтому с ним нельзя согласиться, что "вся огромная масса фактов исторических сведений, критических замечаний о короле и его приближенных, о министрах и любовницах, об интендантах и поэтах служит одной цели - показать абсолютизм Людовика XIV как орудие подавления знати и "возвышения неблагородных" (с. 38). Если бы это было так, то "Мемуары" конечно издавать в наше время не стоило бы.

 

Для ознакомления с внешней политикой и почти беспрерывными войнами Людовика XIV в сборнике даны яркие и характерные отрывки из "Мемуаров". Один из них - описание блестящего парада-маневров 60-тысячной армии в присутствии двора и иностранных послов, цель которого, по словам Сен-Симона, "блеснуть перед Европой своим могуществом, которое она считала истощенный всеобщей и долгой войной" (1688 - 1697). В результате этой "невероятной" по своему великолепию демонстрации, "ужаснувшей всю Европу, по отчетам иностранцев", "не было полка, который бы не разорился на долгие годы и в солдатском, и офицерском своем составе" (с. 125).

 

В отрывке об "Испанском наследстве" Сен-Симон обнаруживает большую осведомленность относительно тайных дипломатических интриг испанского королевского совета, а также всех деталей обсуждения вопроса о принятии "наследства" в совете Людовика XIV "у г-жи де-Ментенон". При этом любопытно отметить, что в числе мотивов, приводимых канцлером, Сен-Симон не забывает упомянуть и чисто экономические расчеты: "ослабление торговли и колониального могущества англичан и голландцев в Индии составляют наш общий (с Испанией - О. С. ) интерес, и настолько сильный, что он будет господствовать над остальными"; и дальше: "Нашему государству" этот союз двух могущественных монархий, соприкасающихся друг с другом повсюду, обещает по меньшей мере обогащение торговлей с Индиями, обоим же государствам позволит авторитетно вмешиваться в международные дела, а впоследствии задавать тон всей Европе" (с. 144).

 

Рост промышленной буржуазии и насаждение Кольбером мануфактур находят слабое освещение в "Мемуарах" Сен-Симона. Можно вполне присоединиться к И. М. Гревсу в том, что Сен-Симон "отлично разбирается в исторической роли иезуитов, подвергает верной критике религиозную, финансовую и военную политику Людовика XIV" и что "историк, вооруженный диалектическим методом, много почерпнет из этого удивительного памятника" (с. 26, 33).

 

Перевод тщателен и близок к подлиннику (за исключением нескольких нерусских оборотов, шероховатостей, вроде: "не менее честного и добродетельного человека, чем способного к своему ремеслу..." (с. 440); "подкладке, которая скрывалась под распространением гугенотов", "буржуазия, которая шла в гугенотство" (с. 31) и т. д.). Десятка два снимков с гравюр, преимущественно портретов, иллюстрируют эпоху. Нельзя только мириться с опечатками. Особо следует отметить операцию над цитатой из Ленина, произведенную т. Фридляндом на с. 41 - 42 его вступительного очерка. Ленин писал; "Забвение гро-

 
стр. 155

 

мадной самостоятельности и независимости "бюрократии" есть главная, и коренная и роковая ошибка..." Соч., т. XV, с. 309). В очерке т. Фридлянда это место выглядит следующим образам: "Колебания между двумя классами и (дальше начинается "цитата" - О. С. ) "громадная независимость царской власти и бюрократия" - характерные особенности абсолютизма (Ленин, т. XV, с. 309)".

 

За такой недопустимый метод "цитирования" несет ответственность и т. Фридлянд и поощряющее подобные искажения цитат издательство "Academia".

Опубликовано 24 августа 2015 года


Главное изображение:

Полная версия публикации №1440444697 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ Рецензии. СЕН-СИМОН. МЕМУАРЫ

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network