Развитие пастбищного скотоводства в КНР

Актуальные публикации по вопросам географии и смежных наук.

NEW ГЕОГРАФИЯ


ГЕОГРАФИЯ: новые материалы (2022)

Меню для авторов

ГЕОГРАФИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Развитие пастбищного скотоводства в КНР. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2021-01-20

Пространства с травяным покрытием, по оценке китайских ученых, занимают в Китае 400 млн га, или 41% его территории. Они включают различного рода степные угодья в северной половине страны, охватывающие 300 млн га, и поросшие травами горные склоны на юге и севере КНР площадью 80 млн га; более 13 млн га составляют отмели, где прозябает трава, а также насчитывается в общей сложности 7 млн га сравнительно мелких травянистых участков 1 . По общей площади степных угодий Китай занимает 2 место в мире, располагая 15% всех степей планеты. Под пастбища широко используются полупустыни и песчаные пустыни. Все эти земли являются естественной базой для развития животноводства.

Большую часть территорий с травяным покровом (Внутренняя Монголия, Нинся, Цинхай, Тибет, Синьцзян...) издавна заселяли различные народности, ныне называемые в Китае национальными меньшинствами, основным занятием которых было кочевое скотоводство.

Огромные пастбищные пространства, на первый взгляд, создают бескрайний простор для разведения животных. В действительности, однако, это не совсем так. В северной половине КНР, где размещены степные угодья и вплоть до настоящего времени практикуется пастбищное скотоводство, значительные площади не освоены. Примерно 40% всех степей не имеют водных источников, водопои отсутствуют.

Производительность степей в различных климатических условиях существенно колеблется. Типы травяных земель в Китае разделяются по зонам, климату, растительному покрову; всего насчитывается 17 крупных категорий, 37 разрядов и более 1000 видов пастбищных угодий. В поясе сухих степей продуктивность одного гектара составляет в среднем 7,5 центнеров зеленой массы, степные пастбища дают 15-20 ц и даже на луговых степях - наиболее продуктивных - урожай зеленой массы обычно не превышает 38 ц/га 2 . При такой низкой производительности пастбищ скотоводство по необходимости вынуждено было принять кочевой характер.

Народная революция принесла большие изменения в жизнь скотоводов. В ходе демократических преобразований в степных районах были упразднены тысячелетние особые права князей и феодалов на пастбища, провозглашена политика "свободного выпаса скота" 3 . Новая власть с первых же лет стала оказывать скотоводам помощь в улучшении их быта и производственной деятельности: была организована подготовка ветеринаров и техников по животноводству, развернута борьба с эпизоотиями и болезнями животных, налажена племенная и селекционная работа, созданы пункты по осеменению скота, стала внедряться практика заготовки на зиму кормов (сена). Одновременно были ус-


Курбатов Владимир Петрович, доктор экономических наук, профессор Московского государственного лингвистического университета.

стр. 110


тановлены относительно рациональные цены на скот и продукцию животноводства, улучшено снабжение местного населения потребительскими товарами. Все это способствовало экономическому развитию национальных районов, подъему жизненного уровня их обитателей.

С течением времени политика "свободного выпаса скота" породила ряд сложных проблем. Правил хозяйственного пользования пастбищами фактически не существовало, о поддержании их продуктивности не заботились. Пока скота было сравнительно мало и нагрузка на степи невелика, эти упущения оставались малозаметными. Тем не менее в местах, отличающихся обильными травами и водопоями, нередко возникали споры и ссоры. Старая традиция "полагаясь на небо, перегонять скот и пасти его" постепенно изживала себя.

Отношение к пастбищному скотоводству в Китае долгое время было неоднозначным. С одной стороны, власти содействовали его развитию, в той или иной степени улучшали благосостояние скотоводов-кочевников; с другой, - существовало мнение, что производственный потенциал пастбищного скотоводства низок, возможности его малы, и мириться с ним приходится лишь постольку, поскольку это образ жизни и способ хозяйственной деятельности некоторых национальных меньшинств; и то, и другое для китайского населения было глубоко чуждым, не совместимым с требованиями здравого смысла. Великолепные естественные пастбища рассматривались китайцами лишь как неосвоенные земли, поросшие "бурьяном да сорными травами" 4 . Именно на эти земли в середине 50-х гг. был направлен первый поток переселенцев из густонаселенных провинций КНР 5 , что уже тогда вызвало в некоторых местах напряженность во взаимоотношениях пришлого китайского населения с коренными обитателями. Переселенцы занимали наиболее плодородные и хорошо увлажненные участки лугов и степей, а различные ведомства бесконтрольно отводили себе огромные земельные пространства для предприятий и других нужд 6 .

Переселение из густонаселенных провинций активизировалось в годы "большого скачка" (1958-1960) и особенно - в период "культурной революции" (1966-1976). Приток новоселов в скотоводческие районы сопровождался широкомасштабным подъемом "целины", т.е. распашкой естественных пастбищ. К концу 70-х гг. в пашню было превращено 100 млн му (6,7 млн га) степных угодий 7 . Эти земли находились в местах относительно хорошего увлажнения, многие из них служили зимними пастбищами. Распашка их заметно ухудшила условия выпаса скота. Во- первых, животноводы вынуждены были интенсивнее использовать более бедные и сухие пастбища, что существенно повлияло на истощение их кормовых ресурсов; во-вторых, снизилась обеспеченность скота кормами в зимнее время. Бескормица и падеж животных в зимне-весенний период стали обычным явлением, нанося обитателям степей большой экономический урон.

Распашка "целины" всемерно поощрялась; более того, от животноводческих уездов власти требовали все больше и больше зерна, и единственным способом удовлетворить эти требования было вовлечение в оборот новых земель 8 . Под плуг пошли и те земли, которые мало подходили для земледелия. Скудные осадки в степной полосе достаточны для прозябания местной травяной растительности, но для возделывания сельскохозяйственных культур их явно не хватает. В отдельные годы урожаи не возмещали даже высеянных семян 9 . К тому же для большей части степных пространств характерны легкие песчаные почвы и сильные ветры. Результаты "слепого" расширения пашни оказались плачевными. Нарушение естественного покрова во многих местах "освоения целины" вызвало быстрый процесс опустынивания и даже образования подвижных песков; ухудшились климат и гидрологические условия 10 . Так, в Ордосе (аймак Икэчжао) "распашка одного му целины превращает три му пастбища в пустыню" 11 . Как говорило местное население: "В первый год

стр. 111


распахиваем пастбища, на второй - собираем урожай зерна, на третий год - земля превращается в песчаную пустошь" 12 . За 20 лет (1958-1978) здесь 400 тыс. га пастбищных угодий трансформировались в пустыню и 800 тыс. га были занесены песком. Ради сиюминутной выгоды, сетовала центральная пресса, нанесен ущерб, который будет ощущаться в течение столетий 13 . Подобные явления наблюдались и в других местностях. Дезертификация охватила обширные пространства, став одним из национальных бедствий КНР.

Таблица N 1

Рост населения в окраинных районах КНР

в тыс. человек

 

 

1953

1957

1964

1982

1990

1995

1999

КНР

582604

646530

694582

1008175,3

1133682,5

1211210

1259090

Хэйлунцзян

11897

14860

19835

32665,5

35214,9

37010

37920

АРВМ

6100

9200

11775

19274,3

21456,8

22840

23620

Цинхай

1677

2050

2337

3895,7

4456,9

4810

5100

НХАР

-

1810

2112

3895,6

4655,4

5130

5430

СУАР

4874

5640

8234

13081,7

15155,8

16610

17740

в %%

 

 

1953

1957

1964

1982

1990

1995

1999

КНР

110

111,0

119,2

171,3

194,6

207,9

216,1

Хэйлунцзян

100

124,9

166,7

274,6

296,0

311,1

318,7

АРВМ

100

150,8

193,0

316,0

351,7

374,4

387,2

Цинхай

100

122,2

139,4

232,1

265,8

286,8

304,1

НХАР

 

 

100,0

116,7

215,2

260,0

283,4

300,0

СУАР

100

115,7

169,0

268,4

311,0

340,8

364,0

Жэньминь жибао, 1954. 1 ноября. 1982. 28 октября. 1990. 7 ноября. Вэйдады шинань (Великое десятилетие). Пекин. 1959. С. 9; Чжунго тунцзи няньцзянь (Статистический ежегодник Китая) 1996; 2000.

Негативное воздействие массового переселения на общую ситуацию в районах пастбищного скотоводства проявилось и в массовой неупорядоченной вырубке лесов. Переселенцы остро нуждались в строительных материалах и топливе, в площадях под поля и огороды. В окрестных горах и предгорьях началось быстрое сведение лесов. Вот как описывала этот процесс и его последствия китайская пресса: В южной части Большого Хингана до начала "культурной революции" население было малочисленным, а леса густыми и обширными. Со второй половины 60-х годов население здесь непрерывно увеличивалось за счет переселенцев, а леса беспорядочно вырубались. В результате по прошествию нескольких лет изменился климат, заметно сократилось количество выпадающих осадков, усилились ветры, несущие песок. Окрестным степям был Нанесен непоправимый урон, часть их деградировала 14 .

В 60-е и особенно в 70-е годы огромные пространства пастбищ пострадали от неумеренной пастьбы скота ( хотя чрезмерный выпас продолжается и в настоящее время). Сокращение степных угодий - это уменьшение кормовой базы. В то же время поголовье скота повсеместно росло, и уже в 60- е годы стал складываться дисбаланс между количеством скота и наличием кормов. Усиление нагрузки на пастбища привело к прогрессивному падению их продуктивности. На больших площадях произошло изменение флористического состава: в травостое сократилось общее и видовое количество кормовых трав и заметно увеличилось обилие несъедобных и ядовитых растений, снизился объ-

стр. 112


ем зеленой массы на единицу площади 15 . Произошло изреживание травяного покрова, что в ряде мест способствовало раздуванию песков, возникновению заносов, усилился процесс опустынивания. К середине 70-х годов песчаным заносам, эрозии, засолению и деградации подверглись около 47 млн га, или 21,2% степей, пригодных для выпаса скота 16 . В конце 80-х гг. по разным причинам деградировали и по существу выпали их хозяйственного оборота уже 86,7 млн га, то есть 27,5% всех пастбищ 17 .

Деградация пастбищ сопровождалась и в немалой степени была усугублена серьезными социально-экономическими потрясениями в Китае, болезненно отразившимися на жизни всех народностей. В конце 50-х гг. в ходе "большого скачка" было проведено поспешное объединение скотоводов в производственные кооперативы (народные коммуны) и почти одновременно пересмотрены (понижены) цены на животноводческую продукцию. Голод, поразивший Китай в 1960-1961 гг., был несчастьем и для обитателей степей. Однако наиболее тяжкие испытания выпали на долю национальных меньшинств в годы "культурной революции". Под воздействием левацких настроений всемерно насаждалась уравниловка, "отрубались хвосты" частной собственности, ограничивалось и даже запрещалось содержание скота в личном хозяйстве. Широко развернулись гонения на местные обычаи и традиции, закрывались и разрушались культовые сооружения, прекратилось обучение детей на родном языке, интересы коренного населения игнорировались. Многие кадровые работники (представители национальных меньшинств) "ложно или ошибочно" были обвинены в национализме и подвергнуты репрессиям 18 .

Оценивая политические последствия "культурной революции", заместитель председателя ПК ВСНП Уланьфу отмечал, что "ошибки, связанные с расширением классовой борьбы по национальному вопросу", приняли в тот период особенно серьезный характер и нанесли огромный вред национальным кадрам и населению 19 . Все это в корне подрывало трудовую активность национальных меньшинств и крайне неблагоприятно отразилось на развитии пастбищного скотоводства.

После смерти Мао Цзэдуна и ареста "банды четырех" (осень 1976 г.) появилась возможность заново осмыслить обстановку в стране, а также и в степных районах. Со второй половины 70-х годов' в центральной и местной печати появилась масса публикаций о бедственном положении скотоводов и о разрушении пастбищных угодий 20 . Ученые и специалисты в категорической форме требовали прекратить распашку степей, так как это влечет за собой неисчислимые экономические потери. Осваивая степную "целину", сетовала пресса, мы получили горсть зерна и потеряли необъятные пространства естественных пастбищ. Этот ущерб будет ощущаться в течение столетий 21 . Экологические последствия распашки оказались столь неблагоприятными, что было признано целесообразным изъять из обработки часть земель и вернуть их под пастбища.

После третьего пленума ЦК КПК (1978) в КНР был принят ряд документов, где указывалось на необходимость уменьшить "бремя крестьян" и "предоставить народным массам передышку". Особенно важную роль сыграл Циркуляр ЦК КПК (Постановление N 31) о работе в Тибете, выработанный в апреле 1980 г. секретариатом ЦК КПК. Он был обнародовал 15 мая на расширенном заседании парткома Тибетского автономного района. В нем, в частности, говорилось о необходимости выправления ошибок, допущенных в ходе проведения социалистических преобразований в сельскохозяйственных и животноводческих районах (1970), когда в результате вмешательства ультралевой линии к "классу" кулаков была отнесена "часть зажиточных крестьян и скотоводов" 22 .

В течение лета 1980 г. этот Циркуляр был обсужден и принят к исполнению во всех автономных районах и провинциях, где проживают националь-

стр. 113


ные меньшинства. Так, совещание парткома Нинся - хуэйского автономного района сочло, что выдвинутые установки по работе в Тибете "в основном" соответствуют условиях их автономного района. На совещании был признан факт "медленного развития экономики и все еще очень низкого уровня жизни народа", решено увеличить земельную площадь, отводимую для ведения личного хозяйства, и не ограничивать количество домашнего скота в семьях земледельцев и скотоводов. Примерно такой же документ был принят парткомом Синьцзян - уйгурского автономного района. 23

Одновременно развернулась работа по исследованию состояния пастбищных угодий. Для предотвращения их дальнейшей деградации предписывалось в возможно широких масштабах проводить в степях посадки деревьев и посевы трав, налаживать многоотраслевое хозяйство с упором на животноводство и разведение лесов. В январе 1980 г. было учреждено Китайское общество по изучению степей.

Трудности в развитии пастбищного скотоводства в немалой степени определяются тем, что оно распространено на обширных малонаселенных территориях со сложными климатическими условиями, где обычны стихийные бедствия (засухи, ветры, снежные бураны и, как ни странно - наводнения) 24 . Здесь плохо развита инфраструктура, прежде всего транспортная сеть и крайне отсталая материально-техническая база. К концу 70-х годов в основных животноводческих районах КНР в среднем на каждый миллион му (67 тыс га) приходилось по 20 колодцев, 1 трактору и 3 сенокосилки 25 . Основными энергетическими ресурсами здесь оставались тягловая сила скота и сила человека.

В экономике скотоводческих районов преобладало натуральное хозяйство, товарно-денежные отношения вплоть до 80-х гг. находились в зачаточном состоянии. Скотоводы в своем большинстве вели кочевой образ жизни. К началу 80-х гг. в КНР насчитывалось 3279 тыс. семей, занимавшихся скотоводст вом, из них лишь 13% (426 тыс. семей) жили оседло 26 .

Китайская печать отмечает крайнюю недостаточность средств, выделенных государством на обустройство степей. С 1949 по 1985 гг. в степные районы на севе ре КНР было вложено 4,6 млрд юаней, т.е. за все это время в среднем по 1,39 ю ь 1 му (20,85 ю на 1 га) пастбищ 27 . Призывы спасти степи, высевать травы, насаждать деревья и т.п. давали ограниченный эффект (явно несопоставимый с нанесенным ущербом) прежде всего из-за скудного финансирования.

С начала 80-х годов в Китае ведутся поиски наиболее удачных форм производственной организации в сельском хозяйстве. В степных районах, как и повсюду в стране, возникли различные виды производственной ответственности, которые постепенно свелись к семейному (подворному) подряду; возникли и индивидуальные хозяйства.

Появление новых форм хозяйствования позволило реформировать политику "свободного выпаса скота", когда степи по существу оставались бесхозными. Пионером в этом деле выступила Внутренняя Монголия. Заново были опубликованы "Правила управления степями АРВМ" 28 . Одновременно стала устанавливаться система ответственности за распоряжение, пользование строительство и охрану степей. Увязывание системы производственной ответственности (и индивидуальных хозяйств) с установлением ответственности за распоряжение степями вылилось в "систему двойного подряда", охватившего и скот и степи, то есть скотоводы не только получили относительное право самостоятельно распоряжаться скотом, но и право самостоятельного хозяйствования на отведенной им части степных пастбищ. Каждой производственной единице (семье) были определены размеры участков степей, переходящих в еепользование, составлены соответствующие акты и выданы свидетельства на пользование пастбищами 29 .

стр. 114


Проведение указанной реформы, очевидно, должно было положить конец кочевому скотоводству или серьезно ограничить его. Тем самым она коренным образом затрагивала не только форму хозяйственной деятельности, но и образ жизни многих представителей национальных меньшинств. Возможно, что какая-то часть кочевников восприняла это новшество, но, по-видимому, далеко не все. Хотя "система двойного подряда" стала широко распространяться, а летом 1985 г. был принят "Степной кодекс КНР" 30 , даже в конце 80-х гг. правила пользования степями "оставались неясными". Это, по мнению Ло Цзиньжэня, коренная причина деградации степей на больших площадях, а непосредственная причина деградации - чрезмерная пастьба скота 31 . Передача скотоводам подряда на степи не решила проблему чрезмерной нагрузки на пастбища.

К тому же, как свидетельствует китайская пресса, вплоть до конца XX в. не удалось осуществить ни должного внедрения подрядной системы в скотоводческих районах, ни закрепления степи за хозяйственными единицами 32 .

Важное значение придается созданию "искусственных" (рукотворных) пастбищ. Обращается внимание на то, что в зарубежных странах эта проблема успешно решается. Так, в Канаде площадь искусственных пастбищ составляет к общей их площади 20%, в Новой Зеландии - 80%, а в Китае - всего 3% 33 . Хотя устройство искусственных пастбищ требует крупных капиталовложений, эффективность их намного превышает естественные; стоимость произведенной продукции с одного гектара может достичь 1200-1500 юаней, то есть увеличиться по сравнению с нынешним уровнем на естественных пастбищах более чем в 50 раз 34 .

Одновременно рекомендуется превращать обширные участки степей в заказники, на которых выпас скота временно приостанавливается. Это может не только предотвратить деградацию пастбищ, но и способствовать их восстановлению: увеличивается количество кормовых трав, повышается высота и плотность травостоя, возрастает коэффициент травяного покрытия. Специалисты настойчиво убеждают скотоводов ежегодно в плановом порядке поочередно закрывать для пастьбы часть степей, чтобы способствовать их возрождению.

В некоторых местах привычное пастбищное скотоводство пытаются заменить стойловым содержанием животных. Северная часть провинции Шэньси - традиционный район пастбищного овцеводства. Однако в последние десятилетия здесь произошли существенные перемены. В 60-е и 70-е годы в этих местах активно осваивали "целину", отчего площадь выпаса сократилась на 20 тыс. га (часть распаханных земель превратилась в песчаную пустошь). Занятие земледелием оправдывает себя лишь при тщательной обработке полей, поэтому потребность в рабочей силе резко возросла. Прежде мужчины пасли скот на отдаленных пастбищах, а женщины вели домашнее хозяйство. Теперь же мужчины заняты на полях, а для пастьбы овец приходится нанимать специальных пастухов, платя им за каждую голову по 35-40 юаней 35 . Уменьшение площади выпаса сузило кормовую базу, травы не хватает, и овцы часто пребывают в полуголодном состоянии. При таких условиях поставлять на рынок пользующуюся спросом полноценную баранину почти невозможно. В результате доход от содержания овец оказывается более чем скромным, а иногда вообще отсутствует.

Возникли трудноразрешимые проблемы и в озеленении окрестных территорий. Ежегодно проводятся кампании по высадке деревьев и посевам трав. Но нередко на этих же местах пасется скот, и все работы по озеленению идут насмарку, что вызывает у людей вполне понятное недовольство: "Леса сажаем каждый год, а леса не видим!" 36 .

Переход к стойловому содержанию скота позволяет устранить ряд неувязок и дает ощутимые выгоды. Однако необходимо решить проблему фуража, а именно: как использовать отходы полеводства в качестве корма для овец. В прессе приводятся более или менее удачные рецепты обработки расти-

стр. 115


тельных остатков (соломы, стеблей и пр.), но все это находится пока еще на стадии экспериментального исследования. Вряд ли возможно в масштабе всей страны заменить пастбищное скотоводство стойловым содержанием, но в отдельных местах такая практика может быть полезна и выгодна.

Помимо степей, в северной половине страны, где недостаток кормов серьезно ограничивает рост поголовья, Китай располагает обширными пастбищами в горных и холмистых районах на юге общей площадью около 67 млн га 37 . Здесь весьма благоприятные условия для разведения травоядных животных, особенно крупного рогатого скота: теплый климат (среднегодовая температура обычно превышает +13 о С), продолжительный безморозный период (порядка 280 дней в году), достаточное количество осадков (до 2000 мм). Пастбища отличаются высокой продуктивностью, каждый гектар дает более 100 центнеров зеленой массы, при этом травы обладают высокими кормовыми достоинствами. По мнению китайских специалистов, один гектар пастбищ в южных районах по объему зеленой массы равен 3,2 га в зоне северных луговых степей или же 5,3 га в поясе степей 38 . Благоприятные природные условия способствуют сравнительно быстрому росту и созреванию животных. Однако в прошлом пастбища в южных районах осваивались слабо. Ограничения на ведение личного хозяйства в период существования народных коммун препятствовали подъему местного животноводства, а низкие закупочные цены на скот (трехлетняя корова весом 250 кг стоила примерно 100 юаней) полностью расхолаживали крестьян. В лучшем случае на один двор приходилась одна голова крупного рогатого скота.

В конце 70-х годов была поставлена задача: превратить склоны в южных районах страны в новую базу по производству говядины 39 . Опыт отдельных уездов (Таоюань пров. Хунань, Аньфу пров. Цзянси) 40 убедительно свидетельствует о больших возможностях этих местностей. К малоблагоприятным обстоятельствам для развития животноводства относятся низкие достоинства местных пород: они отличаются позднеспелостью, низким выходом мяса и невысоким его качеством. Необходимо улучшить породу местного скота путем завоза более продуктивных пород со стороны. Кроме того, местное население не имеет опыта ведения пастбищного скотоводства, не создана производственная сфера по переработке продуктов животноводства.

К концу XX в. значительных сдвигов в росте поголовья и увеличении производства животноводческой продукции в пастбищных районах южных провинций не произошло. Но их резервы действительно велики, и со временем они могут превратиться в крупную базу пастбищного скотоводства.

Слабая кормовая база ограничивает повышение продуктивности скотоводства. В поисках более эффективного использования наличных ресурсов в конце 80-х годов китайские специалисты предложили изменить структуру существующего стада. В 1988 г. в Китае насчитывалось 68 млн коров (из них 2 млн молочных), 20,1 млн буйволов, 14 млн яков, более 24 млн однокопытных, 180 млн овец и коз, 600 тыс. верблюдов и 100 млн кроликов. Для увеличения выпуска животноводческой продукции предлагалось наполовину сократить количество лошадей, ослов, мулов и за счет этого увеличить поголовье крупного и мелкого рогатого скота. По- видимому, это предложение было недостаточно продумано, если учесть нехватку в стране тяглового скота. В 1995 г. стадо однокопытных превышало 26 млн и лишь в 1999 г. уменьшилось до 22,93 млн голов (за этот же период времени стадо крупного рогатого скота сократилось на 5 млн голов). Значительно больше отвечали реальному положению дел рекомендации проводить посевы трав, расширять площадь искусственных лугов, заготовлять на зиму сено и другие корма (специальная обработка и силосование соломы).

Несомненный эффект может дать замена традиционных местных пород новыми, улучшенными. Однако и в начале XXI в. интродукция и размножение вы-

стр. 116


сокопродуктивных животных происходит медленно, так как привозной скот плохо приживается в суровых условиях пастбищного содержания. Основную часть стада по-прежнему составляет местный скот, как правило, не отличающийся высокой продуктивностью. Важную роль в укреплении кормовой базы призвана сыграть новая отрасль китайской промышленности - широкая сеть кормопроизводящих предприятий, мощность которых из года в год наращивается. Тем не менее при росте поголовья наряду с уменьшением площади пастбищ и падением их продуктивности проблема кормов продолжает оставаться весьма острой.

Ликвидация уравниловки и обретение хозяйственной самостоятельности (хотя и не полной) пробудили производственную активность животноводов. Они активно занялись строительством загонов и укрытий для скота, рытьем колодцев, стали переходить к ведению многоотраслевого хозяйства. Наряду с государственными средствами (в т.ч. кредитами) в дело пошли личные сбережения. Хотя финансовые возможности обитателей степей ограничены (годовой доход у них заметно ниже, чем у крестьян в целом по КНР) 41 , их добровольные вложения способствовали улучшению условий производства. Благодаря этому была восстановлена часть выпавших из оборота пастбищ, местами зало и креплены подвижные пески 42 , возросло количество животноводческой продукции (см. таблицу 2), сократились потери скота от бескормицы.

Тем не менее нанесенный ранее ущерб степным угодьям продолжает сказываться на состоянии пастбищного скотоводства; увеличение поголовья скота в 90-е гг. повсеместно столкнулось с серьезными препятствиями. Несмотря на очевидные успехи и улучшение жизни местного населения за последние 20 лет, скотоводческие районы все еще пребывают в трудном положении. Продолжают существовать значительные различия в уровне экономического развития в жизни между восточными провинциями и местами проживания национальных меньшинств. На национальные окраины, отмечал в 1992 г. Цзян Цзэминь, приходится большинство так называемы "бедных уездов и округов", где ежегодный доход на душу населения не превышает 200 юаней 43 . В китайской прессе неоднократно заявлялось, что "проблема бедности" существует, главным образом, в национальных районах, поэтому она является одной из национальных проблем. Однако и доходы китайцев-скотоводов в провинциях Шэньси и Ганьсу не превышают доходов представителей других национальностей.

Власти предпринимают усилия по развитию скотоводческих областей, делая упор на создание мелких промышленных предприятий и налаживания инфраструктуры. Это может улучшить жизнь местного населения, но для подъема пастбищного скотоводства необходимо прежде всего восстановить по возможности пастбищные угодья и наладить их рациональное использование.

Таблица N 2

Производство животноводческой продукции в 90-е гг. (тыс. тонн)

 

 

1993

1995

1999

1993

1995

1999

 

 

Все мясо

Свинина

КНР

38415

52601

59490

28544

36484

40056

АРВМ

713

819

1406

395

477

805

Тибет

97

116

147

5

6

7

Шэньси

657

791

858

525

602

642

Ганьсу

528

627

577

382

443

391

Нинся

81

121

171

51

63

88

Циихай

159

184

201

47

56

70

СУАР

382

524

804

62

84

151

стр. 117


 

 

1993

1995

1999

1993

1995

1999

 

 

Говядина

Баранина

КНР

2336

4154

5054

1373

2015

2513

АРВМ

106

94

178

159 .

169

298

Тибет

49

62

83

43

48

57

Шэньси

52

73

67

32

42

60

Ганьсу

56

77

72

53

58

69

Нинся

8

22

30

14

17

25

Цинхай

55

63

61

55

61

67

СУ АР

93

131

206

186

245

336

 

 

Молоко

Яйца

КНР

5637

6782

8069

11798

16767

21347

АРВМ

449

512

712

152

188

235

Тибет

186

177

209

1

7

3

Шэньси

274

326

557

347

401

399

Ганьсу

99

99

138

102

124

103

Нинся

71

140

205

26

39

71

Цинхай

196

206

196

11

12

13

СУАР

409

497

704

77

95

167

Чжунго тунцзи нянъцзянь (Статистический ежегодник Китая). 1994. Пекин, 1994.

Там же. 1996. Пекин, 1996.

Там же. 2000. Пекин, 2000.

-------

1. Чжунго нунцунь цзинцзи (Экономика деревни в Китае). 2000. N 3. С. 32. Жэньминь жибао. 1980. 10 марта.

2. Гуанмин жибао. 1979. 10 августа.

3. Хунци. 1984. N 10. С. 7.

4. В традиционной китайской символике земля, поросшая травой, олицетворяет запустение и разруху.

5. Основными местами освоения новых земель в 50-е гг. были провинция Хэйлунцзян, АРВМ, СУАР; часть переселенцев направлялась в провинции Цзилинь, Ляонин, Цинхай.

6. Хунци. 1984. N 10. С. 7.

7. Цзинцзи яньцзю. 1980. N 3. С. 48.

8. Гуанмин жибао. 1979. 3 января.

9. В среднем течении Хуанхэ, в провинциях Шэньси, Ганьсу, Нинся, Цинхай, Шаньси и АРВМ, расположены 123 уезда общей площадью 400 млн му (26, 67 млн га), из них 100 млн му (6,67 млн га) - пахотные. Из-за недостаточного количества осадков во многих местах урожайность зерновых составляет 3-3,8 ц/га и менее// Жэньминь жибао. 1978. 26 ноября.

10. Гуанмин жибао; 1979. 8 декабря. Жэньминь жибао. 1980. 1 марта.

11. Жэньминь жибао. 1979. 23 января.

12. Хунци. 1984. N 10. С. 7.

13. Жэньминь жибао. 1979. 23 января; Гуанмин жибао. 1979. 17 августа.

14. Жэньминь жибао. 1978. 16 июля. Восточная часть АРВМ с 1969 по 1979 гг. входила в состав провинции Цзилинь. Из-за безответственной вырубки лесов годовая сумма осадков в этой и без того засушливой местности существенно сократилась, а бывшие пастбища превратились в "солончаковую пустошь, где ветер передвигает песчаные дюны. Пастбища исчезли" // Гуанмин жибао. 1978. 26 июля.

стр. 118


15. Цзинцзи яньцзю. 1980. N 8. С. 47; Чжунго нунцунь цзинцзи. 1990. N 12. С. 39. По сравнению с 50-ми гг. объем зеленой массы с единицы площади степей в целом по Китаю снизился на 30-50% // Чжунго нунцунь цзинцзи. 2000. N 3. С. 32.

16. Цзинцзи яньцзю. 1980. N 8. С. 49.

17. Нунминь жибао. 1989. 22 декабря. Beijing Review. 1989. N 46. Vol. 32. P. 28; Чжунго нунцунь цзинцзи, 2000. N 3. С. 32.

18. Жэньминь жибао. 1980. 15 июля.

19. Жэньминь жибао. 1981. 14 июля.

20. Летом 1980 г., в частности, сообщалось, что в АРВМ к числу бедных относятся более 400 коммун с населением, превышающим 3,2 млн человек. Эти коммуны занимали более 40% территории АРВМ // Жэньминь жибао. 1980. 28 июля.

21. Жэньминь жибао. 1979. 23 января; Гуанмин жибао. 1979. 17 августа. "Никакого внимания не уделялось сохранению пастбищ, - сетовала центральная пресса, - многие пастбища превратились в пустыню или солончаки. Есть районы, где степи некогда напоминали огромный зеленый океан; сегодня там едва ли вообще растет трава, песчаные дюны покрывают их из края в край, а крысы и насекомые пожирают то, что еще осталось" // Жэньминь жибао. 1978. 15 октября. Начало деградации степных пастбищ было отмечено еще в 1964 г. учеными Хэ Чанмао и Чжао Гоминем // Жэньминь жибао. 1964. 16 июня.

22. Жэньминь жибао. 1980. 27 мая, 20 июня.

23. Жэньминь жибао. 1980. 5 мая.

24. К примеру, в 1992 г. ливневые дожди, обрушившиеся на Ганьсу, стали причиной гибели 25 человек. Было разрушено более 5 тыс. жилищ, погибло 800 голов верблюдов и другого домашнего скота. Летом 1993 г. во время мощных наводнений в АРВМ погибли 72 человека, 15 тыс. голов общественного и частного скота. Стихийное бедствие, разразившееся в 400 км к северу от Пекина, захватило более 2 тыс. сел и уничтожило десятки тысяч гектаров пастбищ // Цзэфанцзюнь бао. 1993. 22 августа.

25. Цзинцзи яньцзю. 1980. N 8. С. 51.

26. Там же.

27. Нунминь жибао. 1988. 31 октября. В 2000 г. китайская печать сообщала, что за 1949-1996 гг. государство вложило в 12 степных провинций и автономных районов (АРВМ, СУАР, НХАР, ТАР, Цинхай, Ганьсу, Сычуань, Хэйлунцзян и др.) немногим более 4,6 млрд ю, т. е. в год на 1 га по 45-60 фэней. "В результате мы продолжаем хищническую эксплуатацию степей, их ресурсы неизбежно ухудшаются и разрушаются" // Чжунго Нунцунь цзинцзи. 2000. N 3. С. 33.

28. Жэньминь жибао. 1985. 10 июля.

29. Научный сотрудник Северо-Западного сельскохозяйственного университета.

30. Чжунго нунцунь цзинцзи. 1989. N 9. С. 65.

31. Там же.

32. Чжунго нунцунь цзинцзи. 2000. N 3. С. 34.

33. Там же.

34. Чжунго нунцунь цзинцзи. 2000. N 3 С. 36.

35. Там же. С. 35.

36. Гуанмин жибао. 1979. 10 августа.

37. Там же.

38. Там же.

39. Жэньминь жибао. 1984. 27 декабря.

40. Нунминь жибао. 1988. 31 октября.

41. Так, в 1989 г. среднедушевой доход крестьян в целом по стране равнялся 601,5 юаня. В АРВМ он составил 477,5 ю, в Тибете - 397, 25 ю, Шэньси - 433,7 ю, Ганьсу - 365,9 ю, Нинся - 521,9 ю, Цинхае - 457,5 ю, СУАР - 454,6 ю. Соответственно от среднего дохода он составлял 79,4; 66,0; 72,1; 60,8; 86,7; 76,0; 90,7%. // Нунминь жибао. 1990. 14 мая.

42. Например, в районе г. Юйлинь (Щэньси) к середине 90-х гг. были закреплены или полузакреплены 380 тыс. га подвижных песков, посевы трав в течение нескольких лет ежегодно производились примерно на 16,6 тыс. га, на части пахотных земель был введен травопольный севооборот // Чжунго нунцунь цзинцзи. 2000. N 3. С. 35-36.

43. Жэньминь жибао. 1992. 15 января.


Новые статьи на library.by:
ГЕОГРАФИЯ:
Комментируем публикацию: Развитие пастбищного скотоводства в КНР

© В. Курбатов ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ГЕОГРАФИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.