О дате начала сибирской экспедиции Ермака

Актуальные публикации по вопросам географии и смежных наук.

NEW ГЕОГРАФИЯ


ГЕОГРАФИЯ: новые материалы (2022)

Меню для авторов

ГЕОГРАФИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему О дате начала сибирской экспедиции Ермака. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-05-22
Источник: Вопросы истории, № 12, Декабрь 2010, C. 168-170

Вопрос о времени начала экспедиции, которая привела к крушению Сибирского ханства, до сих пор вызывает споры. Чаще всего исследователи, пользуясь главным образом сравнительно поздними летописными источниками, приурочивали выступление "ермаковой дружины" против Кучума к рубежу 1570-х - 1580-х годов, преимущественно к 1581 году. Под влиянием работ Р. Г. Скрынникова, а затем А. Т. Шашкова стала превалировать другая датировка: атаманы и казаки двинулись во владения сибирского "салтана" в 1582 году. Она основывается главным образом на показаниях знаменитой "опальной" грамоты Ивана IV М. Я. и Н. Г. Строгановым от 16 ноября 1582 года. Согласно этой грамоте, опубликованной еще Г. Ф. Миллером, 1 сентября волжские атаманы и казаки двинулись из "Пермии" в земли вотяков, вогулов, пелымцев и "сибирцев". Не прошло и двух месяцев, как, по заключению Скрынникова и Шашкова, ермаковцы вступили в Кашлык - столицу татарского "царства" (26 октября, о чем сказано во многих летописях XVII века). Другие аргументы в пользу такой датировки - то, что Ермак в первые недели 1582 г., с окончанием русско-польской войны, покинул театр боевых действий в Прибалтике, а М. Я. Строганов в 1581/1582 г. в Кергедане подарил пищаль Ермаку - гораздо менее убедительны1. Недаром многие историки скептически отнеслись к выводу о "взятии" Сибири "русским полком" осенью 1582 года2. Этот вывод, однако, подтверждается припиской, впрочем, неизвестного происхождения, на Погодинской (конца XVII в.) рукописи Безнинского летописца3 и давно опубликованным документом, странным образом не обратившим на себя внимания историков. (Возможно, их ввело в заблуждение его название, данное издателями, - об устройстве Соликамского яма).

 

11 июля 1606 г., через неполных два месяца после вступления Шуйского на престол, в Москве была составлена грамота в Пермь Великую

 
стр. 168

 

воеводе князю С. Ю. Вяземскому и подьячему И. Федорову. В этой грамоте, привезенной в Чердынь старостой И. Я. Могильниковым спустя почти два месяца, 8 сентября, излагается содержание челобитной, поданной им вместе с другим пермским посадским человеком, купцом М. И. Банковым. Оказывается, с "Сибирского взятия" 7091 (1582/83) г. цари Иван Васильевич и Федор Иванович передали пермичам местные денежные доходы - "дань и оброк, и присудные и кабацкие денги, и они (жители Чердыни с округой. - Я. С.) деи теми доходы отпускали всякие сибирские отпуски" (подразумевались "запасы и под казну и служивых людей"). Это распоряжение Грозного, сохранявшее силу и при его "освятованном" преемнике, было в 7108 (1599/ 1600) г. отменено царем Борисом. Он повелел собирать в казну деньги, шедшие на выполнение "сибирских отпусков", хотя последние осуществлялись по-прежнему до 7114 (1605/1606) г., когда была подана челобитная (вероятно, еще Лжедмитрию I). В ответ на жалобу пермичей о том, что, выполняя "сибирскую" повинность, они "гоняют" в дальние места, на 405 - 1000 верст (до Ужги, Верхотурья, Вятки, Соли Вычегодской), отчего разбрелись по "московским и сибирским городам", правительство царя Василия распорядилось устроить ямы с сох или из пермских денежных доходов4.

 

Выпавшее из поля зрения историков свидетельство грамоты подтверждается тем, что в грамоте Ивана Грозного Строгановым от 7 января 1584 г. говорится о предстоящем походе князя С. Д. Волховского из Перми "с запасом", а также наказами воеводам П. И. Горчакову и А. В. Елецкому, заложившим Пелым (1593 г.) и Тару (1594 г.): по пути в Сибирь они должны были собрать муку в Пермской земле5. О том, что при Федоре Ивановиче пермскими денежными доходами распоряжались "земские люди", свидетельствует его грамота от 15 декабря 1597 г. об основании Верхотурья6.

 

Судя же по интересующей нас грамоте царя Василия, "отпуски" из Перми в Сибирь практиковались уже с 1582/1583 г., иначе говоря, вскоре после начала экспедиции Ермака. По-видимому, именно тогда в Москве узнали о завоевании казаками еще одного татарского юрта и предписали пермским властям посылать продовольствие отряду, действовавшему за "Камнем".

 

Свидетельство одной из ранних грамот самодержца, сменившего на престоле самозванца, о времени "взятия" Сибирского ханства скорее всего имеет документальную основу, тем более что следом идет речь об отмене соответствующего распоряжения Грозного царем Борисом.

 

О выступлении ермаковцев в поход против Кучума в Москве поначалу стало известно от чердынского воеводы В. И. Лобанова-Пелепелицына. Укажем и на царскую грамоту от 31 марта 1607 г., где на основании челобитной 7115 (1606/1607) г. верхотурского атамана П. Степанова утверждается, что он служил во всех сибирских городах 24 года (т. е. с 7091, или 1582/ 1583 г.), "а ныне... от службы отставлен". Впрочем, судя по государевой грамоте от 4 сентября 1598 г., вследствие которой Степанова перевели из Тобольска "на Верхотурье", в городе, вскоре ставшем "начальным" в "Сибирской стране", этот атаман нес "всякие службы" 12 лет7, то есть, выходит, с 1586 года. (Тогда, однако, был "поставлен" первый русский город в новом "царстве" московских самодержцев - Тюмень, а Тобольск возник год спустя.)

 

В царской грамоте Н. Г. Строганову от 6 ноября 1581 г. сказано, что "ныне де пелымский князь с вогуличи", придя "войною" на слободы С. и М. Строгановых, "и деревни многие выжгли... и ныне стоит около Чюсовского острогу". С этим известием нетрудно сблизить свидетельство Погодинского летописца, восходящее к показаниям участников "Сибирского взятия": "За год до того времени, как Кучюмов сын (Алей. - Я. С.) дошол на Чюсовую (а "в тое пору прибежал с Волги атаман Ермак Тимофеев с таварыщи... и Чюсовой сибирским повоевать не дали". - Я. С.), нехто был в Сибири ж пелымский князь Аплыгарым, воевал своими татары Пермь Великую". На Чусовую же ермаковцы (ранее находившиеся на Яике и Иргизе) прибыли с Волги, где "пограбили... государеву казну и погромили нагайских татар". Судя по другим источникам, с волжских берегов казаков пригласили в свои владения Строгановы. Стало быть, Ермак и его соратники появились за Уралом не ранее лета 1582 г. и, отстояв Чусовской острог, "учали мыслить и збираться, как бы им доитти до Сибирской земли до царя Кучюма"8. Экспедиции, проложившей русским дорогу "на простор", предшествовала, надо думать, тщательная подготовка.

 

Поскольку перед тем как Ермак "прибежал" на Чусовую, которую не дал "повоевать" ханскому наследнику Алею, а кроме того атаман "с товарыщи" грабил государеву казну и бился с ногаями в Поволжье, очевидно, что он находил-

 
стр. 169

 

ся там сравнительно долго, быть может (о чем писал А. А. Преображенский) и в 1581 году.

 

Приведенные летописные известия противоречат взгляду Г. П. Головчанского и А. Ф. Мельничука, полагающих, что предложение о походе в ханские владения обсуждалось во время переговоров атамана со Строгановыми в Поволжье, если не в Москве, когда Ермак по окончании Ливонской войны возвращался с северо-запада России. (Эта война, тянувшаяся с перерывами четверть века, завершилась в августе 1583 года.) К тому же, следуя "опальной" грамоте царя Ивана, нетрудно заключить, что Ермаку "с товары-щи" поручалось лишь "оберегать" Пермскую землю и строгановские остроги, "покрывая" свои прежние "воровские" "вины".

 

Как выяснил В. И. Сергеев, "первое документированное известие о деятельности Ермака на Волге" - это "запрос Урмагмет-мирзы, поступивший в Москву 8 июля 1581 г." из Ногайской Орды ("наперед сего Ермак отогнал с Волги шестьдесят лошадей моих")9. В начале августа того же года в Поволжье действовали атаманы Иван Кольцо и Никита Пан - будущие соратники Ермака в сибирском походе. Возможно, они присоединились к предводителю уже в следующем году, накануне экспедиции за "Камень". В таком случае, выступив двумя частями и в разное время, как пишет Сергеев10, волжские казаки направились не в Сибирь, как полагал он, а в чусовские городки.

 

Адресованная в Пермь Великую царская фа-мота от 11 июля 1606 г. оказывается самым ранним прямым свидетельством о скоротечной, как можно полагать11, экспедиции вольных казаков в "Сибирскую землю". Мнение ряда исследователей о том, что "ратоборный" атаман и его сподвижники шагнули "в те бескрайние просторы, которые лежали к востоку от Каменного пояса, в страну солнечного восхода"12, в течение осени 1582 - лета 1583 гг., таким образом, получает дополнительное подтверждение.

 

Примечания

 

1. См. ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ А. А. Некоторые итоги и спорные вопросы изучения начала присоединения Сибири к России. - История СССР, 1984, N 1, с. 111, 114; ГОЛОВЧАНСКИЙ Г. П., МЕЛЬНИЧУК А. Ф. Ермак и Строгановы: к проблеме подготовки и начала экспедиции в Сибирь. В кн.: Вопросы истории и культуры Пермского Прикамья. Березники. 2004, с. 24.

 

2. ОБОРИН В. А. Заселение и освоение Урала в конце XI - начале XVII века. Иркутск. 1990, с. 106, 109; МИНЕНКО Н. А. Урал и Сибирь конца XVI - первой половины XIX в. в новейшей отечественной историографии. В кн.: Культурное наследие Азиатской России. Тобольск. 1997, с. 26; Со времен князя Самара. В поисках исторических корней Ханты-Мансийска. Ханты-Мансийск. 2007, с. 121, 137, 166; и др. В последней книге на основании запечатлевшего фольклорную традицию Кунгурского летописца ошибочно указано, что в мае 1582 г. отряд Ермака уже действовал в низовьях Оби (см.: Источниковедческие и историографические аспекты сибирской истории. Ч. 4. Нижневартовск. 2009, с. 10).

 

3. См. Исторические записки. Научные труды исторического факультета. Вып. 10. Воронеж. 2004, с. 17.

 

4. Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографическою экспедициею имп. Академии наук. Т. 2. СПб. 1836, с. 123 - 124. Грамота, о которой идет речь, упомянута В. Н. Шишонко: Пермская летопись с 1263 - 1881 г. Первый период. Пермь. 1881, с. 174.

 

5. МИЛЛЕР Г. Ф. Описание Сибирского Царства. Кн. 1. М. 1998, с. 136, 181, 185, 213, 214.

 

6. Там же, с. 270 - 272.

 

7. НИКИТИН Н. И. Соратники Ермака после "Сибирского взятья". - Проблемы истории России. Вып. 4. Екатеринбург. 2001, с. 71 - 72.

 

8. МИЛЛЕР Г. Ф. Ук. соч. Кн. 1, с. 115 - 116; Полное собрание русских летописей. Т. 36. М. 1987, с. 130.

 

9. СЕРГЕЕВ В. И. Источники и пути исследования сибирского похода волжских казаков. В кн.: Актуальные проблемы истории СССР. М. 1976, с. 29, 30. Мнение Сергеева, что в этом документе о действиях Ермака упоминается как о событии, происходившем до 1580 г., не представляется убедительным. Оно могло произойти и весной 1581 г., судя хотя бы по употребленному выражению "наперед сего" (ср. МИЛЛЕР Г. Ф. Ук. соч. Кн. 1, с. 166, 203, 251, 256, 259, 282, 290, 294, 317, 318; Собрание государственных грамот и договоров. Ч. 3. М. 1822, с. 420; Русская историческая библиотека. Т. 2. СПб. 1875, с. 150). Недаром в Погодинском летописце сообщается, что на Волге казаки грабили ногаев, о чем сказано и в "опальной" грамоте.

 

10. СЕРГЕЕВ В. И. Ук. соч., с. 31 - 32, 38 - 40.

 

11. СЕРИКОВ Ю. Б. Некоторые проблемы изучения сибирского похода Ермака. В кн.: Памятники истории, археологии и архитектуры Сибири. Новосибирск. 1989, с. 29, 34.

 

12. ОКЛАДНИКОВ А. П. Предисловие. В кн.: КОЧЕДАМОВ В. И. Первые русские города Сибири. М. 1977, с. 5.


Новые статьи на library.by:
ГЕОГРАФИЯ:
Комментируем публикацию: О дате начала сибирской экспедиции Ермака

© Я. Г. Солодкин () Источник: Вопросы истории, № 12, Декабрь 2010, C. 168-170

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ГЕОГРАФИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.