ЛАТИНСКАЯ РОМАНИЯ

Актуальные публикации по вопросам географии и смежных наук.

NEW ГЕОГРАФИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ГЕОГРАФИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ЛАТИНСКАЯ РОМАНИЯ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2018-07-27

В конце XII в. ослабленная внутренними противоречиями Византия клонилась к упадку. Ее территория все чаще становилась легкой добычей завоевателей. В 1185 г. норманский король Вильгельм II отторг у империи Ионические острова. В 1191 г. английским королем Ричардом Львиное Сердце был захвачен Кипр, проданный через год бывшему иерусалимскому королю Гюи де Лузиньяну. Но это было лишь отдаленное эхо надвигавшейся грозы. 13 апреля 1204 г. сама столица империи и крупнейший город средневековой Европы Константинополь стал жертвой IV крестового похода. Катастрофа, казавшаяся современникам невероятной, была подготовлена длительным процессом децентрализации Византии 1 . Еще в марте 1204 г. западноевропейские рыцари и венецианцы подписали договор о разделе всех земель "империй Романии", ставший юридическою основой предстоявших территориальных захватов в Византии. Хотя их план не был осуществлен полностью, с 1204 г. последовательно проводилось покорение греческих территорий западноевропейскими феодалами. Сеть приобретенных ими владений именовалась Латинской Романией. Предел их экспансии положили сопротивление Болгарии и сформировавшихся греческих государств, прежде всего Никейской империи, отвоевавшей в 1261 г. Константинополь, а также Эпирского царства, а с ХIV в. - натиск османов.

Наиболее крупными государствами, созданными западноевропейскими феодалами, которых местное население называло латинянами, или франками, были Латинская империя со столицей в Константинополе (1204 - 1261 гг.), Фессалоникское государство (1204 - 1224 гг., с 1209 г. - королевство), Ахейское, иначе Морейское княжество на Пелопоннесе (1205 - 1432 гг.), Афинская сеньория (1205 - 1456 гг., с 1260 г. - герцогство) 2 , Кипрское королевство (1192 - 1489 гг.), владения рыцарского ордена иоаннитов на Родосе и Додеканесских о-вах (1306 - 1522 гг.).

Венеция помимо части Константинополя приобрела Крит (1206 - 1669 гг.), Корфу (1207 - 1214, 1386 - 1797 гг.), порты Корон и Модон на Южном Пелопоннесе (1206 - 1500 гг.), с конца XIV в. - Эвбею 3 , греческие крепости Навплий, Аргос, Лепанто, затем Монемвасию. Ряд городов недолго принадлежал Венеции и в Малой Азии, близ Геллеспонта. Венецианские захваты ограничивались зонами, которые имели решающее значение для торговли и морского могущества Республики Св. Марка. На большее у нее не хватило средств и людских ресурсов. Стремясь закрепиться в Эгеиде, Венеция поначалу предоставила право своим богатым патрицианским семействам организовывать на их средства экспедиции и приобретать беззащитные острова. Таким способом М. Санудо основал в 1206 г. герцогство Архипелага, включавшее наиболее значительные из Кикладских о-ов (1206 - 1566 гг.); род Гизи завоевал Спорады, Тинос и Миконос (1207 - 1390 гг.);


1 Удальцова З. В. Центробежные и центростремительные силы в византийском мире (1071 - 1261). Athenes. 1976; Oikonomides N. La decomposition de l'empire Byzantin a la veille de 1204 et les origines de l'empire de Nicee: a propos de la "Partitio Romaniae". Athenes. 1976; Hoffmann J. Rudimente von Territorialstaaten im Byzantinischen Reich. Munchen. 1974.

2 В 1205 - 1311 гг. в Афинах правил бургундский дом де ла Рош; затем они были захвачены войском каталанских наемников, т. н. Каталанской компанией, образовавшей Афино-Фиванское герцогство (1311 - 1388 гг.). В 1388 - 1395 и 1403 - 1456 гг. Афинами владела флорентийская династия Аччайуоли, а в 1395 - 1403 гг. город был под властью Венеции. В 1456 г. герцогство завоевали османы (Грегоровиус Ф. История города Афин в средние века. СПб. 1900; Setton K. M. Athens in the Middle Ages. Lnd. 1975; ejusd. Catalan Domination of Athens 1311 - 1388. Lnd. 1975).

3 Эвбеей владели три ломбардских сеньора (терциарии). С 1209 г. над ними был установлен протекторат Венеции, а с 1390 по 1470 г. она сама владела островом.

стр. 86


Веньеры владели Китирой (1207 - 1363 гг.). Первоначально независимые и враждовавшие друг с другом правители Эгеиды затем признали суверенитет Венеции, а нередко передавали ей свои владения 4 .

Генуя не была участницей IV крестового похода. Не завоевание, а договор 1261 г. с Никейской империей открыл ей путь к утверждению в Романии. Там генуэзцы основали города-крепости Пера (Галата) на берегах Босфора, Каффа в Крыму и сеть факторий на побережье Черного моря. В Эгеиде генуэзцам принадлежал о. Хиос (1346 - 1566 гг.), генуэзский род Гаттилузи правил Лесбосом (1355 - 1462 гг.), Фасосом и Лемносом (с 1427 г.) 5 . На Ионических о-вах установилось в 1357 г. господство неаполитанского рода Токко.

Латинские завоевания, особенно взятие Константинополя, принели к перемещению колоссальных материальных и культурных ценностей. Участник похода Р. де Клари полагал, что и в 40 богатейших городах едва ли нашлось бы то, что было захвачено крестоносцами в византийской столице 6 . Это мнение разделял один из вождей похода, маршал Шампани и хронист Жоффруа Виллардуэн: добыча в Константинополе была "самой крупной со времен сотворения мира". Лишь официальному распределению между франками и венецианцами подлежали 900 тыс. марок (около 215 т) серебра и 10 тыс. сбруй 7 . Но по сравнению с количеством похищенных крестоносцами ценностей это лишь какая-то доля того, что досталось победителям 8 . Католическое духовенство присваивало многочисленные церковные реликвии, которые высоко ценились и тоже служили предметом торговли. Сокровищницы городов Европы интенсивно пополнялись произведениями античного и византийского искусства 9 .

Византийский писатель Никита Хониат нарисовал впечатляющую картину разграбления или уничтожения памятников и привел длинный список; погибших статуй, в числе которых были знаменитые античные изваяния, расплавленные на металл 10 . Судьба Константинополя повторялась в меньших масштабах при захвате латинянами Фив, Афин и других городов Балкан. В Афинах была разграблена митрополия, находившаяся в Парфеноне, и опустошена библиотека, которую долго собирал митрополит Афинский Михаил. В одном из писем он жаловался епископу Эврипскому Феодору: "Ты знаешь, что я немало привез с собой книг из Константинополя в Афины, да и там покупал новые. И не воображал я никогда, для кого собираю эти сокровища. Да и могло ли мне, несчастному, на ум прийти, что делаю я это не для своих соплеменников, а для италийских варваров: ведь они не в состоянии ни читать в подлиннике, ни разуметь с помощью перевода эти творения. Скорее ослы постигнут гармонию музы и навозные жуки станут наслаждаться благовонием мирт, чем латиняне проникнутся очарованием красноречия" 11 .

Завоевание, осознанное как глубокое несчастье, почти сразу породило "исход" из захваченных городов. Из Константинополя сначала уходили люди состоятельные, принадлежащие к верхушке общества. Их с презрением встречали жители окрестных деревень, возлагавшие на них вину за бедствия, постигшие империю 12 . Но постепенно усилился отток и других категорий населения, испытавшего религиозный и экономический гнет завоевателей. Вынужденная миграция укрепляла очаги сопро-


4 О венецианской Романии см.: Соколов Н. П. Образование Венецианской колониальной империи. Саратов. 1963; Thiriet F. La Remanie Venitienne au moyen age. P. 1975.

5 О генуэзской Романии см.: Вalard M. La Romanie Genoise XIIe - debut du XVe siecle). Tt. 1 - 2. R. -Genova. 1978.

6 De Clary R. La Conquete de Constantinople. P. 1924, pp. 80 - 81.

7 De Villehardouin G. La Conquete de Constantinople. T. 2. P. 1939, §§ 250, 254 - 255.

8 Ferrard Ch. G. The Amount of Constantinopolitan Booty in 1204. - Studi Veneziani, 1971, N 13.

9 Pertusi A. Exuviae sacrae Constantinopolitanae. A proposito degli oggetti bizantini esistenti oggi nel Tesoro di San Marco. - Studi Veneziani, a. s., 1978, t. 2, pp. 251 - 255.

10 Nicetae Choniatae Historia. Brl. -N. Y. 1975, pp. 647 - 655.

11 Лампрос С. Сохранившиеся произведения Михаила Акомината Хониата. Т. 2. Афины. 1879, п. 295 (на греч. яз.).

12 Nicetae Choniatae Historia, pp. 587 - 591, 593 - 594, 644 - 645.

стр. 87


тивления латинянам и была опасна для их господства. Дело в том, что после взятия Константинополя количество крестоносцев едва ли превышало 50 тыс., среди которых имелось лишь несколько тысяч рыцарей 13 . В Адрианопольской битве, где крестоносцы 14 апреля 1205 г. были разгромлены болгарами, потери первых составили 7 тыс. человек, включая государя Латинской империи Балдуина 14 . Его преемнику Генриху I было ясно, что рассчитывать на захват такими силами всех византийских земель не приходится. Надеялись на приток с Запада и из латинской Сирии воинов, клириков, колонистов; но надежды не оправдались. Даже в Морее около 1205 г. было лишь около 450 рыцарей, а к 1338 г. - 1 тысяча 15 . Во всей венецианской Романии, разбросанной на сотни километров, с опорным пунктом на о-ве Крит к середине XIV в. было не более 20 тыс. западноевропейцев 16 .

Малочисленность завоевателей делала их господство непрочным. Это заставляло правителей латинских государств консервировать старые общественные отношения, временами смягчать религиозный гнет, сдерживая попытки папства добиться полного подчинения греческой церкви вплоть до унификации обрядов. Важной проблемой оставались отношения с греческими "архонтами", представлявшими прежний господствующий класс. Там, где союза с ними ценой уступок не удавалось достигнуть, господство латинян было непродолжительным. Первоначально Балдуин I в резкой форме отклонил предложения византийских чиновников и воинов служить ему как новому государю, а затем столь же неосмотрительно отверг мирные предложения болгарского царя Калояна. Итогом явилось поражение при Адрианополе, с самого начала подорвавшее силы Латинской империи. Генрих I изменил курс и стал назначать греков на отдельные посты. Но симбиоза даже в рамках господствующего класса не получилось.

После завоевания большей части Пелопоннеса в 1205 г. последовал раздел территории на фьефы между участниками похода. За единицу рыцарского феода принималась земля с доходом 300 анжуйских ливров в год. "Большие сеньоры" получили землю по числу рыцарей плюс собственный домен 17 . Крупнейший домен имел князь Морей: г. Коринф, большая часть Элиды, ряд замков. Этот князь был вассалом латинского императора, затем - неаполитанского короля. Однако власть его сюзеренов была номинальной. Зато более ощутимыми являлись обязательства князя по отношению к вассалам, которым он приносил присягу, обязуясь соблюдать феодальные обычаи. Монарх не распоряжался всем княжеством, лишь парламент - ассамблея сеньоров (иногда и представителей городов) была полномочна вносить изменения в распределение земель и отчуждать территорию.

Резкий контраст с тем, что было принято в Византии, проявился на переговорах, которые вел попавший в византийский плен после битвы при Пелагонии 1259 г. князь Морей Гийом II Виллардуэн с Никейским императором Михаилом VIII Палеологом. Последний требовал за освобождение из плена цвета французской знати уступки ему Морей и обещал в обмен крупную сумму денег, чтобы князь мог приобрести землю во Франции. Гийом, выражая готовность внести выкуп за свободу, отказывался от уступки земли, ибо территория, которая была завоевана дворянами, пришедшими с отцом Гийома, не могла отчуждаться князем без совета и согласия его "друзей". Византийцы не желали вникнуть в условный характер феодальной собственности западного типа, и Михаил VIII, обвиняя князя в гордыне, свойственной франкам, грозил, что не отпустит его из тюрьмы за деньги 18 . Для ре-


13 Сarile A. Movimenti di popolazione e colonizzazione occidentale in Romania nel XIII secolo alla luce della composizione dell esercito crociato nel 1204. - Byzantinische Forschungen, 1979, N7;Hendrickx B. A propos du nombre des troupes de la Quatrieme croisade et de l'empereur Baudouin I. - Byzantina, 1971, N 3.

14 D e Villehardouin G. Op. cit., § 376.

15 Jacoby D. Recherches sur le Mediterranee orientale du XIIe au XVe siecle Lnd. 1979. N 1, pp. 20 - 21.

16 Thiriet F. Recherches sur le nombre des "Latins" immigres en Romanie greco-venitienne aux XIIIe - XIVe siecles. In: Byzance et les Slaves. P. 1979.

17 Carile A. Per una Storia dell'Impero Latino di Costantinopoli (1204 - 1261). Bologna. 1978, pp. 200 - 218, 227, 385 - 392.

18 The Chronicle of Morea. Lnd. 1904, vers. 4255 - 4301; Livre de la conqueste de la princee de l'Amoree. P. 1911, §§ 310 - 315; Crusaders as Conquerors. N. Y. -Lnd. 1964, pp. 195 - 197.

стр. 88


шения вопроса в Никли собрался Парламент, прозванный "дамским", т. к. основную роль в нем играли жены плененных кавалеров. Он принял компромиссное решение: за освобождение рыцарей византийцам отдавали крепости Монемвасию, Великую Майну и Мистру. Афинский герцог, ярый враг такой уступки, предрек изгнание латинян из Пелопоннеса. Лучше смерть одного, подобно смерти Христа, сказал он, чем потеря многими их владений 19 . Жены сеньоров Морей предпочли, однако, потери.

Верхушку иерархии княжества составляли бароны, считавшиеся пэрами. Они имели от 4 до 24 рыцарских феодов. Далее следовали рыцари - лигии, обязанные вассальной присягой князю или барону. Лигии располагали собственной курией, могли иметь вассалов и, если владели фьефом "по праву завоевания", могли передать его по наследству. Воинская служба лигия в пользу сеньора должна была продолжаться 4 месяца в походе и 4 месяца в пограничном гарнизоне или крепости. Какие это были месяцы, избирал сеньор. Вассал не мог без разрешения покинуть территорию княжества и уехать "за море". Нарушившего ждала кара. Однажды один из лучших рыцарей, сеньор Каритены, из любви к жене своего вассала нарушил этот запрет и во время войны, которую вел князь, отправился с дамой своего сердца в итальянский "пилигримаж". Но в Италии он был обвинен в предательстве королем Манфредом. Вернувшись в Морею, сеньор искупил проступок подвигами и получил прощение после заступничества других вассалов 20 . В ином: случае его ждала бы потеря фьефов.

Особую группу феодалов составляли греческие архонты, "вассалы простой присяги". Этот слой был весьма влиятелен. Они верно сражались под знаменами князя даже против соплеменников- византийцев (например, в битве при Пелагонии 1259 г., во время войны 1263 - 1264 гг.) и, принося клятву верности, становились частью иерархии, западноевропейской по сути. Однако их связь с сеньором оформлялась письменным договором, а зависимость была менее жесткой, чем у лигиев. На архонтов не распространялось право майората, когда наследником земельной собственности мог стать лишь старший сын умершего. Они в отличие от баронов и лигиев могли передавать недвижимое имущество в равной степени всем сыновьям и дочерям. Статус их владений восходил в значительной степени к пронии - византийскому условному держанию.

Итак, в Морее, равно как на венецианском Крите, большинстве островов Эгеиды, генуэзском Хиосе и в Ионии, мелкие и средние греческие феодалы были включены в состав господствуншгего класса латинян-завоевателей. Это укрепило его позиции. Греческие нотарии и налоговые чиновники, предводители местной милиции, командиры небольших отрядов вливались в новый аппарат управления. В Латинской Романии, исключая Константинополь и Афины, усиливался симбиоз в рядах господствующего класса, не достигший, впрочем, зрелости и в XV веке. Казалось, что путем к сближению могло стать и заключение смешанных браков. Но в брак вступали почти исключительно латиняне с гречанками и очень редко - греки с латинянками. Слой архонтов был обособлен. Оседавшие же в Романии западноевропейские рыцари и купцы редко решались брать с собой на Восток, где их ждала полная опасностей и трудностей жизнь, представительниц слабого пола. В основном колонисты были юношами, и нередко их пребывание в Элладе венчал брак с гречанками. Однако их потомство не обладало сословной полноправностью, и если эти люди, называемые гасмулами, не находили себе подходящего применения, например, в качестве наемных воинов или моряков, то становились пиратами, грозой кораблей и городов Романии 21 .

Латиняне нередко проклинали гасмулов, византийцы же привлекали их на службу. Из гасмулов в значительной степени комплектовался экипаж флота, построенного Михаилом VIII. Византийский писатель Георгий Пахимер отмечал, что они соединяли ромейскую предусмотрительность и благоразумие в битвах со стремитель-


19 The Chronicle of Morea, vers. 4327 - 4331, 4376 - 4385.

20 Ibid., vers. 7200 - 7240; Livre de la conqueste, §§ 399 - 407.

21 Matsсhke K. P. Fortschritt und Reaktion in Byzanz im 14 Jahrhundert. Brl. 1971, S. 140 - 142.

стр. 89


ностью и дерзновением латинян 22 . Но гасмулы были не только воинами или моряками, они оставили след и в культуре Романии. Из их среды вышли, в частности, авторы хроники Токко и, возможно, Корейской хроники. Через гасмулов шло внедрение греческого языка в среду франкской знати.

Если ограниченный симбиоз все же наблюдался у феодалов, то его не было между массой эксплуатируемого греческого населения и незначительным меньшинством латинян. Франки не привнесли в Романию ни феодализма, ни крепостничества. И то, и другое сложилось в Византии ранее 23 , Однако после 1204 г. укрепились частноправовые формы эксплуатации крестьян, получили развитие иерархическая структура земельной собственности и система вассально- ленных отношений. Повсеместно усиливалась личная зависимость крестьян, ибо правилом стало положение "Нет земли без сеньора". Возросла обособленность феодалов от других классов, усугубленная чужеземным происхождением и иноверием латинской верхушки. В таких условиях завершился процесс закрепощения местного крестьянства.

Основной категорией зависимых были парики, называемые теперь вилланами и лишенные личной свободы. Ими автоматически становились все крестьяне Морей, прожившие на земле сеньора год и еще день. Вилланский статус был пожизненным. Виллан мог быть сеньором убит, брошен в тюрьму, продан, подарен, обменен и отдан в наем. Кутюмы княжества Морей позволяли сеньору забрать движимое имущество своего виллана, его участок и передать их другому, оставив виллану лишь минимум для прокормления, "дабы фьеф, с которого был виллан, не оскудел".

Основной материал для характеристики социального статуса крестьян содержит законодательный свод "Ассизы Романии" 24 . Виллан не мог заключить брачный договор без согласия сеньора, возбуждать иск против него, давать против лигия свидетельские показания и был судим своим сеньором по гражданским делам, а баронской курией вышестоящего сеньора - по уголовным. Свободная женщина, вышедшая замуж за виллана, становилась вилланкой и обретала свободу лишь после смерти мужа. Беглого виллана разрешалось искать и возвращать господину. Лишь через 30 лет со дня переселения виллана на землю другого феодала его прежний сеньор утрачивал право сыска. Бегство вилланов принимало широкие масштабы, и князья Морей в XIV в. нередко осуществляли общегосударственный сыск 25 .

Одновременно с основной тенденцией усиления личной зависимости крестьян наблюдались и иные явления, связанные с развитием товарно-денежных отношений. Морейские крестьяне имели право продажи движимого имущества без согласия сеньора, но должны были сохранять пару волов и осла для несения барщины. Виллан мог заниматься торговлей, а если попадал в долговую зависимость, то отчуждению за долги подлежала часть имущества, но не надел. Если заем был сделан без ведома сеньора, то кредитор не имел права на взыскание займа с крестьянина и не мог посадить его в долговую тюрьму 26 . В рамках сеньории крестьянин обладал некоторой хозяйственной самостоятельностью.

Наиболее жестокой эксплуатации подвергалось население Центральной Греции при господстве Каталанской компании. Захваченное население рассматривалось ею сначала в качестве рабов, столица государства - Фивы стали центром работорговли 27 . Для сельского населения Аттики была введена тяжкая барщина. Грекам за-


22 Georgii Pachymeris de Michaele et Andronico Palaeologis libri XIII. T. I. Bonnae 1835, p. 188.

23 История Византии. Т. 2. М. 1967, с. 115 - 133, 237 - 261; Литаврин Г. Г. Проблема симбиоза в латинских государствах, образованных на территории Византии. Athenes. 1976.

24 История Византии. Т. 3. М. 1967, гл. 2; Recoura G. Les Assises de Remanie. P. 1930; Jaсоby D. La feodalite en Grece medievale. P. 1971; ejusd. Societe et demographie a Byzance et en Romanie latine. Lnd. 1975; ejusd. Recherches; Carile A. La Rendita feudale nella Morea Latina del XIV secolo. Bologna. 1974.

25 Buchon J. A. Nouvelles recherches historiques sur la principaute francaise de Moree. T. 2. P. 1843, pp. 157 - 158.

26 Recoura G. Les Assises, § 215; Дмитриев Г. А. Долговая тюрьма в Латинской Морее. -Byzantinoslavica, 1969, t. 30/1, pp. 73 - 76.

27 Verlinden Ch. Orthodoxie et esclavage au Bas Moyen age. In: Melanges E. Tisserant. T. 5. R. 1964, pp. 427 - 431.

стр. 90


нрещалось наследовать, покупать и продавать имущество, владеть собственностью. Браки между каталанцами и гречанками строжайше запрещались. Единственной публичной должностью, которую могли получить привилегированные греки, была должность нотариев 28 .

Национальное и экономическое угнетение сочеталось в Латинской Романии с юридическим подчинением греческой церкви католическому епискшату и папскому престолу. По соглашению с Иннокентием III (1206 г.) католической церкви должна была принадлежать в Латинской империи пятая часть земель, городов и замков. Во главе церкви стоял католический патриарх. Этот сан традиционно принадлежал венецианским клирикам, хотя папские легаты, прибывшие в Константинополь, ограничивали юрисдикцию патриарха. В целом латиняне сохранили структуру константинопольского патриархата, сложившуюся в Византии. Лишь греческий епископат, не признавший главенство пап и основные католические догматы, был заменен латинским; низшее же звено церковной организации функционировало по-прежнему, хотя и под контролем католических епископов. В Константянополе между католиками и православными был произведен раздел храмов: из 300 церквей 7 было отдано венецианцам; 30 - французам; две были императорскими, и там утвердились фламандцы; не менее 250 остались за греками, хотя часть их была закрыта.

В условиях завоевания приверженность греческого населения православию делала эту религию знаменем оппозиции, а иногда и сопротивления франкам, служила выражением протеста против коллаборационизма греческой знати Не случайно слово "эфранкепсис" (франкизировавшийся) стало в Греции оскорбительным эпитетом. Таким же ругательным словом, обозначавшим жестокого и уродливого человека, было "каталанец" 29 . Несмотря на активную деятельность католических орденов в Романии, влияние римской церкви было там поверхностным. Зато греческие обычаи и литургическая практика, напротив, иноземцами заимствовались вплоть до обращения в православие (как на Крите, где выходцы из Италии быстро эллинизировались). Суть дела была хорошо понята венецианским писателем и ученым М. Санудо- Старшим: "Допустим, что мы смогли бы захватить даже большую часть земель империи, но этим не склонили бы сердца народа к послушанию римской церкви:" 30 .

Административный и правовой строй латинских государств был основан на западноевропейских институтах, модифицированных по византийскому образцу. В Латинской империи были сохранены византийский придворный церемониал, манера именования государя (хотя его титул был дополнен новыми элементами), обряд коронования его патриархом, обычаи аккламации (поднятия человека, провозглашаемого государем, на щите), проскинесиса (преклонения ниц для подданных-греков). Торжественное облачение императора осталось византийским: саккос, палий, пурпурные сапоги, венец с подвесками. Но за внешней схожестью, нарочито подчеркиваемой обрядом для придания видимости преемственности власти, сохранялись различия двух разных систем управления. Даже в теории латинский император не считался самодержцем; не имел права вмешиваться в имущественные отношения на землях вне своего домена; с рыцарством и баронами был связан не отношениями подданства, а присягой; при вступлении на трон приносил клятву соблюдать соглашения с вассалами и их привилегии. Особо оберегались права Венеции, владения которой не были подконтрольны императору; главой их были дож и его наместник-подеста.

Латинский император избирался и, в отличие от Византии, провозглашался лишь в случае точного подтверждения смерти предшественника. Императрица вообще не была сакральной особой или каким-то официальным лицом. На нее взирали только как на жену государя. Так что хотя византийские обычаи повлияли на оформление власти, Латинская империя оставалась западноевропейской монархией


28 Sellon K. Catalan Domination, p. 219.

29 Niсоl D. M. Byzantium: Its Ecclesiastical History and Relations with the Western World. N 1. Lud. 1972, pp. 338 - 339; Setton K. Catalan Domination, pp. 247 - 248.

30 Thiriet F. Le symbiose dans les etats Latins formee sur les territoires de la Romania byzantine (1202 a 1261). Phenomenes religieux. Athenes. 1976, p 18.

стр. 91


периода феодальной раздробленности с большим элементом единоначалия, которое поддерживалось постоянной военной угрозой, признанием роли императора как военного вождя, а также сюзерена византийского типа для греческих подданных.

Попытка сочетать две формы власти - латинскую и византийскую - нашла отражение и в придворной иерархии, где переплетались ромейские и французские титулы и должности. Высшее звание деспота с правом носить царские пурпурные сапоги присваивалось членам императорской фамилии, венецианскому дожу и подеста. Далее, с некоторым нарушением византийского чинопоследования, шли севастократор, кесарь, протовестиарий, великий дука. Ряд чинов имел двойное наименование: сенешаль - великий доместик, коннетабль - великий контоставл, маршал - протостатор. Некоторые ранги не имели аналогов в Византии. Высшие чиновники и бароны составляли при императоре совет. Согласие баронского совета и подеста было обязательным для принятия важных решений 31 .

Внешний облик византийских территорий, составивших Латинскую Романию, несколько изменился. Приходили в запустение традиционные центры Константинополь и Афины, отстраивались новые города: столица Морейского княжества Андравида, главный город венецианского Крита Кандия, генуэзские торговые фактории Пера и Каффа. В сельский пейзаж вписывались замки западноевропейских феодалов с их высокими башнями-донжонами, непривычными греческому глазу. Лишь деревенские поселения в основном сохранили прежний вид, хотя и в них подчас наблюдались перемены, связанные с убылью населения (каталанские Аттика и Беотия) или введением монокультур (производство мастики на Хиосе).

В Константинополе строительство почти прекратилось. Город, насчитывавший до завоевания более 400 тыс. жителей, опустел. Часть его кварталов была испепелена пожарами и лежала в развалинах. Латиняне не предпринимали серьезных попыток ремонтировать разрушенные и заброшенные здания. С трудом поддерживалась, но более не укреплялась великолепная крепость столицы. Только немногие из церквей были перестроены, переоборудованы и украшены витражами. Единственной росписью в Константинополе, достоверно относящейся к периоду Латинской империи, являются фрески в капелле св. Франциска Ассизского церкви Христа Акаталептос: фрагменты композиции из 11 сцен жизни Франциска. Цикл был создан в 50-е годы XIII в. рукой западного мастера, испытавшего византийское влияние. Он интересен тем, что это один из самых первых памятников, созданных после канонизации св. Франциска (1228 г.) с его изображением.

Под натиском греческой реконкисты и ударами болгар латиняне чувствовали себя на берегах Босфора непрочно. С нарастанием военно-политического кризиса императоры, сидевшие в городе, отрезанном от традиционной аграрной периферии, должны были распродавать и закладывать свое достояние. Последний из них Балдуин II продал свинцовую позолоченную крышу собственного дворца, а в качестве залога венецианцам за полученную от них ссуду отдал родного сына - Филиппа. Афины, как и Константинополь, практически не знали тогда гражданского строительства. Город сокращался в размерах даже по сравнению с XII в., когда он испытывал упадок. На афинской агоре пасли овец. Понятие "акрополь" отсутствовало, это слово исчезло из употребления. Французы и каталанцы именуют афинскую цитадель замком Сетины. Даже Боккаччо в "Тезеиде" не назвал акрополь его древним именем 32 . Только в 1444 г. путешественник и ученый Кириако Анконский вернул акрополю старинное наименование.

Акрополь тем не менее оставался чуть ли не единственным местом в Афинах, где продолжалось строительство. Северное крыло Пропилеев (бывший архиепископский дворец) было превращено герцогами в свою резиденцию. Реконструкция была завершена в XV в. при флорентийской династии Аччайуоли. Они бережно обращались с древним памятником. Дворец с как бы встроенными в него античными колоннами протянулся до Эрехтейона, а часть Пинакотеки стала капеллой св. Вар-


31 Longnon J. L'Empire Latin de Constantinople et la Principaute de Moree. P. 1949, pp. 129 - 130; Hendrickx B. Les Institutions de l'Empire Latin de Constantinople (1204 - 1261). - Byzantine, 1974, t. 6; 1977, t. 9.

32 Грегоровиус Ф. УК. соч., с, 270; Setton К. Catalan Domination, pp. 187 - 188.

стр. 92


фоломея 33 . С начала франкского владычества Парфенон (византийский храм девы Марии) был превращен в латинскую митрополию, но не подвергся существенной перестройке. На акрополе была воздвигнута сторожевая квадратная башня (разобрана в 1875 г.) и сооружен форт 34 . Когда во Флоренции уже ощущалось дыхание Ренессанса, флорентийское господство в Аттике не привело к какому-либо духовному обновлению.

Центры Латинской Романии возникали в новых местах или переносились в древние захиревшие города. С 1311 по 1379 г. столицей Афинского герцогства были Фивы, где заново укрепили Кадмейскую крепость. Но город не стал экономическим центром: через гавань Ливадостро в Коринфском заливе он осуществлял лишь скромные торговые связи с Мореей, Сицилией и Каталонией. Иного типа городами были принадлежавшие Венеции Корон и Модон на Пелопоннесе, важнейшие пункты левантийской транзитной торговли, хотя их население никогда не было значительным. Андравида лежала в северо-западной части княжества, связь ее с Западом осуществлялась через порт Кларенцу. Андравида не имела крепостных стен и была защищена только рвом, однако поблизости высились твердыни первоклассных крепостей Кларенцы и Клермона. Большинство построек Андравиды не сохранилось. Источники упоминают о княжеском дворце и готических храмах.

Кларенца была самым оживленным портом Мореи. Пояс стен толщиной до двух метров охватывал площадь почти в 9 тыс. кв. метров. Стены замыкались угловыми башнями, перед ними тянулся ров. Имелась хорошо защищенная внутренняя гавань. Хроника сообщает, что в начале XV в. город отличался красотой, в его богатых домах жили владетельные архонты и зажиточные купцы, князь также имел там дворец, город изобиловал товарами, особенно тканями, и обладал славой одной из прекраснейших крепостей 35 . Некоторые города Морей были сторожевыми пунктами без экономического значения. Таков Клермон, построенный между 1220 и 1223 гг., ключ к Элиде. Его замок - типичное сооружение крестоносцев: две параллельные концентрические стены многоугольником с круглыми башнями образовывали ряд помещений и центральный двор. Постройка возведена западными мастерами и по западному образцу, ей нет аналогов в византийском зодчестве. Влияние северофранцузских традиций было столь сильно, что в крепости возвели много печей, хотя это было излишне при теплом климате Греции 36 .

Территорию франкской Греции усеяли мелкие замки. Резиденции баронов, они контролировали дороги и доминирующие высоты. Чаще эти примитивные по архитектуре строения следовали рельефу местности, в плане варьируя от простой башни с внутренним двором до ансамбля с внешним поясом стен, образующих нижний двор, цитаделью, донжоном и редутом. Иногда основная башня помещалась на углу, в самом уязвимом месте при обороне. Подчас франкские замки строились на фундаментах прежних укреплений и с использованием части их (Патры, Акрокоринф, Кадмея, Каламита). При строительстве применялась грубая кладка небольших, плохо отесанных блоков известняка в сочетании с плинфой из обожженной глины. Хорошо отесанные камни твердых пород встречаются в венецианских постройках второй половины XV - XVI века. В целом крепости Греции, лишенные декоративных украшений, простые и грубые, были архаичнее по архитектуре, чем строения такого рода во Франции и Италии, представляя устаревший полуроманский стиль 37 . Чудеса готики предназначались лишь для наиболее значительных церковных, реже - светских построек, особенно больших соборов Кипра (св. Софии в Никосии, св. Николая в Фамагусте, абб. Беллапэ близ Кирении). С середины XIV в. началась ассимиляция греческие традиций архитектуры с элементами готики. Но исследователь сталкивается в Латинской Романии чаще с эклектичными постройками и тенденцией возврата к православной традиции крестово-купольных храмов 38 .


33 Полевой В. И. Искусство Греции. Средние века. М. 1973, с. 259.

34 Там же, с. 266; Settоn K. Athens. Art. N 5, p. 281.

35 Ignoti auctoris Chronica Toccorum Cephalleniensium. R. 1975, p. 266.

36 Bon A. La Moree franque. Vol. 1. P. 1969, pp. 325 - 327, 619, 628 - 629.

37 Andrews K. Castles of the Morea. Amsterdam. 1978, p. 225.

38 A History of the Crusades. Vol. IV. Madison. 1977; Enlart C. Art gothique et la Renaissance en Chypre. Vol. 1 - 2. P. 1899; Gerola G. Monumen i veneti nell'isola di Creta. Vol. I - IV. Venezia. 1905 - 1932; Bon A. Moree.

стр. 93


Вступив в Византию, гордые рыцари называли себя "людьми, пришедшими для завоеваний" 39 . Трубадуры, вдохновлявшие вождей похода, были полны презрения к грекам. Соратник Бонифация Монферратского Раймбаут Вакейрасский, описывая сражение у Константинополя 17 июля 1203 г., высмеивал Алексея III Ангела и его воинов: "Мы были соколами, а они цаплями, и мы преследовали их, как волк преследует овцу" 40 . Прошло более 70 лет, и с таким же высокомерием, глядя у Неопатр на 30-тысячное войско византийцев, афинский герцог Ж. де ла Рош произнес: "Людей много, а мужей мало". Хотя ситуация была похожей (латиняне противостояли значительно превосходившему их противнику), отличие налицо: герцог, приведя эти слова Геродота, произнес их по-гречески 41 .

За прошедшие после завоевания годы латиняне стали двуязычными, усвоив язык покоренного народа. Плененный в битве при Пелагонии князь Ахайи Гийом II Виллардуэн вел переговоры по- гречески. На Кипре при короле Жане II (1432- 1458 гг.), женатом на дочери деспота Пелопоннеса, греческое влияние стало столь значительным, что остров "как бы вернулся под власть греков" 42 . Дочь и преемница Жана II Шарлотта ощущала себя гречанкой: усвоив эллинское красноречие, она с трудом писала по-французски и воспринимала французский как иностранный 43 . Греческий же все шире внедрялся и в официальное делопроизводство Кипра. С другой стороны, коренные киприоты стремились обучать детей и греческому, и французскому 44 . Из их смеси сформировался диалект, малопонятный для эллинского мира, но органичный в условиях острова. Своего рода "колониальный" язык складывался и на Крите при отсутствии тесных культурных связей венецианских поселенцев с метрополией 45 .

Впрочем, лингвистические барьеры, которые до XIII в. разделяли Восток и Запад, постепенно преодолевались. Латиняне довольно быстро приобщались к греческой культуре. В Морее и на Крите, на Кипре и островах Эгеиды франкские бароны и венецианские колонисты, никогда не читавшие произведений афинского архиепископа, стихийно солидаризировались с его идеей о том, что нельзя господствовать над народом, захватив замки, имущество и даже покорив людей, но не имея духовной власти над умами, не понимая языка подданных и отставая от них в культурном отношении 46 . Стремление упрочить свое господство дополнилось интересом к сокровищам эллинской культуры. В начале XIII в. на французский был переведен византийский роман о Варлааме и Иоасафе, в конце столетия архиепископ Коринфа доминиканец Вильгельм Мербеке переводил на латынь античные сочинения Гиппократа, Галена, Птолемея, Аристотеля и Прокла 47 . В Италии лишь почти век спустя первым истинным знатоком древнегреческой литературы стал Боккаччо.

Магистр ордена иоаннитов Родоса арагонец Х. Ф. де Эредиа (1377 - 1396 гг.) был инициатором первого перевода с греческого "Жизнеописаний" Плутарха и других текстов, неизвестных тогда на Западе 48 . Собранная на Леванте и перевезенная в Авиньон библиотека Эредиа оказалась настолько богатой, что в ней имелось почти все, что могло заинтересовать гуманиста той эпохи. Посланные арагонскому двору манускрипты и переводы, вся деятельность Эредиа и его окружения сыграли важную роль в формировании гуманизма в Испании 49 .


39 Livre de la conqueste, § 55, p. 17.

40 The Poems oi the Troubadour Raimbaut de Vaqueiras. The Hague. 1964, p. 305.

41 Hopi Ch. Chroniques Greco-Romanes. Brl. 1873, p. 121.

42 Knos B. L'histoire de la litterature neo-grecque. Uppsala. 1962, p. 176.

43 Hill G. A. History of Cyprus. Vol. 2. Lnd. 1972, pp. 548, 755.

44 Тивчев П. Леонтий Махера как историк Кипра. - Византийский временник, 1973, N 35, с. 167; Leontios Makhairas. Recital Concerning the Sweet Land of Cyprus. Vol. 2. Oxford. 1932, § 158, p. 142.

45 Folena G. Introduzione al Veneziano "de la da mar". In: Venezia e il Levante fino al secolo XV. Vol. I, pt. 1. Firenze. 1973.

46 Успенский Ф. И. Сочинения Михаила Акомината. Одесса. 1881, с. 198.

47 Сarile A. Per una Storia, pp. 260 - 261; Beck H. -G. Geschichte der byzantinischen Volksliteratur. Munchen. 1971, S. 35 - 41.

48 Luttrell A. The Hospitallers in Cyprus, Rhodes, Greece and the West (1291 - 1440). Lnd. 1978, N XX.

49 Ibid., NN XX, XXI.

стр. 94


Несмотря на наблюдавшийся рост интереса к греческой литературе в Латинской Романии и на Западе, католическая церковь настойчиво стремилась не к восприятию учения древних (т. е. языческих) писателей или современных схизматиков, а к распространению среди греков латинской культуры и католического вероучения. Еще в 1205 г. была предпринята попытка создать в Константинополе католический университет 50 . Центрами распространения западной теологии стали францисканские и доминиканские монастыри. Правда, их влияние на местное население было ограниченным. Уровень образованности был неодинаков среди как латинян, так и греков и колебался в зависимости от их социального положения, места, времени и обстоятельств. Но, заботясь о посылке на Восток богословов и миссионеров, нередко специально обучавшихся греческому языку, латиняне в целом не стремились к развитию образованности греческого населения. Венецианский сенат запретил жителям Ионического архипелага учреждать греческие школы и создавал льготные условия для того, чтобы юноши оттуда учились в Италии, в частности в Падуанском университете 51 . Но этой привилегией могли воспользоваться немногие.

Современники указывали на упадок культурной жизни в Аттике и на Пелопоннесе 52 . Только Крит и Кипр, и то лишь с XIV в., находились в более благоприятном положении. Нотарии Крита нередко упоминают учителей-греков, преподававших в школах, дававших частные уроки группам слушателей, занимавшихся репетиторством 53 . На Кипре благодаря усилиям греческих ученых получила развитие астрономия. Там были составлены астрономические таблицы, превосходившие точностью таблицы Птолемея; создавались оригинальные трактаты 54 . Своеобразным явлением в культуре Латинской Романии XIII в. оказалось творчество трубадуров. Многие из них прибыли вместе с вождями IV крестового похода. Кругнейшие сеньоры франкской Греции считали своим долгом иметь при своем две ре какого-либо трубадура, жонглера или менестреля, некоторые из них сами были поэтами.

Сохранилась любовная канцона князя Морей Гийома Виллардуэна (1245 - 1278 гг.), участника крестового похода 1249 г., чья дерзость и верность клятве привели его и многих рыцарей Морей в византийский плен после битвы при Пелагонии 1259 года. При дворе этого князя культивировалась куртуазная поэзия, а самый двор был более блестящим, чем у французского монарха. Знатные юноши Франции приезжали в Морею овладевать военным делом и приобретать хорошие манеры 55 . Репутацией трубадура обладал один из вождей IV крестового похода К. де Бетюн. Труверами в Константинополе были знатные рыцари Р. де Блуа, Г. де Сен-Кантен, граф Ж. де Бриен, видам (епископский викарий) Шартрский Г. де Форьер 56 . Они обогатились после захвата Константинополя, познали непривычную для них роскошь и негу. Бургундский рыцарь Г. де Брежиль выразительно описал это в стихах, повествуя, как после победы крестоносцы погрузились в изумруды, рубины, пурпуры и парчу, оказались в сказочных садах и дворцах 57 .

Одним из главных центров творчества трубадуров в Романии стало Салоникское королевство Бонифация Монферратского. Маркиз Монферрата (около 1152 - 1207 гг.) задолго до крестового похода, который он возглавил, носил репутацию покровителя трубадуров, еще в Северной Италии приблизил жонглера из Прованса Раймбаута де Вакейраса, впоследствии виднейшего трубадура Латинской Греции. Раймбаут (около 1155 - около 1207 гг.) был немногим из трубадуров, посвященных в рыцари. В 1194 г. он спас жизнь будущему салоникскому королю, а потом получил в Греции большой домен и немало доходов. Как поэту ему принад-


50 Fuсhs F. Die hoheren Schulen von Konstantinopel im Mittelalter. Leipzig. 1926, S. 53 - 54.

51 Miller W. The Latins in the Levant. Lnd. 1908, p. 541.

52 Setton K. Catalan Domination, p. 224.

53 Pertusi A. Leonzio Pilato a Greta prirna del 1358 - 59. Scuola е: cultura a Greta durante il secolo XIV. - Kritika Chronika, 1961 - 1962, t. 15 - 16, fase. 2, pp. 371 - 380.

54 Tihon A. Un traite astronomique chypriote du XIVe siecle. - Janus, 1977, t, 64; 1979, t. 66.

55 Miller W. The Latins, pp. 101 - 102.

56 Longnon J. Les Compagnons de Villehardouin. Genf. 1978.

57 Buchon J. A. Histoire des conquetes et de l'etablissement des Francais dans les etats de l'ancienne Grece. T. 1. P. 1846, p. 139; Longnon J. L'Empire, p. 67.

стр. 95


лежат уникальные жанровые опыты: он создавал канцоны, эстампиды, эпические послания и многоязычный дескорт. Его сочинения высоко ценились за красоту и изысканность. В творчестве Раймбаута раскрываются взгляды и настроения крестоносцев. Он был участником боев 1203 г., взятия Константинополя, во время которого был ранен, и завоевания Греции, видел соперничество Бонифация с императором Балдуином и чувствовал недовольство части рыцарей тем, что последний не продолжил крестовый поход в Святую землю.

Резко осуждая бездействие Балдуина, Раймбаут в "Совете императору" предрекал войну латинян со всеми окружающими их народами, которые могут объединиться с греками, и тогда латиняне потеряют все, что завоевали. Обвинением императора и его войска звучат слова Раймбаута о сожженных церквах и дворцах, ставших юдолью греха для клириков и мирян. Раймбаут предлагал Балдуину внимать советам не баронов, а того, кто более достоин (Бонифация Монферратского). Чтобы грядущий поход оказался успешным, государю надлежит быть отважным и великодушным, мудрым и щедрым, привлекать вассалов дарами и объединять их, чтобы они не покидали войско, а были готовы к выступлению 58 . Перу Раймбаута принадлежат и другие произведения: эпическое послание к Бонифацию, где описаны события крестового похода; канцона, в которой воспеты деяния Бонифация, "превзошедшего" подвигами Александра Македонского, Карла Великого и Роланда 59 .

Творчество трубадуров Романии не прошло бесследно, оказав, в частности, влияние на греческий эпос и рыцарский роман XIII - XIV веков. Естественно, что в поэзии провансальских певцов куртуазии на далеком Леванте большое место заняли политические мотивы и преобладали не любовные канцоны, а сирвента и эпическое послание. Литература Латинской Романии, до сих пор не изученная как целостное явление, богата и историческими произведениями. Это и своеобразная энциклопедия быта - Морейская хроника, Хроника дома Токко (правителей Эпира и Ионических островов), "Повесть о сладкой земле Кипр" хрониста конца XIV - начала XV в. Леонтия Махеры 60 , "Мемуары" Филиппа де Повара (около 1195 - после 1265 гг.) 61 . Оригинальны также сочинения критских поэтов Леонардо Дел-лапорты и Марина Фальера (XIV - XV вв.) 62 , народная поэзия Крита, Кипра и Эгеиды. Характерный пример - "Песнь о Генрихе Фландрском" 63 . В этой греческой балладе рассказывается, как доблестный король Генрих был убит своей невестой, ибо она не пожелала вступить в брак с поработителем отечества. Хотя исторические обстоятельства смерти Генриха I нам неизвестны (существовало предание, что он был отравлен женой, дочерью болгарского царя Борила) 64 , баллада отражает неприятие завоевания греческим народом, несмотря на то, что фигура Генриха в целом симпатична: он заменил в этой песне традиционных византийских героев Дигениса Акрита и Александра Македонского.

Многовековая история Латинской Романии наполнена драматическими поворотами, ее страницы писались в грозные годы нарастания османской экспансии. И хотя "мировую державу" из развалин Византии удалось создать только венецианцам 65 , латинские государства оставили глубокий след в истории Греции и всего Средиземноморья. Свою судьбу Латинская Романия имела и в художественной литературе, включая творения Шекспира и Гете.


58 The Poems oi the Troubadour Raimbaut de Vaqueiras, pp. 224 - 234.

59 Ibid., pp. 301 - 344, 241 - 252.

60 Leontios Makhairas. Op. cit. Vol. 1 - 2.

61 Paris G. Les Memoires de Philippe de Novare. - Revue de l'Orient Latin, 1902, t. 9.

62 Manoussakas M. I. La litterature Cretoise a l'epoque venitienne. - L'Hellenisme contemporain, 1955, t. 9; ejusd. Un poeta cretese ambasciatore di Venezia a Tunisi e presso i Turchi: Leonardo Dellaporta. In: Venezia e l'Oriente fra tardo medioevo e Rinascimento. Firenze. 1966; Gemert A. F. van. The Cretan Poet Marinos Falieros. - Thesaurismata, 1977, t. 14.

63 Мануссакас М. И. Греческая народная песня о царствовании Генриха Фландрского (на греч. яз.). - Laografia, 1952, t. 14; 1954, t. 15.

64 Вeck H. -G. Geschichte, S. 110.

65 Архив Маркса и Энгельса. Т. V. М. 1938, с. 200.

 


Комментируем публикацию: ЛАТИНСКАЯ РОМАНИЯ


© С. П. Карпов • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ГЕОГРАФИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.