РУССКИЙ ФЛОТОВОДЕЦ Ф. Ф. УШАКОВ В СРЕДИЗЕМНОМ МОРЕ

Актуальные публикации по вопросам географии и смежных наук.

NEW ГЕОГРАФИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ГЕОГРАФИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему РУССКИЙ ФЛОТОВОДЕЦ Ф. Ф. УШАКОВ В СРЕДИЗЕМНОМ МОРЕ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2015-09-10
Источник: Исторический журнал, № 3-4, Апрель 1943, C. 30-36

Замечательный русский флотоводец, прославивший своими боевыми делами русский флот, Фёдор Фёдорович Ушаков родился в 1745 г. в Темниковском1 уезде, Тамбовской губернии, в обедневшей дворянской семье. Отец Ушакова служил в скромном чине коллежского регистратора.

 

В 1761 г. шестнадцатилетний Ушаков поступил в Морской шляхетский корпус (ныне Высшее военно-морское ордена Ленина краснознамённое училище имени М. В. Фрунзе). Через 2 года, окончив его одним из первых, был произведён в гардемарины, через год - в капралы и в 1766 г. - в мичманы.

 

В первых же плаваниях на Балтийском море Ушаков проявил прекрасные командирские качества и всей душой полюбил море, с которым так тесно была связана вся дальнейшая его жизнь.

 

В 1768 г. Ушаков был переведён в Черноморский флот. Молодой офицер уже имел солидный морской опыт. Особенно много дало Ушакову плавание на корабле "Три Иерарха", на котором он служил под командой капитана 1-го ранга С. К. Грейга, будущего героя Чесменского сражения.

 

В последующие годы службы Ушакова на Чёрном море он выдвинулся в число наиболее способных командиров. Оценив достоинства Ушакова, Потёмкин поручил ему устройство линейного флота.

 

В 1787 г. началась русско-турецкая война, в которой русская армия под командованием Суворова и Черноморский флот, руководимый Ушаковым, одержали ряд блестящих побед.

 

Выдающиеся способности Ушакова проявились не только в успешном руководстве военными операциями, но и в других областях управления флотом. Севастополь благодаря энергии и заботам Ушакова быстро развивался и благоустраивался.

 

Уделяя большое внимание строительству новых кораблей и боевой подготовке флота, Ушаков за время короткого пребывания руководителем Черноморского морского правления достиг значительных результатов, которые не замедлили проявиться, когда снова пришла пора действовать русскому флоту.

 

Дальнейшая боевая деятельность великого русского флотоводца связана с операциями по освобождению Ионических островов из-под власти Наполеона. Эти операции, блестяще выполненные, русским флотом во главе с адмиралом Ушаковым, явились как бы прологом к освободительным войнам, закончившимся грандиозной победой русского народа в 1812 году.

 

Уже первые завоевания Наполеона в Европе вызвали тревогу у русского правительства. Тревога эта усилилась, когда после, захвата французами Ионических островов создалась угроза их вторжения на Ближний Восток.

 

Грандиозные приготовления Наполеона к египетскому походу не могли остаться незамеченными. В феврале 1798 г. Черноморское морское правление получило приказ: "Черноморские берега и порты привести в готовность к обороне и вооружить двенадцать линейных кораблей". Главное начальство над флотом было поручено Ушакову.

 

Французский флот ещё вооружался и готовился, когда Ушаков получил именной указ Павла: "По дошедшим к нам сведениям, что французы вводят эскадры в Белое (Мраморное. - Н. К .) море и как прямого их намерения ещё неизвестно, то повелеваем вам... выйти в море и заняться крейсерством от Севастополя до Одессы, прикрывая все берега свои, буде французская эскадра покусилась бы выйти в Чёрное море"2 .

 

В мае 1798 г. французский флот, выйдя из Тулона и овладев по пути Мальтой, доставил в Александрию 40-тысячную французскую армию. Наполеон начинал свой египетский поход.

 

Угроза Египту превратила Турцию из союзника Франции в её непримиримого врага. Русский флот находился в море, когда Ушаков получил новое предписание: соединившись с турецким флотом, начать действия против французских войск в Средиземном море. 13 августа 1798 г. эскадра Ушакова взяла курс на Константинополь.

 

 

1 Ныне Темниковский район Мордовской АССР.

 

2 Цит. по книге: Анциферов В. Адмирал Ушаков. Военмориздат, стр. 31 - 32. М. 1940.

 
стр. 30

 

Дипломатическая часть порученной Ушакову задачи не представляла значительных трудностей: Турция сама проявила инициативу, предложив России союз. Достижение же военных целей экспедиции было связано с весьма серьёзными затруднениями. Перед Ушаковым была поставлена задача - освободить Ионические острова от французских войск и содействовать англичанам в отвоевании Мальты и в борьбе с французами у берегов Египта.

 

Для небольшой русской эскадры, имевшей всего 743 пушки и 7132 человека экипажа (в том числе отряд морской пехоты в 1600 человек), эта задача была нелёгкой. Однако Ушаков был уверен в успехе порученной ему операции, так как хорошо звал стойкость и отвагу своих людей, искусство и доблесть своих командиров. Правда, состояние кораблей эскадры внушало ему опасения. Наскоро снаряжённая эскадра незадолго до отправления в Средиземное море провела 3 месяца в крейсерстве и выдержала не один шторм. В состав эскадры входили 6 линейных кораблей, 7 фрегатов и 3 брига. Хотя эти корабли были построены сравнительно недавно, но, как писал Ушаков в адмиралтейств-коллегию, они "строились с великой поспешностью... и от такого поспешного построения не так крепки, а часто и многие гнилости уже в членах показываются"1 .

 

На третий день плавания крепкий зюйд-вест развёл большую волну и на многих кораблях открылась течь. Один корабль и бриг пострадали так основательно, что Ушакову пришлось отправить их обратно в Севастополь. Исправив причинённые штормом повреждения, эскадра двинулась дальше, к Босфору.

 

22 августа турецкое правительство объявило войну Франции и арестовала всех французов, находившихся в Турции. 25 августа русская эскадра, приветствуемая орудийным салютом крепостей, при огромном стечении народа на берегу, стала на якорь в Буюк-дере, предместье Константинополя. Население турецкой столицы восторженно встретило прибытие русской эскадры. Особенно почтительно турки отнеслись к русскому адмиралу, имя которого - "Ушак-паша", как они его называли, - было хорошо известно по недавним победам, одержанным Ушаковым на Чёрном море.

 

На совещаниях Ушакова с турецким правительством был выработан план совместных действий против французов на Средиземном море. Важным условием, облегчавшим достижение поставленной перед русским флотом цели, было то, что жители Ионических островов, отданные на произвол французских военных властей и солдат, только и ждали благоприятного момента, чтобы начать борьбу против своих угнетателей. Поэтому симпатии местных жителей были на стороне русских, в которых они видели своих избавителей. Сравнительная близость к предстоящему театру военных действий русских и турецких баз создала также благоприятные условия для осуществления намеченных операций.

 

Наполеон, захвативший в 1797 г. эти острова, ранее принадлежавшие Венеции, прекрасно понимал их стратегическое значение. "Ионические острова, - писал он Директории, - представляют для нас большую ценность, чем вся Италия". Поэтому, захватив эти острова, французы предприняли ряд мер для усиления их обороны, которой чрезвычайно благоприятствовали природные условия. Наиболее укреплённым из островов Ионического архипелага был острой Корфу, где находился крупный гарнизон. Взятие этого острова было сопряжено с особенно большими трудностями.

 

Неблагоприятные ветры, неисправность турецких судов, выделенных в помощь русской эскадре, задержали её выход до 8 сентября. В Дарданеллах к Ушакову присоединились 4 турецких линейных корабля, 6 фрегатов, 4 корвета и несколько мелких судов с 6 тыс. человек экипажа. Во главе турецких сил был поставлен адмирал Кадыр-бей, которому султан предписал полностью подчиняться распоряжениям Ушакова и почитать его "как учителя".

 

Ещё будучи в Константинополе, Ушаков установил связь с английским адмиралом Нельсоном, будущим победителем у Трафальгара, и до выхода всем флотом в море отправил в помощь ему к берегам Египта отряд из 2 фрегатов и 10 канонерских лодок под командованием капитана 2-го ранга Сорокина.

 

20 Сентября соединённый русско-турецкий флот вышел из Дарданелл. Флаг вице-адмирала Ушакова был поднят на корабле "Св. Павел". После кратковременной стоянки у островов Хиоса и Индры флот направился к острову Цериго (один из Ионических островов), избранному Ушаковым в качестве первоначального объекта операций. За несколько дней до этого к острову был послан с 2 фрегатами капитал-лейтенант Шостак. Ему было поручено известить жителей острова о том, что русский флот идёт к ним на помощь, и распространить среди них написанные Ушаковым прокламации.

 

На пути к Цериго корабль Ушакова был встречен шлюпкой с острова. Прибывшие на ней местные жители сообщили адмиралу, что население острова с восторгом приняло его прокламацию и что французский гарнизон, узнав о приближении флота, спешно оставил город и укрылся в крепости.

 

Подойдя к острову, фрегат капитан-лейтенанта Шостака стал на якорь у Цериго и открыл по крепости огонь. Не отвечая на выстрелы, французы спустили флаг, а когда с фрегата высадился десант, бросились бежать в Капсалу - главную крепость острова. В Капсале, расположенной на крутой горе и защищенной высокими стенами, французы приготовились к упорной защите. Тем временем к острову подошёл флот.

 

 

1 Скаловский Р. Жизнь адмирала Ф. Ф. Ушакова. Ч. I, стр. 16. Спб. 1856.

 
стр. 31

 

Ознакомившись с обстановкой, Ушаков приказал высадить десант под командованием капитан-лейтенанта Шостака.

 

Гористая, изрезанная ущельями местность сильно затрудняла установку пушек на берегу. Пушке приходилось нести на руках. Несмотря на эти трудности к 30 сентября неподалёку от крепости были сооружены 2 батареи.

 

Прежде чем открыть огонь, капитан-лейтенант Шостак предложил французам сдать крепость, но получил отказ. Немедленно был начат обстрел, на который крепость отвечала огнём своих пушек. На следующий день десант был подкреплён свежими силами; обстрел крепости был усилен артиллерийским огнём с фрегата "Счастливый" и брига "Панагия Апотуменгана". Несмотря на то что обстрел вызвал значительные разрушения в крепости и причинил большой урон неприятелю, сопротивление осаждённых не было сломлено.

 

Тогда Ушаков приказал готовиться к решительному штурму. К стенам крепости поднесли лестницы и другие приспособления для штурма. Увидев эти приготовления, французы сочли за лучшее поднять белый флаг. Вскоре их парламентёры поднесли капитан-лейтенанту Шостаку знамя и ключи от крепости.

 

Условия капитуляции, предложенные французам, были очень мягкими. После того как они сложили оружие перед строем русских войск, им было разрешено возвратиться во Францию. С солдат взяли обязательство не участвовать в войне в течение года, а с офицеров - до конца войны.

 

В качестве трофеев русские получили 31 пушку. Первая победа обошлась без теперь для русского флота: за всё время осады Цериго не было ни одного раненого, ни одного убитого. Хотя победа эта легко досталась русскому флоту, тем не менее значение её было достаточно велико: "непобедимые" французские войска впервые потерпели поражение.

 

*

 

Оставив на острове небольшой гарнизон, который в случае нужды мог быть увеличен за счёт ополчения, созданного из местных жителей, Ушаков со своим флотом направился к следующему острову архипелага - Занте.

 

Когда высланные вперёд 2 фрегата капитан-лейтенанта Шостака высадили на берег десант, он был радостно встречен местными жителями. "Жители острова, - пишет в своих записках очевидец, - от нетерпеливости своей не могли дождаться своих избавителей: они кинулись в лодки; приехали сами на эскадру и взошли на корабль начальника, принявшего их с особенной лаской. От них узнали мы о состоянии гарнизона, о наглостях, причиняемых французами жителям, о построенных у самой пристани батареях для воспрепятствования высадки в город"1 .

 

Открыв огонь, фрегаты в короткое время сбили 5 небольших береговых батарей. Французы спешно оставили их и укрылись в крепости, находившейся на вершине крутой горы, близ гор. Занте. К вечеру этого дня подошла остальная часть флота и стала на якорь у острова. Предложение Ушакова о сдаче было отвергнуто, и он приказал десанту взять крепость штурмом.

 

Многие жители острова присоединились к русскому отряду, обслуживая его в качестве проводников. "Так как отлив воды, - пишет тот же офицер, - мелководье и каменья препятствовали гребным судам пристать к самому берегу, то островитяне, сбежавшись к тому месту со всех сторон, видя, что солдатам надобно было идти вброд, бросились в воду, усиленным образом хватали их на руки и переносили на плечах своих на берег. Нельзя равнодушно припомнить сего усердия!"2 .

 

Вскоре войска в сопровождении вооружённых жителей окружили подошву горы и начали приготовления к решительному штурму. Около полуночи 13 октября комендант крепости Люкас, переодевшись в штатское платье, явился к капитан-лейтенанту Шостаку для переговоров о сдаче Утром следующего дня французский гарнизон вышел из крепости и сложил оружие перед выстроенными войсками победителей. В плен сдались 491 человек, в том числе 47 офицеров. Русскому командованию были вручены знамя и ключи крепости. В крепости на батареях было взято 47 крупных пушек, 7 медных полевых, 6 мортир, 2 гаубицы - всего 62 орудия.

 

Русским войскам "не мало стоило труда, - пишет очевидец, - защитить французов при выходе их из крепости от мщения народа; начальник отряда принуждён был поставить в середину отряда пленных, а по сторонам десантное войско, которое предохраняло французов от беспрестанных нападений провожавшей их озлобленной толпы"3 . Так велика была ненависть народа к своим недавним угнетателям.

 

На следующий день вице-адмирал Ушаков вместе с командирами кораблей и офицерами съехал на берег. Приближавшиеся к берегу шлюпки были встречены ружейным салютом и звоном колоколов. Все улицы украсились, во всех окнах были выставлены русские флага. "Жители с радостными возгласами в честь победителей повсюду встречали Ушакова и его свиту, бросали из окон цветы, матери выносили детей, заставляя их целовать руки не только у офицеров, но и у матросов. Женщины, а особливо старые, протягивали из окон руки, крестились и плакали"4 .

 

У острова Занте эскадра Ушакова простояла 10 дней, пополняя запасы и производя необходимый ремонт. В это же время Ушаков послал несколько отрядов для занятия соседних островов. Большой, густо населённый остров Кефалония был взят небольшим отрядом капитана 2-го ранга Поскочина при поддержке и помощи населения.

 

 

1 Записки флота капитан-лейтенанта Егора Метаксы. (Записка Егора Метаксы), стр. 42. Петроград. 1915.

 

2 Там же, стр. 43 - 44.

 

3 Там же, стр. 46.

 

4 Там же.

 
стр. 32

 

Потери русских были минимальны. Так, в течение 9-дневного штурма крепости острова Санта-Мавра русские потерями 2 человек убитыми, 6 ранеными; турки - 4 убитыми и несколько человек ранеными. Героизм и храбрость, которые на протяжении веков создали славу русским солдатам и морякам, флотоводческое искусство вице-адмирала Ушакова обеспечили победу. При взятии неприятельских крепостей Ушаков проявил в полном блеске свои качества не только военного руководителя, но и тонкого дипломата. В сложной политической обстановке Ушаков проявил большой такт во взаимоотношениях со своими союзниками - турками - и с жителями освобождённых островов. Ушаков предоставил жителям полное самоуправление. Все это снискало самую восторженную любовь к русскому адмиралу и его подчинённым.

 

На всех освобождённых островах Ушаков оставил небольшие отряды из русских моряков. В случае если бы французы вновь попытались захватить острова, моряки должны были руководить вооружёнными отрядами из местных жителей, которые дали клятву умереть, но не сдаваться французам.

 

О чувствах, которые Ушаков возбуждал у освобождённого им населения, ярко свидетельствуют многочисленные адреса, поднесённые ему вместе с золотым оружием и другими подарками. Вот, например, что писали Ушакову жители острова Занте: "Приятно нам навсегда пребудет воспоминание того знаменитого дня, в который благополучное освобождение сего любезного места от жестокого ига французов совершено было... Достопамятные и славные подвиги совершил бессмертный российский адмирал и кавалер Ушаков"1 .

 

В адресе, поднесённом Ушакову от имени населения 7 островов, говорилось: "Славные победоносные знамёна обширнейшего в свете государства иначе не могли бы привлечь на себя общее благоговейное почитание сих островов, как от геройской десницы Вашего высокопревосходительства. С самого прибытия Вашего в здешние края, отличнейшими добродетелями пленили Вы сердца всех жителей в островах... Предприятие освобождения островов от похитителей приведено было в совершенство с величайшею славою. По глубокой мудрости завоевателя установлено было между нами временное правление; все заботы его бдительно напрягались к утверждению лучшего порядка, от которого проистекает народное благоденствие... Просим... покорнейше удостаивать сии острова, в коих имя Ваше предано бессмертию, благоволением... призрением и покровительством, коими по сие время нас благотворили, за каковую милость народы сии единогласно возглашают Вас отцом своим"2 .

 

Успешное осуществление операций по занятию островов Цериго, Занте, Кефалония и Санта-Мавра открывало перед Ушаковым путь к главному и наиболее укреплённому из всех Ионических островов - к острову Корфу, столице Ионического архипелага. Теперь Ушаков имел полную возможность сосредоточить все свои силы против этой первоклассной крепости, считавшейся в те времена неприступной.

 

*

 

Остров Корфу, в древности называвшийся Керкира, расположен севернее остальных Ионических островов. Этот обширный, площадью около 600 кв. км, остров издавна славился своим исключительным плодородием. Благоприятные природные условия привлекали к нему жителей, и в конце XVIII в. население его насчитывало около 60 тыс. человек. Находясь у входа в Адриатическое море, Корфу имел большое стратегическое значение, и потому в течение долгого времени многие государства вели борьбу за обладание этим ключом к Италии и Греции. В течение веков на острове создавались укрепления, и к описываемому времени он был защищен крепостью, считавшейся одной из самых неприступных в Европе.

 

Вот интересное описание этой твердыни, сделанное биографом адмирала Ушакова. Укрепления Корфу "могли вместить в себе от 10 до 15 тысяч гарнизона и с такими оборонительными способами не иначе могли быть взяты, как только голодом и жаждою. Укрепления Корфу... и состояли собственно из пяти крепостей... Старая крепость, расположенная на высоком берегу, преимущественно обстреливала морской берег; она отделялась площадью и весьма глубоким и широким водяным рвом, который делал её островом; вход в неё был через подъёмный мост. Каменный и утёсистый мыс этот, подымающийся над поверхностью моря на тридцать сажен, имеет две возвышенности; на одной из них находилась цитадель Сан-Анжело, составлявшая последнее убежище ретирующемуся гарнизону. Западная сторона, крепости направляла также свои выстрелы на город, осаждающие должны были встречать преграду на каждом шагу; глубокие рвы и валы отделяли одно укрепление от другого; пороховые погреба и магазины иссечены в горе; казармы и другие крепостные здания сообщались между собой тесными путями, также высеченными внутри горы... С береговой стороны город обнесён был двумя валами и сухим рвом и примыкал к новой крепости, составлявшей главную его защиту... Новая крепость... построенная по другую сторону шоры на весьма крутой скале, уставлена была пушками большого калибра и состояла из трёх отдельных укреплений. Она обнесена была толстыми и чрезвычайно высокими каменными стенами, и из города входили в неё через подземелье; такие же подземные хода были из неё в поле и в загородные укрепления. Тут ещё в большем размере повсюду встречались глубокие рвы и подземелья, огромные своды, переходы, таинственные лестницы, высеченные

 

 

1 Записки Егора Метаксы. Приложения, стр. 237.

 

2 Там же, стр. 234 - 235.

 
стр. 33

 

внутри горы, казематы и бастионы, устроенные один над другим"1 .

 

С моря Корфу был защищен, кроме того, двумя укреплёнными островами: Видо и Лазаретто. На Видо находилось 5 батарей. Подступы с моря защищали также стоявшие в гавани корабли: 74-пушечный линейный корабль "Женерё", 50-пушечный линейный корабль "Леандр"2 , 32-пушечный фрегат "Ла-Брюнь", бомбардирское судно "Ла-Фример" с 24 тушками, бриг "Экспедицион" и 6 галер. Крепостные батареи насчитывали до 650 орудий, гарнизон крепости состоял из 3 тыс. человек (в том числе 120 человек конницы) под командой генерала Шабо.

 

Такова была крепость Корфу, которую предстояло веять русской эскадре. Жители Корфу неоднократно писали Ушакову, что "нетерпеливо ожидают прибытия его и с распростёртыми объятиями примут союзный флот". Когда пришли известия об освобождении острова Санта-Мавра, жители Корфу подняли восстание, которое было жестоко подавлено французами. Поэтому отряд капитана 1-го ранга Селивачёва, отправленный Ушаковым 20 октября, был встречен ликованием местных жителей.

 

Для осуществления задачи, поставленной Ушаковым, капитан 1-го ранга Селивачёв блокировал остров с целью не допустить подвоза провианта и войск противника. Осуществляя блокаду, русские корабли захватили несколько торговых судов, 18-пушечную шебеку и 100 человек экипажа.

 

Несколько раз корабль "Женерё" пытался вступить в бой, но, получая крепкий отпор, с повреждениями уходил обратно в гавань.

 

9 ноября Ушаков прибыл к острову Корфу с 4 кораблями и 2 фрегатами. Блокада стала ещё тесней; теперь её осуществляли 8 кораблей, 7 фрегатов и несколько мелких судов. С имеющимися силами Ушаков не мот предпринять решительных действий, так как количество десантных войск было далеко не достаточным. "Если бы я имел со мной один только полк русского сухопутного войска, - доносил Ушаков Павлу I, - непременно надеялся бы я Корфу взять, соединясь вместе с жителями, которые одной только милости просят, чтобы ничьих других войск кроме наших к этому ее допускать".

 

Зажив остров Лазаретто, где было взято 7 пушек, Ушаков вынужден был до прибытия остальных судов эскадры ограничиться блокадными действиями. "Крепость Корфу, - писал Ушаков Сенявину, требуя скорейшего прибытия его отряда, - держу я в тесной блокаде, на берег высадил десант, но корабли и фрегаты мои почти все порознь и от меня отделены; если бы были рее они здесь, всё бы пошло другим манёвром, а через эту медленность неприятели наши укреплялись и укрепляются бесподобно"3 .

 

Ушаков всё же намеревался до прибытия остальных судов эскадры предпринять штурм острова Видо, однако обстоятельства изменили этот план.

 

Разоряемые частыми фуражировками и грабежами французского гарнизона местные жители явились к русскому адмиралу с просьбой о защите. Уступая этим просьбам, Ушаков 14 ноября отправил на берег отряд в 126 человек под командой капитана Кикина и лейтенанта Ганфельта; 19 ноября был высажен второй отряд - под командой лейтенанта Ратманова. Эти отрады в короткое время с помощью местных жителей соорудили батареи, препятствовавшие гарнизону выходить из крепости. Одна из них, оборонявшаяся местными жителями, вскоре была взята французами; другая, которую обороняли русские, стойко держалась.

 

К концу ноября к эскадре Ушакова стали прибывать ожидаемые им корабли под командованием капитала 1-го ранга Сенявина, капитана 2-го ранга Сорокина и контр-адмирала Пустошкина. К январю 1799 г. у Корфу собралось 12 кораблей, 11 фрегатов и несколько мелких судов. Однако Ушаков не мог начать решительных действий из-за отсутствия достаточного количества сухопутных войск. Турецкое правительство обязалось предоставить в распоряжение Ушакова необходимое количество войск, самая доставка которых не представляла никаких затруднений, так как владения Турции в Албании в то время находились на расстоянии 2 - 3 км от Корфу. Однако местные паши, которым султан приказал выделить войска в распоряжение Ушакова, не торопились, а некоторые из них, особенно Али-паша Янинский, явно не желали подчиняться приказаниям из Константинополя.

 

Ушакову пришлось выдержать упорную дипломатическую борьбу, в которой снова ярко сказались выдающиеся дипломатические способности, политический такт и твёрдая воля русского адмирала. В результате Али-паша был вынужден прислать в Корфу отряд из 2500 албанцев. Мелкими отрядами прибывали к Ушакову войска и от других турецких пашей. К концу января 1799 г. общее число присланных Ушакову албанских войск доходило до 4250 человек вместо обещанных Турцией 10 тысяч. Но и эти войска были плохо снаряжены. Они не имели ни боеприпасов, ни провианта и отличались низкой дисциплиной и неорганизованностью.

 

Турецкие чиновники под всяким предлогом: отказывались доставлять провиант на эскадру. Недостаточное питание, холодная и ненастная погода вызывали массовые заболевания среди экипажей кораблей. Положение Ушакова становилось всё более затруднительным. "Из всей древней истории, - писал Ушаков, - не знаю я и не на-

 

 

1 Скаловский Р. Указ. соч., стр. 277 - 278.

 

2 Этот английский корабль, посланный, адмиралом Нельсонам в Англию после Абукирского сражения с трофеями и донесениями, был взят французами в плен.

 

3 Каллистов Н. Флот в царствование императора Павла I. История русской армии и флота, стр. 22. Изд. "Образование". Т. IX, М. 1913.

 
стр. 34

 

хожу примеров, чтобы когда какой флот мог находиться в отдалённости без всяких снабжений и в такой крайности, в какой мы теперь находимся... Мы не желаем никакого награждения, лишь бы только служители наши, столь верно и ревностно служащие, не были бы больны и не умирали бы с голоду"1 .

 

В этой исключительно трудной обстановке Ушаков проявил свою незаурядную волю и решил довести задуманную операцию до конца. Усилий блокаду острова, он, не дожидаясь дальнейших подкреплений, начал подготовку ко взятию крепости. На остров были свезены дополнительные отряды, которые в течение 10 дней построили 2 новых батареи. Огонь этих батарей причинил, французам большой ущерб. Неоднократные попытки французов захватить эти батареи кончались неудачей: всякий раз они вынуждены были отступать, теряя убитых и раненых.

 

Подробно разработанный Ушаковым план атаки был обсуждён на совете флагманов и командиров. План этот учитывал все возможные случайности и предусматривал централизацию управления операцией в ругах главнокомандующего. Сто тридцать сигналов, специально намеченных для этого случая, давали Ушакову полную возможность управлять судами и войсками по его усмотрению.

 

Выполнение операции было назначено на 16 февраля. В 7 часов утра этого дня по сигналу с флагманского корабля "Св. Павел" началась общая атака. Флот снялся с якоря. Шедшие в первой линии фрегаты и мелкие корабли, сбив огнём своих пушек французские батареи, стали на якорь на расстоянии картечного выстрела от них. Следом за ними подошли линейные корабли, которые также стали на якорь и открыли губительный огонь по французским укреплениям, в точности выполнив данную им инструкцию Ушакова: "Очистить потребные места на берегах для десантов". В то же время корабли успешно препятствовали попыткам противника послать подкрепления из крепости на остров Видо.

 

К 11 часам утра сопротивление береговых батарей было сломлено и по сигналу Ушакова на остров Видо был свезён десант. Гребные суда с десантом пристали к берегу в трёх местах. Успешно преодолев передовые укрепления, русские войска быстро достигли середины острова.

 

Французы пытались укрыться в траншеях. Большая же часть их засела в отдельное укрепление и защищалась, ню после продолжительного ожесточённого боя была разбита. "Храбрые войска наши, - доносил Ушаков, - мгновенно бросились во все места острова, и неприятель повсюду был разбит и побеждён... Из бывших в сие время на острове до восьмисот французов едва успели только немногие на гребных судах возвратиться в крепость, прочие же побиты и потоплены. В плен взят бригадный генерал Пиврон, комендант острова, и ещё 422 человека, среди них 20 офицеров"2 .

 

"Корфиотские укрепления, - писал участник штурма, - неприятельские военные суда, батареи союзников, десять линейных кораблей и семь фрегатов пылали огнём. Казалось, что гром пушек заставил умолкнуть самый ветер, обратив его ярость в совершенный штиль; отдалённое эхо, повторяя между горами Албанского берега русскую пальбу, возвещало скорое падение неприступной Корфы"3 .

 

Около 2 часов дня ожесточённая канонада прекратилась. Остров Видо был уже во власти победителей, на нём уже развевались русские флаги, и командующий мог теперь сосредоточить все силы против главных укреплений острова Корфу. Наши потери в этом ожесточённом сражении были очень не велики: 30 убитых и 62 раненых.

 

Не менее успешно развивались действия десантных войск против крепости Корфу. Под прикрытием огня корабельной артиллерии русские войска бросились на приступ передовых укреплений крепости. Несмотря на упорное сопротивление гарнизона осаждающие преодолели глубокие рвы, взобрались на высокие стены и завладели двумя важнейшими внешними фортами. Противник был вынужден отступить во внутреннюю крепость.

 

Остров Видо и передовые укрепления были потеряны французами. Русские войска уже готовились к решающему штурму последнего оплота осаждённых, когда генерал Шабо счёл за лучшее предложить Ушакову начать переговоры о сдаче крепости. "Я всегда на приятные договоры согласен", - ответил Ушаков и отдал распоряжение о прекращении военных действий. 20 февраля на флагманском корабле русской эскадры были подписаны условия капитуляции. Могущественная крепость острова Корфу, до тех пор считавшаяся неприступной, должна была уступить храбрости и искусству русских моряков.

 

По условиям сдачи, в которых проявилось великодушие Ушакова и его уважение к храбрости побеждённых, генерал Шабо должен был сдать адмиралу город и все укрепления со всеми боевыми и съестными припасами, а также все корабли. Гарнизон крепости сдавался в плен и затем подлежал отправке во Францию с обязательством не участвовать в войне в течение полутора лет. Генералам и офицерам оставлялись их шлаги, гарнизон же должен был сложить оружие и знамёна перед строем русских войск.

 

Взято было в плен 2931 человек, в том числе 4 генерала; французы сдали один линейный корабль, один фрегат и 18 других судов. В крепости было захвачено 636 пушек, 5495 ружей, 105885 ядер, 1224 бомбы, 572420 патронов, около 3 тыс. пудов пороха и большое количество снаряжения и продовольствия.

 

Со взятием Корфу было закончено освобождение Ионических островов. Вся эта

 

 

1 Скаловский Р. Указ. соч., стр. 321.

 

2 Каллистов Н. Указ. соч., стр. 27.

 

3 Записки Егора Метаксы, стр. 216.

 
стр. 35

 

операция, проходившая в условиях, чрезвычайно затруднявших действия русского флота, заняла около 5 месяцев. Взятие столь сильной крепости, как Корфу, в такой короткий срок, при отсутствии осадной артиллерии и достаточного количества сухопутных войск, было совершенно исключительным делом. Эта операция показала высокое военное искусство адмирала Ушакова, прекрасную боевую подготовку экипажей его эскадры; её осуществление оказалось возможным лишь благодаря исключительному героизму русских моряков.

 

Высокую оценку действий русского флота дал великий Суворов. Узнав о покорении Корфу, чан воскликнул: "Ура русскому флоту! Жалею, что не был я при Корфу хоть бы мичманом".

 

Насколько значителен подвиг русских моряков, станет ещё понятнее, если вспомнить, что Мальта, к осаде которой англичане приступили до начала блокады Корфу, была взята ими только через полтора года после освобождения Корфу. Ушаков тогда писал: "Мальта ровесница Корфу; она другой год уже в блокаде и когда возьмётся ещё неизвестно, но Корфу нами взят почти без всего и при всех неимуществах". "Неимущества", как мы уже видели, были действительно велики.

 

Закончив освобождение Ионических островов от наполеоновских войск, Ушаков образовал из них государство с республиканским образом правления. Государство это, получившее название "Республики семи островов", находилось под протекторатам России и Турции. Задача организации нового управления на Ионических островах была очень сложной. Быстрота и лёгкость, с какой Ушаков справился с ней, заставляют признать в нём выдающегося государственного деятеля. Беспримерную храбрость, замечательное военное искусство и высокие организаторские способности проявил во время этой экспедиции будущий адмирал, а тогда ещё капитан 1-го ранга, командир линейного корабля "Св. Пётр" Д. Н. Сенявин. Закалённый в этой школе трудов и лишений, Сенявин 6 лет спустя с такой же доблестью командовал русской эскадрой в тех же водах.

 

*

 

Овладение Ионическими островами лишило Наполеона всех баз в восточной части Средиземного моря, позволило осуществить взаимодействие войск Суворова и флота Ушакова для дальнейшего очищения Италии от наполеоновских войск.

 

Замечательные дела Ушакова и его эскадры не закончились освобождением Ионических островов. Вскоре отряд судов под командой капитана 2-го ранга Сорокина, выделенный Ушаковым для борьбы с Наполеоном в Южной Италии, одержал ряд замечательных побед. Пятьсот шестьдесят моряков, высаженных с кораблей из отряда Сорокину разбив значительно превосходящие силы противника, взяли Неаполь.

 

Вслед за этим Ушаков начал подготовку к походу да Рим. Однако комендант Рима, едва получив известия о намерении Ушакова взять Рим, поспешил сдаться англичанам, действовавшим в союзе с русским флотом.

 

Вступление черноморцев в Рим превратилось в подлинный триумф русского флота.

 

Успехи русского флота, руководимого талантливым Ушаковым, были высоко оценены во всём мире. Знаменитый английский адмирал Нельсон, узнав о взятии Корфу, писал Ушакову: "От всей души поздравляю Ваше превосходительство со взятием Корфу и могу уверить Вас, что слава оружия верного союзника столь же дорога мне, как и слава моего государя"1 .

 

В руководящих верхах России замечательные победы Ушакова не получили должного признания. Ещё 14 августа 1799 г. Ушаков писал: "За все мои старания и столь многие неусыпные труды из Петербурга не замечаю соответствия. Вижу, что, конечно, я кем-нибудь или какими-нибудь облыжностями расстроен; ню могу чистосердечно уверить, что другой на моём месте может быть и третьей части не исполнил того, что я делаю. Душою и всем моим состоянием предан службе и ни о чём более не думаю, как об одной пользе государственной. Зависть быть может против меня действует за Корфу; и я слова благодарности никакого не получил... Столь славное дело, какое есть взятие Корфы что ни будущее время эпохою может служить, принято, как кажется, с неприятностью, а за что не знаю"2 .

 

Предположения Ушакова были основательны. У него немало было завистников, старавшихся опорочить славное имя победителя, 2 октября 1817 г. знаменитый флотоводец скончался.

 

Заслуги Ушакова в боевой истории русского флота бессмертны. Россия обязана ему многими блистательными победами, утвердившими господство русского флота на Чёрном море и создавшими, высокий престиж русских моряков во всех флотах мира.

 

Ушаков, как и Суворов, решительно боролся против рутины и устарелых принципов и создал новую военно-морскую стратегию и тактику, оказавшую громадное влияние на развитие военно-морского искусства.

 

Он воспитал целую плеяду знаменитых русских флотоводцев. Питомцы и преемники Ушакова - Сенявин, Лазарев, Нахимов, Корнилов - со славой поддержали и обогатили созданные Ушаковым боевые традиции. Эти традиции с новой силой и в новом качестве ожили в героических делах балтийцев, черноморцев и моряков Северного флота, каждодневно наносящих могучие удары немецко-фашистским захватчикам.

 

 

1 Скаловский Р. Указ. соч., стр. 348 - 349.

 

2 Там же, стр. 349.


Комментируем публикацию: РУССКИЙ ФЛОТОВОДЕЦ Ф. Ф. УШАКОВ В СРЕДИЗЕМНОМ МОРЕ


© Н. КРОВЯКОВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Исторический журнал, № 3-4, Апрель 1943, C. 30-36

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ГЕОГРАФИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.