публикация №1474216974, версия для печати

КАК БЫЛА СПАСЕНА ЭКСПЕДИЦИЯ НОБИЛЕ


Дата публикации: 18 сентября 2016
Автор: Л. П. БОРИСОВ
Публикатор: Basmach
Рубрика: ГЕОГРАФИЯ
Источник: (c) Вопросы истории, № 7, Июль 1966, C. 207-211


23 мая 1928 г., в 4 часа 30 минут утра, из бухты Кингсбей (Шпицберген) поднялся итальянский дирижабль "Италия" и взял курс на северо-запад. На борту воздушного корабля находилось 16 специалистов во главе с генералом Нобиле. Цель экспедиции состояла в том, чтобы достигнуть Северного полюса, произвести в пути научные исследования, а затем возвратиться на свою базу - пароход "Читта ди Милано", который остался ждать ее в бухте Кингсбей. Кроме того, удачный полет явился бы неплохой рекламой для фирмы, строившей дирижабли, и это обстоятельство, конечно, учитывалось организаторами экспедиции.

 

Вскоре "Италия" миновала берега Гренландии и в первом часу следующих суток достигла Северного полюса. Дул ветер, и поэтому спуститься на лед людям не удалось. Продержавшись около двух часов над полюсом, дирижабль повернул к берегам Шпицбергена. Но теперь он взял юго-восточное направление, с тем чтобы изучить неисследованный район. Однако в дороге корабль попал в полосу непогоды. Из-за обледенения, а может быть, из-за утечки газа дирижабль вдруг резко снизился и с огромной силой ударился о ледяной торос. Капитанская гондола оторвалась и вместе с десятью членами экипажа упала на лед. Облегченный же дирижабль с оставшимися на нем шестью участниками экспедиции взмыл вверх и, подхваченный ветром, унесся в восточном направлении. Катастрофа произошла около полудня 25 мая. Один из выпавших на снег людей, моторист Помелла, погиб. Нобиле, механик Чечиони и шведский ученый метеоролог Мальмгрен получили серьезные повреждения. Остальные остались невредимы. На льду удалось подобрать значительную часть продовольствия: ту, что была сброшена экипажем в качестве балласта незадолго до катастрофы, и ту, что выле-

 
стр. 207

 

тела за борт корабля при его ударе о лед, а также некоторое имущество. Каким- то чудом оказалась в целости и свалившаяся на снег маленькая полевая радиостанция, через которую уже вечером 25 мая был передан первый сигнал бедствия - "SOS". Но этот призыв о помощи, как и другие, посылаемые в течение многих дней в эфир, Большая Земля не услышала. Потеряв надежду установить связь по радио, шведский ученый Мальмгрен вместе с итальянскими капитанами Мариано и Цаппи 30 мая покинул лагерь, пытаясь добраться до Шпицбергена.

 

А в это время уже начались розыски пропавших. С "Читта ди Милано" на обследование Шпицбергена отправились итальянские инженеры Матеола и Альбертини. Готовили поисковые группы Норвегия, Швеция, Италия. Советское правительство образовало при Центральном совете Осоавиахима СССР Комитет во главе с И. С. Уншлихтом по оказанию помощи экипажу "Италия". 3 июня в Москву поступило сообщение, что радиолюбителю Шмидту из Вознесенья-Вохмы, Северо-Двинской губернии, удалось принять краткую радиограмму: "Италия". Нобиле. SOS. Франца-Иосифа. Неразборчиво. Принял"1 . Это было первое известие от потерпевших крушение, мигом облетевшее мир. Получив такие сведения, Комитет по оказанию помощи приступил к снаряжению экспедиции в составе двух судов - "Малыгин" и "Персей". Предполагалось, что "Малыгин" выйдет из Архангельска 8 - 10 июня и организует две базы: на острове Колгуев и на западном побережье Новой Земли. Отсюда самолет "Ю-13" перебросит бензин на северную оконечность Новой Земли - в Русскую Гавань. Эта точка явится базой для другого двухмоторного самолета - опытного полярного летчика Б. Г. Чухновского, который обследует Землю Франца-Иосифа и в случае обнаружения группы Нобиле сбросит ей продовольствие. Для снятия людей со льдины готовился ледокол "Седов". "Персею", не приспособленному к плаванию в высоких широтах, поручалось исследовать прибрежные районы2 .

 

Но этот план не довелось осуществить. 7 июня пароходу "Читта ди Милано" удалось установить радиосвязь с группой Нобиле и выяснить, что она находится не около Земли Франца-Иосифа, как сообщал Шмидт, а северо-восточнее Шпицбергена, недалеко от острова Фойн. Ошибка Шмидта заключалась в том, что он два английских слова радиограммы Foyn island (остров Фойн) понял как Земля Франца-Иосифа (Franz Josef-Land). Однако, узнав о действительном месте катастрофы, итальянцы не сообщили своевременно об этом Советскому Союзу и тем самым задержали на несколько дней составление нового плана спасения труппы Нобиле. Только 11 июня итальянский поверенный в делах в Москве посетил Наркомат иностранных дел СССР, где выразил сожаление по поводу случившегося недоразумения и передал просьбу своего правительства о направлении на помощь пострадавшим мощного советского ледокола3 .

 

Комитет Осоавиахима, получив уточненные сведения о месте катастрофы, привял решение снарядить две экспедиции: на "Малыгине" к восточным берегам Шпицбергена и на ледоколе "Красин" - к западным. Перед обеими ставилась задача: принять все возможные меры для спасения группы Нобиле. Первой вышла в море экспедиция на "Малыгине". Ее возглавлял известный советский ученый, исследователь Арктики В. Ю. Визе. Уже подготовленная к реализации старого плана Комитета, экспедиция быстро уточнила новый маршрут, и 12 июня "Малыгин" покинул порт, взяв курс к острову Надежды. Экспедиции был придан самолет, пилотируемый известным полярным летчиком Н. С. Бабушкиным. Гораздо сложнее обстояло дело с организацией второй экспедиции. В течение трех дней надо было утвердить ее состав, подобрать команду, загрузить ледокол углем, запастись продовольствием, уточнить маршрут движения. Однако экипаж, понимая всю важность поисков, торопился отправиться в путь и напряженно трудился. Начальник экспедиции проф. Р. Л. Самойлович смог телеграфировать И. С. Уншлихту: своевременный выход корабля обеспечим. К вечеру 14 июня приготовления в основном были закончены; на следующий день ледокол оставил причал Ленинградского порта, держа курс к берегам Шпицбергена.

 

 

1 Центральный государственный архив. Октябрьской революции, органов государственной власти и органов государственного управления СССР (ЦГАОР СССР), ф. 8355, оп. 1, д. 21, л. 1.

 

2 Там же, д. 18, лл. 40 - 41.

 

3 Там же, лл. 42 - 42 об., 55.

 
стр. 208

 

В середине июня поиски шли полным ходом. Когда стало известно об уходе группы Мальмгрена из лагеря, на помощь ей поспешили две экспедиции с парохода "Читта ди Милано": одна во главе с лейтенантом Джованни (эта группа вскоре возвратилась назад), другая под начальством капитана Сора. На розыски было отправлено норвежское промысловое судно "Браганца". Искал затерявшихся людей и крохотный парусник "Хобби", о котором шведская пресса в середине июня даже сообщила, что он уже "спас" группу Мальмгрена. Однако все эти корабли, как и целый ряд других иностранных судов, принимавших участие в поисках, были маломощны и, главное, не могли бороться со льдами. Большие шансы имели самолеты. 22 июня "Правда" сообщила, что итальянскому летчику Маддалена удалось разыскать местонахождение Нобиле и сбросить пострадавшим продукты и одежду. Вслед за ним лагерь на льдине обнаружили шведские летчики. 24 июня шведский пилот Лундборг совершил посадку на льдине и взял на борт одного человека из экспедиции - раненого Нобиле.

 

Но не всегда полеты заканчивались благополучно. 18 июня из города Тромсе (Норвегия) на помощь Нобиле на самолете "Латам" вылетел знаменитый норвежский полярный исследователь Руаль Амундсен. Этот полет стал роковым для него: Амундсен погиб где-то во льдах Арктики вместе с пятью своими спутниками. В конце июня при попытке вторично сесть на льдину разбился самолет Лундборга (сам летчик остался жив). Видимо, взвесив все "за" и "против", Нобиле еще во время своего пребывания в лагере пришел к выводу, что наибольшими возможностями для спасения группы обладают не самолеты, а ледокол "Красин". "В те дни, когда в Кингсбей прилетели мощные итальянские гидропланы и на Шпицбергене собрались восемь аэропланов для оказания нам помощи, - вспоминал позднее участник экспедиции на дирижабле "Италия" чехословацкий ученый Ф. Бегунек, - у Нобиле возникла мысль, впоследствии оказавшаяся пророческой, - что его земляки смогут слишком положиться на деятельность самолетов и с благодарностью отказаться от помощи русских. Поэтому он распорядился послать специальную телеграмму о том, чтобы "Читта ди Милано" не отсоветовала снаряжать экспедицию на "Красине"4 .

 

А "Красин" тем временем миновал Балтийское море, берега Дании и после трехдневного пребывания в норвежском порту Берген, где он пополнил свои бункера углем, продолжал двигаться к намеченной цели. Достигнув Шпицбергена, ледокол оказался недалеко от границы, которая на английских морских картах тех лет значилась как "приблизительный северный предел воды, доступный для мореплавания хоть некоторую часть года". Попытка "Красина" пробиться с ходу к группе Вильери (руководитель группы на льдине после эвакуации Нобиле) в районе Семи Островов не увенчалась успехом: мощный ледяной покров не пропускал корабль. Пришлось искать другой путь. Теперь, когда ледокол находился всего в 130 - 140 км от группы Вильери, надо было точно определить ее местонахождение. Это предстояло сделать летной группе во главе с Б. Г. Чухновским. На палубе корабля находился в разобранном виде трехмоторный самолет "Ю-Г-1". Его спустили по частям на лед и собрали. 10 июля, несмотря на неблагоприятную погоду, самолет поднялся в воздух и взял курс на восток. Отыскать лагерь Вильери из-за плохой погоды экипажу Б. Г. Чухновского не удалось. Но на обратном пути он обнаружил группу Мальмгрена, которую все считали погибшей. Самолет сделал несколько кругов над льдиной, дав тем самым людям понять, что они замечены. Об этой неожиданной находке тотчас же сообщили на борт "Красина". Но радостное известие было омрачено другим событием: самолет Б. Г. Чухновского не возвратился на базу, и с ним была потеряна связь. Только в ночь на 11 июля от экипажа, наконец, получили радиограмму. Оказалось, что самолет произвел вынужденную посадку, во время которой были сломаны два винта и шасси. Вместе с тем Чухновский сообщил координаты группы Мальмгрена. Она находилась на небольшом остроконечном ледяном торосе; с самолета видны были трое: двое из них стояли и держали в руках флажки, третий лежал. Б. Г. Чухновский считал, что необходимо в первую очередь спасать группу Мальмгрена.

 

Получив это известие и зная, что у экипажа Б. Г. Чухновского имеется двухнедельный запас продовольствия, "Красин" немедля двинулся на выручку троих. Утром следующего дня ледокол подошёл к льдине, на которой находились Мариано и Цаппи.

 

 

4 Ф. Бегунек. 7 недель в полярных льдах. Л. 1928, стр. 87 - 88.

 
стр. 209

 

Последний рассказал, что в течение тринадцати дней оба они ничего не ели и пили только воду, образующуюся при таянии льда. Что касается Мальмгрена, то тот, по словам спасенных, погиб почти месяц тому назад. Две недели Мальмгрен двигался с ними, но затем занемог: давала себя знать поврежденная при катастрофе рука, а также отмороженные ноги. Тогда он предложил своим спутникам взять его теплую одежду и продовольствие, а сам остался умирать на льдине. Цаппи и Мариано покинули Мальмгрена. Их поступок в свое время был сурово осужден общественностью. И в дальнейшем пути им недоставало чувства взаимной выручки, особенно Цаппи. Когда Мариано был поднят на борт "Красина", выяснилось, что он не мог передвигаться, на его отмороженных ногах были одни лишь мокрые носки. В то же время на Цаппи, который чувствовал себя значительно лучше, было два комплекта верхней одежды и две пары меховой обуви5 . Таким образом, на льдине оказались двое, а не трое, как сообщали члены экипажа Б. Г. Чухновского. Как выяснилось, за третьего человека они приняли ледяное ложе, на котором большую часть времени проводил обессиленный Мариано.

 

Днем 12 июля с ледокола, продолжавшего путь, заметили на острове Фойн группу Сора, но заходить за ней не стали, так как нужно было спешить к группе Вильери, находившейся в гораздо более опасном положении. С "Красина" сообщили на "Читта ди Милано" о местонахождении группы Сора, и ей на помощь был послан самолет, который сумел взять на борт двоих: итальянца Сора и голландца Ван-Донгена. Норвежец Нейс, хорошо знавший эти места, самостоятельно вернулся на пароход "Браганца" и вскоре отправился на розыски Б. Г. Чухновского. Вечером из группы Вильери радировали на "Красин" (сообщение было передано через "Читта ди Милано", так как ледокол не имел непосредственной связи с пострадавшими - их радиостанция работала на другой волне), что со льдины заметили ледокол. Скоро и красинцы увидели лагерь. А через два-три часа радист Бьяджи передал на базу свое последнее сообщение - о приходе "Красина". Радость была всеобщей. Экипаж "Красина" поздравляли из Москвы, Владивостока, Якутска, Нью-Йорка, Рима и других городов земного шара. Руководитель экспедиции Р. Л. Самойлович получил телеграмму от Нобиле: "Мое сердечное поздравление. Моя глубокая признательность. Ура Вам и "Красину"!"6 . Не обошлось и без курьеза. Бьяджи получил с "Читта ди Милано" телеграмму следующего содержания: "Ввиду того, что Ваше местонахождение найдено, отдел налогов римского городского самоуправления предлагает Вам уплатить причитающийся с Вас налог за собачку, за которую не оплачено с первого января сего года. Просим настоящий налог внести немедленно после получения уведомления"7 .

 

Поход подходил к концу. Из участников экспедиции осталась неразысканной группа Алессандри, оставшаяся в дирижабле после катастрофы. Нобиле и его спутники считали, что эти люди погибли при взрыве воздушного корабля, дым от которого они увидели вскоре после того, как оказались на льдине. И все же "Красин" готов был бы продолжить поиски, если бы в его распоряжении находился исправный самолет для разведки. Но самолета, к сожалению, не оказалось. Тогда было решено идти на спасение экипажа Б. Г. Чухновского. Через несколько дней "Красин" подобрал в бухте Рийп-Бей советских летчиков, а также Нейса и трех итальянцев, вышедших с парохода "Браганца" им на помощь. 19 июля "Красин" благополучно прибыл в бухту Кингсбей.

 

А где в это время был "Малыгин"? Как говорилось выше, этот ледокол несколькими днями раньше "Красина" вышел в море. Вскоре он достиг острова Надежды. Но все попытки пробиться дальше на север были бесплодны: мешали крепкие льды. Оставалась лишь одна возможность - использовать для поисков самолет. Но и эта мера не дала нужных результатов. Больше того, в одном из очередных полетов Н. С. Бабушкин был застигнут непогодой, и ему пришлось сделать вынужденную посадку. Пять суток понадобилось затем опытнейшему полярному летчику, чтобы обнаружить сдвинутый льдами с прежней стоянки ледокол. Не имея возможности пройти к берегам Шпицбергена, "Малыгин" свои главные усилия направил на поиски Р. Амундсена. Но тщетно. 5 июля Комитет по оказанию помощи через НКИД СССР передал советскому полпреду в Норвегии А. М. Коллонтай: "Розыски Амундсена в районе острова Надежда не

 

 

5 Д. Южин. С "Красиным" на спасение "Италии". Л. 1928, стр. 89 - 90.

 

6 См. Вал. Суханов. Затерянные во льдах. Л. 1929, стр. 162.

 

7 Там же, стр. 201 - 202.

 
стр. 210

 

дали результатов. Сегодня в 17 часов северо-восточной экспедиции на "Малыгине" дано задание - произвести розыски Амундсена северо-восточнее острова Надежда и в районе острова Карла"8 . Однако и новые поиски не увенчались успехом. Между тем запасы угля на ледоколе были на исходе. Учитывая это, Комитет Осоавиахима дал указание В. Ю. Визе закончить экспедицию. 25 июля "Малыгин" возвратился в Архангельск.

 

В тот день, когда "Малыгин" пристал к родным берегам, "Красин" покидал бухту Кингсбей. Сюда он доставил спасенных им людей и теперь отправлялся на ремонт в норвежский порт Ставангер. Но в это время поступили тревожные сигналы с борта германского теплохода "Монте-Сервантес": корабль, везший 1 500 туристов к берегам Шпицбергена, получил две большие пробоины, в трюмы его хлынула вода. Красинцы поспешили на помощь теплоходу, пробоины были заделаны, и "Монте-Сервантес" благополучно прибыл в норвежский порт Гаммерфест. Только после этого "Красин" взял курс на Ставангер. 11 августа жители города тепло приветствовали легендарный "Красин", а уже 23 августа ледокол после ремонта отплыл к северо-восточным берегам Шпицбергена, чтобы попытаться найти группы Алессандри и Амундсена. Поиски были, однако, безуспешными, и ледокол повернул к малоисследованной в то время Земле Франца-Иосифа, где оставил на всякий случай продовольствие.

 

Спустя месяц после того, как ледокол покинул Ставангер, руководитель экспедиции получил распоряжение возвратиться домой. К тому времени корабли других стран уже прекратили розыски и ушли из Кингсбея. 5 октября "Красин" вернулся в Ленинград. Ледокол был встречен многоголосым салютом заводских гудков, залпами орудий военных кораблей и приветственными возгласами многотысячной толпы, собравшейся в порту. 112 дней находился "Красин" в плавании. За это время он прошел около 20 тыс. км и спас из ледового плена людей. Родина высоко оценила подвиг героев: "Красин" и "Малыгин" были награждены орденами Трудового Красного Знамени; многие члены экспедиции получили высокие правительственные награды9 .

 

 

8 ЦГАОР СССР, ф. 8355, оп. 1, д. 18, л. 276.

 

9 "Известия", 9 октября 1928 года.

Опубликовано 18 сентября 2016 года


Главное изображение:


Полная версия публикации №1474216974 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY ГЕОГРАФИЯ КАК БЫЛА СПАСЕНА ЭКСПЕДИЦИЯ НОБИЛЕ

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network