Высший монархический совет и операция "Трест"

Актуальные публикации по вопросам экономики.

NEW ЭКОНОМИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ЭКОНОМИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Высший монархический совет и операция "Трест". Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-03-15
Источник: Вопросы истории, № 11, Ноябрь 2012, C. 67-72

Операция Иностранного отдела ОГПУ "Трест", проведенная в 1921 - 1927 гг. против активной части антисоветской эмиграции - пример успешного создания фиктивной якобы контрреволюционной организации с целью выманивания ее "боевого" элемента на советскую территорию и уничтожения. К середине 1920-х годов вначале узко нацеленный "Трест" превратился в разветвленную организацию по дезинформации эмиграции, в орбиту своей деятельности он вовлек множество эмигрантских структур, ни одно крупное событие в жизни эмиграции не ускользало из его сферы внимания.

 

Внимание исследователей "Треста", естественно, привлекает наиболее яркий эпизод, связанный с деятельностью агента А. А. Якушева1, которую он развернул с 1923 г. в Париже. Ему удалось проникнуть в круги, близкие к великому князю Николаю Николаевичу ("николаевцы") и Союзу национальных террористов (СНТ), который возглавлял близкий на тот момент к великому князю генерал от инфантерии А. П. Кутепов.

 

При этом игнорируется первичная нацеленность "Треста" на Высший монархический совет (ВМС) в Берлине. Один из объектов операции - В. В. Шульгин2, давая в 1945 г. в органах СМЕРШ показания о деятельности ВМС в 1920-е годы, отметил связи организации с Кутеповым и великим князем Николаем Николаевичем, однако лишь косвенно обмолвился о возможном участии ВМС в "Тресте" через них3. Это при том, что изначально, с 1921 г., сотрудник Наркомата путей сообщений Якушев возглавлял реальное контрреволюционное объединение - Монархическое объединение Центральной России (МОЦР), ставившее целью монархическую реставрацию4.

 

Одним из ярких и обсуждаемых политических событий в жизни эмиграции стал проведенный монархистами в мае-июне 1921 г. на баварском курорте Бад-Рейхенгалле съезд, в организационной сфере закончившийся созданием ВМС под руководством Н. Е. Маркова5. В ноябре 1921 г. в Ревеле (столице независимой на тот момент от советской России Эстонии) Якушев вступил в контакт с представителем ВМС в Эстонии и связным Кутепова корнетом Ю. А. Артамоновым6, а также с представителем генерал-лейтенанта

 

 

Серегин Александр Владимирович - кандидат исторических наук. Российский государственный гуманитарный университет. Центр довузовского образования.

 
стр. 67

 

П. Н. Врангеля штабс-капитаном В. И. Щелгачевым. При встрече Артамонову было передано письмо от его тети - В. Н. Страшкевич7. Артамонов в свою очередь доложил в Берлин своему бывшему сослуживцу князю К. А. Ширинскому-Шихматову8 (сотрудник ВМС) о наличии в советской России подпольной монархической организации. Таким образом, к концу 1921 г. Якушев мог убедиться в наличии альянса ВМС и командования "Русской армии" в лице представителей Врангеля и Кутепова; ориентировка на ВМС с целью свержения большевизма, казалось, оправдывала себя.

 

В свою очередь ВМС предпринял попытки установления контакта с возможными сторонниками в советской России. Весной 1922 г. активист ВМС полковник А. С. Гершельман9 посетил Ревель и вел переговоры с Артамоновым о передаче Якушева в ведение ВМС; он же, пользуясь содействием монахов Валаамского монастыря, через Карелию (г. Сердобль) установил связь с патриархом Тихоном (Белавиным)10, однако, следов участия главы церкви в "Тресте" не обнаружено 11.

 

Перехваченное советской службой внешней разведки письмо Артамонова Ширинскому-Шихматову дало повод ГПУ в январе 1922 г. арестовать Якушева. Результатом допроса его Ф. Э. Дзержинским стала вербовка руководителя МОЦР (псевдоним "Федоров"). Для усиления контроля со стороны ГПУ в Политсовет МОЦР были введены служившие в РККА бывшие генерал-лейтенанты А. М. Зайончковский и Н. М. Потапов. Таким образом, МОЦР должен был получить "вес" в глазах активной, настроенной на антибольшевистский переворот части эмиграции. Учитывая изначальные реставраторские цели МОЦР, а также свойственное большевистскому руководству стремление видеть всю эмиграцию "монархической", вполне естественной представлялась чекистская ориентировка МОЦР на дальнейшую работу с ВМС.

 

Очередному визиту Якушева в Европу предшествовала проведенная ГПУ внутри страны кампания по приобретению от представителей дворянской аристократии, остававшихся на родине, писем к родственникам, оказавшимся в эмиграции. Эти документы должны были удостоверить "подлинность" организации и послужить рекомендацией для продвижения провокаторов в среду эмиграции. Переживший "красный террор" в СССР князь К. Н. Голицын впоследствии вспоминал, что по поручению "Треста" с их семьей работал провокатор М. В. Бурхановский, который по чекистской "легенде", "нелегально" пересекал именно эстонскую границу. По его просьбе Голицыны написали письма родственникам и друзьям - Ф. Д. Свербееву (в Ригу), графу А. В. Мусину-Пушкину и графине Е. В. Мусиной-Пушкиной (в Берлин)12. Добытые таким образом письма в течение 1920-х годов были использованы не только Якушевым, но и другими, менее значительными агентами "Треста".

 

Визит Якушева в Берлин в декабре 1922 г. выявил совершенно изменившееся положение в эмиграции. От единения ВМС и Врангеля не осталось и следа. С конца 1921 г. ВМС вел борьбу за централизованное продвижение в Русскую армию партийно-монархического лозунга "За веру, царя и отечество", стремясь придать единому на тот момент боевому контингенту эмиграции партийно-политический характер. Сопротивление Врангеля планам ВМС привело к попыткам отстранения командующего, возник разлад между Врангелем и Кутеповым, который в тот момент поддержал ВМС. В августе 1922 г. в письме лидерам монархических групп Врангель отмечал, что действия ВМС "носят недоброжелательный для Армии характер". При этом он заявил об отказе от дальнейшего сотрудничества с партийными монархистами: "Армия и я не можем относиться с полным доверием к нынешнему составу Высшего монархического совета, и всяческая работа с ним чрезвычайно затруднена" 13.

 
стр. 68

 

"Конспиративные" встречи руководителей ВМС с Якушевым в декабре 1922 г. проходили по ночам в берлинском мебельном магазине, в котором сторожем работал активист ВМС полковник А. А. фон Баумгартен 14. Основным вопросом на переговорах было отношение МОЦР к манифесту великого князя Кирилла Владимировича от 8 августа 1922 г., в котором он объявлял себя блюстителем престола в изгнании. В несколько гротескном виде атмосфера переговоров отражена в фильме 1967 г. С. Н. Колосова "Операция "Трест", созданном на основе документально-художественного романа Л. В. Никулина "Мертвая зыбь".

 

Результаты встреч разочаровали Якушева, о чем он сообщил на переговорах в августе 1923 г. представителю Врангеля в Берлине полковнику (с ноября 1923 г. - генерал-майор) А. А. фон Лампе 15: "Говорит, что в декабре был в Берлине, - записал его слова в дневнике фон Лампе, - и имел связи с ВМС, но совершенно разочаровался в их работе, во-первых, после того как Марков его спросил, в каких отношениях будут они, то есть организация и ВМС, что глупо и мелко, а во-вторых, после того, как Марков потребовал собрать в Москве съезд, обещал на него не то сам приехать, не то прислать Г-на 16, но как съезд ни удерживали - так никто и не приехал. Все это очень похоже на действия ВМС - ничего у них кроме узкой партийной борьбы и нет!" 17.

 

В то же время у руководителей ГПУ могли сохраняться иллюзии о возможности через ВМС получить доступ к великому князю Николаю Николаевичу и Кутепову. Однако и эта идея оказалась нереализованной. В начале июля 1922 г. во время визита в Париж Марков убедился, что великий князь Николай Николаевич не пойдет на альянс с партийными монархистами. Н. В. Савич18 отметил встречу лидера ВМС с доверенным лицом великого князя Николая Николаевича генерал-лейтенантом А. С. Лукомским19: "Лукомский сказал Маркову 2-му в лоб, что пока тот во главе монархических организаций, нельзя ждать возглавления этого движения Николаем Николаевичем. Ему надо отойти"20. Вслед за великим князем сношения с ВМС прекратил и Кутепов. Общая изоляция ВМС от боевых структур эмиграции сделала бесперспективной дальнейшую работу с ним органов ГПУ. В январе 1923 г. Якушев получил и исполнил новое задание - вступить в контакт с фон Лампе.

 

Таким образом, осознав незначительную степень опасности ВМС (организации на тот момент узкопартийной) для советской России, руководство ГПУ решило переориентировать МОЦР на работу против командования Русской армии, Кутепова и великого князя Николая Николаевича, которые считались наиболее непримиримыми руководителями антибольшевистской части эмиграции. ВМС выступал в данной комбинации как объект "возмущенной" критики со стороны МОЦР за бездеятельность в борьбе с коммунистическим режимом.

 

В начале августа 1923 г. начался второй этап операции "Трест", связанный с попытками проникновения Якушева в ряды военно-террористической эмиграции: с 3 августа в Берлине велись переговоры с представителями Врангеля - военным агентом фон Лампе, с 7 августа к ним подключились политический советник командующего - Шульгин, начальник гражданской канцелярии - Н. Н. Чебышев21 (он единственный высказал предположение о провокаторстве Якушева) и начальник контрразведки - генерал-лейтенант Е. К. Климович22.

 

В ходе переговоров Якушев использовал наиболее сильный для сторонников новой гражданской войны аргумент: возможность легкого переворота при наличии сильной контрреволюционной организации. 3 августа 1923 г. фон Лампе отметил в "Дневнике": "Сегодня был у меня вторично Александр

 
стр. 69

 

Александрович Я[кушев] (Ф[едоров]). Он приехал из Москвы и немного рассказывал мне относительно возможности движения в России, говоря, что сделать переворот ничего не стоит, но весь вопрос в том, как и кому его использовать! По его словам, существует организация, которая состоит из пятерок и которая насчитывает в себе 30 000 человек, среди них немало имен". 7 августа Якушев подтвердил возможность переворота уже перед коллегией представителей Врангеля: "Опора строя - 15 000 особого назначения, частично расположенный около Кремля, частью у Зиновьева в Петрограде! В самом Кремле 2000 янычар-курсантов. Там никого из старых офицеров нет!"23.

 

В суждениях о ВМС, высказанных Якушевым 7 августа, преобладали отрицательные оценки, однако их можно было истолковать и как скрытую угрозу возможного возвращения МОЦР к старым ориентирам, в случае если представители Врангеля не проявят сговорчивости и заинтересованности при переговорах: "Высший совет бранит и говорит, что он сам себя изжил, что это учреждение бюрократическое и себя пережившее! Между прочим, Марков заявил ему неудовольствие по поводу того, что он побывал у меня! Как это глупо и типично - неужели нельзя видеть цель и отбросить нелепое местничество - я лично советовал Александру] Александровичу] бывать у Маркова"24.

 

Якушеву удалось сыграть на обострении противоречий между военным командованием и ВМС в начале 1920-х годов. Отрицательная оценка ВМС на тот период была лучшей рекомендацией для значительной части руководителей военной эмиграции. Фон Лампе решил оттянуть Якушева от ВМС и не дать партийным монархистам воспользоваться "плодами переворота", ожидаемого в России. После встречи с ним он посоветовал заместителю Врангеля Миллеру тесно сотрудничать с МОЦР и лично с Якушевым. В рекомендательном письме Лампе сообщал: "На этих днях и с моего согласия направляется для свидания с Вами Александр Александрович Федоров... Для сведения должен отметить: я познакомился с ним только неделю тому назад; проверка его личности подтвердила его настоящую фамилию и деятельность по связи по обе стороны рубежа; в декабре прошлого года он уже был в Берлине и находился в связи с Николаем Евгеньевичем М[арковым], который буквально не допустил его до свидания со мной, что было тем более легко, что в то время меня в Берлине не было - о том, что такой факт имел место, я имел сведения еще в январе с.г. Федоров в настоящее время совершенно разочарован в деятельности Николая Евгеньевича и его окружения и стремится войти в связь со мной, что ему и удалось через моих людей, чем он вызвал резкое порицание (!) со стороны Николая Евгеньевича"25.

 

Таким образом, Якушев в 1921 - 1923 гг. использовал каналы ВМС для проникновения в среду военной эмиграции (к сторонникам Кутепова в Париже) и "николаевцев" (Врангель по рекомендации Чебышева не допустил вовлечения командования Русской армии в провокацию), которые затем и послужили объектом активной фазы операции "Трест". Стремление ВМС "монополизировать" Якушева и МОЦР ускорило процесс его вхождения в военную среду, чему способствовали противники ВМС из военного командования, а также Шульгин и Чебышев. Им удалось отстранить ВМС от работы в "Тресте".

 

В мае 1927 г., после публикации в рижской газете "Сегодня" откровений провокатора Э. О. Стауница-Опперпута, разоблачившего "Трест" в целях морального разложения военной эмиграции, прояснилась и роль ВМС: "Директива ГПУ была короткая: отрицать террор и ориентироваться на великого] кн[язя] Щиколая] Николаевича] и ВМС"26.

 

В обстановке разразившегося скандала ВМС попытался встать на позицию "благоразумных" критиков. Фон Лампе отметил яростные нападки Мар-

 
стр. 70

 

кова на Шульгина на монархическом собрании в Берлине в октябре 1927 г.: "Он лягал Шульгина27 за "доверчивость" и давал понять, что, дескать, Якушев и ему предлагал, но он уклонился, так как понял в чем дело. Я помню это время - Марков просто испугался, да и я бы не поехал!"28. Однако для большей части эмиграции роль ВМС была очевидной. Р. Б. Гуль писал о Маркове, что он был "одним из тех, кто сразу поверил в чекистскую провокацию "Треста""29.

 

Уже к началу 1920-х годов обрисовался крах усилий ВМС. "Потеряв" Якушева к январю 1923 г., он не сумел развить активной боевой работы и перешел к исключительно политической деятельности. Успех операции "Трест" показал дееспособность руководителей ГПУ в борьбе с противниками правящего режима, однако актуальным в оценке работы спецслужб всего мира и по сей день остается вопрос моральной оправданности провокации как метода борьбы.

 

Примечания

 

1. Якушев А. А. - действительный статский советник, до революции - управляющий Эксплуатационным департаментом отдела водных путей МПС.

 

2. Шульгин В. В. - депутат Государственной думы, один из лидеров фракции националистов, член Прогрессивного блока с августа 1915 года. Вместе с А. И. Гучковым принимал акт об отречении Николая II 1 марта 1917 года. Возглавлял разведывательную организацию "Азбука" (Киев), обслуживавшую штаб А. И. Деникина, в Крыму при Врангеле - редактор газеты "Россия" ("Великая Россия"), в эмиграции - член Русского совета при Врангеле.

 

3. Тюремная одиссея Василия Шульгина. М. 2010, с. 235.

 

4. В руководство МОЦР до ареста Якушева входили черниговский помещик Ртищев, барон Остен-Сакен, тайный советник Путилов, нефтепромышленник Мирзоев.

 

5. Марков Н. Е. - курский помещик, окончил Институт инженеров путей сообщения. Депутат Государственной думы, товарищ председателя фракции крайне правых, член Главного совета Союза русского народа. В 1917 - 1918 гг. в Петрограде возглавлял подпольную монархическую организацию "Великая единая Россия", с ноября 1918 г. - на территории, подконтрольной Северо-Западной армии Н. Н. Юденича, издавал газету "Белый крест".

 

6. Артамонов Ю. А. - выпускник Царскосельского лицея, в годы первой мировой войны корнет лейб-гвардии конного полка, в годы гражданской войны - в Северо-Западной армии Юденича, служил в отряде "Ливенцев".

 

7. ПРЯНИШНИКОВ Б. В. Незримая паутина. М. 2004, с. 83.

 

8. Князь Ширинский-Шихматов К. А. окончил Училище правоведения в Санкт-Петербурге и Пажеский корпус, штаб-ротмистр лейб-гвардии конного полка, младший сын члена ВМС князя А. А. Ширинского-Шихматова.

 

9. Гершельман А. С. - сын московского генерал-губернатора (1906 - 1909 гг.) С. К. Гершельмана, капитан, в 1913 - 1917 гг. служил в лейб-гвардии конной артиллерии, в 1918 г. в течение шести месяцев находился в заключении в Бутырской тюрьме, после освобождения вступил в Петрограде в конспиративную монархическую организацию во главе с полковником П. П. Дурново, в 1919 г. бежал в Выборг, вместе с Марковым тайно пересек Финский залив и оказался в Ревеле, с мая 1919 г. - в Северо-Западной армии Юденича, полковник.

 

10. Патриарх Тихон поддерживал через Валаамский монастырь переписку с руководством РПЦЗ и ВМС, был в курсе большинства эмигрантских событий.

 

11. Подробнее о попытках "боевой" работы ВМС против Советской России в 1922 г. см.: ГЕРШЕЛЬМАН А. С. Эмиграция. В кн.: Верная гвардия. М. 2008, с. 564 - 567.

 

12. Записки князя Кирилла Николаевича Голицына. М. 2008, с. 226.

 

13. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. 5853, оп.1, д. 9, л. 161, 163. П. Н. Врангель - А. Ф. Трепову, Н. Е. Маркову, Н. Н. Шебеко, Н. Н. Чебышеву, М. И. Горемыкину, 30.VIII.1922.

 

14. Фон Баумгартен А. А. - ротмистр, командир эскадрона лейб-гвардии кирасирского полка, в годы гражданской войны - полковник Добровольческой армии и Русской армии в Крыму.

 

15. А. А. фон Лампе - сын выходцев из Гамбурга, окончил первый кадетский корпус, участник русско-японской войны, с 1908 г. - офицер лейб-гвардии Семеновского полка, в 1910-

 
стр. 71

 

1913 гг. слушатель Николаевской академии Генерального штаба, полковник, в 1913 - 1917 гг. в Генеральном штабе. В 1917 г. в Харькове редактировал газеты "Возрождение", "Россия" и "Великая Россия", в 1918 г. возглавлял в Харькове подпольную организацию по вербовке офицеров в Добровольческую армию, агент киевской разведывательной организации "Азбука" Шульгина. С конца 1918 г. в Добровольческой армии, в оперативном отделе и в штабе генерал-квартирмейстера Кавказской армии Врангеля. В 1920 г. был направлен Врангелем в Константинополь по делам военного и продовольственного снабжения.

 

16. Имеется в виду полковник Гершельман, которого Якушев решил пригласить на фиктивный съезд МОЦР в Москве, однако приглашение было скрыто другим членом ВМС - Н. Д. Тальбергом, который подозревал о провокации ГПУ и сорвал поездку представителя ВМС в советскую Россию.

 

17. ГАРФ, ф. 5853, оп. 1, д. 12, л. 26. Запись 3.VIII.1923.

 

18. Савич Н. В. - депутат Государственной думы, секретарь фракции октябристов, докладчик по военно-морским делам. В 1918 г. - член Совета государственного объединения в Киеве, в 1919 - 1920 гг. член Особого совещания при Деникине, в 1920 г. - государственный контролер в Крымском правительстве Врангеля.

 

19. Лукомский А. С. - генерал-лейтенант, в 1915 - 1916 гг. - товарищ военного министра А. А. Поливанова, в 1916 - 1917 гг. командовал пехотной дивизией, при Временном правительстве - начальник штаба верховного главнокомандующего, арестован по "делу Корнилова" в августе 1917 г., в начале 1918 г. - начальник штаба Добровольческой армии, в 1918 - 1919 гг. - заместитель председателя Особого совещания при Деникине, в 1920 г. - представитель Врангеля в Константинополе.

 

20. САВИЧ Н. В. После исхода. Парижский дневник. 1921 - 1923. М. 2008, с. 248.

 

21. Чебышев Н. Н. - правовед, служил в первом департаменте Сената, с 1894 г. работал в Московской судебной палате, с 1899 г. городской судья Можайска, в 1906 - 1914 гг. прокурор Смоленского окружного суда, в 1914 - 1917 гг. прокурор Киевской судебной палаты, в 1917 г. прокурор Московской судебной палаты. С сентября 1917 г. в Киеве, член Совета государственного контроля, с декабря 1918 г. начальник управления внутренних дел в Особом совещании при Деникине, в 1919 г. издавал в Ростове-на-Дону газету "Великая Россия", в 1920 г. по поручению Врангеля возглавил Бюро печати в Константинополе.

 

22. Климович Е. К. - генерал-лейтенант, в 1906 - 1907 гг. - и.о. начальника Московского охранного отделения, был тяжело ранен эсерами-террористами, в 1908 г. - московский градоначальник, в 1908 - 1909 гг. начальник Особого отдела Департамента полиции, в 1916 г. директор Департамента полиции, в 1917 г. - сенатор, в годы гражданской войны возглавлял контрразведывательное отделение в Русской армии Врангеля.

 

23. ГАРФ, ф. 5853, оп. 1, д. 12, л. 26, 30.

 

24. Там же, л. 30.

 

25. Там же, л. 133. Фон Лампе - Миллеру, 9.VIII.1923.

 

26. ОППЕРПУТ Э. О. Как возник Трест. Цит. по: ПРЯНИШНИКОВ Б. В. Ук. соч., с. 171.

 

27. В 1925 - 1926 гг. Шульгин по линии "Треста" якобы "нелегально" посетил СССР, изданную в Париже по итогам визита книгу "Три столицы" лично правил Дзержинский.

 

28. ГАРФ, ф. 5853, оп. 1, д. 31, л. 39 - 40. Запись в дневнике, 30.Х.1927.

 

29. ГУЛЬ Р. Б. Я унес Россию. Апология эмиграции. Т. 1. М. 2001, с. 152.


Комментируем публикацию: Высший монархический совет и операция "Трест"


© А. В. Серегин • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, № 11, Ноябрь 2012, C. 67-72

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЭКОНОМИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.