ТВОРЕЦ "ФИНАНСОВОГО КАПИТАЛА": РУДОЛЬФ ГИЛЬФЕРДИНГ (1877-1941)

Актуальные публикации по вопросам экономики.

NEW ЭКОНОМИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ЭКОНОМИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ТВОРЕЦ "ФИНАНСОВОГО КАПИТАЛА": РУДОЛЬФ ГИЛЬФЕРДИНГ (1877-1941). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-01-18
Источник: Новая и новейшая история, 2000, №6

"МЕЖДУ ДВУХ СТУЛЬЕВ"? Р. ГИЛЬФЕРДИНГ В ИСТОРИОГРАФИИ

"Между двух стульев" - так охарактеризовала идейно-теоретические воззрения и политическую позицию Рудольфа Гильфердинга германская исследовательница К. Штепан, подчеркивая тем самым особое положение Гильфердинга в австрийском, германском и международном рабочем движении, связанное, по ее мнению, с кардинальными различиями между социалистической теорией и практикой и, как следствие этого, постоянными колебаниями Гильфердинга, отсутствие у него четкой, конкретной позиции 1 . Такая оценка характерна далеко не для всех авторов, изучавших жизнь и деятельность этого выдающегося социал-демократа. Не ставя перед собой цели дать полный анализ историографии Гильфердинга, отметим ряд ее особенностей. Так, при высоком интересе к идейно- теоретическому наследию творца "Финансового капитала", его биография до сих пор привлекает мало внимания. Большинство исследователей сообщают скупые факты о его личной жизни. Германские и австрийские авторы уделяют жизнедеятельности Гильфердинга относительно мало внимания, ограничиваясь преимущественно статьями в сборниках и периодических изданиях 2 . При этом велик интерес к Гильфердингу в англо- американской 3 , а особенно в последние


Кретинин Сергей Владимирович - кандидат исторических наук, доцент кафедры истории средних веков и зарубежных народов Воронежского государственного университета, специалист по истории Германии и Австрии автор многих публикаций.

1 Hilferding Rudolf. Zwischen den Stii hien oder uber die Unvereinbarkeit von Theorie und Praxis: Schriften Rudolf Hilferdings 1904-1940. Cora Stephan (Hg.). - Berlin-Bonn, 1982.

2 Stein A. Rudolf Hilferding und die deutsche Arheiterbewegung. Hamburg, 1946; Bliimenberg W. Kampfer fur die Freiheit. Berlin - Hannover, 1959, S. 141-146; Hagelstange T. "Finanzkapital" - Hilferdings Erklarung des modernen Kapitalismus. - Baitrage zum wissenschaftlichen Sozialismus. H. 8, 1976, S, 52-77; Oschilewski W.G. Reformist mit revolutionarem Elan - Rudolf Hilferding zum 100. Geburtstag. - Die Neue Gesellschaft, Jg. 24, 1977, S. 631-634; Munster P. Die Strategiediskussion in der SPD nach der Niederlage von 1933 unter besonderer Beriicksichtigung der Vprstellung Rufold Hilferdings. Aachen, 1978. Jasper W. "Sie waren selbstandige Denker". Errinnerungen an die "Affare Breitscheide / Hilferding und die sozialdemokratische Emigration von 1933 bis 1945 - Exilforschung. Ein internationales Jahrbuch, Bd. 3, 1985, S. 59-70; Wehler H.-U. Rudolf Hilferding. Theoretiker des Einanzkapitals. - Geschichte und politischen Handeln. Stuttgart, 1985, S. 282-300; Krumeich G. Marcel Sembat und Rudolf Hilferding. Sozialisten und Regierungsverantwortung. - Die geteilte Utopie. Sozialisten in Frankreich und Deutschland. Opiaden, 1985, S. 77-101; Euchner W. Rudolf Hilderding (1877-1941). - Klassiker des Sozialismus. Munchen, 1991, Bd. 2. S. 99-111; Klein H. Zu den Gesellschaftsideen Rudolf Hilferdings. - Beitrage zur Geshichtswissenschaft (далее - BzG), Jg. 33, 1991, S. 25-36.

3 James H. Rudolf Hilferding and the application of the Political Economy of the Second International. - Historical Journal, 1981, p. 847-869; Pugh G.T. Economic theory and political Thought in German Social Democracy: an Essay in the "Rezeption" of Marx's Capital with particular reference to Kautsky, Parvus, Hilferding and Luxemburg. Canterbury, [1983]; Smaldone W.T. Rudolf Hilferding: the Tragedy of a German social Democrat. Binghamton, 1989; Jones W.O. Before the Cold War on the origins, development, and varieties of leftwing Anti-totalitarianism as shown in the writing of Selected German socialist intellectuals, 1928-1944. Claremont, 1992.

стр. 106


годы, и в японской историографии 4 . Многие авторы не склонны преувеличивать значение Гильфердинга, в центре внимания ставят преимущественно его экономические сочинения, в первую очередь, "Финансовый капитал". В то же время некоторые исследователи, например Г.А. Винклер, считают Гильфердинга "авторитетнейшим теоретиком веймарской социал-демократии" 5 . Отечественный исследователь Л.И. Гинц- берг также высоко оценивает Гильфердинга, как социалистического теоретика, подчеркивая, что "такие деятели СДПГ, как К. Каутский, Р. Гильфердинг, претендовали на роль идеологов социал-реформизма далеко за пределами Германии" 6 . Отдельные исследователи относят Гильфердинга к видным австромарксистам 7 .

Отечественные авторы и историки стран бывшего социалистического содружества признавали заслуги Гильфердинга в деле развития марксистской теории, объективно оценивали его. В отечественной историографии нет традиции исследования жизнедеятельности Гильфердинга: проблема рассматривалась, в основном, в рамках общих работ по истории международной социал-демократии, по истории Германии 8 . В то время, когда отечественными авторами в последние годы сделаны попытки переосмыслить роль и значение многих соратников и современников Гильфердинга, таких, как К. Каутский, Э. Бернштейн, О. Бауэр, К. Реннер, его жизнь и деятельность пока не стали предметом исследования. Настоящий очерк призван в некоторой степени исправить это положение, и с современных позиций, опираясь на данные зарубежных архивов, по-новому оценить значение фигуры Гильфердинга, осветить мало- и неизвестные стороны его биографии.

НА ПУТИ К ПРИЗНАНИЮ

Рудольф Гильфердинг родился 10 августа 1877 г. в Вене, в семье состоятельного еврейского торговца. О юных годах Гильфердинга существует немного сведений. Известно только, что семья его не нуждалась, что позволило Гильфердингу получить отличное образование. Уже в стенах венского университета он примкнул к социалистическому движению, сдружился с О. Бауэром и Г. Экштайном, вместе с которыми принадлежал к ученикам патриарха австрийской социал-демократии В. Адлера. В 1901 г. Гильфердинг защитил диссертацию по медицине, и некоторое время занимался врачебной практикой: работал в венском медицинском институте, где практиковалось лечение горячим воздухом (прогревание) 9 . Однако медицина не стала его истинным призванием: на первом месте для Гильфердинга стояло изучение экономики и финансов. Как и для многих социалистов путь Гильфердинга в "большую социал-демократическую политику" был освящен Каутским, который начал с 1902 г. публиковать статьи Гильфердинга на страницах "Нойе цайт". В апреле 1902 г. Гильфердинг выслал Каутскому статью, посвященную критике марксистского экономического


4 Kurata M. Rudolf Hilferding. Wiener Zeit. Eine Biographic - The Economic Review, 1978, N 2, S. 25-35; Kurotaaki M. Zur Todesursache Rudolf Hilferdings. Sendai, 1984; Kurata M. Rudolf Hilferding. Wiener Zeit. Eine Biographic; Streik - Minoru Kurata, 1993, S. 5-34.

5 Winkler H.-A. Der Weg in die Katastrophe. Arbeiter und Arbeiterbewegung in der Weimarer Republik 1930 bis 1933. Bonn,1990,S. 474.

6 Идеология международной социал-демократии в период между двумя мировыми войнами. M., 1984, с. 52.

7 Kolakowski L. Die Hauptstromungen des Marxismus, Bd. 2. Miinchen - Zurich, 1988, S. 27.

8 См., в частности: Марков И. Марксова теория в "обработке" Гильфердинга. - Под знаменем марксизма, 1928, N 9/10, с. 101-131; Драбкин Я.С. Ноябрьская революция в Германии. M., 1967; его же. Становление Веймарской республики. M., 1978; Международное рабочее движение: Вопросы истории и теории, т. 3-5. M., 1979-1981.

9 International Instituut voor Sociale Geschiedenis (далее - IISG). Amsterdam. NachlaB Karl Kautsky, D. XII, Nr.601.

стр. 107


учения со стороны венского профессора Е. фон Бем-Баверка, против которого Каутский вел борьбу 10 . Для Гильфердинга это было, по его признанию, "визитной карточкой в мир" 11 . Показательно, что уже с первых писем Гильфердинг перешел с Каутским на "ты", обращаясь к нему не иначе, как "дорогой друг" 12 . Для Гильфердинга вообще была свойственна фамильярность при обращении даже с малознакомыми людьми. Об этом же писал и Л.Д. Троцкий, указывая, что Гильфердинг "неожиданно для меня, с первых же слов предложил мне перейти на "ты"" 13 . Такая манера поведения снискала Гильфердингу славу бестактного и даже наглого человека, выскочки, и вызывала определенные трения между ним и рядом социалистических теоретиков. Немаловажную роль в этом сыграла его жена Роза, которая вела себя очень независимо, оказывала большое воздействие на супруга.

К Гильфердингу довольно долго присматривался Каутский. Так, в декабре 1904 г. он осторожно осведомлялся у В. Адлера о личных качествах Гильфердинга. Каутский писал, что Гильфердинг - "большой талант по теории экономики", но при этом подчеркивал, что "у меня создалось впечатление, что Гильфердинг и, в еще большей степени, его жена, не имеют четко определенной устойчивой социальной позиции" 14 . Тем не менее Гильфердинг стал одним из ближайших учеников и друзей - Каутского. Однако черты, подмеченные Каутским у Гильфердинга, - отсутствие у последнего четкой, ясной позиции, частые колебания - были присущи ему на протяжении всей жизни.

Гильфердинг быстро зарекомендовал себя как один из крупнейших знатоков экономического учения Маркса. По сути с его статьи "К вопросу о генеральной стачке" (1903 г.) началась знаменитая дискуссия по этому вопросу, несколько лет будоражившая ведущих теоретиков германской и международной социал- демократии 15 . Начальный этап деятельности Гильфердинга тесно связан с австрийским социал-демократическим движением. Вместе со своими друзьями он стал одним из основателей так называемого австромарксистского кружка, редактировал издававшийся им сборник "Маркс- штудиен", в котором был опубликован и его труд "Финансовый капитал". Однако, в отличие от других видных австрийских социалистов того времени, как О. Бауэр, К. Реннер, М. Адлер, он связал свою дальнейшую деятельность с германской социал-демократией.

В конце XIX - начале XX в. социал-демократическое движение в Германии было самым сильным и авторитетным в Европе, здесь сложились наиболее благоприятные условия для развития социалистической теории и политической практики. Многие выходцы из австрийских земель, в частности К. Каутский, Ф. Штампфер, И. Зелигер, временно или на все время переселялись в Германию, играли ведущие роли в социал-демократическом движении этой страны. Для молодого и амбициозного Гильфердинга было крайне сложно проявить себя в Австрии, где социалистическая теория, идеология играла чуть ли не ключевую роль для социал-демократии. В Германии же для социал-демократического движения был характерен прагматизм, конкретно-политическая приземленность, но, в то же время, кроме Каутского, у СДПГ не было крупных теоретиков, которые могли бы составить конкуренцию ревизионистам. В этой связи кандидатура Гильфердинга, зарекомендовавшего себя в полемике против Бем-Баверка, была как нельзя кстати. В 1906 г., по рекомендации В. Адлера, Гильфердинг был приглашен А. Бебелем от имени руководства СДПГ в Германию в качестве преподавателя экономической истории и экономики в партийную школу СДПГ


10 IISG. NachlaB Karl Kautsky, D. XII, Nr. 580. См. русский перевод статей Гильфердинга: Гильфердинг Р. Бем-Баверк как критик Маркса. М., [1920].

11 Hilferding Rudolf: Zwischen den Stiihien oder liber die LInvereinbarkeit von Theorie und Praxis, S. 43.

12 IISG. NachlaB Karl Kautsky, D. XII, Nr. 577.

13 Троцкий Л.Д. Моя жизнь. Опыт автобиографии. Берлин, 1930, т. I, с. 235.

14 Kautsky К. an Adier V., 8.12, 1904; - In: Adler V. Briefwechsel mit August Bebel und Karl Kautsky. Wien, 1954,8.439.

15 Hilferdins R. Zur Frage des Generalstreiks. - Die Neue Zeit, 1903, Bd. I, S. 134-142.

стр. 108


в Берлине 16 . Однако год спустя у Гильфердинга, оставшегося до 1919 г. подданным Австро-Венгрии, возникли проблемы с полицией. В итоге он был вынужден оставить преподавательскую деятельность. Гильфердинг был назначен иностранным редактором центрального органа СДПГ "Форвертс", а также активно сотрудничал в "Нойе цайт", часто под псевдонимом "Карл Эмиль", и в австрийском "Кампф". 1907-1910 гг. - сложное время для Гильфердинга. Нелады с полицией, неустроенность быта, неопределенность с будущим тем не менее не помешали ему завершить работу над знаменитой книгой "Финансовый капитал", которая стала для Гильфердинга пропуском в элиту социал-демократических теоретиков.

"ФИНАНСОВЫЙ КАПИТАЛ"

Свою единственную крупную работу "Финансовый капитал" Гильфердинг писал на протяжении нескольких лет: к марту 1906 г. была готова первая часть, а на Рождество 1909 г. вся работа была завершена. Главной задачей своего труда Гильфердинг видел в том, чтобы исследовать новейшую фазу в развитии капитализма. В начале XX в. стало ясно, что многие положения экономической доктрины Маркса устарели. И в этой ситуации Гильфердинг сумел найти верный подход к решению проблемы: он выступил не с позиций ревизии Марксова учения, как то делали Бернштейн и его единомышленники, а попытался развить, дополнить Марксовы положения, приспособить марксистский подход для характеристики новых явлений в экономике и в общественной жизни. Гильфердинг не претендовал на большее, нежели марксистский анализ современного капитализма, чем он формально дистанцировался от ревизионизма и подчеркивал свою "лояльность" официальной социал-демократической ортодоксии. На деле же Гильфердинг не просто развил марксизм, но и выступил с переоценкой целого ряда его постулатов. К наиболее важным выводам Гильфердинга относится положение о эволюционировании, поступательном развитии капитализма.

"Финансовый капитал" состоит из 25 глав, разбитых на пять разделов: 1. "Деньги и кредит", 2. "Концентрация капитала. Финансовый капитал", 3. "Финансовый капитал и ограничение свободной конкуренции", 4. "Финансовый капитал и кризисы", 5. "К экономической политике финансового капитала". Первые главы "Финансового капитала" являют собой компиляцию положений экономических сочинений Маркса, Энгельса и Каутского: они раскрывают сущность денежной системы, кредита, роль банков в денежном обороте. Подходя к качественным отличиям современного капитализма, Гильфердинг развил идею о том, что человеческое сообщество может быть либо "сознательно регулируемым", либо таким, где "сознательная организация отсутствует 17 . Именно сознательная организация, по мнению Гильфердинга, характеризовала современное ему общество.

Гильфердинг рассматривал современный ему капитализм, как общество, в котором быстрыми темпами шел процесс аккумуляции крупных капиталов, находившихся под контролем незначительного меньшинства. Он писал о том, что наступил новый этап в развитии капитализма, в котором активные банки играют роль командиров экономики. Характерным для этого этапа было господство финансового капитала. Под финансовым капиталом Гильфердинг понимал такой капитал, который используется в экономике и находится в распоряжении банков. "Зависимость от банков, - писал он, - является следствием отношений собственности. Одна, постоянно увеличивающаяся часть промышленного капитала, находится в собственности не капиталистов, которые ее используют, а предоставляется в их распоряжение через банк, который является представителем собственника капитала" 18 . Таким образом, Гильфердинг


16 SPD-Parteitag 1907, Essen. Protokoll. Berlin, 1907, S. 91.

17 Hilferding R. Das Finanzkapital. F. a. M., 1968, Bd. I. S. 24. Русские переводы "Финансового капитала" выходили в 1912, 1924, 1925, 1959 гг.

18 Ibid., Bd. 2, S. 309.

стр. 109


вышел за рамки понятия "капитал", данного Марксом и Энгельсом, акцентировав внимание на качественно новых функциях и значимости капитала. Последние не отрицали большой роли банковского капитала в развитии капитализма, писали о его концентрации, о тесной связи между банками и государством. Однако Маркс и Энгельс не абсолютизировали значение банков, их возможность определять экономическую стратегию, не видели самостоятельной роли за финансовым капиталом, и собственно не выделяли особо финансовый капитал, предпочитая говорить о банковском капитале.

Развивая положение о финансовом капитале, Гильфердинг подчеркивал его ориентацию на регламентацию, подчинение рынка, ограничение свободной конкуренции. "Финансовый капитал требует не столько свободы, сколько господства; он не дает оснований для независимости отдельных капиталистов, а предполагает их объединение; он отрицает анархию свободной конкуренции и стремится к тому, чтобы поднять конкуренцию на новую, постоянно растущую ступень организации. Для осуществления этих целей финансовый капитал нуждается в государстве, которое защищает внутренний рынок таможенными пошлинами и тарифами и которое может облегчить ему завоевание иностранных рынков... Финансовый капитал заинтересован в таком государстве, которое настолько сильно, чтобы проводить экспансионистскую внешнюю политику и присоединять новые колонии" 19 . Финансовый капитал, таким образом, ведет к борьбе за передел мира, к гонке вооружений, он перечеркивает надежды на мир и спокойствие, предполагает войну.

Маркс и Энгельс неоднократно отмечали стремление к концентрации производства и капитала, как одну из неотъемлемых составляющих капиталистической эпохи. "На известной ступени развития... все крупные производители одной и той же отрасли промышленности данной страны объединяются в один "трест", в союз, с целью регулирования производства... Конкуренция внутри страны уступает место монополии" 20 , - писал Энгельс, подчеркивая при этом недолговечность монополистических объединений. Гильфердинг сумел заглянуть дальше, увидеть, что на базе концентрации производства и капитала сформировались новые условия для развития капитализма, для его перехода на новую стадию, на стадию империализма.

Гильфердинг считал, что империалистические тенденции обусловлены изменениями в экономике, что идея превосходства одних наций над другими, стремление к мировому господству определяются потребностями финансового капитала в его борьбе за прибыль, за новые рынки. Отвечая на вопрос о том, что несет финансовый капитал, Гильфердинг отмечал, что, с одной стороны, он ведет к усилению позиций крупных предпринимателей и торговцев, которые лоббируют свои интересы в государственных учреждениях. С другой стороны, финансовый капитал ведет к противоречиям между крупным капиталом, с одной стороны, и мелким и средним капиталами - с другой; мелкая и средняя буржуазия не в состоянии успешно конкурировать с монополиями. При этом представители средней буржуазии больше склонны к слиянию своих капиталов с более крупными, к участию в монополиях, нежели к борьбе за свои права совместно с мелкой буржуазией. Представители последней, не выдерживая давления со стороны конкурентов, могут оказаться естественными союзниками пролетариата.

24-я глава "Финансового капитала" специально посвящена проблеме "Пролетариат и империализм". Гильфердинг подчеркивал, что в условиях империализма возможности рабочего движения не только не сокращаются, но напротив, создаются благоприятные предпосылки для его победы. Он выделял три основных условия для успеха рабочего класса:

1. Давление со стороны финансовых и промышленных магнатов, со стороны трестов и картелей, организаций капиталистов лишь усиливает встречный натиск со стороны рабочих профсоюзов;


19 Ibid., S. 456-457.

20 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 19, с. 222.

стр. 110


2. Колониальная и завоевательная политика империалистических держав усиливает налоговое бремя на пролетариат;

3. Империалистическая политика ведет к противостоянию между капиталистическими державами, к гонке вооружений и означает для рабочих рост нищеты.

Гильфердинг подчеркивал, что империализм неизбежно ведет к новому революционному подъему, но этот подъем должен носить не деструктивный характер, а служить делу "преобразования хозяйства" 21 в социалистическом духе. Гильфердинг рассчитывал использовать и преобразовать в социалистическом духе те институты организации общества, что появлялись при империализме.

Несомненной заслугой Гильфердинга является то, что он не просто констатировал неизбежность кризиса империализма, его гибели, но и дал развернутый анализ причин, в силу которых капиталистическое обобществление невозможно. Он выделил три основные преграды на этом пути. Во-первых, мировой рынок оставался разделенным "на национальные области отдельных государств", что сохраняло и даже усиливало противоречия между отдельными империалистическими государствами. Во-вторых, в аграрной сфере концентрация производства и капитала развивались весьма медленно. В-третьих, - собственники мелких и средних предприятий прилагали огромные усилия, направленные на сохранение жизнеспособности своих хозяйств, на противостояние монополиям 22 .

В итоге Гильфердинг пришел к выводу о том, что борьба против империализма ведет к обострению классовых противоречий внутри буржуазного общества. Финансовый капитал, сталкиваясь с сопротивлением на пути к экономическому господству, стремится установить свою диктатуру - "диктатуру капиталистических магнатов". Единственным настоящим противником империализма и финансового капитала Гильфердинг называл пролетариат. "В решительном столкновении враждебных интересов диктатура пролетариата одержит верх над диктатурой магнатов" 23 , - писал он.

Работа Гильфердинга "Финансовый капитал" явилась важной вехой на пути развития марксизма периода II Интернационала. Гильфердинг попытался решить одну из самых сложных и важных задач о марксистском понимании характера экономических отношений в современную ему эпоху. Он развил и дополнил экономическое учение Маркса и Энгельса, разработал концепцию об особой роли финансового капитала. Западные исследователи отмечают удачное использование в экономической теории Гильфердинга двух основных моментов: развитие акционерных обществ и так называемых смешанных банков (например, банков промышленных кредитов, распространенных тогда в Германии) 24 .

"Финансовый капитал" получил высокую оценку со стороны почти всех крупных социалистических теоретиков. Каутский даже назвал его "четвертой частью Марксова Капитала" 25 . Бауэр писал: ""Финансовый капитал" Р. Гильфердинга дал нам то, в чем мы давно уже нуждались" 26 . В.И. Ленин даже после 1918 г. писал: "Несмотря на ошибку автора в вопросе о теории денег и на известную склонность к примирению марксизма с оппортунизмом, это сочинение представляет из себя в высшей степени ценный теоретический анализ "новейшей фазы в развитии капитализма"" 27 .

Основная критика работы Гильфердинга была сосредоточена на его теории денег. Указывалось, что Гильфердинг ревизовал теорию денег Маркса, использовав теорию Д. Рикардо 28 . Оценивать положения "Финансового капитала" можно с двух позиций: с


21 Hilferdins R. Op. cit., S. 501, 502.

22 Ibid., S. 503.

23 Ibid., S. 507.

24 Pietranera G.R. Hilferding und die okonomische Theorie der Sozialdemokratie. Berlin, 1974, S. 23.

25 Kautsky К. Finanzkapital und Krisen. - Die Neue Zeit, 1910/1911, Bd. I, S. 765, 883.

26 Bauer O. Werkausgabe: in 9 Bds. Wien, 1976-1980, Bd. I, S. 377.

27 Ленин В.И. Поли. собр. соч., т. 27, с. 299.

28 Oelssner F. Vorwort zur Neuauflage. - Hilferding R. Das Finanzkapital. Berlin, 1947, S, XXV.

стр. 111


точки зрения значения для времени его написания и публикации, и с точки зрения актуальности его положений для современности. Иначе говоря, сумел ли Гильфердинг предвидеть, предугадать пути, перспективы и основные тенденции развития капиталистического хозяйства. Один важный момент - Гильфердинг ставил своей целью дать оценку современному ему капитализму, а не прогнозировать его дальнейшую судьбу. При этом Гильфердинг исследовал лишь экономическую сторону современного ему общества. Политические моменты он практически не затрагивал, отсылая читателей к вышедшей в 1909 г. работе Каутского "Путь к власти". В этом отношении справедливо, на наш взгляд, говорить о том, что Гильфердинг верно подметил некоторые тенденции развития капитализма, в частности, высокую роль банков, акционерных обществ, что особенно актуально и в наши дни.

Одна из главных причин, почему "Финансовый капитал" был принят что называется "на ура", состояла даже не в достоинствах этого труда, а в том, что Гильфердинг дал удобное для лидеров социал-демократии объяснение новых явлений в развитии экономики. Таким образом было ликвидировано одно из наиболее слабых мест в марксистской теории, а сам Гильфердинг оказался приобщен к элите социалистических теоретиков. Гильфердинг что называется "заболел звездной болезнью", приступы которой проявлялись у него затем на протяжении всей оставшейся жизни. Он возомнил себя знатоком марксизма во всех областях и попытался активно воздействовать на политику СДПГ. Так, после удачных для социал-демократов выборов 1912 г. Гильфердинг выступил за переоценку значения парламентских акций в эпоху империализма и за большую активность партии в парламенте, с оптимизмом говорил об ее отличных перспективах, чем вызывал ироничные замечания со стороны более опытных товарищей, в частности, К. Каутского и В. Адлера 29 . В 1910-1914 годах Гильфердинг много публиковался, выступал на партийных форумах. В теории и политической практике старался избегать колебаний как вправо, так и влево (неслучайно он считался одним из виднейших "центристов"). С началом первой мировой войны его положение резко изменилось.

ИМПЕРИАЛИЗМ, ВОЙНА И РЕВОЛЮЦИЯ

С выходом "Финансового капитала" в германской социал-демократии началась дискуссия об империализме, в которой Гильфердинг принял активное участие. Новый поворот в этой дискуссии наметился после начала первой мировой войны. 4 августа 1914 г. ряд редакторов "Форвертс", в их числе Р. Гильфердинг и Г. Кунов, написали воззвание, которое было опубликовано уже после окончания войны, в котором подчеркивалось, что голосование за военные кредиты приведет к "совместной ответственности за войну и за ее итоги" 30 . Но вскоре, в октябре 1914 г., Кунов, с которым Гильфердинг поддерживал хорошие отношения, выступил с позиций одобрения позиции социал-демократической фракции рейхстага, голосовавшей за военные кредиты. В качестве идеологического обоснования такой позиции Кунов разработал собственную концепцию империализма. Империализм, по Кунову, это "явление, обусловленное внутренними условиями и концентрацией сил усиливающегося финансового капитализма". Империализм виделся Кунову необходимой стадией на пути к социализму. И в этом отношении победа Германии в войне рассматривалась им как необходимая предпосылка на пути трансформации империализма и как важная предпосылка в борьбе за социализм 31 . Фактически Кунов был близок к сторонникам так называемой теории крушения, согласно которой империалистическая война с ее разрушениями и разорением способна приблизить крушение капитализма. Развернулась полемика между Куновым и Гильфердингом. Последний, признавая, что империализм является необходимой и закономерной стадией развития капитализма,


29 Hilferding Rudolf: Zwischen den Stiihien... S. 55.

30 Ibid., S. 63.

31 Ibid.em.

стр. 112


возражал, что "вопрос о социализме не является вопросом абстрактных экспансионистских возможностей капитала, ... а вопросом политической силы пролетариата" 32 . Гильфердинг не разделял таким образом надежд на то, что война приблизит революцию, более того, он как бы предлагал социал-демократии дистанцироваться от войны, оставить ее на совести правящих кругов. В такой позиции был свой резон, поскольку, как показал послевоенный опыт, политическое доверие масс получили как раз те силы, которые по крайней мере не поддерживали войну, а на ее заключительном этапе выступали за скорейшее мирное урегулирование. И в этом плане Гильфердинг сумел угадать, отойдя от большинства СДПГ. С другой стороны, Кунов также был прав, ожидая революционный подъем после войны. В итоге наибольшую выгоду из полемики Кунова и Гильфердинга извлек, сам того не желая, Ф. Штампфер, который стал главным редактором "Форвертс" с ноября 1916 г. Гильфердинг же с 1915 г. был фактически отстранен от редактирования центрального органа СДПГ.

Гильфердинг оказался в оппозиции не только в СДПГ, но и вступил в полемику с австрийскими социал-демократами. Рассматривая мировую войну как закономерное продолжение империалистической политики, он подчеркивал, что война обострила старые противоречия между оппортунизмом и радикализмом внутри рабочего движения. К оппортунистским он относил и идею создания после войны так называемой Срединной Европы - некоей федерации или конфедерации на базе Германии и Австро-Венгрии. Эту идею поддерживал К. Реннер. Возражая ему, Гильфердинг подчеркивал, что образование Срединной Европы приведет лишь к усилению мощи буржуазного государства. "Идея Срединной Европы, - писал он в 1915 г., - является продуктом страха... Мы не желаем быть среднеевропейцами, мы хотим после окончания европейской гражданской войны быть нормальными европейцами 33 .

Война привела к изменению и в личной жизни Гильфердинга. Так, его отстранение от редактирования "Форвертс" было вызвано не только расхождением с официальной партийной линией, но и тем фактом, что в конце 1915 г. Гильфердинг был призван на австрийскую военную службу. Практически до самых последних дней войны он служил в качестве военного врача на итальянском фронте. Однако он не был оторван от политики социал- демократии, продолжал много писать. В письме Каутскому от 3 декабря 1917 г. Гильфердинг писал, что не чувствует себя в изоляции, что имеет возможность читать газеты из Мюнхена, Вены и Берлина 34 . Вместе с Э. Бернштейном, К. Каутским, Г. Гаазе Гильфердинг был одним из организаторов и руководителей Независимой социал-демократической партии Германии (НСДПГ), созданной в апреле 1917 г., которая объединила левых и центристов. Гильфердинг фактически возглавил центральный орган НСДПГ "Фрайхайт": под его руководством за полгода число подписчиков увеличилось с 50 тыс. до 250 тыс.

Гильфердинг вернулся в Берлин накануне Ноябрьской революции 1918 г. Революцию он встретил восторженно и сразу активно включился в политическую деятельность. "Социалистическая революция в Германии была революцией огромного большинства в интересах огромного большинства" 35 , - писал Гильфердинг, противопоставляя события в Германии большевистскому перевороту 1917 г. При этом он выступал с более радикальных позиций, нежели не только руководители СДПГ, но и его товарищи по НСДПГ. Так, Гильфердинг исходил из необходимости сохранения и использования системы Советов. "Не система Советов или демократия, а система Советов и демократия" 36 , - таков должен был быть лозунг социал-демократии, по мнению Гильфердинга. По предложению Гильфердинга НСДПГ официально приняла эту идею и выступила за юридическое закрепление за Советами равноправия с Национальным собранием. В известной степени это было вызвано тем, что социал-демократы


32 Hilferding R. Historische Notwendigkeit und notwendige Politik. - Der Kampf, 1915, Nr. 5, S. 211.

33 Hilferding R. Europaer, nicht Mitteleuropaer! - Der Kampf, 1915, Nr. 11-12, S. 359, 365.

34 IISG. Nachlap Karl Kautsky, D. XII, Nr. 631.

35 Hilferding R. Klarheit! - Freiheit, 1918, Nr. 15.

36 Hilferding R. Ausbau des Ratesystems. - Freiheit, 1919, Nr. 63.

стр. 113


не получили ожидаемого большинства на выборах в Национальное собрание, что заставило их лидеров вновь заговорить о внепарламентских институтах. Отказ принять предложение НСДПГ послужил предлогом для перехода партии в оппозицию.

Как и другие видные социал-демократы, Гильфердинг был прикомандирован в качестве унтерстатс-секретаря к министерству экономики, а позднее вошел в Государственный экономический совет, принимал в 1922 г. участие в Генуэзской конференции в качестве эксперта. Гильфердинг был одним из активных сотрудников созданной 18 ноября 1918 г. комиссии по социализации, куда вместе с ним входили Каутский (председатель комиссии) и Кунов. Выступая на первом съезде Советов, Гильфердинг заявил, что социализация является первой стадией на пути социалистических преобразований, что ее главной задачей является "завоевание экономических позиций капитала". На второй стадии должно было происходить законодательное закрепление социалистических преобразований, в первую очередь, в области экономики. Гильфердинг считал необходимым социализировать, в первую очередь, предприятия тяжелой индустрии, добывающие отрасли. Он ратовал за осторожную политику в отношении банков. Касаясь вопроса о том, каким образом будет проведена социализация, путем конфискации или за компенсацию, Гильфердинг заявлял, что это "не является принципиальным и представляет собой лишь вопрос тактики" 37 . В первую очередь, для Гильфердинга был важен результат. Несмотря на то, что с апреля 1919 г. деятельность комиссии по социализации была свернута, Гильфердинг продолжал питать иллюзии относительно благоприятных перспектив для социалистических преобразований в Германии. Он принял активное участие в деятельности так называемой второй комиссии по социализации, но по целому ряду принципиальных вопросов у него не сложилось взаимопонимания с министром тогдашнего правительства В. Ратенау, что в итоге свело на нет деятельность Гильфердинга в этой комиссии. В октябре 1920 г., на съезде производственных Советов Германии, он подчеркивал, что выступает против внесения корректив в программные положения социал-демократии относительно социалистических преобразований. Однако он понимал, что осуществить социализацию можно лишь имея в своих руках основные рычаги государственного управления. "Вопрос социализации является вопросом власти (силы)" 38 , - говорил он. Впоследствии Гильфердинг признавал, что "в период с 1914 г., и, особенно, после 1918 г. и до капповского путча, наша политика была пластичной, и именно в этот период нами были сделаны тяжелейшие ошибки" 39 .

Гильфердинг резко критиковал версальскую систему несправедливых, по его мнению, мирных договоров, которая "противоречит интересам всех рабочих" 40 . Он критиковал СДПГ и социалистические партии других стран за ратификацию Версальских договоров, выступал против объединения Лондонского и Венского (к которому относилась и НСДПГ) Интернационалов. Гильфердинг долгое время критически относился к политике СДПГ, осуждал ее участие в коалиционном правительстве. В отличие от других лидеров НСДПГ, Бернштейна, Каутского, он долгое время был противником воссоединения с СДПГ, надеялся на сохранение единства в НСДПГ. На внеочередном съезде партии в Галле в октябре 1920 г. Гильфердинг, осуждая политику СДПГ и резко критикуя ее отдельных руководителей, таких, как Г. Носке, также резко выступил и против Коминтерна. При этом он признавал самостоятельность Коммунистической партии Германии (КПГ), подчеркивая, что ее программа "не является заимствованием 21 условия Коминтерна". Гильфердинг подчеркивал, что


37 Allgemeiner KongreB der Arbeiter-und Soldatenrate Deutschlands vom 16. bis 21. Dezember. 1918. Sten. Berichte. Berlin, 1919, S. 312-315.

38 Protokoll der Verhandlungen des Er.sten Reichskongress der Betriebsrate Deutschland, 5-7. Oktober 1920 zu Berlin. Berlin, 1920, S. 139, 124.

39 IISG. NachlaB Karl Kautsky. D. XII, Nr. 661.

40 Protokoll der Internationalen Sozialistischen Konferenz in Wien von 22. bis 27, Februar 1921. Wien, 1921, S.79.

стр. 114


наблюдается некоторое ослабление социалистического движения в Европе, что усиливается сопротивление со стороны буржуазии, подавить которое он считал возможным посредством диктатуры пролетариата 41 . Однако заигрывания Гильфердинга с левым большинством НСДПГ и с германскими коммунистами не привели к успеху. Нельзя исключить возможность того, что Гильфердинг, как в силу традиционного для него "сидения между двух стульев", так и в силу большой амбициозности, хотел стать фигурой номер один в НСДПГ или в некоей левоцентристской партии, которая могла бы сложиться в случае союза независимцев и коммунистов. Однако среди независимцев и среди коммунистов были другие не менее амбициозные лидеры, типа Э. Тельмана, А. Криспина, которые не желали идти ни на какие уступки. К тому же Гильфердинг выступал с антибольшевистских позиций. В итоге, большинство НСДПГ присоединилось к КПГ. В 1922 г. Гильфердинг, равно, как и другие ведущие теоретики независимцев восстановил свое членство в СДПГ. Бернштейн и Каутский с осени 1917 г. были настроены в отношении Гильфердинга весьма критически. "Я признаю сейчас Гильфердинга лишь как экономиста, - писал Каутский Бернштейну в апреле 1921 г., - его политические амбиции всегда вызывали у меня сильный протест" 42 .

Таким образом, Гильфердинг "переболел" революцией и был вынужден искать себя в новых условиях, в качестве теоретика и функционера СДПГ в рамках Веймарской республики. Одна из главных причин, почему Гильфердинг не пошел за большинством НСДПГ, а вернулся в ряды СДПГ состояла в его неприятии большевистского эксперимента в России.

ГИЛЬФЕРДИНГ И РОССИЯ

В отличие от многих видных социал-демократов Запада, Гильфердинг не мог похвастаться близким знакомством с ведущими российскими социалистами; работ, посвященных российской проблематике, у него мало. Тем не менее, Гильфердинг пристально следил за развитием событий в России, особенно во время революции 1905-1907 гг. Признавая, что социалистические преобразования в России невозможны, он уделял особое внимание проблеме автономизации Российской империи, подчеркивая в письме Каутскому в декабре 1905 г., что русская революция должна выдвинуть "требование автономии, в том числе и для Польши" 43 . В этом проявилась особенность подхода Гильфердинга к национальному вопросу: в отличие от многих теоретиков австрийской социал-демократии, всерьез рассматривавших возможность интеграции в так называемую "Срединную Европу", Гильфердинг критически оценивал эти планы.

К близким друзьям Гильфердинга принадлежал Л.Д. Троцкий: "Гильфердинг познакомил Троцкого с виднейшими австрийскими социал-демократами К. Реннером, О. Бауэром, М. Адлером. Впоследствии Троцкий вспоминал, что во время переговоров о мире в Брест-Литовске в 1918 г. он получил от Гильфердинга письмо, в котором тот хлопотал об освобождении какого-то пленного "из распространенной породы венских "докторов"". "Для Гильфердинга, - указывал Троцкий, - октябрьская революция и брестская трагедия были только оказией, чтобы похлопотать за свояка" 44 .

Гильфердинг внес свою лепту в антибольшевистскую кампанию. Он был уверен, что социалистическая революция в России невозможна, противопоставлял политику


41 Protokoll uber die Verhandlungen des auserordentlichen Parteitages der USPD in Halle, 12.-17. Oktober 1920, Berlin, 1920,S. 186, 198, 201.

42 Российский государственный архив социально-политической истории (далее - РГАСПИ), ф. 204, on. I, д. 953, л. 5 об.

43 IISG. NachlaB Karl Kautsky, D. XII, Nr. 397.

44 Троцкий Л.Д. Указ. соч., с. 236, 237.

стр. 115


социал-демократии в Германии деятельности российских большевиков. Гильфердинг, хотя и осуждал большевистские методы, но признал диктатуру пролетариата как "акт исторического развития" 45 . Возражая большевистским лидерам, Гильфердинг развивал мысль о различных формах и разном понимании понятия "диктатура пролетариата". Одна из таких форм, большевистская "диктатура Советов", которая в принципе допускалась Гильфердингом в специфических условиях России, но которую он не приемлел для Германии и других стран Запада. Истинной формой диктатуры пролетариата он считал народное правительство. "Что представляет собой социалистическое правительство, опирающееся на поддержку и представляющее интересы большинства народа, как не диктатуру пролетариата" 46 , - спрашивал Гильфердинг. Таким образом, по Гильфердингу выходило, что между диктатурой пролетариата и демократией нет противоречий, что это по большому счету одно и то же. Более того, Гильфердинг, считавший необходимым условием для социалистических преобразований установление единства действий с непролетарскими слоями, фактически ревизовал первоначальное содержание понятия "диктатура пролетариата". Ленин писал, что Гильфердинг и его сторонники по НСДПГ "ничего не поняли в новом движении и в условиях его борьбы" 47 .

Гильфердинг, подобно Каутскому, не был склонен разделять революционные события 1917 г. в России на две революции: февральскую и октябрьскую. Он явился основоположником идеи о крестьянском характере революции в России. Главное отличие России от Запада заключалось, по мнению Гильфердинга, в том, что "в Восточной Европе образовалась широкая масса средних и мелких крестьян-собственников, которая вышла из войны "экономически усилившейся"" 48 . Это положение о мелкокрестьянском характере российского сельского хозяйства не оспаривалось ни большевиками, ни советской историографией. Ленин, например, писал: "Зажиточное крестьянство России давно уже создало элементы крестьянской буржуазии, и столыпинская аграрная реформа несомненно усилила, умножила, укрепила эти элементы. На другом полюсе деревни усилились, умножились сельскохозяйственные наемные рабочие, пролетарии и близкая к ним масса полупролетарского крестьянства" 49 . Однако, если Гильфердинг считал российское крестьянство главной движущей силой революции, носившей в целом буржуазный характер, то Ленин и большевики исходили из возможности социалистических преобразований в России.

В антибольшевистской полемике Гильфердинг наиболее ярко проявил себя в 1920 г., когда выступил против представителя Коминтерна Г.Е. Зиновьева, автора "21 условия" приема в Коминтерн, доказывая несовместимость демократического и деспотического социализма, протестуя против диктата Коминтерна 50 . При этом Гильфердинг также протестовал и против несправедливого Брестского мира. В дальнейшем он дистанцировался от обсуждения "русского вопроса". Он не принял активного участия в полемике в западной социал-демократии о сущности большевизма конца 20-х - начала 30-х годов. Но традиционно занимал антибольшевистскую позицию, предоставив полосы редактировавшегося им журнала "Гезеллыпафт" для антикоммунистических статей Каутского. Сам Гильфердинг писал Каутскому: "О русских делах я не могу сказать ничего определенного, так как специально этим не занимался. В целом же я разделяю твою позицию" 51 .

Гильфердинг осторожно относился ко всяким попыткам контакта между большевиками и германскими социал-демократами. Ф. Дан признавал, что он и Брайтшайд


45 Hilferding R. Revolutionare Politik oder Machtillusionen. Berlin, 1920, S. 22, 23.

46 Hilferding R. Klarheit! - Freiheit, 1918, Nr. 15.

47 Ленин В.И. Поли. собр. соч., т. 37, с. 504.

48 Hilferding R. Probleme der Zeit. - Die Gesellschaft, 1924, Bd. 1, S. 9-10.

49 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 31, с. 426.

50 Hilferding R. Gegen des Moskauer Diktat! Leipzig, 1920.

51 IISG. NachlaB Karl Kautsky, Bd. XII, Nr. 653.

стр. 116


выступали категорически против продажи советскому руководству архива Маркса-Энгельса. Однако все их попытки "окончились безрезультатно" 52 .

Гильфердинг был последовательным противником большевизма, но отнюдь не врагом России. За исключением нескольких полемичных статей, брошюр и выступлений он не посвятил специального труда русскому вопросу. В 20-е годы перед ним стояли другие задачи, в частности, связанные с руководством новым теоретическим органом СДПГ журналом "Гезелльшафт".

ВО ГЛАВЕ "ГЕЗЕЛЛЬШАФТ"

Несмотря на то, что Гильфердинг в свое время резко критиковал лидеров СДПГ, он практически сразу выдвинулся на руководящие посты в партии: вошел в правление СДПГ, в 1923 г. был введен в правительство страны, в 1924 г. избран депутатом рейхстага от СДПГ и стал главным редактором теоретического журнала "Гезелльшафт", был одним из разработчиков Гейдельбергской программы СДПГ 1925 г.

В чем причины такого взлета? Здесь сыграли роль объективные и субъективные факторы. Гильфердинг принадлежал к наиболее авторитетным социал-демократическим идеологам и политикам. После того, как ряд ведущих деятелей СДПГ периода II Интернационала, таких, как А. Бебель, Р. Люксембург, К. Либкнехт, Г. Гаазе ушли из жизни, а такие признанные идеологи германской социал-демократии, как Бернштейн, Каутский, Кунов дистанцировались от партийной жизни, Гильфердинг остался практически единственной крупной фигурой, олицетворявшей преемственность между молодой генерацией и довоенным поколением. При том, что сам Гильфердинг был еще относительно молод: в 1927 г. ему исполнилось 50 лет. Сыграло свою роль и то, что вследствие примирения между СДПГ и НСДПГ представители последней получали высокие посты в партийном руководстве. Опять-таки этому способствовала традиционная для Гильфердинга политика лавирования между различными политическими группировками, то, что он не ассоциировался с каким-то определенным направлением или объединением, а стремился заручиться как можно большим количеством друзей. По поведению Гильфердинга можно было сделать выводы как о том, что он скорее левый, нежели правый, так и наоборот. И особенно важной причиной взлета Гильфердинга являлось то, что СДПГ остро нуждалась в специалистах экономического профиля в условиях послевоенного кризиса, когда на первом месте перед партией стояла проблема определения приоритетов в экономической сфере. И Гильфердинг сумел дать партии новую экономическую стратегию, разработав концепцию "организованного капитализма".

В 1924 г. руководство СДПГ поручило Гильфердингу редактирование журнала "Гезелльшафт", который задумывался как наследник "Нойе цайт". Гильфердинг с энтузиазмом взялся за это дело. По его мнению, "журнал должен содержать не простые журналистские сообщения, а поддерживать высокий научный уровень". Гильфердинг выделял в качестве приоритетных задач развитие социалистической теории, исследование проблем законодательства, управления, вопросы международных отношений 53 .

На страницах "Гезелльшафт" Гильфердинг получил возможность пропагандировать свои взгляды. Однако, вопреки ожиданиям, он публиковался нечасто. Гильфердинг писал в июле 1924 г. Каутскому, что его занимали три основные теоретические проблемы: теория денег (именно она вызвала наибольшую критику после выхода "Финансового капитала"), критика новейших английских и американских работ о кризисах и финансах и "политическая история государства". При этом Гильфердинг обращал внимание на практическую значимость всех этих проблем54 . Однако на первом месте для Гильфердинга стояла политическая деятельность.


52 Dan Th. an Adier F., 9.01.1936. - Theodore Dan. Letters (1899-1946). Amsterdam, 1988, S. 482.

53 IISG. S.A.I. Hilferding R(udolf) und R(ose). (Die Gesellschaft), Nr. 1468/2.

54 IISG. NachlaB Karl Kautsky, D. XII, Nr. 636.

стр. 117


В отличие от "Нойе цайт" периода редакторства Каутского и Кунова, новый теоретический орган СДПГ публиковал преимущественно тех авторов, которые признавали концепцию журнала Гильфердинга, не спорили и не возражали ему. Гильфердинг самолично читал и редактировал все материалы, и даже его друзья и сторонники, такие, как П. Хертц, которые нередко писали статьи, что называется "на заказ", сетовали на строгий суд главного редактора 55 . В этом отношении показательная история с Ф. Адлером. Последний написал для "Гезелльшафт" статью о политической системе Германии, но Гильфердинг возвратил ее на доработку. Это вызвало недовольство Адлера, который раздраженно писал Гильфердингу, что "было бы ошибкой назвать Ваше ревью "Гезелльшафт". Лучше было бы назвать его "Салон"... Ведь именно в салонах принято лицемерить" 56 . Несмотря на это, впоследствии между Адлером и Гильфердингом были восстановлены нормальные отношения. Видные теоретики Каутский, Бернштейн, Кунов были редкими гостями на страницах "Гезелльшафт". Гильфердинг, как под влиянием со стороны право-реформистского партийного руководства, так и в силу поправения собственных воззрений, предоставлял место для идеологов международной социал-демократии, слывших правыми, таких, как Реннер, который публиковался в германском "Гезелльшафт" ничуть не меньше, чем в австрийском "Кампф". Гильфердинг и, особенно, его супруга поддерживали в конце 20-х годов дружеские отношения с Реннером, всегда приглашали его к себе домой, организуя званые вечера. Сам Реннер намекал в апреле 1929 г. в письме Г. Мюллеру, что для него куда более предпочтительна была "неформальная обстановка" в гостях у канцлера, нежели полуофициальный прием у министра финансов, пост которого тогда занимал Гильфердинг 57 . В то же время отношения с Каутским у Гильфердинга оставались натянутыми. Л. Каутская писала в мае 1926 г. Бернштейну: "Эта настолько чуждая партии позиция, что занимает "Гезелльшафт", является настоящей бедой... Этим самым Гильфердинг... предал тело и душу партии. Он весьма странный человек, и я часто задаю себе вопрос о том, что сказал бы Бебель, если бы он мог видеть, как изменились эти молодые люди, которые в юности смотрели на него снизу вверх и которые сейчас движутся по совершенно иному пути, нежели от них ожидали" 58 .

Несмотря на то, что новый теоретический журнал СДПГ не мог претендовать на роль ведущего издания по вопросам социализма, которую играл до войны "Нойе цайт", он все же пользовался большим авторитетом и популярностью. Именно на его страницах Гильфердинг начал излагать идеи "организованного капитализма".

"ОРГАНИЗОВАННЫЙ КАПИТАЛИЗМ"

Завершение революционного подъема в Европе побудило ведущих теоретиков западной социал-демократии задуматься о сущности системы социально- экономических и политических отношений, сложившейся после войны. В то время, как Каутский вел активную полемику с большевиками, Кунов разрабатывал концепцию материалистического понимания истории, Бауэр пытался объяснить причины и сущность революционных событий 1918-1919 гг. на территории бывшей Австро-Венгрии и размышлял о возможности "третьего пути" к социализму, Гильфердинг обратился непосредственно к характеристике современного ему общества, разработав концепцию "организованного капитализма".

В дебютном номере "Гезелльшафт" Гильфердинг выступил с концептуальной статьей "Проблемы (нашего) времени" (1924 г.), в которой сделал вывод о начале новой стадии в развитии современного общества, так называемого "организованного капитализма". Сравнивая современную ему ситуацию с той ситуацией, что сложилась в Европе


55 Archiv der sozialen Demokratie der Friedrich-Ebert-Stiftung. Bon-Bad Godesberg (далее - AdsD). NachlaB Wilhelm Keil. Korrespondenz, M. 26, P. Hertz an W. Keil, 1.09.1926.

56 IISG. S.A.I. Hilferding R(udolf) und R(ose). (Die Gesellschaft), Nr. 1468/11.

57 AdsD. NachlaB Hermann Muller, M. I, Nr. 87.

58 IISG. NachlaB Karl Kautsky, K.C 259a.

стр. 118


после поражения революций 1848-1849 гг., Гильфердинг утверждал, что капитализм перерос нестабильный период "свободной конкуренции" и вступил в полосу "релятивной стабилизации". Гильфердинг рассчитывал преобразовать капиталистическое хозяйство в социалистическое посредством "хозяйственной демократии", но сам переход от капитализма к социализму виделся ему "чрезвычайно сложной проблемой, решение которой возможно только в результате длительного исторического процесса" 59 .

Гильфердинг считал, что в новой ситуации социал-демократия должна бороться за "социальную республику", за сохранение мира. В статье "Реалистический пацифизм" (1924 г.) он выдвинул идею о том, что главным победителем в войне оказалась Великобритания, однако говорить о доминировании англосаксонского мира, по мнению Гильфердинга, было бы преждевременным, так как существовали огромные противоречия между Великобританией и США, банки которых сильно нажились на войне 60 . В условиях "организованного капитализма" противоречия между капиталистическими державами не стали слабее. Однако Гильфердинг считал возможным избежать новой мировой войны в том случае, если социал-демократия будет проводить политику "действенного антимилитаризма" 61 .

Одной из главных особенностей теоретических изысканий Гильфердинга был тот факт, что они часто находили выражение не в форме крупных публикаций (статьи, брошюры, книги), а в виде выступлений, речей на различных партийных форумах. Наиболее ярким примером в этом отношении была речь Гильфердинга на съезде СДПГ в Киле в мае 1927 г., в которой он в развернутой форме охарактеризовал концепцию "организованного капитализма", сформулировал новые задачи социал-демократии в Германии.

Гильфердинг подчеркивал, что современное "организованное хозяйство" качественно отличается от того капитализма, который был в конце XIX в. Он особо оговаривался, что это - "не поздний капитализм", а его новая, особая стадия. Тем самым Гильфердинг еще раз повторил мнение о том, что капитализм не стоит на пороге гибели. К важнейшим характеристикам современного ему капитализма Гильфердинг относил оживление дискуссий о сущности современного хозяйства и критику марксизма со стороны буржуазных ученых: оформление организованного на высоком техническом уровне хозяйства; интернационализацию производства; государственное регулирование хозяйственной жизни. Гильфердинг особо подчеркивал, что государственное регулирование распространяется и на политическую область, и в этом он видел возможность для успеха социализма. Отмечая, что в период "организованного капитализма" происходит преодоление экономической анархии, смягчаются последствия кризисов, стабилизируется положение рабочего класса, завоевавшего большие социальные права, Гильфердинг предсказывал возможность для мирного и постепенного перехода капиталистической собственности под контроль рабочего класса (хозяйственная демократия) и завоевания ведущих позиций в государстве через парламент. В итоге Кильский съезд СДПГ принял резолюцию, подготовленную Гильфердингом, одним из главных положений которой было признание целесообразным участия социал-демократии в правительстве, чтобы "служить интересам рабочего движения" 62 .

Гильфердинг верно заметил многие черты капиталистической стабилизации 20- х годов. Однако он переоценил возможности этой стабилизации, возможности бескризисного развития капитализма, равно как и возможности социал- демократии. Он дал слишком много авансов "организованному капитализму", рассчитывая, что новые черты в экономике, социальной сфере можно будет использовать в процессе постепенной социализации. Однако стабилизация капиталистического хозяйства оказалась на поверку


59 Hilferding R. Probleme der Zeit, S. 1-10.

60 Hilferding R. Realistischer Pazifismus. - Ibid., Bd. 2, S. 97-114.

61 Hilferding R. Krieg. Abrustung und Milizsystem. - Ibid., 1926, Bd. 2, S. 397.

62 SPD-Parteitag 1927. Kiel. Protokoll. Berlin-Bonn-Bad Godesberg, 1974, S. 165- 169, 265.

стр. 119


временной. Мировой экономический кризис 1929-1932 гг. нанес сильный удар по выкладкам Гильфердинга.

Однако в то время, после Кильского съезда, популярность Гильфердинга резко возросла. Как ив 1910 г., он вновь разъяснил социал-демократии сущность и содержание новейшей стадии развития капитализма и, что самое главное, эти разъяснения вновь устраивали социал-демократию.

Середина 20-х годов - один из наиболее успешных периодов в жизни Гильфердинга. Он купался в лучах славы, приумножал собственное благосостояние. Гильфердинг, будучи выходцем из зажиточной семьи, сам сумел сколотить неплохое состояние, в частности и за счет сомнительных банковских операций. Он мог позволить себе дорогие удовольствия, например, круиз по Атлантике и отдых в Бразилии осенью 1927 г. "На меня произвели большое впечатление те огромные потенциальные возможности экономического развития Южной Америки" 63 , - писал он.

Гильфердинг так и не сумел обобщить свою концепцию "организованного капитализма" в форме крупного монографического исследования, во многом из- за активной политической деятельности, особенно в период своего второго министерства 1928-1929 гг.

ВХОЖДЕНИЯ ВО ВЛАСТЬ

Одним из главных политических выводов из своей концепции "организованного капитализма" Гильфердинг считал необходимость участия социал-демократии в правительстве. Гильфердинг представляет собой исключительный пример в истории германской социал-демократии, когда один из крупнейших теоретиков и идеологов занимал высшие министерские посты. Первое вхождение Гильфердинга в правительство имело место в августе 1923 г.: после августовской 1923 г. стачки на смену правительству В. Куно пришел так называемый кабинет Штреземана-Гильфердинга. Последний занял в нем пост министра финансов. Несмотря на краткое время пребывания у власти (до ноября 1923 г.) Гильфердинг зарекомендовал себя как деятельный политик, которого не без основания можно назвать отцом финансовой реформы в Германии. 1923 г. - один из наиболее драматичных в истории Веймарской республики: оккупация Рура, августовские стачечные бои, фашистский "пивной путч" в Мюнхене, вооруженное выступление коммунистов в Гамбурге, сепаратистское движение, развал экономики и гиперинфляция. В этой ситуации Гильфердинг считал первоочередной мерой укрепление национальной валюты. Одним из первых его шагов на посту министра финансов была закупка иностранной валюты. 10 сентября Гильфердинг предложил на заседании правительства план оздоровления финансов -так называемый "план Гильфердинга", суть которого сводилась к созданию собственного золотого эмиссионного банка и переходу к конвертируемой валюте. Однако эта идея не была поддержана руководством германского банка. В итоге был принят план финансового оздоровления, составленный будущим министром финансов Г. Лютером, который опирался на разработки Гильфердинга. Последний подготовил проект закона о валютном банке, который в октябре был представлен рейхстагу 64 . Внедрение в жизнь финансовой реформы произошло уже после отставки Гильфердинга: 15 ноября 1923 г. вместо старой германской марки была введена в обращение так называемая "рентная марка" при курсе 4,2 марки за один доллар, а с августа 1924 г. германская марка стала конвертируемой, обеспеченной золотом валютой.

2 ноября 1923 г. СДПГ отозвала своих министров из правительства, обвиняя канцлера Штреземана в потворничестве правым силам и, в частности, триумвирату в Баварии, при том, что против коммунистов в Саксонии и Тюрингии были применены войска. Социал-демократы перешли в оппозицию, не приняв участие в новом правительстве В. Маркса. Гильфердинг был вынужден подчиниться решению партийного


63 IISG. NachlaB Karl Kautsky, D. XII, Nr. 647.

64 Moller A. Im Gedenken an Reichsfinanzminister Rudolf Hilferding. Bonn, 1971, S. 13, 14.

стр. 120


руководства, но в глубине души у него оставалось чувство неудовлетворенности. Он продолжал активно участвовать в политической жизни, подчеркивая в письме Каутскому в июле 1924 г., что "германский парламентаризм" отнимает куда больше времени, нежели австрийский" 65 .

Гильфердинг сыграл важную роль в оздоровлении финансовой жизни страны. Резко возрос его авторитет как экономиста. И когда, после некоторого перерыва, в июне 1928 г. было вновь сформировано правительство при участии СДПГ, кандидатура Гильфердинга на пост министра финансов не вызывала возражений. Гильфердинг оказался в правительстве в качественно иной ситуации по сравнению с 1923 г. Тогда вхождение социал-демократов в правительство произошло в силу сложных, можно сказать, чрезвычайных обстоятельств. Они имели меньший вес в правительстве и были вынуждены бороться с многочисленными проявлениями кризиса в политической и экономической областях. В 1928 г. социал-демократы оказались в правительстве на ведущих ролях: во главе его стоял авторитетный лидер СДПГ Г. Мюллер, министерство внутренних дел возглавил К. Зеверинг, руководство министерством труда оказалось в руках Р. Висселя, пост министра финансов занял Р. Гильфердинг. В экономическом и политическом плане Германия переживала период некоторого затишья, хотя уже чувствовалось приближение экономического кризиса, проявлявшееся в росте бюджетного дефицита. Однако в целом финансовое положение Германии оставалось устойчивым: американские займы и правительственные субсидии позволяли поступательно развивать тяжелую индустрию. Однако жесткие ограничения, наложенные "планом Дауэса", препятствовали дальнейшему поступательному развитию германской экономики. Гильфердинг был одним из инициаторов пересмотра "плана Дауэса" в 1929 г. Новый "план Юнга", хотя и растягивал репарационные платежи на 37 лет, облегчал положение германской промышленности и отменял финансовый контроль со стороны держав-победительниц. Это было большим успехом социал-демократии и лично Гильфердинга. Однако после начала мирового экономического кризиса реализация "плана Юнга" застопорилась и в 1931 г. он был фактически отменен.

На посту министра финансов Гильфердингу приходилось проводить в жизнь те решения, которые были противны его воле и воле руководства СДПГ, но которые диктовались необходимостью сохранения коалиции с буржуазными партиями. В частности, это касалось финансирования производства вооружения. Гильфердинг пытался скорректировать налоговую политику государства путем выравнивая прямых и косвенных налогов. Его друзья и коллеги, такие, как П. Хертц и В. Кайль, предлагали сократить налоги на пиво, увеличив при этом налоги на общественные объединения 66 . Гильфердинг с самого начала своего министерства был вынужден констатировать недостаток финансирования, в частности для строительства 67 . Остро стоял вопрос о средствах на поддержку безработных. Гильфердинг, предвидя грядущий кризис, предлагал план оздоровления финансов страны (по сути - инфляции), но при сохранении всех социальных расходов. Как и в 1923 г., такой подход вызвал недовольство руководства Германского банка, а также крупнейших финансистов и промышленников. Гильфердингу не помогли связи с многими германскими олигархами, например, говорилось о близких отношениях между Гильфердингом и Г. Стиннесом. В итоге, под прямым давлением со стороны финансово-промышленного магната Я. Шахта, Гильфердинг был вынужден в декабре 1929 г. оставить свой министерский пост. Несмотря на это, Гильфердинг продолжал оставаться одним из влиятельных политиков: канцлер Г. Брюнинг считал его своим финансовым советником 68 .

Предложения Гильфердинга в 1929 г., касавшиеся оздоровления финансов, во многом совпадали с той антикризисной политикой, которую несколькими годами позже


65 IISG. NachlaB Karl Kautsky, D. XII, Nr. 636.

66 AdsD, NachlaB Wilhelm Keil. Korrespondenz, M. 26. Paul Hertz an Wilhelm Keil, 28.XII.1928.

67 AdsD. NachlaB Hermann Muller, M. IV, Nr. 60.

68 Moller A. Op. cit., S. 31.

стр. 121


начал проводить американский президент Ф.Д. Рузвельт. Однако, как и в 1923 г., Гильфердинг не успел реализовать собственные идеи на практике. Социал- демократы не сумели предотвратить или хотя бы смягчить последствия экономического кризиса для Германии: в марте 1930 г. они вышли из правящей коалиции. В стране резко возрос авторитет правых сил: фашисты рвались к власти.

"РЕВОЛЮЦИОННЫЙ СОЦИАЛИЗМ" ПРОТИВ ФАШИЗМА

Одной из главных задач социал-демократической политики Гильфердинг считал борьбу против угрозы новой войны, защиту демократии против сил правой реакции. Гильфердинг, подобно большинству социал-демократов, долго недооценивал угрозы со стороны фашизма. По его мнению, надо было бороться и "против фашизма и против реставрации" 69 . Анализируя причины поражения социал-демократии в 1933 г., Гильфердинг писал: "Наша политика в Германии с 1923 г. была во всем зависима от ситуации" 70 , оправдывая тем самым политическую линию СДПГ.

Гильфердинг вызывал особую ненависть со стороны фашистов: он был евреем по происхождению; был тесно связан с германскими деловыми кругами, являлся одним из авторитетнейших политиков ненавистной фашистам Веймарской республики; Гильфердинг активно критиковал фашистов. Особенно запомнилась его речь в рейхстаге в мае 1932 г. в ответ на выступление одного из лидеров нацистов Г. Штрассера, в которой Гильфердинг подверг резкой критике политику и идеологию фашизма. Он был одним из первых социал- демократических вождей, с которыми собирались расправиться гитлеровцы. Понимая это, Гильфердинг сразу же после мартовских выборов 1933 г. эмигрировал сначала в Данию, а затем - в Швейцарию, в Цюрих, где они с женой снимали квартиру 71 .

В Швейцарии Гильфердинг прожил пять лет. Постоянного дохода у него не было. Публикации в эмиграционных изданиях (часто под псевдонимом "Рихард Керн") давали мало денег. Тем не менее, Гильфердинг обладал достаточно значительной суммой, благодаря чему имел возможность ездить по Европе и даже собирался перебраться за океан. В эмиграции Гильфердинг, действуя традиционно, занимал колеблющуюся позицию между официальной пражской эмиграцией (Сопаде) и более радикально настроенными социал- демократическими группами, такими, как "Новое начало". Однако на этот раз политика балансирования не принесла Гильфердингу успеха. Более того, именно он, как главный идеолог СДПГ, виделся многим эмигрантам виновником поражения в борьбе с фашизмом. Авторитет Гильфердинга резко упал, что показали первые заседания Сопаде в Праге, где обсуждался и вопрос об издании нового теоретического журнала. Особые возражения вызывала кандидатура Гильфердинга на посту главного редактора, хотя тот и признавал, что журнал не может носить тот же характер, что " Гезелльшафт", что новый теоретический орган должен идеологически подготовить свержение нацистского режима. Многие члены правления Сопаде ратовали за коллективное руководство журналом 72 . В итоге Гильфердинг был назначен редактором издававшегося в Карлсбаде "Цайтшрифт фюр Социалисмус", но он не имел уже таких же прерогатив, как в "Гезелльшафт", являясь фактически рядовым редактором. Тем более, что Гильфердинг продолжал жить в Швейцарии, а журнал издавался в Чехословакии. Парадоксально, но в условиях резкого недостатка средств у официальной социал-демократической эмиграции, ее представителем на Парижской 1933 г. конференции Интернационала и на последующих заседаниях Бюро как правило был Гильфердинг, который располагал средствами для таких поездок. Руководство германской социал-демократии


69 Hilferding R. Zwi.schen den Entscheidungen. - Die Gesellschaft, 1933, Bd. 2, S. 276.

70 IISG. NachlaB Karl Kautsky, D. XII, Nr. 661.

71 Ibid., Nr. 681.

72 Bundesarchiv, Berlin (далее - BA), Ry 20/11 145/54, Bl. II.

стр. 122


всегда держало его кандидатуру, что называется про запас, хотя Гильфердинг не входил в правление Сопаде.

В условиях эмиграции Гильфердинг начал выступать за увеличение политической активности. "Необходима политическая акция, а не простая дискуссия" 73 , - заявил он на заседании правления Сопаде в январе 1934 г. Несколько дней спустя он опубликовал так называемый "Пражский манифест" под названием "Борьба за революционный социализм", который представлял собой программу социал-демократии на нелегальный период. Гильфердинг ратовал за переход к борьбе "революционными средствами", подчеркивая, что в условиях борьбы с фашизмом рабочее движение оказалось в принципиально новой ситуации, что методы борьбы при демократии и в период диктатуры должны различаться 74 . Официальное руководство Сопаде спокойно реагировало на программные заявления Гильфердинга, тем более, что для их реализации на практике не было достаточных предпосылок. Социал-демократы были заняты внутрипартийными распрями больше, чем организацией действенной антифашистской борьбы.

В идейном плане Гильфердинг приблизился к Бауэру, который также ратовал за радикальные средства, за нелегальные формы борьбы. Однако отношения между этими двумя социалистическими теоретиками были далеки от идеала, и особенно обострились в 1934 г., поскольку Гильфердинг поддерживал Каутского в его антибольшевистской полемике и критике февральского 1934 г. выступления австрийской социал-демократии 75 .

ТРАГИЧЕСКИЙ ФИНАЛ

После аншлюса Австрии и аннексии Судето-немецкой области в 1938 г., Швейцария перестала казаться Гильфердингу надежным убежищем. Вместе с большинством германских социал-демократов он перебрался в Париж, где был вынужден влачить жалкое существование в меблированных комнатах в студенческом квартале. Как и прежде он стремился восстановить контакт с социал-демократической эмиграцией, надеялся на скорее объединение против Гитлера всех западных стран. Капитуляция Франции произвела на него тягостное впечатление. В последний момент он и его друг Р. Брайтшайд сумели ускользнуть из Парижа и бежать на юг Франции. Правительство Виши определило им вид местожительства город Арль.

Здесь Гильфердинг попытался обобщить свои теоретические изыскания, благо располагал для этого достаточным временем. Однако довести до логического завершения свою работу он не успел. Сохранился целый ряд набросков Гильфердинга за этот период, но они представляют собой скорее собрание статей на различные темы, в частности, о государственном капитализме, тоталитаризме и т.п. 76 , нежели часть цельного, единого теоретического произведения. По всей видимости, Гильфердинг рассчитывал объединить эти статьи в нечто целое, начав в июне 1940 г. так и оставшееся незаконченным произведение под названием "Историческая проблема", в котором попытался ответить на вопрос о роли насилия в истории. Историческое развитие, по мнению Гильфердинга, является экономически детерминированным. Именно экономика "определяет содержание, цель и результат насилия" 77 .

Закончить свои теоретические исследования Гильфердинг не сумел: он все больше и больше впадал в пессимизм, им овладевала безысходность. Свои последние надежды он связывал с возможностью уехать в США. При помощи своего друга Г. Брюнинга он и Брайтшайд получили американские визы, но два раза подряд их отъезд срывался в самый последний момент: правительство Виши отказывало им в выезде. В феврале


73 ВА, Ry 20/11 145/54, Bl. 33.

74 Hilferding R. Revolutionarer Sozialismus. - Zeitschrift fur Sozialismus, 1934, Nr. 5, S. 283.

75 IISG. Teilnachlafi Otto Bauer. Korrespondenz AI-17. Otto Bauer an Rudolf Hilferding, 2.07.1934.

76 См. AdsD. NachlaB Paul Lobe, M. 152.

77 Hilferding R. Das historische Problem. - Hilferding Rudolf. Zwischen den Stuhlen..., S. 299.

стр. 123


1941 г. под предлогом перевода Гильфердинга и Брайтшайда в безопасное место, их арестовали и посадили в тюрьму. Несколько дней спустя они были выданы гитлеровцам, которые заточили их в парижскую тюрьму "Ля Санте". 10 февраля 1941 г. Гильфердинг погиб в тюрьме при невыясненных обстоятельствах. Официально было заявлено, что он покончил жизнь самоубийством, что неудивительно, учитывая то психическое состояние, в котором он находился последнее время. С другой стороны, тот же Брайтшайд утверждал, что Гильфердинг был убит гестаповцами, что также нельзя исключать, поскольку Гильфердинг вызывал огромную ненависть со стороны фашистов. Так закончился жизненный путь Рудольфа Гильфердинга, который стал одной из многих жертв нацистского режима.

ЭПИЛОГ

Рудольф Гильфердинг принадлежит к творцам идеологии и политической тактики современной германской социал-демократии. Как жертва нацистского режима он возведен в ореол мученика. Если говорить о той роли, что сыграл Гильфердинг в развитии международного рабочего движения, то нельзя забывать о его близости к австромарксистам: свои первые работы и сам труд "Финансовый капитал" были написаны им в качестве австрийского социал- демократа. Гильфердинг был выходцем из австрийской социалистической школы, и это наложило на его деятельность свой отпечаток, хотя он старался зарекомендовать себя как германский социал-демократ. И это приводило к известной двойственности, замечаемой у Гильфердинга и многими современниками и исследователями: он постоянно колебался в приоритетах между теорией и практикой, между правыми и левыми.

Это определило и отношение современной социал-демократии к личности Гильфердинга. С одной стороны, он не может претендовать на такую известность, как те социал-демократы, например Ф. Эберт, которые занимали высшие государственные должности и посвятили себя лишь политической практике. С другой, при известном прохладном отношении современной СДПГ к проблемам идеологии, теории, истории социал-демократии, Гильфердинг находится в достаточно выигрышном положении как один из активных политических деятелей, функционеров. Тем не менее, Гильфердинг так и не стал для германских социал-демократов до конца "своим". Его политические амбиции не были поняты и оценены. Для большинства социал-демократов, историков, экономистов он останется автором, "творцом" хрестоматийно известного труда "Финансовый капитал", равного которому никто из марксистов создать не сумел.

 


Комментируем публикацию: ТВОРЕЦ "ФИНАНСОВОГО КАПИТАЛА": РУДОЛЬФ ГИЛЬФЕРДИНГ (1877-1941)


© С.В. КРЕТИНИН • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Новая и новейшая история, 2000, №6

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЭКОНОМИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.