© ИСТОРИЯ БИЗНЕСА НА СЛУЖБЕ АМЕРИКАНСКИХ МОНОПОЛИЙ

Актуальные публикации по вопросам экономики.

NEW ЭКОНОМИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ЭКОНОМИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему © ИСТОРИЯ БИЗНЕСА НА СЛУЖБЕ АМЕРИКАНСКИХ МОНОПОЛИЙ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

10 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


В современную эпоху, когда борьба коммунистической и буржуазной идеологий отличается особой остротой, империалистическая реакция мобилизует все силы для сохранения капиталистического рабства, пытается, всячески превознося современный капитализм, отравить сознание трудящихся масс капиталистических стран, посеять иллюзии об изменении природы капитализма и тем самым предотвратить революционное свержение власти капитала. Немаловажную роль в этом пропагандистском наступлении империалистической реакции играет буржуазная историческая наука и, в частности, рассматриваемая в данной статье так называемая школа "истории бизнеса", представители которой откровенно заявляют, что видят свою главную задачу в обосновании "исторической миссии" монополистического капитала. Сочинения историков бизнеса рисуют идиллическую картину развития американского капитализма. Апология капитализма США и изображение монополистов в роли "капитанов индустрии" и "героев материального прогресса" - вот их основное содержание. Истоки этой школы восходят к периоду первой мировой войны. Великая Октябрьская социалистическая революция и начавшийся общий кризис капитализма, как никогда, сделали важной для буржуазии защиту капиталистических порядков. В двадцатых годах появляются первые работы по истории бизнеса. В это же время в Гарварде создается "Общество истории бизнеса", которое берет на себя идейное руководство всей работой в данной области.

 

В результате победы социалистических революций в ряде стран в послевоенный период системе капитализма был нанесен тяжелый удар. В связи с этим буржуазная историческая наука пытается всеми мерами приукрасить капитализм и с этой целью выдвигает различные теории о трансформации, "перерождении" капитализма, о превращении его в "народный капитализм", об исчезновении классовых различий и противоречий и т. д. Теперь уже не отдельные работы, а целый поток литературы по истории бизнеса, в том числе и многотомные сочинения, заполняет американский книжный рынок. Помимо США, эта "отрасль" исторической науки получает также широкое развитие в странах Западной Европы. К началу 1962 г. общее количество книг и статей, изданных во всех капиталистических странах по истории бизнеса, достигло огромной цифры - 15 тыс., из них значительная часть опубликована после второй мировой войны и самое большое количество - в США1 .

 

Руководит этой работой "Общество истории бизнеса", а практическим ее претворением в жизнь занят солидный штат исследователей, преподавателей и аспирантов "высших школ предпринимательства", организованных за последнее время при многих американских университетах. Из них наибольшим влиянием пользуется Гарвардская школа (Harward Graduate School of Business Administration), на которую в своей деятельности опирается общество. Гарвардская школа фактически коор-

 

 

1 F. Redlich. Approaches to Business History. "Business History Review" (в дальнейшем - BHR), 1962, N 1, p. 67.

 
стр. 84

 

динирует работу по истории бизнеса в масштабах США. Этим целям, в частности, служит издаваемое школой ежеквартальное "Обозрение по истории бизнеса" ("Business History Review"), в редколлегии которого широко представлены ведущие американские специалисты по истории бизнеса из различных университетов и колледжей, а также представители деловых компаний.

 

Исходной теоретической посылкой в работах историков бизнеса является субъективистско-идеалистическое утверждение, что прогресс общества связан якобы с деятельностью отдельных "выдающихся" капиталистов-предпринимателей, которые выступают в их писаниях как творцы истории. В соответствии с этим историки бизнеса концентрируют свое внимание на жизнеописаниях магнатов американского капитала, на создании историй крупнейших банков и промышленных корпораций США2 . Естественно, что для показа роли народных масс как подлинных творцов истории в таких работах не остается места. Эта тенденция отчетливо прослеживается и по опубликованным за последние годы материалам "Обозрения по истории бизнеса". Статьи по истории различных компаний и банков, заметки и сообщения о выходящей литературе по истории тех или иных предприятий, а также описание "подвигов" монополистов США - таково основное содержание журнала, иллюстрированного идиллическими картинками из истории американского бизнеса и портретами его "героев". Что же касается материалов общего, или, как называют их авторы, "методологического характера", то центральное место в них занимает вопрос о предмете истории бизнеса и роли самого бизнеса в развитии общества. Выступая в 1954 г. со статьей "Значение истории бизнеса", проф. Чикагского университета Р. Воль призывал не ограничиваться изучением деятельности отдельных фирм. "История бизнеса, - утверждал он, - неразрывно связана с историей человечества, и историкам бизнеса необходимо осознать взаимодействие деятельности частных компаний с изменениями в развитии общества". Отсюда Воль делал следующий вывод: "...История бизнеса относится непосредственно и без всяких сомнений к одной из крупных тем американской истории: экономическому росту страны"3 . Это положение является одним из краеугольных камней концепции историков бизнеса, которые стремятся свести всю экономическую историю США за последние полвека к истории монополий, поставив таким образом знак равенства между развитием монополистического капитала и экономическим прогрессом.

 

Однако усилия адвокатов монополий не исчерпываются этим. Бизнес, по их утверждению, не только решающий, фактор экономического развития и экономического прогресса, но также главная сила социального и культурного развития. "Характерная сторона бизнеса в современную эпоху, в частности в Соединенных Штатах, - утверждает проф. Иллинойского университета У. Вудраф, - заключается в том, что им пронизано все здание цивилизации"4 . Историки бизнеса заявляют, что созданием новой цивилизации - "цивилизации бизнеса" - человечество обязано монополиям. Капиталистический строй нынешних США и "американский образ жизни" они пропагандируют как образец такого рода цивилизации, который они пытаются выдать за высочайшее достижение человечества5 . Весь нехитрый смысл и политическое значение этих теорий раскрываются в писаниях идеологов и руководителей школы истории бизнеса, заявлявших, что интересы борьбы против социализма требуют создания "такой социальной философии, которая включает в себя биз-

 

 

2 И. С. Кон. Философский идеализм и кризис буржуазной исторической мысли. М. 1959, стр. 263 - 264.

 

3 R. R. Wohl. The Significance of Business History. BHR, 1954, N 2, pp. 123, 131.

 

4 W. Woodruff. History and the Businessman. BHR, 1956, N 3, p. 241.

 

5 A. H. Cole. What is Business History? BHR, 1962, N 1, p. 102.

 
стр. 85

 

нес". Более того, чтобы упрочить позиции США в "холодной войне", основоположник школы проф. Грас призывал "превратить частнокапиталистический бизнес в религию", которая, как он рассчитывал, "сумеет противостоять его противнику - коммунизму"6 .

 

Следуя этому призыву, историки бизнеса не только превозносят капитализм, но и единодушно избрали объектом особого поклонения "капиталиста N 1" - Рокфеллера, или, вернее, целую династию Рокфеллеров, представленную в настоящее время уже третьим поколением. Бизнесмен - "символ американской культуры", провозглашают историки бизнеса, символ, который персонифицирован в основоположнике династии нефтяных королей США Джоне Д. Рокфеллере - "архитекторе" первого американского треста и родоначальнике "биг бизнеса"7 . "Божественное золото. Повесть о Рокфеллере и его времени", "Джон Д. Рокфеллер. Героическая эпоха американского предпринимательства", "Изучение мощи. Джон Д. Рокфеллер - промышленник и филантроп", "Пионеры биг бизнеса"8 - таков перечень только нескольких книг, одни названия которых говорят о стремлении окружить имя Рокфеллера ореолом романтики, добродетели, мудрости и всемогущества. О Рокфеллере и его нефтяном тресте. "Стандард ойл К°" создана большая литература. Количество книг и статей о нем так велико, что свободно может конкурировать с работами о лидерах революционной войны за независимость 1775 - 1783 гг. - Т. Джефферсоне, П. Генри, Т. Пейне и др.

 

Разумеется, Рокфеллер не единственный герой "истории бизнеса". Немало сочинений написано о Форде, Моргане, Вандербильдте и других "королях" американской промышленности и финансов. Но Рокфеллер занимает в этой литературе особое место. "Было бы трудно выбрать другую такую крупную компанию, - заявляют историки бизнеса, - которая иллюстрирует эволюцию капитализма Соединенных Штатов лучше, чем "Стандард ойл Ко "9 .

 

К тому времени, однако, когда служители культа Рокфеллера начали возносить его как новое божество, взявшись за написание книг в духе "жития святых", в Америке уже имелась литература, в которой разоблачались грабительские действия монополий США10 . Среди авторов таких книг были не только коммунисты и социалисты, но и представители либеральной и мелкобуржуазной оппозиции империализму. Существенным вкладом в критику монополий явилась, в частности, деятельность так называемых "разгребателей грязи" - группы прогрессивных американских журналистов и писателей, выступивших в конце XIX - начале XX в. с рядом книг и брошюр, а также статей в периодической печати, направленных против засилья трестов. Их критика, мелкобуржуазная по своей сущности и во многом непоследовательная, органически смыкалась с деятельностью "антиимпериалистов", выступавших в 1898 - 1902 гг. про-

 

 

6 Цит. по: Г. Аптекер. Лауреаты империализма. М. 1955, стр. 29.

 

7 John D. Rockefeller. Robber Baron or Industrial Statesman? Ed. E. Latham. Boston. 1949, p. V.

 

8 J. T. Flinn. God?s Gold: The Story of Rockefeller and His Times. New York. 1932; A. Nevins. John D. Rockefeller: The Heroic Age of American Enterprize. New York. 1940, 2 vols.; ejusd. Study in Power. John D. Rockefeller - Industrialist and Philantropist. New York. 1953, 2 vols. R. and M. Hidy. Pioneering in Big Business, 1882 - 1911. New York. 1955.

 

9 R. V. Eagly. American Capitalism: A Transformation? BHR, 1959, N 4, p. 553.

 

10 H. D Lloyd. Wealth against Commonwealth. New York. 1894; L. Steffens. The Shame of the Cities. New York. 1904; J. M. Tarbell. The History of the Standard Oil Co . New York - London. 1905, 2 vols.; G. Mayers. History of the Great American Fortunes. New York. 1909 - 1910, 3 vols.; Р. Ф. Петигру. Торжествующая плутократия. М. 1922; M. Josephson. The Politicos. New York. 1938; ejusd. The Robber Barons. The Great American Capitalists. 1861 - 1901. New York. 1934; A. Rochester. The Rulers of America. New York. 1936; Дж. Аллен. Международные монополии и мир. М. 1948; Г. Аптеке р. Лауреаты империализма. М. 1955; В. Перло. Империя финансовых магнатов. М. 1958, и др.

 
стр. 86

 

тив захватнической политики США в отношении Кубы и Филиппин и названных В. И. Лениным "последними могиканами буржуазной демократии"11 . К "разгребателям грязи" принадлежали такие талантливые писатели и публицисты, как Ф. Норрис и Линкольн Стеффенс. Их традиции были продолжены в раннем творчестве Элтона Синклера, а также в романах и публицистике Теодора Драйзера. Получившие широкое распространение в США и за их пределами произведения этих писателей не только показали хищнический характер монополий, но и нарисовали убедительную картину карьеры магнатов денежного мешка, их низменную мораль и алчность.

 

Выступления "разгребателей грязи" и других критиков монополий, поддержанные и развитые впоследствии социалистами и представителями коммунистического движения, создали в глазах общественного мнения США определенный облик монополиста, синонимом которого стал своеобразный титул "барон-разбойник", а олицетворением его - Рокфеллер. Имя Рокфеллера стало зловещим. "Не будешь слушаться, тебя заберет Рокфеллер"12 - эти слова, по свидетельству американского журналиста Д. Уайза, были хорошо знакомы целому поколению американских детей.

 

Со всем этим нельзя было не считаться. Историки бизнеса обрушились на критиков монополий, не стесняясь ни в средствах, ни в выражениях. Они поставили перед собой цель - "счистить" всю "грязь", которая налипла на репутацию бизнесмена. "История бизнеса, - по признанию одного из ее представителей, - отмыла его дочиста. Она сделала его ничем не запятнанным и свободным от всяких грехов"13 . Монополисты - "бароны-разбойники" - претерпели чудесное превращение и из-под пера историков бизнеса вышли "гениями-промышленниками".

 

Что же противопоставляют историки бизнеса "односторонней", как они утверждают, критике монополий? Прежде всего они заявляют, будто бы побудительным мотивом для деятельности магнатов американского капитала были не какие-либо корыстные расчеты, а соображения конструктивного порядка, продиктованные заботой о развитии экономики страны. Это фальсификаторское в своей основе положение получило развернутое изложение в биографии Рокфеллера, принадлежащей одному из столпов школы истории бизнеса, А. Невинсу, а впоследствии было развито и дополнено в книгах и статьях нынешнего редактора "Обозрения по истории бизнеса" проф. Гарвардского университета Р. Хайди. Откровенно заявляя о своей враждебности к "экономической литературе социалистов", Невинс и Хайди требуют показать "конструктивную роль бизнесмена" в истории США и призывают пересмотреть вопрос о прибылях, старательно занижая действительную сумму доходов монополий14 .

 

Если верить Невинсу и Хайди, то самое большее, в чем повинны американские монополисты, - это то, что у них были "азартные" характеры. Пытаясь прикрыть хищнический характер монополий, Невинс заявляет, что, по его мнению, если и можно говорить о "жадности" монополистов, то только в определенном смысле: эта "жадность" будто бы была продиктована интересами развития экономики. Свой тезис он стремится подкрепить аналогиями, несостоятельность, которых очевидна с первого взгляда. Действия Рокфеллера, Форда, Карнеги и других магна-

 

 

11 В. И. Ленин. Соч. Т. 22, стр. 274.

 

12 D. Wise. America?s Wealthiest Family. "New York Herald Tribune Book Review", 2.VIII.1959.

 

13 H. E. Krooss. Economic History and the New Business History, "The Journal of Economic History", 1958. December, p. 469.

 

14 A. Nevins. John D. Rockefeller. Vol. II. New York. 1940, pp. 712 - 713; R. Hidy. Some Implications of the Recent Literature on the History of the Petroleum Industry. BHR, 1956, N 3, pp. 333 - 334.

 
стр. 87

 

тов капитала Невинс пытается объяснить теми же мотивами, что и поступки великого английского поэта Шекспира, американского президента Линкольна и знаменитой итальянской актрисы Дузе. "Мы можем сказать, - пишет Невинс, - что Шекспир был жаден к славе, Линкольн - к политической власти, а Дузе - к аплодисментам"15 .

 

Невинс и его коллеги вынуждены согласиться с тем, что погоня за прибылью играла значительную роль в определении поступков Джона Д. Рокфеллера. Они признают, что в своих действиях он прибегал и к злоупотреблениям, однако объясняют это либо "интересами экономического развития", как уже отмечалось выше, либо относят за счет "болезней роста". Вместе с тем историки бизнеса всячески превозносят добродетели Рокфеллера: "пуританизм", "трезвенность", "честность" и "сдержанность"16 . Что же касается современных представителей династии нефтяных королей США, то они, если верить историкам бизнеса, вообще чужды всякого интереса к обогащению и руководствуются чуть ли не одним альтруистическим желанием угодить потребителю: улучшить качество продукции и продать подешевле. Такое освещение действий крупнейшей американской монополии Рокфеллера является попыткой протащить мысль, что даже те "незначительные ошибки", которые были присущи капитализму США в прошлом, ныне якобы изжиты17 . Этот тезис соответствует одному из главных направлений современной буржуазной пропаганды, утверждающей, что современный капитализм изменил свою сущность, стал "народным капитализмом".

 

Этой цели служит и освещение рабочего вопроса в трудах историков бизнеса. Пропагандируя уже не новую идею классового мира, историки бизнеса всячески затушевывают или замалчивают конфликты между рабочими и предпринимателями. Если в первом издании биографии Рокфеллера Невинс еще вскользь упомянул о расправе с рабочими предприятий в Ладлоу в 1914 г., та во втором издании этот вопрос совершенно опущен. Тем же методом пользуются и авторы многотомной истории "Стандард ойл Ко ", по словам которых отношение к рабочим было "патриархальным и в то же время милосердным" и что директора треста "стремились добровольно увеличить зарплату и сократить рабочий день"18 . В специальной статье об эволюции американского капитализма за последние 80 лет, опубликованной в "Обозрении по истории бизнеса" и основанной на анализе деятельности монополии Рокфеллера, писалось, что между рабочими и хозяевами треста существует "традиционная общность интересов"19 . И это в то время, когда широко известно, что именно Рокфеллеры стояли и стоят во главе сил, враждебных рабочему и профсоюзному движению США20 . Не случайна, конечно, в этой связи и реакция "Обозрения по истории бизнеса" на литературу, выходящую в Соединенных Штатах по рабочему вопросу. Если правдивая книга прогрессивных историков Р. О. Бойера и Х. М. Морейса "Нерассказанная история рабочего движения" вызвала недовольство журнала и была встречена отрицательной рецензией21 , то работа Д. Броуди о рабочих предприятий стальной промышленности (в период отсутствия на этих предприятиях профсоюзных организаций), проповедующая классовый мир, получила восторженный отзыв и была рекомендована в качестве "образца для всех историков экономики"22 . Историкам бизнеса свойст-

 

 

15 A. Nevins. John D. Rockefeller. Vol. II, p. 711.

 

16 A. Nevins. John D. Rockefeller. Vol. I. New York. 1940, p. 401.

 

17 R. V. Eagly. Op. cit., pp. 552 - 557.

 

18 R. and M. Hidy. Op. cit., p. 606.

 

19 R. V. Eagly. Op. cit., p. 559.

 

20 Б. Я. Михайлов. Конгресс производственных профсоюзов США. М. 1959, стр. 86; В. Перло. Указ. соч., стр. 341 - 342.

 

21 BHR, 1956, N 2, pp. 235 - 236.

 

22 BHR, 1962, N 1, pp. 113 - 114.

 
стр. 88

 

венно откровенно враждебное отношение к рабочему движению. Это непосредственно связано с их попытками замолчать или исказить мотивы капиталистической эксплуатации, продиктованной безудержным стремлением к обогащению.

 

Представители школы истории бизнеса не жалеют красок для описания "добродетелей" американских монополистов, подробно расписывая их "филантропическую" деятельность и восторгаясь по поводу размеров "пожертвований" фондов Рокфеллера, Форда и др. Значительная часть этих "бескорыстных" пожертвований идет на подкуп самих историков бизнеса. Именно на средства фондов Рокфеллера, Форда и др. созданы и осуществляют свою деятельность многие реакционные институты в США.

 

Между тем историки бизнеса пытаются всячески отрицать тот несомненный факт, что они подкуплены монополистическим капиталом23 .

 

Историки бизнеса сетуют на "подозрение" и "циничное недоверие", которые сквозят в отношении к ним24 . Однако дело не только в том, что их деятельность финансируется различного рода фондами. Существует определенная система индивидуального подкупа, о чем недвусмысленно свидетельствует одна из последних публикаций "Обозрения по истории бизнеса". Под заголовком "Связь между ученым и бизнесменом" журнал опубликовал выступление Г. Перри, представителя крупнейшего американского треста "Дюпон де Немур энд Ко " на конференции по истории бизнеса в Гарварде, который в незамаскированной циничной форме изложил перед участниками конференции программу, выполнения которой Уолл-стрит ждет от историков бизнеса25 .

 

Перри начал выступление с похвалы в адрес таких зарекомендовавших себя апологетов монополий, как Р. Хайди и его сподвижники, которых, как он заявил, "мы с гордостью причисляем к числу своих воспитанников"26 . Представитель Уолл-стрита откровенно заявил, что больше всего его тревожит распространение революционных теорий, чреватое опасными для судеб монополистического капитала потрясениями. "Худо ли, хорошо ли", рассуждал оратор, но США "связали свою судьбу с промышленной экономикой", то есть капитализмом, и призывал потому "мыслителей" браться за дело, противопоставив свои усилия критикам монополий.

 

Путь решения этой задачи он видит в установлении контакта крупнейших корпораций США с учеными - экономистами, социологами, историками и даже лингвистами. Переходя на язык бизнесмена, Перри объясняет, что хотя для корпораций вопрос этот и не связан непосредственно с "получением прибылей", но может оказаться так, что в будущем "от него будет зависеть сохранение их" (прибылей. - А. Ф.). Перри призывал установить "более тесные связи и лучшие отношения" между корпорациями и этой группой ученых. "Мы поняли, - говорил он, - что, если бы мы смогли прийти к соглашению с этими людьми, можно было бы многого достигнуть". Так родилась идея созыва, разумеется, за счет корпораций, ежегодных двухнедельных "семинаров", которые начиная с 1950 г. вот уже четырнадцать лет правление "Дюпон де Немур энд Ко " проводит с большой группой представителей американского просвещения. Сказанного достаточно, чтобы представить, на каких принципах основано сотрудничество историков бизнеса с монополиями и почему деятельность этой школы вызывает скептическое отношение даже со стороны многих буржуазных ученых.

 

 

23 H. E. Krooss. Op. cit., p. 477.

 

24 Ibid.

 

25 G. Perry. Communication between the Academician and the. Businessman. BHR, 1962, N 1, pp. 87 - 97.

 

26 Ibid., p. 88.

 
стр. 89

 

Оценивая деятельность буржуазных историков, следует отметить, что некоторые из них, являясь субъективно честными исследователями, в силу эклектической методологии искажают прошлое. Историков же бизнеса нельзя к ним причислять. За последние годы в буржуазной науке все большее место занимают произведения, построенные на сознательной фальсификации. К числу их относятся и труды американских историков бизнеса.

 

На словах историки бизнеса выступают за "всестороннее" освещение истории монополий, а на деле являют собой пример самой неумеренной тенденциозности. Они любят ссылаться на то, что впервые в широких масштабах использовали архивную документацию монополий, приводя это в качестве доказательства своей объективности. Однако знакомство с характером использования этой документации может убедить лишь в обратном.

 

Случаи допуска историков в архивы монополий имели место еще в 30-х годах. Двухтомная биография Джона Д. Рокфеллера, выпущенная А. Невинсом в 1940 г., уже содержала документальные материалы "Стандард ойл Ко ". Однако более широкий доступ к архивным фондам монополий историки бизнеса получили после второй мировой войны. Поводом к этому послужил характерный случай, о котором рассказал на конференции, посвященной столетнему юбилею нефтяной промышленности США, бывший директор рокфеллеровской компании У. Е. Пратт27 .

 

Вскоре после вступления США во вторую мировую войну против "Стандард ойл Ко " было возбуждено обвинение в том, что, сотрудничая с германскими монополиями, она способствовала усилению военного потенциала Германии в ущерб национальным интересам США. Достоянием гласности стали факты, свидетельствующие о том, что фирма Рокфеллера помогала немецкому концерну "И. Г. Фарбениндустри" проектировать заводы по производству синтетического авиационного бензина и каучука в Германии и по требованию германских монополистов скрывала данные, необходимые для постройки таких заводов в США28 . Попытки компании опровергнуть эти обвинения не увенчались успехом. Именно этот факт и привел, по словам Пратта, правление "Стандард ойл К°" к мысли о необходимости издать "объемистую историю всей нашей предпринимательской деятельности - в Германии и других местах, - подготовленную компетентным, совершенно беспристрастным и независимым коллективом, которому будет предоставлен свободный доступ ко всем архивам и дано право впоследствии публиковать свои находки". "Такой отчет, решили мы, усилил бы наши позиции"29 , - говорил Пратт.

 

В тот момент Рокфеллер действительно нуждался в том, чтобы усилить свои позиции, так как обвинение в сотрудничестве с немцами скомпрометировало его. В этом Пратт безусловно прав. Но в остальном его заявление от начала до конца является лицемерным вымыслом. Сам Пратт признает, что компания, надеясь отвергнуть предъявленные ей обвинения, представляла специальной комиссии конгресса документы из своих архивов, причем по собственному выбору. Во главе комиссии стоял тогдашний сенатор Г. Трумэн, которого трудно заподозрить в предубежденности против финансового капитала, однако даже и он отверг представленные доказательства, заявив, что действия Рокфеллера - "это измена". Показательно, что и в дальнейшем "Стандард ойл Ко " не смогла представить каких-либо убедительных документальных материалов, опровергающих это обвинение.

 

 

27 W. E. Pratt. The Value of Business History in the Search for Oil. "Oil?s First Century". Published by the Harward Graduate School of Business Administration. 1960, p. 58.

 

28 М. Сейерс и А. Кан. Тайная война против Америки. М. 1947, стр. 73 - 74.

 

29 W. E. Pratt. Op. cit, pp. 58 - 59.

 
стр. 90

 

Наконец, о проекте создания "объемистой истории" на основе "свободного доступа к архивам", которое, по словам Пратта, предполагалось поручить "совершенно независимому и беспристрастному коллективу". Судить о подобных утверждениях Пратта теперь тем более легко, что запроектированное четырехтомное издание "Истории Стандард ойл К° оф Нью-Джерси" уже частично опубликовано (издано два первых тома)30 . Нетрудно догадаться, что подходящим для замыслов "Стандард ойл К°", "беспристрастным" коллективом оказалась группа историков бизнеса. Подробный план издания более года разрабатывался группой преподавателей и аспирантов Гарвардской школы, а последующее наблюдение за его подготовкой и общее редактирование были возложены на одного из идеологов и организаторов школы по истории бизнеса, Генриетту Ларсон, заслужившую это "доверие" более чем тридцатилетней преданной службой монополистическому капиталу31 . Написание же отдельных томов было поручено также уже проявившим себя на поприще апологии монополий лицам, таким, например, как Хайди, заслуги которого перед Уолл-стритом, как мы видели, были публично признаны в выступлении представителя Дюпона на недавней конференции в Гарварде. В предисловии к уже опубликованным томам Г. Ларсон подчеркивала, что впервые в истории исследователям предоставлен "неограниченный доступ" к материалам архивов треста и "полная свобода" в их публикации32 . Это заявление, почти аналогичное заявлению Пратта, свидетельствует лишь о совпадении целей у инициаторов этого издания и его исполнителей: представить новую "Историю Стандард ойл К° оф Нью-Джерси" как объективное научное исследование. Однако сама Г. Ларсон признает, что обязательным условием публикации издания являлся его предварительный просмотр правлением фирмы, что компания оставила за собой право "представить предложения для исправлений и изменений"33 . "Когда рукописи были готовы, - пишет Г. Ларсон, - они были представлены компании для ознакомления и критики. Некоторые служащие и компаньоны прочли вообще всю историю, некоторые специальные сюжеты. В результате этого чтения последовали бесценные предложения как в отношении отдельных деталей, так и в отношении выводов"34 . Хотя Ларсон и стремится заверить, что тем не менее право "окончательного решения"35 оставалось за авторами, это не соответствует истине. Начать хотя бы с того, что и по сей день архивы монополий остаются за семью печатями для исследователей и только особо доверенные, вроде историков бизнеса, могут получить к ним "свободный доступ". Вполне естественно, что и свет могут увидеть только те рукописи, публикация которых угодна монополистам. В противном случае автору приходится "дорабатывать" свое сочинение либо оно навсегда прячется в сейфы монополий. Такая судьба, например, постигла монографию У. Ф. Тейлора "История Стандард ойл К°", которая, как можно судить даже по скудным ссылкам в трудах историков бизнеса, содержит материалы об экспансии рокфеллеровского треста на мировой арене. Хотя работа, несомненно, была написана по заказу самой компании, включения такого рода материалов оказалось достаточным, чтобы она не была издана.

 

 

30 Первыми двумя томами "Истории Стандард ойл К° оф Нью-Джерси" являются: R. and M. Hidy. Pioneering in Big Business, 1882 - 1911. New York. 1955; G. S. Gibb, E. H. Knowlton. The Resurgent Years. 1911 - 1927. New York. 1956.

 

31 R. and M. Hidy. Henrietta M. Larson: An Appreciation. BHR, 1962, N 1, pp. 8 - 10.

 

32 См. R. and M. Hidy. Pioneering in Big Business, p. XXII; G. S. Gibb, E. H. Knowlton. Op. cit., p. XXII.

 

33 G. S. Gibb, E. H. Knowlton. Op. cit., p. XXII.

 

34 R. and M. Hidy. Pioneering in Big Business, p. XXIII.

 

35 G. S. Gibb, E. H. Knowlton. Op. cit., p. XXII.

 
стр. 91

 

Пример с работой Тейлора, не представляющий к тому же исключения, наглядно показывает, чего стоят "права" историков бизнеса на "окончательное решение" публиковать или не публиковать материалы монополий. Заявление о такого рода "правах" звучит по меньшей мере странно, особенно в свете тех взглядов, которые исповедуют представители этой школы.

 

Начиная трудиться над первым томом "Истории Стандард ойл К°", Р. Хайди опубликовал статью, в которой изложил свое "кредо"36 . Он требовал "ничего не публиковать такого, что может причинить вред нынешним отношениям фирмы", проявляя особую осторожность в тех случаях, когда речь идет об экспансии американских монополий на международной арене, дабы не подорвать "нынешних усилий государственного департамента". Хайди последовательно придерживался этих принципов, и его работа, по единодушному мнению рецензентов, стала образцом апологетического сочинения о монополиях. Недаром первым, что отметило "Обозрение по истории бизнеса" в связи с выходом его книги, была уверенность в том, что она принесет "глубокое удовлетворение" Рокфеллерам37 . Воодушевленный этой похвалой, Хайди опубликовал на страницах журнала статью "Некоторые заметки о недавней литературе по истории нефтяной промышленности", в которой изложил свои "теоретические принципы". Он рекомендует с "большой осторожностью" относиться к материалам прессы, делая исключение лишь для "деловых журналов", информации которых он советует доверять, в отличие от публикаций, разоблачающих действия монополий, которые расходятся с концепцией историков бизнеса38 . Хайди требует также более критического отношения к документам конгресса и правительственных ведомств, поскольку последние выносили в прошлом те или иные постановления против монополий. "Пришло время, - заявил он, - сделать переоценку документов различных правительственных ведомств", и призывал заняться этим с "тщательностью", свойственной "самым последним историям корпораций"39 , то есть, иными словами, в духе полной реабилитации монополий.

 

Итак, историкам бизнеса необходимо проявлять "осторожность", чтобы не попасть в "волчьи ямы" при использовании прессы и государственных архивов, в которых могут быть нежелательные монополиям документы, - таков рецепт одного из апостолов школы истории бизнеса, Хайди.

 

Если попытаться определить, на какой философской основе делают свои построения историки бизнеса, то прежде всего следует сказать, что вся концепция этой школы носит субъективно-идеалистический характер. В теоретических выкладках историков бизнеса нетрудно обнаружить компоненты реакционных теорий прагматизма, презентизма и релятивизма. Отталкиваясь от релятивистского тезиса об относительности человеческого познания, историки бизнеса заявляют, что "каждое поколение нуждается в пересмотре прошлого, так чтобы оно соответствовало его собственным убеждениям, идеям и взглядам"40 . В свою очередь, релятивизм является тем философским фундаментом, на котором историки бизнеса, действуя в духе прагматиков и презентистов, возводят здание модернизированного прошлого. Они заявляют, что критерием истины могут служить только цели сегодняшнего дня, а поскольку это так, старое представление о прошлом неверно и нуждается в ревизии. Потому-

 

 

36 R. W. Hidy. Problems in Collaborative Writing of Business History. "Bulletin of the Business Historical Society". 1949, June, pp. 69 - 70.

 

37 BHR, 1956, N 1, p. 97.

 

38 R. Hidy. Some Implications of the Recent Literature on the History of the Petroleum Industry. BHR, 1956, N 3, p. 330

 

39 Ibid., pp. 330, 339.

 

40 W. Woodruff. Op. cit., p. 245.

 
стр. 92

 

то в буржуазной историографии США историю бизнеса и именуют "ревизионизмом", или "новым прагматизмом"41 .

 

Вся работа историков бизнеса призвана содействовать определенным политическим целям, наглядным примером чему может служить литература о Рокфеллере. Было бы неверным считать, что "реабилитацией" магнатов американского капитала заняты только историки бизнеса, но они играют первую скрипку в общем оркестре. Недаром в буржуазной историографии США "появление истории бизнеса" расценивается как важнейший фактор в изменении общественного мнения42 . Действительно, "академические" изыскания апологетов монополий питали и питают буржуазную пропаганду в самых широких масштабах. А кроме того, сами историки бизнеса выпускают значительное количество популярной литературы. Не секрет, например, что началу политической карьеры Н. Рокфеллера сопутствовал ряд пропагандистских изданий, среди которых был и адаптированный вариант написанной А. Невинсом "классической" биографии основоположника династии Рокфеллеров, разрекламированной как "необычайная книга о необычайном человеке"43 . Были выпущены и дешевые популярные брошюры типа "бестселлеров", пропагандирующие капиталистические порядки США, такие, как "Американский капитализм: его цели и достижения" проф. Колумбийского университета Л. М. Хэккера44 , "Краткая история американского бизнеса" проф. Пенсильванского университета Т. Кокрена45 и др., являющиеся экстрактом из опубликованных ранее специальных работ этих ведущих специалистов по истории бизнеса. Подводя итоги этой деятельности, "Американский журнал экономики и социологии" отмечал, что в течение двух последних десятилетий благодаря истории бизнеса "американские средние классы и деловой мир стали верными друзьями", оставив позади "враждебность и подозрение"46 .

 

Вряд ли требуется доказывать, что не "(верная дружба" со средними американцами привела крупных монополистов к ключевым постам в государственном аппарате, а установление безраздельного господства монополий в США, подчинение им всей экономической и политической жизни страны. Если в прошлом даже президенты США, верой и правдой служившие Уолл-стриту, вынуждены были прибегать к антитрестовской демагогии47 , то после второй мировой войны, как показала группа прогрессивных американских экономистов из Ассоциации по исследованию проблем труда, в США имеет место не только "ограничение антитрестовской деятельности", но и "введение законодательства, направленного на усиление власти финансового капитала"48 . Поэтому не случайно, что на недавнем юбилее американской нефтяной промышленности, участники которого выступали с панегириками в адрес Рокфеллера, к общему хору выступавших присоединил свой голос и официальный представитель правительства. Отвечая на нападки историков бизнеса за санкции, которые правительство применяло в порядке осуществления антитрестовского законодательства, в частности по поводу приговора суда в 1911 г. о

 

 

41 D. Chalmers. From Robber Barons to Industrial Statesman. Standard Oil and the Business Historian. "The American Journal of Economics and Sociology", 1960. October, p 49.

 

42 Ibid., p. 47.

 

43 A. Nevins. John D. Rockefeller. A one Volume Abridgement by W. Greenleaf. New York. 1959.

 

44 L. M. Hacker. American Capitalism. Its Promise and Accomplishment. New York. 1959.

 

45 Th. Cochran. Basic History of American Business. New York. 1959.

 

46 D. Chalmers. Op. cit., p. 47.

 

47 См. И. А. Белявская. Империалистическая сущность "антитрестовского" законодательства Теодора Рузвельта (1900 - 1905 гг.). "Труды по новой и новейшей истории". Вып. 3. М. 1957, стр. 154 - 214.

 

48 "Апологеты монополий". М. 1955, стр. 66.

 
стр. 93

 

"роспуске" "Стандард ойл Ко " и расследования связей рокфеллеровского треста с германскими монополиями во время второй мировой войны, выступивший от федеральной торговой комиссии С. Н. Уитни в извинительных выражениях объяснил участникам собрания, что правительство вынуждено было пойти на эти меры. Свое выступление Уитни закончил многозначительным замечанием, что антитрестовская политика только "помогла нефтяной промышленности занять то место, которое она занимает сегодня"49 . Действительно, - законодательство против трестов в значительной мере служило ширмой для деятельности монополий.

 

Как уже отмечалось, многие буржуазные историки скептически относятся к истории бизнеса, отказываясь признавать ее в качестве науки. Тем не менее оказать эффективное противодействие этой школе они не в состоянии. Противники истории бизнеса из буржуазного лагеря в лучшем случае обходят молчанием вопрос о роли монополий, и можно лишь присоединиться к уже сделанному в нашей литературе выводу, что такая позиция только на руку апологетам монополистического капитала50 .

 

Последовательная критика современных попыток апологии монополий возможна только с позиций марксизма. Примером этому могут служить работы американских историков-марксистов, показавших, что американская школа истории бизнеса является передовым отрядом империалистической реакции.

 

 

49 S. N. Whitney. Changes under Low. The Sherman Act and the Oil Industry. "Oil?s First Century", p. 147.

 

50 См. Е. Б. Черняк. Историография против истории. М. 1962, стр. 249 - 250.


Опубликовано 16 мая 2016 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© А. А. ФУРСЕНКО • Публикатор (): Basmach Источник: Вопросы истории, № 10, Октябрь 1963, C. 84-94

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЭКОНОМИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.