О ПЕРИОДИЗАЦИИ ИСТОРИИ РУССКОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ ФЕОДАЛЬНОГО ПЕРИОДА

Актуальные публикации по вопросам экономики.

NEW ЭКОНОМИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ЭКОНОМИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему О ПЕРИОДИЗАЦИИ ИСТОРИИ РУССКОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ ФЕОДАЛЬНОГО ПЕРИОДА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

5 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


В итоге дискуссии, проведенной советскими историками, можно наметить следующие периоды истории феодализма в России: 1) период становления и развития феодальных отношений (IX в. - начало XII в.); 2) период господства натурального хозяйства, постепенного роста товарно-денежных отношений на местных рынках и зарождения межобластных связей (XII в. - начало XVII в.); 3) период образования всероссийского рынка, нараставшего развития буржуазных связей, а затем буржуазного уклада, завершившийся кризисом и крушением феодально-крепостнического строя (XVII в. - середина XIX века). Конечно, эта периодизация требует еще уточнений и исправлений. Но она может быть принята за основу рассмотрения тех или иных сторон исторического процесса.

 

Разработка периодизации отдельных сторон исторического процесса должна учитывать специфику изучаемого явления, но она не может противоречить общей периодизации, отражающей изменения в развитии производительных сил и производственных отношений.

 

Однако среди исследователей, занимающихся историей русской экономической мысли, имеет широкое распространение совершенно иная периодизация. Основы ее намечены в статье А. И. Пашкова "К изучению истории русской экономической мысли"1 .

 

А. И. Пашков дает такую периодизацию истории русской экономической мысли эпохи феодализма: 1) "Период раннего феодализма и формирования феодально-крепостнического строя, конец которого следует отнести к первой половине XVII в."; 2) "период развитого крепостничества, образования всероссийского рынка и возникновения мануфактуры, конец которого следует отнести к первой половине XVIII в."; 3) "период высшего развития феодально-крепостнического строя и начала его разложения, который следует датировать серединой и концом XVIII в."; 4) "период разложения и кризиса крепостнического строя, который охватывает первую половину XIX в.". А. И. Пашков так характеризует предложенную им периодизацию: "Наша периодизация отражает действительный процесс образования, развития и разложения, упадка феодального способа производства в России. XVII век служил переходом от первого периода ко второму"2 . Таким образом, А. И. Пашков относит конец периода "раннего феодализма" к XVII в. и считает, что только с этого времени начинается период развитого феодализма. Как видно из обсуждения макета первого тома "Истории русской экономической мысли", проведенного осенью 1953 г. Институтом экономики Академии наук СССР, предложенная А. И. Пашковым периодизация принимается и другими экономистами3 .

 

Свою периодизацию А. И. Пашков теоретически не обосновывает, не дает экономической характеристики каждого периода, не указывает, почему взяты именно такие периоды. Ему приходит на помощь Ф. Я. Полянский, выступивший при обсуждении макета "Истории русской экономической мысли" в защиту периодизации, предложенной Пашковым.

 

Ф. Я. Полянский полагает, что феодально-крепостнический строй может быть признан утвердившимся лишь в то время, когда завершился процесс окончательного закрепощения крестьянства. Это произошло, по его мнению, в конце XVI века4 . Такое заявление означает, что Ф. Я. Полянский исходит из признания основой феодально-крепостнического способа производства не феодальную собственность на землю, а внеэкономическое принуждение, что в корне противоречит марксистско-ленинскому учению о феодализме. И. В. Сталин писал: "Конечно, внеэкономическое принуждение играло роль в деле укрепления экономической власти помещиков-крепостников, однако, не оно являлось основой феодализма, а феодальная собственность на землю"5 .

 

 

1 А. Пашков. К изучению истории русской экономической мысли. "Вопросы экономики", 1948, N 7.

 

2 "Вопросы истории русской экономической мысли". "Вопросы экономики", 1953, N 10, стр. 113.

 

3 Там же, стр. 104 - 114.

 

4 Там же, стр. 109.

 

5 И. Сталин. Экономические проблемы социализма в СССР. Госполитиздат. 1952, стр. 41.

 
стр. 112

 

Некоторые историки и экономисты объявляют основой феодализма внеэкономическое принуждение. Так, например, Э. С. Виленская говорит о попытках со стороны представителей либерального дворянства "...подрыва экономической основы феодальной эксплоатации - внеэкономического принуждения"6 . Н. А. Цаголов пишет: "Простое товарное производство однотипно с капитализмом; оба они покоятся на отношениях вечной зависимости. Феодализм покоится на отношениях личной зависимости"7 . Нет сомнения, что здесь Н. А. Цаголов подчеркивает, что феодализм и капитализм базируются на разных основах: капитализм базируется на основе вещной зависимости, то есть на основе частной собственности на средства производства, а феодализм - на отношениях личной зависимости, то есть на внеэкономическом принуждении. Н. А. Цаголов отсюда делает вывод об антагонизме между помещиками и капиталистами и стремится сблизить позиции по отношению к реформе 1861 г. либералов типа Струкова и Вернадского с позициями революционных демократов8 . Еще дальше Н. А. Цаголова пошел М. В. Колганов. Он считает, что до капитализма частная собственность на землю не существовала. "До превращения земли в товар, - утверждает Колганов, - нельзя говорить о частной собственности на землю; речь может итти лишь о той или другой форме владения ею"9 .

 

Однако не подлежит сомнению, что в основе каждой общественной формации лежат характерные для нее отношения собственности, являющиеся выражением производственных, экономических отношений. "...Собственность (присвоение) есть условие производства, - указывает К. Маркс, - ...ни о каком производстве, а стало быть, ни о каком обществе, не может быть речи там, где не существует никакой формы собственности..."10 .

 

В корне ошибочное признание внеэкономического принуждения основой феодального строя и ведет к неправильной периодизации истории русской экономической мысли. Совершенно иные выводы следуют, если исходить из феодальной собственности на землю как основы феодального способа производства. Отсутствие свободы у крестьянина обусловлено тем, что у него не было основного для земледелия средства производства - земли. В. И. Ленин указывал, что "...землевладельцы кабалили смердов еще во времена "Русской Правды"11 . Крестьянин был так притеснен землевладельцем, что ему оставалось либо умереть с голоду, либо идти к нему в кабалу. Крепостнический характер "крестьянской реформы" 1861 г. имел своим следствием сохранение в неприкосновенности помещичьей собственности на землю, а потому и "свободный" крестьянин продолжал находиться в феодальной зависимости от захватившего землю помещика. В. И. Ленин пишет: "И "свободный" русский крестьянин в 20-м веке все еще вынужден идти в кабалу к соседнему помещику - совершенно так же, как в 11-м веке шли в кабалу "смерды" (так называет крестьян "Русская Правда") и "записывались" за помещиками!"12 .

 

"Русская Правда" очень ясно показывает происходивший в IX - XI вв. процесс закрепощения крестьян (смердов) феодальными земельными собственниками. В этот период "раннего феодализма" земля была постепенно захвачена феодалами, прибавочный труд попавших в зависимость смердов присваивался собственниками земли, которые становились государями-вотчинниками. Утрата смердами их "черных" земель, происходившая в XI и особенно в XII в., означала потерю ими хозяйственной самостоятельности и личной свободы. Решающее значение приобрели боярско-княжеские, а также монастырские вотчинные хозяйства. Необходимость упрочения политической власти местных феодалов в целях осуществления внеэкономического принуждения по отношению к непосредственным производителям на захваченных землях и натуральный характер феодального хозяйства обусловили феодальную раздробленность.

 

 

6 Э. С. Виленская. Радищев - первый идеолог крестьянской революции. "Исторические записки", Т. 34, стр. 294.

 

7 Н. А. Цаголов. Некоторые вопросы кризиса крепостного хозяйства в России. "Известия Академии наук СССР, отделение экономики и права", 1946, N 1, стр. 69.

 

8 Н. Цаголов. У истоков идейной борьбы вокруг двух типов буржуазной аграрной эволюции в России. "Вопросы экономики", 1949, N 3.

 

9 "Известия Академии наук СССР, отделение экономики и права", 1949, N 4, стр. 284.

 

10 К. Маркс. К критике политической экономии. Госполитиздат. 1951, стр. 198.

 

11 В. И. Ленин. Соч. Т. 3, стр. 170.

 

12 В. И. Ленин. Соч. Т. 12, стр. 237.

 
стр. 113

 

В различных странах в разное время формы феодальной зависимости менялись. Но, поскольку основа феодального способа производства - феодальная собственность на землю - оставалась неприкосновенной, сохранялась и феодально-крепостническая эксплуатация крестьян собственниками земли, на которой крестьяне жили и трудились. Феодальная раздробленность всюду была связана с наличием развитых форм феодализма, хотя крепостные и вилланы. Во Франции не в одинаковой мере зависели от феодалов, а в Германии личная зависимость крестьян после некоторого ослабления затем вновь усилилась. Характеризуя присущее феодально-крепостническому строю внеэкономическое принуждение, В. И. Ленин писал: "Формы и степени этого принуждения могут быть самые различные, начиная от крепостного состояния и кончая сословной неполноправностью крестьянина"13 .

 

В России захват земли в собственность феодалами в течение длительного времени не устранял возможности для крестьянина перейти от одного владельца земли к другому. Но такой переход не давал крестьянину свободы, так как всякий сидевший на земле того или иного феодала непосредственный производитель находился от него в личной зависимости. Осуществленное в конце XVI и первой половине XVII в. запрещение выхода или вывода крестьян было связано с характерным для России и других стран Восточной Европы усилением крепостнического гнета в период формирования буржуазных отношений. Тем не менее, нет никаких оснований, относить конец периода "раннего феодализма" к XVII веку. Развитый феодализм далеко не всегда был обязательно связан с усилением личной зависимости. Наоборот, хорошо известно, что переход от барщины к натуральному оброку, являясь дальнейшим развитием феодальной эксплуатации, означает в то же время известное расширение самостоятельности зависимых крестьян14 .

 

Б. Б. Кафенгауз был прав, когда, критикуя периодизацию, предложенную А. И. Пашковым, говорил: "Как и в Западной Европе, в России ранний феодализм кончается в XI в., самое позднее - в начале XII в., а с XII и до XVI в. включительно - это время развитого феодализма. XVII же век нужно считать временем позднего феодализма, для которого характерны некоторые элементы буржуазного характера"15 .

 

Неправильная периодизация истории русской экономической мысли не позволяет дать верную характеристику тех или иных ее течений. Говоря о периоде "раннего феодализма", А. И. Пашков утверждает, что "...этот период охватывает такую стадию в развитии русской экономической мысли, когда она еще не обособилась от других форм общественного сознания, когда в орбите внимания идеологов были лишь отдельные экономические явления"16 .

 

Основные черты экономической мысли Киевской Руси А. И. Пашков очень обеднил. Он свел ее к наименованию тех или иных явлений и отношений, ограничился выяснением отражения экономической мысли в языческой религии, в фольклоре и т. д., отказавшись от серьезного анализа богатейших материалов, которые дают летописи, договоры князей и многие другие источники. Игнорируя результаты исследований советских историков, А. И. Пашков говорит о крайне низком уровне производительных сил, неразвитости ремесла и т. д.17 . Неправильная же характеристика развития производительных сил данной эпохи закрывает путь и к правильному пониманию производственных отношений и их отражения в идеологии.

 

А. И. Пашков заявляет, что экономическая мысль обособляется от других форм общественного сознания в XVII веке. Но из последующего изложения им истории экономической мысли читатель едва ли сможет усмотреть, в чем же состояло это обособление. А. И. Пашков пишет, что в период развитого крепостничества экономические мыслители выдвигают "...крупные вопросы народнохозяйственного значения и, прежде всего проблему ликвидации экономической отсталости страны и достижения ее независимости", причем они пытались решить эту задачу в рамках крепостничества. Период

 

 

13 В. И. Ленин. Соч. Т. 3, стр. 159.

 

14 См. там же, стр. 142 - 143.

 

15 "Вопросы истории русской экономической мысли". "Вопросы экономики", 1953, N 10, стр. 106.

 

16 А. Пашков. К изучению истории русской экономической мысли. "Вопросы экономики", 1948, N 7. стр. 82.

 

17 См. А. Пашков. У истоков русской экономической мысли. "Вопросы экономики", 1952, N 1, стр. 46 - 62.

 
стр. 114

 

высшего развития феодально-крепостнического строя и начала его разложения (то есть вторая половина XVIII в.) характеризуется, "...с одной стороны, развитием крайних форм крепостнической идеологии, а с другой - возникновением антикрепостнической идеологии, нашедшей свое яркое выражение в творчестве Радищева". Период же разложения и кризиса крепостного строя (первая половина XIX в.) отличается "...острой идейной борьбой вокруг крепостного права, в горниле которой догорала надломленная крепостническая идеология и закалялась русская революционная демократия"18 .

 

Предлагаемая А. И. Пашковым периодизация не позволяет выяснить значения борьбы внутри класса феодалов в XVI в. и объяснить направления экономической мысли, отражавшие эту борьбу. По А. И. Пашкову выходит, что русская экономическая мысль в XVI в. еще не обособилась от других форм общественного сознания, что в сфере внимания идеологов были только отдельные экономические явления и лишь во второй половине XVII и первой половине XVIII в. русская экономическая мысль выдвинула такие крупные вопросы народнохозяйственного значения, как проблема ликвидации экономической отсталости страны и достижения ее независимости19 . На самом деле эти крупнейшие проблемы были уже поставлены передовыми идеологами дворянства еще в XVI в. в противовес отсталым идеям, которые защищали идеологи реакционного вотчинного боярства.

 

Без правильного понимания преемственной связи русской экономической мысли XVI и XVII вв. нельзя дать ее глубокого анализа. Потеряв вследствие неправильной периодизации историческую перспективу, авторы макета первого тома "Истории русской экономической мысли" отнесли Ермолая-Еразма к идеологам дворянства, хотя этот мыслитель, высказываясь за компромисс между помещиками и вотчинниками, защищал натуральное хозяйство, выступал против развития товарных отношений, выдвигал идею главенства духовной власти над светской и т. д.20 .

 

Если экономическая теория дает возможность правильно поставить и разрешить задачи, стоящие перед советскими историками, то экономическая наука может идти вперед, опираясь на материал, который дает история нашего общества. Поэтому необходимо повседневное содружество историков и экономистов.

 

 

18 А. И. Пашков К изучению истории русской экономической мысли. "Вопросы экономики", 1948, N 7, стр. 82.

 

19 Там же.

 

20 Ермолай-Еразм. Благохотящим царем правительница и земледелие. "Летопись занятий археографической комиссии", вып. 33, Л. 1926.


Опубликовано 06 января 2016 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© В. Н. ЗАМЯТНИН • Публикатор (): Basmach Источник: Вопросы истории, № 11, Ноябрь 1954, C. 112-115

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЭКОНОМИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.