ВИЛЛЬЯМС Э. КАПИТАЛИЗМ И РАБСТВО. США. 1945

Актуальные публикации по вопросам экономики.

NEW ЭКОНОМИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ЭКОНОМИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ВИЛЛЬЯМС Э. КАПИТАЛИЗМ И РАБСТВО. США. 1945. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

71 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


WILLIAMS E. Capitalism and slavery. Charel Hill. 1945, IX, 285 p.

 

ВИЛЛЬЯМС Э. Капитализм и рабство. Издательство университета Северной Каролины (США). 1945.

 

Предмет исследования американского историка - роль негритянского рабства в истории английского капитализма. Автор анализирует источники возникновения рабства в английских колониях, в Америке ею значение в истории английского капитализма и причины, побудившие Англию пойти на отмену работорговли, а потом, в первой половине XIX в., и рабовладения. Тема книги, а ещё более подход автора к этой теме, его анализ и истолкование фактов делают книгу чрезвычайно интересной для исследователя генезиса и ранней истории английского капитализма.

 

В своих трудах о происхождении капитализма Маркс уделил большое место рабству и работорговле, подчёркивая значение рабства как экономической категории. "Рабство есть такая же экономическая категория, как и всякая другая", - писал Маркс. - "Подобно машинам, кредиту и пр., это рабство представляет собою краеугольный камень буржуазной промышленности"1 .

 

Учёные апологеты капитализма и многочисленные противники марксизма давно пытаются "опровергнуть" Маркса, его теорию и историю первоначального накопления капитала. Среди этих попыток очень немного наукообразных вроде теории Зомбарта, который, как известно, искал источник первоначального накопления в аккумулированной городскими землевладельцами земельной ренте ("объективные предпосылки" и в появлении полумистического "капиталистического духа" ("субъективная предпосылка"). Гораздо чаще буржуазные учёные избегают исследовать проблему первоначального накопления и ту роль, которую сыграло рабство в накоплении капитала. До сих пор, даже в серьёзной литературе, там и сям появляются пресловутые "бережливые" капиталисты, своей бережливостью воздвигающие новую социально-экономическую формацию.

 

Рецензируемая книга представляет собою попытку серьёзно и добросовестно рассмотреть роль рабства в возникновении капитализма; добросовестное же исследование привело, как это всегда имело место, к полно-

 

 

1 Маркс и Энгельс. Соч. Т. V, стр. 366.

 
стр. 135

 

му подтверждению теории Маркса. Автор использовал архивные материалы, относящиеся к истории рабства и английских колоний и находящиеся в нескольких хранилищах Англии: в Лондоне автор изучил документы Публичного архива, Британского музея и архива Английского банка (где хранятся документы Ост-Индской компании); кроме того автор ознакомился с материалами в провинциальных английских архивах Ливерпуля, Манчестера, Гулля и, наконец, Оксфорда. Список печатных источников, использованных автором, весьма значителен: протоколы английского парламента, парламентские документы, бумаги колониальных компаний (Calendar of state papers) и т. д. Наконец, автор пользовался большим количеством литературы - работами XVII - XIX вв. - и, наконец, современными монографическими исследованиями, посвященными разбираемому вопросу. Как мы видим, в основу книга положен значительный материал.

 

Анализируя обстоятельства возникновения рабства в английских владениях в Новом Свете, автор прежде всего устанавливает, что рабству чёрных предшествовали порабощение индейцев, а затем рабство белых в форме "законтрактованных слуг" (indeutured servant). Их сменили чёрные рабы потому, что источник их поступления - Африка - оказался самым доступным и выгодным. Индейцы быстро вымирали и истреблялись европейцами. Что касается белых, то "боязнь перенаселённости, которая угнетала в начале XVII века, к середине этого века уступила место опасениям недостаточной населённости" (стр. 16). Приток белых рабов на плантации был недостаточным; их заменили чёрные рабы. Таким образом, как замечает автор, "причина (негритянского) рабства - экономическая, а не расовая; причина была не в цвете работника, а в дешевизне труда" (стр. 19).

 

Рабский труд на плантациях и торговля рабами стали источником накопления колоссальных капиталов в Англии. Особенно выгодным делом стала работорговля, на которой специализировались и выросли такие города, как Бристоль и Ливерпуль. Автор показывает, какие колоссальные масштабы приняла эта торговля: за 1680 - 1786 гг. только в английские колонии было ввезено более 2 миллионов рабов (стр. 33). "В 1795 г., - пишет автор, - Ливерпуль вёл 5/8 всей английской работорговли и 3/7 всей европейской работорговли" (стр. 34). Это вполне согласуется с указанием Маркса на то, что "Ливерпуль вырос на почве торговли рабами"2 . На этой торговле наживали колоссальные барыши: прибыль в 100% за один рейс считалась довольно обычной, но бывала прибыль и в 300% (стр. 36).

 

Любопытно следующее наблюдение автора над историей Бристоля - другого крупнейшего английского центра работорговли: в период, предшествовавший расцвету торговли неграми, Бристоль был центром торговли "законтрактованными слугами", т. е. белыми рабами. Позднее Бристоль стал одним из центров работорговли, причём "капитал, накопленный на первом источнике, пошёл на финансирование второго" (стр. 19). По словам одного историка этого города, в Бристоле "не было ни одного кирпича, который не был бы сцементирован кровью раба. Роскошные здания, пышный быт, ливрейная челядь - всё это было продуктом богатства, созданного страданиями и муками рабов, купленных и проданных бристольскими купцами..." (стр. 61).

 

Автор подчёркивает одно обстоятельство, позволившее работорговле сыграть весьма важную роль в генезисе английского промышленного капитализма: колониальная торговля и особенно торговля рабами "велась при посредстве товаров, сфабрикованных в Англии" (стр. 37). Эти товары на берегу Африки с выгодой обменивались на негров, которых затем продавали на плантациях, снова с выгодой, в обмен на груз колониальных продуктов, которые увозили домой. Эта "треугольная торговля, - пишет автор, - в колоссальной степени стимулировала промышленное развитие Англии. Прибыли от этой торговли оплодотворили всю производственную систему страны" (стр. 105). Возвышение и расцвет хлопчатобумажной промышленности Ланкашира были прямо связаны с работорговлей. "Рост Манчестера тесно связан с ростом Ливерпуля, который является для первого выходом к морю и к мировому рынку. Капитал, накопленный Ливерпулем на работорговле, влился в Манчестер и оплодотворил его энергию". О значении работорговли для Манчестера говорит одна цифра, приводимая автором: до 1770 г. 1/3 всего вывоза продукции Ланкашира шла в Африку, т. е. в обмен на рабов (стр. 68). Как указывает автор, это относится и к другим отраслям английской промышленности, в частности к шерстяной промышленности, судостроению (суда для перевозки рабов, и т. д.

 

Автор подчёркивает значение для Англии её колоний с их плантационным хозяйством, построенным на рабском труде, особенно Вест-Индии, которую автор называет "стержнем Британской империи". "Маленький остров Барбадос, имеющий площадь всего в 166 кв. миль, - пишет автор, - дал британскому капитализму больше, чем вся Новая Англия, Нью-Йорк и Пенсильвания вместе взятые" (стр. 54). Богатство Вест-Индии составлял сахар; и автор замечает: "Слава и величие Англии были взращены сахаром в большей степени, чем каким-либо другим товаром, не исключая хлопка" (стр. 55). "Негр-раб - вот кто сделал эти сахарные колонии самыми ценными колониями, когда-либо занесёнными в историю империализма" (стр. 52). Это подтверждает известное замечание Маркса о том, что "рабство дало значение колониям"3 .

 

 

2 К. Маркс "Капитал". Т. I, стр. 653. К. Маркой Ф. Энгельс. Соч. Т. XVII, стр. 830.

 

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. V, стр. 366.

 
стр. 136

 

Автор убедительно доказывает, что рабство - работорговля и плантационная система, построенная на рабском труде, - сыграло исключительно важную роль в развитии английской буржуазии. На целом ряде примеров автор показывает прямую связь между эксплоатацией рабов и обогащением многих фамилий английской аристократии и купечества. В частности, он цитирует заявление одного английского писателя XVIII в. о том, что "в Англии очень мало или вовсе нет благородных фамилий, которые в прошлом не обогатились бы связями с Вест-Индией" (стр. 94). Работорговцы и плантаторы, нажившиеся на эксплоатации рабов, господствовали в парламенте, блистали в высшем свете, задавали тон в провинциальном управлении. Многие состояния, созданные в тот период на работорговле или эксплоатации рабского труда, явились основой современных капиталистических фирм; это, в частности, относится к известному банку Барклея, страховому обществу Ллойд и многим другим.

 

Показав тесную связь между рабством и возникновением промышленного капитализма в Англии, автор переходит к анализу причин и обстоятельств отмены рабства. Характеризуя мотивы, которые побуждали английскую буржуазию к этому шагу, автор решительно отметает пошлые прописи о "влиянии гуманности" и "христианских чувств", которыми в Англии до сих пор пичкают публику; в качестве новейшего примера подобной антинаучной литературы автор называет работу английского историка Купланда (R. Coupland. The British anti - slavery movement Lond, 1933).

 

Автор ясно показывает, что причина отмены рабства, как и причина его возникновения, экономическая: английская промышленность переросла рамки колоний и стремилась завладеть всеми рынками мира; к тому же плантационная система на истощённой почве британской Вест-Индии становилась невыгодной - и на сторону противников работорговли перешли сами плантаторы. Ещё Питт решил уничтожить работорговлю, чтобы уничтожить конкуренцию французских плантаций на Антильских островах, плантаций, нуждавшихся в непрерывном подвозе рабов из Африки. В какой мере экономические соображения господствовали при отмене работорговли над всеми другими побуждениями, свидетельствует следующий факт, приводимый автором. 6 февраля 1807 г. при обсуждении в палате лордов билля об отмене работорговли состоялись крайне характерные прения: один из благородных лордов решительно выступил против того места билля, где работорговля объявлялась "противоречащей принципам справедливости, гуманности и здравой политики"; по мнению лорда, "справедливость и гуманность" следовало выкинуть, ибо эти слова бросают тень на торговцев рабами; надо оставить лишь ссылку на мотивы "здравой политики", т. е. выгоды. Представители правительства нашли только один аргумент в защиту текста билля: если оставить лишь соображение выгоды, то как же английское правительство сможет избежать подозрений в корыстных мотивах, и главное, как оно сможет убеждать другие страны последовать за ним?! (стр. 178 - 179).

 

Изложив причины, побудившие Англию отменить скачала, работорговлю, а затем и рабовладение, автор весьма критически характеризует деятельность английских либеральных аболиционистов - Вильберфорса, Бэкстона и др., -возведённых буржуазной историографией в ранг апостолов гуманизма. Автор показывает их непоследовательность и лицемерие. Как правильно указывает автор, "аболиционисты не были радикалами. В своём отношении к внутренним проблемам они были реакционерами. Методисты предлагали английскому рабочему библию вместо хлеба, а капиталисты, принадлежавшие к секте веслеянцев, открыто выражали презрение к рабочим" (стр. 181).

 

Нелестно обрисовывая облик Вильберфорса, автор замечает, что он "знал всё, что делается в трюме работоргового судна, но не знал, что делается в угольной шахте" (стр. 182). Лозунгом аболиционистов была "постепенность". Аболиционист Бэкстон в мае 1823 г. убеждал палату общин не спешить: "Никакой стремительности, никакой поспешности, никакой внезапности, ничего, напоминающего насилие". Рабство вообще не следует отменять: "Оно спадёт, оно пойдёт на убыль; оно умрёт; оно сгорит до основания и погаснет... Мы предоставим ему возможность отмереть - медленно, беззвучно, почти незаметно, отмереть и быть забытым..." (стр. 182).

 

Джон Брайт в 1843 г. выступал против билля, запрещающего английскому капиталу принимать косвенное участие в работорговле; Брайт считал, что это - дело совести самих капиталистов (стр. 172).

 

Автор показывает лицемерие буржуазных аболиционистов, поднявших кампанию против вестиндских продуктов, "окрашенных негритянской кровью", что не мешало им потреблять продукты других рабовладельческих стран. "Самое существование английского капитализма, как правило, - замечает автор, - находилось в зависимости от американского хлопка, выращиваемого рабским трудом и также политого кровью рабов" (стр. 190).

 

Отметив, что "освобождение негров" без земли оказалось чистым фарсом и оставило без изменения фактическое положение на плантациях, автор показывает, что и после официальной отмены рабства (1833 г.) оно ещё долго продолжалось в пределах Британской империи, например, в Индии (стр. 185 - 186). Р. Пиль в 1845 г. отказывался опровергнуть сообщения, что англичане участвуют в работорговле (стр. 172), а в 1848 г. в английском парламенте открыто раздавались голоса в пользу восстановления работорговли и рабовладения (стр. 141).

 

При анализе причин отмены рабства автор, в отличие от многих других исследователей, правильно обращает внимание на роль самих негров, которых он характеризует как "самую динамическую и мощную социальную силу", заставившую английские правящие классы покончить с рабством (стр. 201 - 202).

 
стр. 137

 

"Покорность негра-раба является выдумкой", - пишет автор (стр. 202) и перечисляет многочисленные восстания, прокатившиеся в Вест-Индии в те годы.

 

Заключая своё интересное исследование, автор делает несколько обобщающих выводов. "Решающими силами в обсуждаемый нами период, - пишет он, - были развивающиеся экономические силы. Экономические изменения происходят постоянно, незаметно, однако они в последнем счёте оказывают неодолимое влияние. Люди, преследуя свои интересы, редко осознают конечные результаты своей деятельности" (стр. 210). Эти формулировки, как и весь подход автора к проблемам, свидетельствуют о несомненном его знакомстве с марксистской литературой. Однако автор избегает каких-либо указаний на это и не делает никаких ссылок на марксистскую литературу. Впрочем, это замалчивание марксизма в соответствии с давно уже установившейся традицией буржуазной литературы никого не удивит.

 

Черпая из Маркса, автор, однако, обнаруживает, что он всё же недостаточно с ним знаком. Наш автор видит источник, из которого родился английский промышленный капитализм, только в рабстве. Автор видит лишь одну сторону первоначального накопления; в действительности, как " указывал Маркс, "так называемое первоначальное накопление есть не что иное, как исторический процесс отделения производителя от средств производства"4 . Сосредоточившись на вопросах рабства, автор освещает лишь одну сторону процесса первоначального накопления. Несмотря на эту существенную ошибку, книга американского исследователя представляет большой интерес и заслуживает внимания. Насыщенная большим материалом, а главное, проникнутая трезвым отношением к исторической действительности, книга Вилльямса отражает прогрессивные тенденции американской историографии.

 

 

4 К. Маркс "Капитал". Т. I. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVII, стр. 783.


Опубликовано 21 сентября 2015 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Н. ЕРОФЕЕВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, № 7, Июль 1947, C. 135-138

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЭКОНОМИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.