Эдвард Хастингс Чемберлин - КОНКУРЕНЦИЯ И МОНОПОЛИЯ - В УСЛОВИЯХ РЫНОЧНОЙ И ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ - Глава II.СТОИМОСТЬ В УСЛОВИЯХ ЧИСТОЙ КОНКУРЕНЦИИ

Актуальные публикации по вопросам экономики.

NEW ЭКОНОМИКА


ЭКОНОМИКА: новые материалы (2022)

Меню для авторов

ЭКОНОМИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Эдвард Хастингс Чемберлин - КОНКУРЕНЦИЯ И МОНОПОЛИЯ - В УСЛОВИЯХ РЫНОЧНОЙ И ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ - Глава II.СТОИМОСТЬ В УСЛОВИЯХ ЧИСТОЙ КОНКУРЕНЦИИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2004-12-25

Глава II.
СТОИМОСТЬ В УСЛОВИЯХ ЧИСТОЙ КОНКУРЕНЦИИ
Термин "чистая конкуренция" правильно выражает природу особых рынков, а не сферы ценообразования в целом. Последняя представляет собой совокупность чисто конкурентных рынков и рынков, на которых различным образом переплетаются конкурентные и монополистические факторы (включая сюда все явления монополии, подразумеваемые обычно под этим словом). Так как действие монополистического фактора направлено в целом к установлению цен, более высоких, чем те, которые существовали бы при чистой конкуренции, то представление о чисто конкурентной природе системы цен несостоятельно. Оно не только игнорирует тот факт, что во всей системе цен дает себя чувствовать в той или иной мере монополистический фактор; оно совершенно искажает ее, изображая цены "стремящимися" к уровню, который в общем слишком низок. Действительное положение вещей, как это будет показано впоследствии, таково, что если бы требовалось удалить из картины один из двух элементов, то для сохранения постулата о вездесущности монополии имеется гораздо больше оснований1. Но каждое из этих противоположных представлений, если оставаться исключительно в его пределах, не выдерживает критики, ибо воссоздание истинных очертаний системы цен предполагает понимание ее неоднородности. Теория чистой конкуренции представляет с этой точки зрения интерес, так как она объясняет известную область экономической практики.
Но теория чистой конкуренции рассматривается здесь не только поэтому. Эта теория служит также исходным пунктом для анализа главного предмета настоящего исследования - монополистической конкуренции; и специально для этих целей нам надлежит четко выявить ее определенные аспекты. Здесь нет надобности в детальном разборе теории чистой конкуренции - это уже сделано в достаточной мере другими2. Мы будем рассматривать поэтому только такие аспекты чистой конкуренции, которые нужны для того, чтобы выявить ее отличие от монополистической конкуренции. Задача сводится к нахождению цены, складывающейся на рынке, на котором существует конкуренция, не сопутствуемая какими бы то ни было элементами монополии.
1. Равновесие, отличное от состояния равенства предложения и спроса
Я предполагаю, что для экономистов-теоретиков кривые или графики, выражающие объем спроса и предложения продукции при различных ценах, являются привычными орудиями анализа и подробного объяснения не требуют. Вопрос о том, можно ли их вообще - и в какой степени - интерпретировать в категориях полезности и издержек производства, так же как и вопрос о характере подобных толкований, нас в основном не занимает; не интересует нас и различие между рыночной и нормальной ценой. Эти вопросы относятся в конечном счете к содержанию кривых. Если массы продукции, которые рыночные контрагенты готовы при различных ценах купить и продать, даны и если даны условия чистой конкуренции, то образующаяся при этом цена не будет зависеть от содержания кривых. Нас же преимущественно интересует ценообразующий эффект.
Точкой пересечения кривых предложения и спроса на известный продукт определяется цена, при которой спрос и предложение будут уравнены. Но кривые не содержат в себе объяснения того, почему цена должна установиться на данном уровне. Они показывают только массы товара, которые были бы приобретены и предложены к продаже в том случае, если установились бы определенные цены. Кроме точки, в которой предложение равняется спросу, они показывают много других точек, в которых одно превышает другое. Утверждать, что известная цена установится вследствие того, что она уравнивает предложение и спрос, значит, рассматривать необходимость этого уравнения как аксиому. Но такой аксиомы не существует. Вопрос должен быть правильно поставлен: какова будет цена и почему?

При данных условиях предложения и спроса и при данных условиях конкуренции или монополии (или же их сочетания) цены обнаруживают стремление утвердиться в точке равновесия, предполагающей уравновешивание противоположно направленных сил. "Такое равновесие устойчиво; это значит, что цена, если она несколько отклонится от него, будет затем стремиться вернуться к нему, подобно маятнику, колеблющемуся вокруг своей низшей точки"3. Но цена равновесия (equilibrium price) не совпадает в большинстве случаев с ценой, уравнивающей спрос и предложение (equating price); такое совпадение имеет фактически место только в условиях чистой конкуренции. Простой пример, иллюстрирующий несовпадение этих двух цен, даст возможность внести ясность в интересующий нас вопрос, и такой пример следует искать в сфере монополии. На рис. 1, где кривые DD' и SS' изображают соответственно спрос и предложение, уравнивающей ценой является ВР. Монополист, однако, устанавливает цену на уровне, несколько более высоком. Это будет, скажем, цена AQ, которая доведет его суммарную прибыль до максимума4. Он в состоянии удерживать цену на этом уровне, ибо не существует ex hypothesi5 никого, кто продавал бы дешевле. Но наличие монополии не меняет характера кривых6, и вполне ясно, что при этой цене предложение и спрос не уравниваются, так как первое равно ОС, а второе - ОА7. И все же при данных обстоятельствах AQ может быть с полным правом названа ценой равновесия. Реальная цена тяготеет к ней. Если вследствие просчетов монополиста или вследствие преходящих обстоятельств она отклонится от этого уровня, то она будет стремиться вернуться к нему. Q представляет собой ту точку равновесия противоположных - в смысле выигрыша и убытка - сил, которая делает суммарную прибыль максимальной.
Вопрос о том, будто это состояние не является "истинным" равновесием или является будто равновесием в несколько ином смысле, чем это имеется в виду при конкуренции, следует, пожалуй, подвергнуть более основательному и подробному разбору. Кривая DD' представляет собой лишь один из нескольких возможных способов выражения зависимости, существующей между данным объемом спроса и ценой. Она показывает средний доход, получаемый при каждом объеме проданных товаров, - валовой доход, деленный на число единиц. Вычертим теперь кривую dd' с тем, чтобы показать прирост валового дохода, который приносит с собой продажа каждой последующей единицы. Эта кривая может быть определена как кривая предельного дохода8. Она обнаруживает гораздо более крутое падение, чем кривая среднего дохода DD', так как каждая последующая единица, оказывая снижающее влияние на цену прочих единиц, увеличивает собой валовой доход на сумму, меньшую, чем сама цена этой единицы. Так, например, единица, доводящая общий объем продаж до А, хотя она и продается по цене AQ, увеличивает валовой доход всего лишь на АЕ, ибо ее продажа слегка снижает цену всех предшествующих единиц, расположенных между О и А. Валовой доход от продажи любой массы товаров выражается соответствующей площадью, расположенной под этой кривой предельного дохода. Для массы ОА она равна ODEA (= OKQA). Монополисту, очевидно, выгодно будет увеличить свою продукцию до ОА, ибо до тех пор, пока объем этот не будет достигнут, каждая дополнительная единица увеличивает его валовой доход в большей мере, чем она увеличивает его издержки. Однако дальше этого предела монополист не пойдет, так как в противном случае прирост издержек превысил бы прирост валового дохода. Он остановит поэтому свой выбор на объеме ОА, и цена единицы будет равна частному от деления ODEA на ОА или AQ. Состояние равновесия для случая, когда мы имеем дело с монополистом, может быть изображено с помощью той же графической схемы пересекающихся линий, которая применяется для условий конкуренции. Но уравнения спроса и предложения здесь не существует9.
Равновесие экономических сил ошибочно трактовалось как тождественное с равновесием спроса и предложения. Последнее есть только частный случай первого. Пока прочие условия остаются неизвестными, кривые спроса и предложения (как сами по себе, так и точки их пересечения) ничего не говорят нам о том, какая установится цена. Они служат, так сказать, ориентирами - но ничем больше. Пример с монополией, как простой и обычный случай, мы выбрали для того, чтобы]! освободить понятие равновесия от связанных с ним представлений о пересечении кривых спроса и предложения. Задача этой книги будет заключаться в том, чтобы показать, что большинство цен включает в себя элементы монополии (обычно числящиеся среди "несовершенств" конкуренции), сочетающиеся различным образом с конкуренцией, и что очень часто это приводит к установлению таких цен равновесия, которые не уравновешивают предложение и спрос. А пока что следует показать, почему в условиях чистой конкуренции механизм равновесия принимает эту особую форму.
Причина заключена не в том, что сила, властвующая на конкурентном рынке, якобы иного порядка, чем сила, властвующая на монополистическом рынке. Конкурент ни в каком отношении не представляет собой особой разновидности хозяйствующего индивидуума, чем-то отличающейся от монополиста10. Неверно, что ему свойственно "соперничать" и сбавлять цены - в отличие от монополиста, который их удерживает с целью своей прибыли до максимума. Он, надо думать, стремится довести свою прибыль до максимума, как и монополист, и преследует свою цель с одинаковым знанием дела и предусмотрительностью. Полное признание того, что между монополией и конкуренцией не существует по этой линии никаких различий, имеет важное значение для понимания природы чисто конкурентного рынка. Это отсутствие различий можно обнаружить не путем сравнения двух рынков, один из которых является конкурентным, другой - монополистическим, а путем сравнения двух хозяйствующих индивидуумов, один из которых является монополистом, а другой - участником конкурентной борьбы11.
2. Единичный продавец в условиях чистой конкуренции
Чистая конкуренция, согласно выдвинутому нами определению, предполагает, что: 1) имеется относительно большое число покупателей и продавцов и 2) продукты совершенно однородны. Первое обстоятельство настолько уменьшает влияние, оказываемое кем бы то ни было на общие рыночные условия, что это влияние можно не принимать в расчет; второе обстоятельство, создавая полное тождество между продуктом единичного продавца и продуктами его конкурентов, лишает его всякой власти над ценой его товаров как ценой, отличной от общей рыночной цены, - власти, которая могла бы существовать на основе предпочтения, которое покупатели обыкновенно отдают одной разновидности товаров по сравнению с другой. Вычертим применительно к подобному рынку кривые спроса и предложения так, как это сделано на рис. 2, а, где уравнивающей спрос и предложение ценой является АР, так что в течение известной единицы времени по этой цене будет реализовано 10 млн единиц товара. Мы принимаем, что число конкурирующих между собой продавцов равно 1 тыс. Вопросы, которые мы сейчас ставим перед собой, таковы: какой вид имеет кривая спроса на продукт единичного продавца, т.е. по каким ценам будут поглощены рынком различные массы его товара, если он станет варьировать объем своего предложения? Какой вид имеет его собственная кривая предложения в отличие от общерыночной кривой? И, наконец, если рассматривать дело в свете особенностей этих кривых спроса и предложения, какой способ ведения его собственных дел принесет ему максимум прибыли?
Такие единичные кривые вычерчены на рис. 2, б. Но вначале мы должны сделать замечание, касающееся необходимости изменения масштаба диаграммы. Не приходится доказывать, что действия единичного продавца невозможно изобразить на рис. 2, а, ибо здесь представлена 1 тыс. продавцов, так что объем предложения, приходящийся на долю каждого продавца, составляет примерно 1/1000 ОА; и если откладывать эту величину на базисной линии РИС. 2, а, то она станет незаметной для невооруженного глаза. Вот почему диаграмма на рис. 2, б вычерчена на горизонтальной оси, имеющей в 1000 раз больший масштаб, так что оа (рис. 2, б) составляет 10 тыс. единиц, или 1/1000 от числа ОА (рис. 2, а). Вертикальная ось остается той же.

Кривая спроса на продукт любого продавца представляет горизонтальную линию, расположенную на уровне регулирующей рыночной цены. Она равна kt, если эта цена составляет BQ; она равна md, если цена составляет АР. Она горизонтальна потому, что изменения предложения, подвластные любому в отдельности продавцу в пределах, показанных на рис. 2, б, вызовут настолько слабые изменения цены, что их можно не принимать в расчет. Говоря точнее, изъятие с рынка всех 10 тыс. единиц или выбрасывание на рынок дополнительных 10 тыс. единиц изменило бы цену в размере, равном передвижке кривой DD' вверх или вниз в промежутке между точкой А и точкой, расположенной вправо или влево от ,4 на расстоянии 1/1000 ОА (рис. 2, а). Это исчезающее малое колебание не может быть, очевидно, выражено при графическом изображении, точно так же как оно не играет никакой роли в расчетах продавца12. В горизонтальном характере kt и md с поразительной ясностью обнаруживается, что отдельный конкурент лишен какого бы то ни было влияния на цену. Господствующая рыночная цена позволяет ему сбыть любую угодную ему массу товара.
Эта линия спроса на продукт любого единичного продавца является кривой, выражающей одновременно и средний и предельный доход. Так, очевидно, и должно быть, раз она имеет горизонтальный характер. Путаница в этой области может порождаться тем обстоятельством, что кривая предельного дохода, если ее вычертить на рис. 2, а, будет расположена ниже кривой среднего дохода. Если взять, например, рис. 1, то здесь при цене (среднем доходе) в AQ предельный валовой доход равен АЕ. Могло бы казаться поэтому, что на рис. 2, б линия предельного дохода, хоть она и горизонтальна, должна соответственно лежать ниже линии среднего дохода. И все же она не лежит ниже. Это объясняется тем, что на рис. 1 (и на рис. 2, а) предельный доход меньше среднего дохода на сумму потерь в цене, получаемых на всех единицах от О до А, между тем как на рис. 2, б эта разница сводится всего лишь к потерям, получаемым на 10 тыс. единиц; будучи перенесены на рис. 2, а, эти потери сосредоточились бы все в одной точке, скажем, в точке В. Иными словами, если в пределах 10 тыс. единиц средний валовой доход (цена) практически не обнаруживает изменений, то предельный доход также не должен обнаруживать изменений и размер его должен быть таким же.
Что же касается кривой предложения единичного продавца, то здесь условия могут быть различны. Отдельный продавец может предлагать к продаже больше 10 тыс. единиц или меньше13, он может предлагать все единицы по одной и той же цене или по разным ценам. Это многообразие возможностей показано кривыми nhb, ncr, uv, mfr, mpb, kgr и kqb. Первые два продавца предлагают всю массу своих поставок, равную соответственно 10 и 8 тыс. единиц, по цене ВН (=ah). Запрашиваемая ими цена не выходит за пределы уравнивающей спрос и предложение цены. Третий пытается продавать свой запас по различным ценам. Четвертый и пятый предлагают свой товар по уравнивающей цене, а последние два - по цене, превышающей уравнивающую цену.
Число единичных кривых велико, и они могут иметь различную форму. Если сложить их вместе для каждой цены, то они дают плавную, ровную кривую SS' (рис. 2, а).
Эти единичные кривые спроса и предложения играют точно такую же роль, что и кривые предложения и спроса на монополизированный товар. В свете данных, выраженных этими кривыми, единичный продавец регулирует свое предложение, движимый, надо полагать, стремлением к тому, чтобы довести свою прибыль До максимума. Теперь можно показать, что цена, уравнивающая предложение и спрос, устанавливается в условиях чистой конкуренции вследствие того, что только такая цена совместима с максимальной прибылью для каждого продавца, выступающего на рынке.
Допустим, что в течение короткого времени цена пребывает на уровне BQ, а масса продукта, предлагаемого к продаже, составляет всего лишь ОB. Кривая спроса в том ее виде, в каком она выступает по отношению к единичному продавцу, займет в таких условиях положение kt. Каждый из продавцов доведет свою прибыль (излишек над своей ценой предложения) до максимума путем предложения к продаже такой массы товаров, которая обозначена точкой пересечения кривой его собственного предложения с кривой kt; сумма этих величин равна ОС (рис. 2, а). Прибыли, показанные в каждом случае (если трактовать кривые предложения как кривые издержек) составляют, в прежней последовательности, nhqk, ncgk, uvk, mfgk, mpqk, о. (Последние два продавца лишь в силу необходимости предлагают свои товары к продаже по господствующей цене, и они не получают никакой прибыли сверх своей минимальной цены предложения.) Ситуация, при которой сбыт составляет только ОB единиц по цене BQ, не может быть длительной, ибо для доведения прибыли каждого конкурента - и тем самым общей прибыли всех конкурентов - до максимума требуется при этой цене продать более крупную массу - ОС. Стремление каждого продавца к доведению своей прибыли до максимума - вот что в действительности приводит к снижению цены. Реализация растущего предложения каждого продавца совершается с известной скидкой в цене; скидка эта сама по себе (и для него самого) является ничтожной, но в соединении со скидками других продавцов она становится значительной. Линия спроса kt сдвигается вниз и наступает всеобщий пересмотр хозяйственных расчетов. Одним продавцам приходится вовсе сойти со сцены, другие вынуждены сократить размеры своего предложения. Каждый из оставшихся по-прежнему предлагает к продаже оптимальную для него (с точки зрения соотношения между новой линией спроса и кривой его собственного предложения) массу товаров, но если для доведения их прибылей до максимума все еще требуется такой объем сбыта, который превышает объем, допускаемый господствующей ценой, то снижение линии спроса будет неизбежно продолжаться. Когда эта линия равна md, совокупный объем сбыта, требуемый для обеспечения всем продавцам максимальных прибылей, составляет ОА, и так как в данном случае будет куплено в точности это количество, то тенденции к дальнейшему изменению положения здесь не существует. Линии цен, расположенные ниже, чем md, не могли бы долго удержаться, так как товарная масса, предлагаемая к продаже, уменьшилась бы и цена, по которой эту уменьшенную массу можно было бы сбыть с максимальной прибылью для продавцов, вновь превысила бы АР. Цена АР будет устойчивой вследствие того, что только она совместима с максимумом прибыли для каждого продавца14. При всех этих изменениях конкурирующий продавец делает ровно то же самое, что делает монополист: он стремится довести свою прибыль до максимума с учетом кривых спроса и предложения, существующих в отношении его собственного продукта. Конкурентное равновесие не только совместимо с неограниченным максимумом прибыли для всех и каждого; оно предполагает этот максимум в качестве обязательного условия.
При определении экономического равновесия в условиях монополии, конкуренции или в условиях любого сочетания этих двух начал следует непременно исходить из предположения, что каждый индивидуум стремится - решительно и трезво стремится - достичь максимальной экономической выгоды. Правда, при данных кривых спроса и предложения дело выглядит таким образом, что процесс доведения прибыли до максимума приводит к одному результату, а "конкуренция" - к другому. Но это происходит не вследствие какого-либо различия в природе двух интересующих нас сил, а исключительно благодаря тому факту, что, когда кривые отражают условия монополии, они относятся к одному-единственному продавцу, между тем как в условиях конкуренции они охватывают группу продавцов. Разбив конкурентные кривые на столько отрезков, сколько существует продавцов, мы обнаруживаем, что результат, получаемый при конкуренции, ничем ровно не отличается от результата, получаемого при монополии: в каждом случае прибыли единичного продавца доводятся до максимума. Следовательно, для определения точки равновесия, соответствующей чистой конкуренции, анализ условий спроса и предложения единичного продавца столь же необходим, как и анализ УСЛОВИЙ спроса и предложения, относящихся к группе. Значение этого вывода выступит в полной мере только тогда, когда в картину ценообразования будут дополнительно включены элементы монополии.
3. Кривые издержек и масштаб производства
Когда интересующая нас проблема ставится как проблема "нормальных" или "долговременных" условий, то вместо кривых предложения перед нами выступают кривые издержек15; и анализ условий формирования издержек единичного производителя ведет нас к важному выводу, касающемуся масштаба производства при чистой конкуренции. Кривая средних издержек на единицу продукции у отдельного производителя (ее' на рис. 3б) представляет собой попросту кривую "внутренней" экономии, или кривую экономии, обусловленной крупным масштабом производства. В данную минуту мы отвлекаемся от кривой mm' (кривая предельных издержек единичного производителя. - Прим. науч. ред.). Понятие экономии, обусловленной крупным масштабом производства, столь общеизвестно, что в этом месте мы можем обойтись без подробного разъяснения очертаний кривой16При малом объеме производства издержки на единицу высоки; с увеличением объема производства они уменьшаются, и это уменьшение продолжается до тех пор, пока не будет достигнут наиболее эффективный масштаб производства, а затем они вновь увеличиваются по мере того, как структура производственной единицы становится слишком сложной и громоздкой.

Кривая издержек единичного производителя независимо от того, какой товар (или услугу) он производит, всегда должна обладать этими общими свойствами17, потому что во всех случаях должен существовать уровень производства, более эффективный, чем всякий иной, по обе стороны которого издержки производства будут выше. Местоположение точки минимума и наклон кривой на ее отдельных отрезках будут глубоко различны в разных отраслях производства и в некоторой степени различны у разных производственных единиц одной и той же отрасли, функционирующих в условиях чистой конкуренции.
Примем пока, что кривая изображает условия формирования издержек предельного производителя при тех обстоятельствах, когда общий рынок находится в состоянии равновесия, как это представлено на рис. За. Линия спроса, как уже было объяснено, равна hd (рис. 36). У предприятий, где минимальные издержки на единицу составляют ар и равняются цене, единственным объемом продукции, не приводящим к фактическому убытку, является объем. оа, или 10 тыс. единиц. Здесь прибыли хватает как раз на то, чтобы покрыть минимальную сумму, необходимую для привлечения к делу капитала и предпринимательских способностей, каковая сумма всегда образует составную часть кривой издержек; и таков итог, на который рассчитывают при чистой конкуренции.
Кривые, относящиеся к тем производителям, чьи издержки не превышают предельных издержек, будут, очевидно, иметь одну и ту же точку минимума, если только выплачиваемые ими ренты учитываются как издержки, а в качестве таковых они и должны учитываться. Несмотря на то, что с известных точек зрения, или Для известных целей, или, наконец, при определенных толкованиях ренты могут выступать как излишек, для единичного производителя они ничем не отличаются от всякого другого денежного расхода. Они не являются излишком, проистекающим из его собственной деятельности; они представляют собой неизбежные издержки, навязанные конкуренцией его соперников за использование рентоприносящей собственности. В его расчетах, связанных с нахождением наиболее выгодного соотношения между факторами производства18 и наиболее выгодного масштаба производства, рента учитывается таким же образом, как заработная плата и процент на капитал19.
Но масштаб производства, наиболее эффективный для одного производителя, не обязательно является таковым для другого. Точка минимума кривой любого производителя расположена, правда, на одном и том же расстоянии от оси *, но она может находиться на различном расстоянии от оси у. Это будет обусловлено качественными различиями используемых факторов. Так, например, более ценные факторы вроде земель высокого качества или предпринимательских способностей высокого класса могут быть использованы более интенсивно, т.е. могут сочетаться с большим количеством других факторов, и это может выразиться в более крупном размере производственной единицы20. Отдельные предприниматели могут, кроме того, применять различные методы, и то, что является наиболее эффективным для одного, не обязательно является наиболее эффективным для другого.
Общий вид кривой ее' (рис. 36) не зависит от формы СС' (рис. За); это объясняется той же причиной, вследствие которой горизонтальный характер линии спроса hd остается неизменным, независимо от того, каков наклон общерыночной кривой DD'. Изменения масштаба производства, осуществляемые отдельным производителем, будут иметь исчезающее малое влияние на совокупный объем производства данной продукции и тем самым на общую тенденцию движения издержек, необходимых для производства всей массы продукции. Это справедливо для тех случаев, когда с нарастанием объема производства повышаются и издержки вследствие нехватки определенных факторов производства (как это представлено на рис. За); это равным образом справедливо для тех случаев, когда издержки снижаются в результате экономии, обусловленной действием "внешних" факторов или когда они остаются неизменными благодаря тому, что обе названные причины отсутствуют или уравновешивают друг друга. Земельная рента не меняется оттого, что один фермер обрабатывает свою землю более интенсивно; колебания объема производства в рамках отдельной производственной единицы не сказываются также ощутимым образом и на размерах экономии, обусловленной "внешними" факторами.
Иными словами, спрос единичного производителя на факторы производства, необходимые для изготовления известного товара, представляет собой настолько малую часть совокупного спроса на них, что изменения масштаба его производства не сказываются на ценах элементов, входящих в его продукт. Поскольку это так, то изменения издержек, приходящихся на единицу его продукции, обусловлены исключительно той эффективностью, с какой он сочетает и организует производственные факторы в рамках своего предприятия. Может возникнуть вопрос, почему при снижении линии ее' на рис. 3б не происходит аналогичного снижения линии СС' на рис. За, хотя бы у левого края. Строго говоря, такое снижение действительно происходит; оно имеет место в тех случаях, когда мы имеем дело с такими объемами совокупной продукции, которые предполагают наличие всего лишь одного или нескольких производителей. Но как только объем совокупной продукции становится достаточно крупным, чтобы требовать существования многих предприятий, то уж ничто не препятствует тому, чтобы каждое из них приспосабливалось к условиям максимальной внутренней эффективности, и кривая издержек СС', всегда выражающая наиболее эффективные для каждого наличного объема продукции условия производства, не может не отразить это обстоятельство. Эта кривая определяется силами, относящимися ко всей отрасли или ко всей продукции в целом, и она неизменно представляет собой геометрическое место точек минимума кривых отдельных предприятий, независимо от того, поднимается ли она в ходе изменений объемов совокупной продукции (но не продукции отдельной фирмы), падает ли или движется горизонтально.
Несмотря на то, что очертания ее' и СС' не связаны между собой, расположение ее' зависит от средних издержек (включая Ренту), требуемых для производства совокупной продукции, которые выражаются кривой СС' применительно к различным объемам совокупной продукции. Следовательно, в условиях возрастания издержек (как это имеет место на рис. 3а) с увеличением совокупной продукции точка минимума кривой ее' будет перемещаться вверх; этот минимум всегда равен издержкам на единицу21, показываемым СС для каждого конкретного объема совокупной продукции. Аналогичным образом в условиях снижения издержек (возрастающих доходов), вызываемого экономией, обусловленной действием внешних факторов, точка минимума ее' будет по мере возрастания, совокупной продукции непрерывно передвигаться вниз.
Если издержки неизменны, то неизменным, очевидно, останется и положение точки минимума ее', каковы бы ни были при этом изменения объема совокупной продукции. Подобно этому и линия спроса, как было показано выше, расположена выше или ниже в зависимости от уровня цены, существующей на общем рынке.
Кривая mm' представляет собой кривую предельных издержек единичного производителя, непосредственно выведенную из кривой средних издержек ее'. Она показывает прирост суммарных издержек, обусловленный каждой дополнительно произведенной единицей продукта. Своей точки минимума она достигает раньше, чем кривая средних издержек, затем вновь устремляется вверх и пересекает кривую средних издержек в точке минимума последней. Причина этого явления проста. Вполне ясно, что при возрастании количества продуктов средние издержки всей массы продукции снижаются в том случае, если последующие единицы производятся в среднем с меньшими издержками, чем предшествующие, и повышаются тогда, когда имеет место обратное. Суммарные издержки, затрачиваемые на производство любой массы продукции, выражаются площадью, расположенной под кривой предельных издержек. Для объема оа, например, они составляют оарnm (=oaph). Таким образом, если в условиях равновесия продавец подгоняет объем своей продукции под уровень оа, то тем самым он не только доводит до минимума свои средние издержки на единицу, но и уравнивает предельные издержки с предельным доходом22.
Представляется возможным дать описание движения от состояния неравновесия к состоянию равновесия, и это поможет нам яснее выявить особенности процесса установления равновесия. Если бы цена равнялась BQ, то линии спроса на изделия единичных продавцов были бы расположены на этом уровне, а кривые издержек производства ее' и mm' были бы расположены ниже, чем на рис. 3в. Если допустить, что число продавцов меньше и все они ведут производство с наибольшей эффективностью, соответствующей этому уменьшенному объему продукции, то в таком случае точка минимума кривой производственных издержек каждого продавца будет в точности равняться ВН23. Каждый доведет объем своей продукции до уровня ob, соответствующего точке пересечения его кривой предельных издержек mm' с его кривой предельного дохода kd, с тем, чтобы получить добавочные прибыли, равные ah'qk(=ob'qk - ob'qnm). Эти добавочные прибыли привлекут в данную сферу других производителей, производство расширится, и на рис. 3в линия спроса упадет, а кривые издержек поднимутся - в соответствии с изображенным на рис. За падением цен и повышением издержек по мере роста производства. Это движение продолжалось бы до тех пор, пока линия спроса не стала бы касательной в отношении кривой издержек се' в ее самой низкой точке, а такое положение было бы достигнуто при цене равновесия, равной АР (рис. За). Если первоначальная цена равнялась бы не BQ, а была бы, напротив, ниже Р, то все единичные кривые предложения лежали бы выше линий спроса, а последующая перестройка осуществлялась бы здесь за счет ухода производителей из данной сферы производства; этот процесс продолжался бы до тех пор, пока кривые предложения не упали бы, а линии спроса не поднялись бы до точки касания24. В условиях чистой конкуренции процесс окончательного установления равновесия включает в себя не только 1) уравнение предложения и спроса и 2) обеспечение максимума прибыли для каждого конкурента, но и 3) достижение наиболее эффективного масштаба производства в каждом предприятии.
4. Замечания об отклонениях от состояния равновесия25
Следует сказать несколько слов о природе колебаний или отклонений от состояния равновесия в условиях чистой конкуренции. Надо, в частности, устранить ошибочное представление, будто они в какой-то форме связаны с элементами монополии. Напомним, в чем состоит различие между чистой и совершенной конкуренцией. Чистая конкуренция предполагает всего лишь отсутствие монополии, что достигается, когда имеется много покупателей и много, продавцов одинакового (полностью стандартизованного) продукта. Совершенная же конкуренция связана, помимо этого, и с другими явлениями: с мобильностью ресурсов, совершенной осведомленностью и т.д26. Перечень всех условий, необходимых для совершенной конкуренции, не входит в нашу задачу; мы хотим лишь попросту указать, что совершенная конкуренция есть нечто отличное от чистой, понимаемой в смысле свободы конкуренции от элементов монополии. Отсюда следует, что понятие совершенства может быть с таким же правом применено к монополии и монополистической конкуренции, как оно применяется к конкуренции. Если мы, например, имеем дело с монополистом, то мобильность ресурсов, которая позволяла бы ему быстро приводить объем своей продукции в соответствие с оптимальным объемом и наиболее эффективно использовать свои ресурсы применительно к этому объему, может существовать и может не существовать. Монополист равным образом может либо обладать, либо не обладать тем совершенным знанием спроса и собственных издержек, которое позволило бы ему сразу находить наиболее благоприятный для него уровень цены. Те же соображения остаются верными и в отношении группы конкурирующих друг с другом монополистов. Элементы монополии меняют характер равновесия, но они не ведут к изменению степени трудности его достижения. При наличии одних и тех же условий спроса и предложения мы будем иметь одну систему установления равновесия в случае монополии, другую - при чистой конкуренции и опять-таки иную - для группы конкурирующих между собой монополистов. Но степень точности, с какой фактические цены приближаются к уровню, соответствующему состоянию равновесия, будет в каждом случае зависеть от чего-то другого - от степени "совершенства", с какой действуют участвующие в процессе экономические силы. Детальный разбор всего того, что включается или должно включаться в понятие совершенства, увел бы нас слишком далеко от нашей главной темы: от вопроса о взаимоотношениях между монополией и конкуренцией.
Если чисто конкурентный рынок одновременно является и совершенным, то в таких условиях отклонения от равновесия, даже мимолетные, не могут, строго говоря, иметь места. Общее доказательство того положения, что никакая цена, кроме цены равновесия, не может быть устойчивой, должно применительно к этому случаю рассматриваться как доказательство того, что подобная цена не могла бы появиться даже на мгновение. Здесь не существовало бы ни движения к равновесию, ни колебаний вокруг него. Цена равновесия не была бы результатом игры предложения и спроса; она всегда сопутствовала бы рынку благодаря немедленному достижению стабильности в тот самый момент, когда рынок возникает.
Если рассматривать дело с иной точки зрения, то можно допустить, что на рынке, где имеет место совершенная конкуренция, существуют цены, отклоняющиеся от цен равновесия, носящие предварительный характер и неизбежно сменяющиеся в конечном счете устойчивой системой, в соответствии с которой они перестраиваются. На аукционе, например, каждая предлагаемая цена представляет собой пробную цену, которая автоматически аннулируется в тот момент, когда предлагается более высокая цена. Существование целой цепи нереализуемых цен вполне совместимо с достижением в конечном счете единой окончательной цены. Под таким УГЛОМ зрения изложил общую теорию конкуренции Эджворт, трактующий рынок как систему непрерывно пересматриваемых соглашений, причем "окончательное урегулирование" не достигается "до тех пор, пока рынок не натолкнется на систему соглашений, которые не могут быть изменены с выгодой для всех сторон, участвующих в пересмотре"27. Следовательно, несмотря на возможность временных колебаний, рынок в результате пересмотра соглашений "совершенствуется", пока не возникнет единая окончательная цена. Между точкой зрения, вовсе не допускающей существования отклонений, и точкой зрения, допускающей их существование единственно для того, чтобы в конце концов их элиминировать, не может быть большой разницы, если не сводить эту разницу к словам. И та и другая версии достаточно удовлетворительно изображают взаимодействие экономических сил на рынке, где существуют условия совершенной (и чистой) конкуренции.
Но факты реальной жизни остаются фактами; движения, направленные к равновесию, и колебания вокруг равновесия упрямо обнаруживают себя в ряде фактических цен, которые не могут подвергаться пересмотру, а являются, наоборот, окончательными. Рынки в реальной действительности более или менее несовершенны. Какое отношение существует между этой цепью фактических цен и ценой равновесия, и как сопоставлять товарные массы, реализуемые по колеблющимся ценам, с товарной массой, соответствующей условиям равновесия? Наивное умозаключение, гласящее, что фактическим результатам свойственно "стремиться" к равновесию, не имеет под собой оснований.
Колебания цен приводят к тому, что объем сбыта превышает, как правило, тот соответствующий состоянию равновесия объем, который предписывается кривыми спроса и предложения. Ибо те продавцы, которые при цене равновесия не могут позволить себе продавать, получают при всех ценах, превышающих цену равновесия, известную возможность сбывать свои товары, и нет оснований полагать, что эта возможность не используется некоторыми из них. Равным образом и те покупатели, которые при цене равновесия не в состоянии покупать, могут получить такую возможность, когда колебания влекут за собой падение цены ниже цены равновесия. Так как ни одна пара обычно выступающих на рынке покупателей и продавцов не может быть безоговорочно сброшена со счетов, то совокупный объем реализуемых товаров должен превышать тот объем, который уравнял бы спрос и предложение. Диаграмма поможет нам внести ясность в это рассуждение. Пусть цена равновесия будет равна ВР (рис. 4), и предположим, что фактические цены колеблются между АР' и СР". Продавцы товарной массы, выраженной отрезком ВС, моглиzбы совершать сделки по ценам, колеблющимся от ВР до АР', с кем-нибудь из покупателей, предъявляющих спрос на товарную массу, выраженную отрезком ОБ, скажем, с теми покупателями, которые в ином случае закупили бы OF. Аналогичным образом покупатели, предъявляющие спрос на товарную массу, равную ВС, могут попарно сгруппироваться с продавцами OF по ценам, колеблющимся от ВР до СР". Затем, попарно могут сгруппироваться покупатели и продавцы товарной массы FB - и совокупный объем сбыта будет равен ОС. ОС представляет собой максимум, ОВ - минимум, а фактический объем сбыта будет расположен где-то между этими двумя крайностями28. Отсюда следует, что средняя цена ВР, по которой эта товар масса (большая, чем ОВ, меньшая, чем ОС) фактически сбывается, превышает, как правило, цену, по которой она была бы продана на совершенном рынке. Эта масса больше ОВ и была бы продана по одной-единственной цене, предписываемой кривой D'. Наконец, если бы масса ОВ была продана по колеблющимся ценам, то это по тем же причинам принесло бы более высокую среднюю цену, чем цена ВР.
Мы хотели бы сделать еще одно замечание, относящееся к вопросу о значении спекулятивной деятельности как фактора, содействующего или препятствующего установлению цены равновесия. Дело порой изображается таким образом, что при слишком высокой цене спекулянты пускают в продажу свои товары или воздерживаются от своих покупок, вызывая тем самым падение цены и vice versa. Действия, базирующиеся на предвосхищении будущих цен, рассматриваются, таким образом, как фактор, способствующий более быстрому достижению и сохранению условий равновесия29
Хотя спекуляция действительно могла бы стабилизировать цены, пишущий эти строки никак не находит a priori какого-либо объяснения тому, почему она должна это делать или почему она должна приводить к установлению в конечном счете цены равновесия. Дело спекулянта - зарабатывать на колебаниях цен. Рассуждение о том, что спекуляция оказывает стабилизирующее влияние, покоится на молчаливо принимаемом допущении, будто единственные изменения, в которых заинтересован спекулянт, - это изменения, направленные в сторону цены равновесия. Предполагается, например, что при цене, стоящей ниже цены равновесия, спекулянт будет воздерживаться от продажи и будет покупать. Это будет способствовать повышению цены или прекращению ее падения. Когда цена равновесия будет достигнута, спекулянт снова начнет продавать и тем самым остановит дальнейшее повышение. Но если цена повышается, то почему, спрашивается, он должен начать продавать именно при этом конкретном уровне? Почему он не должен скорее увеличивать закупки или по меньшей мере воздерживаться от продажи и, поступая таким образом, усиливать повышательное движение? Иными словами, почему он должен пренебрегать возможностями извлечения прибыли, заложенными в отклонениях от цены равновесия?
И действительно, представляется более вероятным, что спекуляция будет вызывать более частые и более резкие колебания. Само наличие на рынке крупного числа торговцев, чьи покупки и продажи в последнем счете полагают друг друга, порождает причудливые сдвиги спроса и предложения в те моменты, когда все устремляются в одну сторону, а затем - в другую. Каждое колебание неизбежно усиливается тем, что спекулянты стремятся извлечь из него выгоду. Когда движение замедляется или задерживается, стремление спекулянтов к дальнейшей реализации своих прибылей и к подготовке почвы для новых прибылей может вызвать полную остановку этого движения и сообщить ему другое направление, после чего оно может опять набрать силу именно благодаря действиям самих спекулянтов30. Конечно, если бы каждый знал, какова цена равновесия, то никаких отклонений от нее не существовало бы - и это при условии, что на рынке действуют лишь коренные, "законные" торговцы. Не увеличение числа спекулянтов, а более совершенное знание, ведет к стабилизации цен.
Если положение о том, что спекуляция обостряет колебания, справедливо, то его можно привести в связь с предшествующим выводом относительно последствий колебаний цен. Спекуляция приводит к установлению цен более высоких, чем те, которые существовали бы при ее отсутствии.
--------------------------------------------------------------------------------

ПРИМЕЧАНИЯ
1 См. главу 4, 3-й раздел.
2 Под видом разбора теорий "совершенной" конкуренции, предполагающей наряду с прочими непременными условиями наличие большего числа продавцов и покупателей (при однородности продукции).
3 Marshall A. Principles, 8th ed. P. 345. В контексте эта формулировка относится у Маршалла к конкурентному рынку.
4 Я предполагаю, что условий, особо благоприятствующих монополии, не существует.
5 Согласно заранее сделанному предположению (лат.) - Прим. науч. ред.
6 Нельзя сказать, например, что кривая предложения монополиста есть AM, поскольку эта линия якобы означает, что товарная масса ОА выбрасывается на рынок безотносительно к уровню цены. Это не так. Она обусловлена ценой AQ и предлагается к продаже только по этой цене.
7 Если только, конечно, под объемами предложения и спроса не подразумевается фактически купленное и фактически проданное количество товара. В этом смысле они всегда совпадают, и закон предложения и спроса становится простым трюизмом. Если отбросить эту бессодержательную трактовку, то монопольная цена не имеет никакого отношения к закону предложения и спроса. Монополист волен установить по своему выбору либо а) свою цену, либо б) количество фактически сбываемых товаров, и эти две величины будут связаны друг с другом так, как это выражено кривой спроса на его продукт. Какую бы цену он ни избрал, количество купленного товара будет равно количеству проданного; и какое бы количество он ни избрал, количество это будет и куплено и продано; но и выбор цены и выбор товарной массы будут сделаны с тем расчетом, чтобы довести до максимума его прибыль, а не с тем расчетом, чтобы уравнять спрос и предложение.
8 Г-жа Робинсон упоминает многих авторов, которые независимо друг от друга и почти в одно и то же время "открыли" эту кривую. Ср. The Economics of Imperfect Competition. P. vi.
9 Отметим еще одно обстоятельство. Кривая предложения SS' представляет собой либо кривую средних издержек, либо кривую предельных издержек - в зависимости от того, рассматриваются ли ренты, связанные с ограниченностью производственных факторов (которые в нашем примере возникают по мере увеличения объема продукции), как издержки или нет. Если они не рассматриваются как издержки, то кривая Sy изображает предельные издержки. Так, например, суммарные издержки производства массы Об составляют OBPR, предельные издержки - ВР, а ренты - RPH, Но если рассматривать ренту как издержки, то кривая становится кривой средних издержек. Суммарные издержки производства товарной массы ОВ, включая ренты, равны ОВРН, и ВР есть средняя от этих издержек. (Кривая средних издержек, не включающая ренты, имела бы своим началом точку к и была бы расположена ниже SS'; кривая предельных издержек, включающая ренты, имела бы своим началом точку R и была бы расположена выше SS'. Это завершает картину.) Отметим теперь, что для монополиста ренты, возникающие в результате увеличения производства его собственного продукта, не являются издержками; они принадлежат, напротив, к суммам, которые он старается довести до максимума. Применительно к кривой SS', в том ее виде, как она изображена на нашем рисунке, это значит, что он старается максимально расширить площадь REQK, a не площадь CEQK. Но для конкурента ренты являются издержками, ровно ничем не отличающимися от любых других затрат, так как они навязываются ему конкуренцией других производителей и не подлежат его контролю. (Здесь и в дальнейшем под словом "конкурент" Чемберлин имеет в виду предпринимателя, действующего в условиях "чистой конкуренции". - Прим. науч. ред.). Одна и та же кривая SS' выступает как кривая предельных издержек при монополии и как кривая средних издержек при конкуренции. В свете этих соображений мы приходим к общему выводу, который может быть сформулирован следующим образом: в условиях монополии уровень равновесия определяется точкой пересечения кривых предельного дохода и предельных издержек; в условиях конкуренции он определяется точкой пересечения кривых среднего дохода и средних издержек. Каждая из этих точек пересечения представляет собой столь же истинное равновесие, сколь и другая, хотя уравнивание спроса и предложения имеет место только при конкурентном равновесии.
10 Проводимое Парето различие между образом действий, свойственным монополисту, с одной стороны, и участнику конкурентной борьбы - с другой (Manuel d'Economie Politique. P. 163 ff.), ведет к заблуждениям и не выражает сущности дела.
11 То есть продавцом, выступающим на чисто конкурентном рынке
12 Линии kt или md могут, с другой точки зрения, рассматриваться как отрезки кривой DD' (рис. 2, а), вычерченной в масштабе рис. 2, б и сдвинутой вниз от D к Р на расстояние 1000 оа.
13 10 тыс. единиц - это всего лишь среднее число.
14 Движение к равновесию можно с таким же успехом изобразить с помощью аналогичного рассуждения, в котором фигурировали бы покупатели как лица, стремящиеся получить максимальный выигрыш. Этот ход доказательств опущен из соображении краткости изложения. Следует заметить, что уже действий одних только продавцов (или действий одних только покупателей) совершенно достаточно.
15 Поэтому мы переменили буквенное обозначение SS' на СС' (рис. За, 36, Зв).
16 Более детально она рассматривается в Приложении В.
17 Кривые издержек и для долгих и для коротких периодов одинаково имеют U-образную форму, хотя и по совершенно различным причинам. Ср. Приложение В. Здесь, как и повсюду, имеется обычно в виду долговременная кривая. Но при правильном истолковании содержания U-образнои кривой наш метод анализа может быть легко приспособлен для решения проблем, относящихся к кратковременным периодам.
18 Современное учение западной политэкономии о "факторах производства" исходит из положений Ж. Б. Сэя о том, что национальный доход (равный стоимости совокупного общественного продукта) создается трудом, капиталом и землей. В число "факторов производства" современные экономисты включают предпринимательство, капитал, землю, наемный труд. Издержки производства состоят, согласно их взглядам, из суммарного дохода всех этих факторов; они же приравниваются к стоимости. - Прим. науч. ред.
19 См. Приложение В.
20 Казалось бы, что такого рода обстоятельства должны также выразиться в более низкой точке минимума. Но такая возможность исключена, так как добавочные прибыли образовали бы ренту, а рента эта, будучи вменена соответствующему фактору и капитализирована, снова подняла бы кривую вверх.
21 Средним издержкам, если рента включается в издержки, предельным издержкам, если рента исключается.
22 Ср. с. 47-49, где доказывается, что конкурирующий продавец действует точно так же, как и монополист
23 Эти кривые, так же как и ее', строятся всегда, как мы уже говорили раньше, на основе допущения, что используемые ресурсы наиболее эффективным образом приведены в соответствие с каждым конкретным объемом продукции. Если при объеме продукции ОБ (рис. За) организация всех производственных ресурсов не является совершенной с точки зрения производства этой товарной массы (что в обстановке нарушенного равновесия представляется весьма вероятным), то точка минимума кривых, подобных ее', не будет в точности равняться ВН. Но для решения занимающей нас сейчас задачи эти тонкости не имеют значения.
24 Процесс перестройки можно было бы показать иным путём, по аналогии с примером, приведённым ранее (глава 2, раздел 2), где при цене BQ фактическое предложение не возрастает с ОВ до О А, а снижается с более крупного объема, вызванного ценой BQ, до О А.
25 Более подробный разбор этого вопроса см. в моей статье "An Experimental Imperfect Market" (Journal of Political Economy. Vol. LVI. 1948. P. 95).
26 Ср. изложенное выше, глава 1.
27 Edgeworth F.Y. Papers Relating to Political Economy. Vol. II. P. 314. См. также его "Mathematical Psychics
28 Этот вывод явно затрагивает расширительное толкование кривой спроса, данное Маршаллом, т.е. утверждение, что по цене ВР будет не только приобретено ОВ единиц, но что при этом О А единиц будет приобретено по цене АР' и сверх того АВ единиц - по цене ВР (так что общая сумма, уплачиваемая за товарную массу ОВ, выходит за пределы площади ОВРЕ) и т.д. В литературе уже указывалось, что кривую спроса нельзя интерпретировать подобным образом, и это служит фундаментальным возражением против представления о "прибыли, получаемой за счет потребителей" (ср. соображения А.А. Юнга, изложенные в книге Ely. Ouhlines of Economics, 5th ed. P. 180). Вообще говоря, если покупатели намерены приобрести ОВ единиц, причем всю эту массу по цене ВР, то в случае, если им пришлось уплатить за часть покупаемой массы цену, более высокую, чем ВР (скажем, АР'), они обнаружат намерение приобрести несколько меньше, чем ОВ. Могло бы казаться поэтому, что колебаниям цен свойственно не увеличивать объем сбыта (как мы утверждали выше), а, напротив, сокращать его. Но надо иметь в виду, что колебание цены находит свое выражение не только в том, что она может быть выше ВР, но и в том, что она может быть ниже ВР - а для последнего случая применимо противоположное суждение. Если бы у покупателей имелась готовность приобрести ОВ единиц - причем все по цене ВР, - то в случае, если бы они могли уплатить за часть всей покупаемой массы единиц цену, меньшую, чем ВР (скажем, СР"), они проявили бы желание купить массу товаров, несколько большую, чем ОВ. Эти две тенденции будут приблизительно уравновешивать друг друга. Представляется поэтому, что если полученный выше вывод и нуждается по этой линии в ограничении, то только в незначительном. (Аналогичные соображения были бы применимы и к кривой предложения.)
ВР представляет собой среднюю цену только в том случае, разумеется, если продажи по более высокой и более низкой цене одинаково многочисленны - и, как правило, дело будет обстоять именно так. Казалось бы, что из кривой спроса вытекает, что объем продаж по цене, не достигающей ВР, должен быть больше объема продаж по Цене, превышающей ВР; но не следует, однако, забывать при этом трудность нахождения продавцов, показываемую кривой предложения. Подобно этому рост предложения при ценах, превышающих ВР, парализуется трудностью нахождения покупателей. Средняя цена отличалась бы от ВР только в том случае, если одна из вступаю-uwx в сделки сторон была бы более "сильной" или лучше информированной, чем другая, а если говорить вообще, то нет никаких оснований принимать в качестве презумпции, что одна какая-либо сторона сильнее другой.
29 Ср. описание хлебного рынка, данное Маршаллом (Marshall A. Principles. 8th ed. P. 332).
30 Мы отвлекаемся здесь от таких дополнительных факторов, как деятельность пулов и те особые приемы, с помощью которых профессиональные спекулянты вызывают изменения цен
31 Мы отвлекаемся здесь от таких дополнительных факторов, как деятельность пулов и те особые приемы, с помощью которых профессиональные спекулянты вызывают изменения цен

Новые статьи на library.by:
ЭКОНОМИКА:
Комментируем публикацию: Эдвард Хастингс Чемберлин - КОНКУРЕНЦИЯ И МОНОПОЛИЯ - В УСЛОВИЯХ РЫНОЧНОЙ И ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ - Глава II.СТОИМОСТЬ В УСЛОВИЯХ ЧИСТОЙ КОНКУРЕНЦИИ

()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЭКОНОМИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.