публикация №1149630062, версия для печати

СПОР СЛОНА С ДРАКОНОМ. Кто станет главной сверхдержавой будущего – Индия или Китай?


Дата публикации: 07 июня 2006
Автор: M&K
Публикатор: Тихомиров Александр Валентинович
Рубрика: ЭКОНОМИКА МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА
Источник: (c) http://portalus.ru


Опубликовано: газета «Коммерсантъ», №100. 6.06.2006 г. сайт – www.kommersant.ru

ДВЕ СВЕРХДЕРЖАВЫ
Китай и Индия, Индия и Китай. Два этих слова не сходят со страниц мировой деловой прессы. Здесь они мелькают чаще, чем терроризм и глобализация. Они – символ времени. Как будут развиваться экономические системы двух стран – один из главных вопросов мировой геополитики.
В этом нет ничего удивительного. В сумме в Индии и Китае проживает 37% населения Земли. По оценкам Pricewaterhouse Coopers, сегодня индийская экономика составляет 30% от американской (исходя из объемов ВВП по паритету покупательной способности), а китайская – 76% от американской. Аналитики компании прогнозируют, что к середине XXI века индийская экономика сравняется с экономикой США, а китайская превзойдет ее на 43%. Для сравнения: российская экономика сегодня составляет 12% от американской, а к 2050 году подрастет до 14% от нее. Очевидно, что экономическая мощь, помноженная на гигантское население Индии и Китая, приведет к решительному усилению их политического влияния. Уже сейчас Китай стремительно расширяет зону своего присутствия во всем мире. В то же время США стремятся сделать Индию своим геополитическим союзником в Азии и противовесом Поднебесной.

ФАБРИКА И ОФШОР
На первый взгляд «индийский слон» явно отстает в экономической гонке от «китайского дракона». Подушевой ВВП в Индии составляет около $700 против $1700 в КНР, а темпы роста последние годы колебались в районе 6%, в то время как в Китае составляли около 10%. В Индии плохо развиты инфраструктура и промышленность, много бюрократических барьеров для бизнеса. Например, по оценкам Всемирного банка, чтобы открыть собственное дело, здесь потребуется 71 день, а в Китае – лишь 48. Впрочем, у Индии есть преимущества – сравнительно развитые финансовый рынок и банковская система, демократический строй.
Впрочем, основной недостаток Индии – не слишком развитая промышленность – может оказаться преимуществом. В Поднебесной 53% ВВП приходится на промышленность и 32% на сектор услуг, а в Индии – лишь 22% на промышленность и 66% на услуги, сообщает Deutsche Bank. Именно поэтому за Китаем закрепился образ «мировой фабрики», а за Индией – имидж перспективного офшора в сфере информационных технологий (ИТ). Поскольку будущее мировой экономики больше связывают с сектором услуг, нежели с промышленностью, перед Индией открываются огромные возможности.
Главный экономист Morgan Stanley Стивен Роуч отмечает, что распространение интернета открыло новые возможности – прежде неторгуемые на внешних рынках услуги стали торгуемыми. Идея Роуча подтверждается результатами опроса инвесторов, проведенного A.T.Kearney. Крупные международные компании планируют 24% своих инвестиций в Индию направить на создание контакт-центров – предприятий по обработке телефонных и интернет-запросов клиентов. Среди инвестиций в КНР лишь 5% пойдет на создание контакт-центров. По оценкам журнала The Economist, уже сейчас на долю Индии приходится две трети мирового рынка офшорных ИТ-услуг и половина рынка аутсорсинга бизнес-процессов. Одна из главных причин этого рывка – язык. Индия – страна самой дешевой англоговорящей рабочей силы.

СИЛЬНЫЕ И СЛАБЫЕ СТОРОНЫ
Для успешной работы индийской модели экономики нужно сравнительно небольшое количество достаточно квалифицированных кадров. Индийские «белые воротнички» стали основой среднего класса, обеспечивающего рост внутреннего потребления. Индийский ВВП на 61% сформирован за счет личного потребления, а китайский – лишь на 40%. Национальный совет по прикладным экономическим исследованиям Индии уже в середине 1990-х относил 1% населения к группе «очень богатых», а еще 17% – к «потребляющему классу».
Для китайской промышленной модели, наоборот, необходимо много дешевых низкоквалифицированных рабочих. И среднего класса здесь почти нет. По максимальным оценкам McKinsey Global Institute, в 1995 году к этой группе можно было отнести не более 7,1% китайцев. К тому же в ходе построения государственного капитализма жители КНР часто оказывались без работы, а потому привыкли не столько тратить деньги, сколько копить. В результате Китай рос не за счет внутреннего потребления, а за счет иностранных инвестиций и экспорта. По данным Deutsche Bank, китайский экспорт вырос за 15 лет с 16% до 35% ВВП, а индийский – с 5% до 12% ВВП. Объем прямых иностранных инвестиций в Китай в 2005 году составил около $60 млрд, а в Индию – $7,5 млрд.
В Китае коррупция, авторитарный строй, слабые финансовые рынки и банковская система компенсируются хорошо развитой инфраструктурой и промышленностью. Население здесь более однородно по этническому и религиозному составу. Нет столь опасных и агрессивных соседей, как Пакистан у Индии. Все эти факторы подталкивают аналитиков отдать пальму первенства Китаю. Сторонников китайской модели не пугает даже то, что власти не дают развиваться свободному предпринимательству и чрезмерно вмешиваются в экономику. «На эффективном рынке частный сектор распределяет инвестиции лучше, чем государственный. Но Китай – не эффективный рынок, а у Индии относительно небольшое количество источников инвестиций» – так директор китайского отделения McKinsey Джонатан Вотцель обосновывает необходимость вмешательства государства в развивающиеся экономики.

МЕТОДОМ КОПИРОВАНИЯ
Самый интересный момент в экономическом соревновании «слона» и «дракона» наступает сейчас. Страны подошли к пределам роста в рамках старых моделей – «ИТ-офшора» и «мировой фабрики». Власти вынуждены искать новые способы для поддержания высоких темпов экономического роста. Пекин и Дели начали копировать экономическую политику друг друга.
Экспортно ориентированный рост Китая сталкивается с растущим сопротивлением его торговых партнеров, которые вводят ввозные пошлины на китайские товары и принуждают ревальвировать юань. Пекин в ответ заявляет о стремлении переориентировать экономику на рост за счет внутреннего потребления и экспорта высокотехнологичной продукции.
Тем временем Дели меняет законодательство, чтобы привлечь зарубежные инвестиции. В этом году власти разрешили иностранцам владеть при определенных ограничениях контрольным пакетом предприятий розничной торговли. В результате страна за два года переместилась в рейтинге привлекательности для иностранных инвесторов A.T.Kearney с 6-го на 2-е место. И в 2005/06 финансовом году, завершившемся 31 марта, темпы роста индийского ВВП ускорились до 8,4% (при 7,5% годом раньше). А в январе–марте достигли 9,3%, то есть вплотную приблизились к китайским показателям (около 10%).
На повестке дня остается единственный вопрос: если «слон» и «дракон» поделят между собой мировое производство услуг и товаров, что останется остальным?

Опубликовано 07 июня 2006 года


Главное изображение:

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): Китай, Индия, мировая экономика, конкуренция



Полная версия публикации №1149630062 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY ЭКОНОМИКА СПОР СЛОНА С ДРАКОНОМ. Кто станет главной сверхдержавой будущего – Индия или Китай?

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network