В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.

Публикации на разные темы ("без рубрики").

NEW РАЗНОЕ

Все свежие публикации

Меню для авторов

РАЗНОЕ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2020-04-22
Источник: Вопросы истории, № 2, Февраль 2011, C. 3-31

III. Борьба за созыв общепартийной конференции. 1910 - 1911 гг.

 

Документы NN 46 - 80.

 

46. Статья Л. Д. Троцкого в "Форвертс" (Перевод)

 

[28 августа 1910 года]

 

Русская социал-демократия *' (от нашего русского корреспондента)

 

После небывалого подъема 1905 - 1906 гг. российское рабочее движение пришло в упадок, что дало отчетливо себя почувствовать во всех сферах классовой борьбы. В первую очередь признаки упадка проявила политическая организация. В середине 1907 г., когда волна движения уже значительно спала, РСДРП еще нашла в себе достаточно силы, чтобы созвать партийный съезд, на котором присутствовало 300 делегатов, представлявших около 150 тыс. рабочих*. Но в последующие три года партия уже больше не была в состоянии собрать партийный съезд. В 1908 г. имела место более узкая партийная конференция, и ЦК партии стал собираться все реже и реже. На своем последнем пленуме ЦК принял постановление о созыве в течение ближайших месяцев общепартийной конференции, но партийный аппарат слишком слаб для этого: за истекшие с тех пор шесть месяцев эту конференцию ему подготовить не удалось. Связь между отдельными местными социал-демократическими группами порвана, даже в более крупных городах комитеты очень слабы, подпольная агитационная литература выходит нерегулярно и в весьма ограниченном количестве.

 

В 1907 г. казалось, что отныне вся энергия пролетариата направится в сторону профессиональных организаций. И действительно, профессиональные союзы, вызванные к жизни бурей 1905 г., стали расти с лихорадочной быстротой; образовались районные профессиональные объединения, профессиональная печать расцвела. В начале 1907 г. насчитывалось 652 местных профессиональных союза с общим числом членов в 246 272 человека. Но и тут вскоре стал замечаться упадок движения. Суровый кризис, длящийся уже десять лет, ослабил профессиональные союзы, усилил объединения предпринимателей, а администрация наносит рабочим удар за ударом. Не вдава-

 

 

Продолжение. Начало см.: Вопросы истории, 2010, NN 6, 7, 9 - 12; 2011, N 1.

 
стр. 3

 

ясь в подробности, отметим лишь, что в 1908 г. правительством было распущено вдвое большее количество профессиональных союзов, чем за это время было образовано новых. В 1908 г. оставалось только 300 профессиональных союзов, объединявших 130 тыс. членов, а в 1909 г. их было уже менее 200 с общим числом членов в 37 тыс. человек. Приблизительно такое же число рабочих, а возможно и меньше, объединено в профессиональные союзы в настоящее время.

 

Подобно тому, как профессиональные союзы появляются как бы на смену партии, рабочие потребительные объединения возникают как смена профессиональным союзам. На протяжении 1908 г. повсюду были основаны потребительные товарищества, росшие как грибы после дождя. Но уже в следующем году большинство из них потерпели крушение, отчасти из-за полнейшей безработицы и ужасающей нужды, господствующей среди их членов, отчасти вследствие неопытности и беспомощности руководящего персонала, отчасти, наконец, в результате массовых полицейских преследований. Только небольшое число этих Гольдман-товариществ1 продержалось до настоящего времени.

 

Эта общая картина увеличивающейся слабости классовой борьбы в послереволюционный период ярче всего отражается в цифрах официальной статистики стачек, и потому мы считаем целесообразным привести здесь некоторые из них:

 

Экономические и политические стачки *3

 

Годы

Число стачек

Число участников

1895 - 1904

176

43 125

1905

13110

2 709 695*

1906

6 114

1 108 406

1907

3 573

740 074

19.08

892

176 101

1909

340

64 000

 
 
 
 
 

Цифры эти неполны, ибо они охватывают только промышленные предприятия, подведомственные фабричной инспекции, но в них вполне отчетливо отражается общая тенденция.

 

Понижение активности масс, являющееся следствием огромного напряжения энергии в 1905 г., ужасающего кровопускания, сопровождавшего контрреволюцию, и нескончаемого кризиса, отозвалось роковым образом на внутренней жизни партии. Чем больше партия отрывалась от рабочих масс и замыкалась в самой себе, чем слабее она становилась вследствие бегства из нее социалистической интеллигенции и в результате полицейских репрессий, тем напряженнее делалась борьба внутри партии и тем глубже становился раскол между фракциями и группами.

 

В 1905 - 1906 гг. большевики и меньшевики под давлением низов объединили свои дотоле обособленные организации. Но уже в 1907 г., при формально сохранявшемся единстве партии, большевики, вновь получившие на Лондонском съезде большинство, образовали внутри партии свою собственную организацию с особым тайным центром, тайными денежными средствами и собственными правилами, освобождавшими их от необходимости подчиняться предписаниям партийного руководства.

 

Однако новые формы и задачи рабочего движения - парламентаризм, профессиональные союзы, потребительные общества - очень быстро под-

 
стр. 4

 

вергают проверке формальный и крайний радикализм большевиков - радикализм, больше имеющий в виду непосредственное заострение всякого политического антагонизма, чем расширение его социальной базы. Основоположник тактики бойкота Думы, теоретик партизанщины, экспроприаций и т.п., лидер большевиков Ленин проделал довольно быструю эволюцию в сторону "признания" парламентаризма и использования легальных возможностей.

 

Большинство его фракции не последовало за ним, и в результате большевики раскололись на три группы: приверженцы Ленина, потерявшие в значительной степени свой прежний духовный облик, но не освободившиеся от своей фракционной непримиримости; отзовисты, требующие отзыва фракции из Думы, и ультиматисты, занимающие промежуточную позицию. Ленин имеет в настоящее время большинство в центральном органе "Социал-демократ", который он ведет в узкофракционном духе. Ультиматисты группируются вокруг выходящего за границей журнала "Вперед". Отзовисты своего собственного органа не имеют.

 

Сходный процесс размежевания произошел в последние два года и у меньшевиков. На правом фланге собрались так называемые легалисты и ликвидаторы, которые плывут с потоком контрреволюции и отрицают вообще всякую необходимость организованной партии. У них имеется два легальных органа печати: "Наша заря" в Петербурге и "Возрождение"2 в Москве. На левом фланге образовалась под руководством Плеханова группа меньшевиков-"партийцев", которые объединились с Лениным в борьбе против ликвидаторов; и главные представители меньшевизма: Мартов, Аксельрод, Мартынов, Дан, которые не занимают никакой определенной позиции в данном вопросе, их заграничный орган - "Голос социал-демократа".

 

Никогда еще русские эмигранты, играющие в нашей партии несоразмерно большую роль, не были так чужды интересам и потребностям русского рабочего движения, как именно теперь. Фактические политические разногласия притупились и смягчились, полемика приобрела чисто схоластический характер, и на развалинах прежних больших фракций их отдельные части стремятся организоваться в самостоятельные течения. И все же, когда на последнем пленуме ЦК в январе этого года представители всех этих групп подошли вплотную к решению вопроса: "Что делать?", они пришли к единодушному заключению: объединить деятельность легальных и нелегальных рабочих организаций, ввести в рамки общей агитаторской партийной деятельности выступления думской фракции и созвать за границей конференцию социал-демократов, активных в нелегальной партии и в открытых рабочих организациях, дабы вызвать этим путем действительное возрождение партии. Эти решения, не положившие, к сожалению, конец междоусобицам заграничных эмигрантских групп, собственно только формулировали тот метод, по которому медленно, болезненно и с перерывами идет процесс воссоздания партийной организации.

 

Этот процесс действительно происходит, надо только уметь его различить. И если в первой части нашей статьи мы пытались дать картину упадка революционной энергии пролетариата и вырождения прежних партийных течений, то теперь нам остается наметить элементы подъема и роста партии.

 

На опыте революции и контрреволюции вырос руководимый и воспитанный партией социал-демократический рабочий авангард. Он животворно действует на отдельные разрозненные части партии, ведет агитацию, издает листки и составляет ядро профессиональных союзов, культурно-просветительных объединений и потребительных товариществ. В 1907 г., жаловался в Думе шеф жандармов Курлов*4 3, из 47 963 зарегистрированных членов профессиональных союзов 16 045 были социал-демократы, а в 1909 г.

 
стр. 5

 

из 27619 членов их было 13 475! Это небольшое число социал-демократов составляет прочную основу движения. Они используют всякую трещину в режиме, их представители тесным строем выступают на всех буржуазных съездах: филантропов, врачей, феминистов и феминисток, всегда и везде провозглашая принципы социализма.

 

Выходящая в Вене при поддержке ЦК рабочая газета "Правда", с самого начала держащаяся в стороне от всякой фракционной полемики, опираясь на планомерную политическую агитацию этой пролетарской элиты, свободной от всех сектантских предубеждений, ставит себе задачей облегчить обновление партии на более здоровой, пролетарской основе. Мы имеем думскую фракцию в 15 членов. Выбранная при самых ужасных условиях, на основании позорнейшего избирательного закона, она мужественно поднимает среди непроницаемого мрака столыпинской Думы голос протеста против жестокостей торжествующей реакции. Все больше и больше привлекает к себе фракция политическое внимание передовых рабочих. Профессиональные союзы делают все возможное, чтобы вступить в связь с думской фракцией. Профессиональная печать, несмотря на нависший над ней полицейский меч, ведется в радикальном социал-демократическом духе, она печатает наиболее значительные выступления наших депутатов, дает критическое освещение работникам потребительных товариществ и культурно-просветительных организаций, внося таким образом возможно большее единство во все сферы бытия и борьбы пролетариата.

 

Таковы элементы развития и возрождения партии. Если мы сравним наше теперешнее положение с тем, которое наступило во Франции после поражения Коммуны, когда социализм на многие годы исчез с лица земли, то увидим, насколько мы теперь богаче и сильнее. А когда начавшееся экономическое оживление, прерванное в настоящее время страшной холерной эпидемией, развернется в действительный промышленный подъем, это быстро усилит профессиональные союзы, поднимет самосознание рабочих и тем самым укрепит нашу партийную организацию, которая навсегда очистится от пережитков интеллигентского сектантства. Мы можем с полной уверенностью обещать Интернационалу, что ко времени следующего конгресса мы будем намного сильнее, чем теперь.

 

46а. П. Б. Аксельрод - Луизе Каутской* (Перевод)

 

Кларанс*, 10 сентября 1910 года

 

Дорогая Луиза,

 

Сердечная благодарность за Ваше письмо, и особенно за сообщения о состоянии здоровья Карла. Он обязательно должен, по крайней мере в течение нескольких недель, следовать режиму, предписанному врачами, для того, чтобы его острое состояние не перешло в хроническое*. Было бы непростительно, если бы он поехал в Магдебург*. ...* и так будут поколочены, а что касается спора с Розой (или Розой-Тышко), то ведь и Форштанд4, и другие руководящие круги заинтересованы в его разрешении. А затем, как вы совершенно правильно говорите, эта борьба все же должна быть доведена до конца с помощью пера.

 

Если бы Вы только знали, какое у вас в партии царит счастливое положение, которое дает возможность улаживать партийные разногласия в печати или на партийных съездах, или же договориться на определенном исходе. Можно, конечно, понять, что выступление Люксембург оказало отрицательное влияние на Карла даже в отношении его здоровья. Но, по сравнению с поведением наших большевиков по отношению к нам, выступление Люксембург, по своим существенным мотивам, и даже по форме, все же являет-

 
стр. 6

 

ся, так сказать, "идеальным". Наше несчастье в том и состоит, что в нашей партии чисто личные мотивы играют господствующую роль и определяют внутренние отношения в гораздо большей степени, чем мотивы существенные, принципиальные или хотя бы даже тактические. Вокруг Ленина группируются - по разным причинам - весьма ...* элементы, и подобные же разнородные элементы имеются и среди тех, кто либо сами именуют себя меньшевиками, либо обозначаются как таковые нашими противниками.

 

Впрочем, не хочется сейчас больше говорить на эту неприятную тему, по существу и с большей убедительностью это можно сделать только в устной беседе. Я и думал прошлой зимой перебраться в Берлин, чтобы быть в непосредственном общении с Карлом. Но мысль о предубежденности, которую Роза и некоторые польские и русские интриганы и путаные головы создали у Карла против нашей группы, удержала меня. Когда разгорелся спор между Розой и Карлом, я хотел тотчас же написать Карлу подробное письмо, чтобы разоблачить ее маневры в вопросе о русской революции. И опять я удержался, когда вспомнил о недопустимом с принципиальной точки зрения и вредном для партии отношении со стороны наших ближайших немецких товарищей к борющимся элементам в нашей партии.

 

Вы думаете, что Роза не станет оспаривать "авторитет" Мартова. Вы ошибаетесь, мой друг. Карл является гораздо большим авторитетом, авторитетом интернациональным; тем менее она будет считаться с Мартовым.

 

Ну, довольно на сегодня.

 

Я остаюсь еще некоторое время в Кларансе. Буду очень рад, если время от времени буду получать несколько строк от Вас и Карла. Вы можете мне писать на адрес Маслова, а также - Крет, Кларанс, Швейцария.

 

Сердечные приветы Вам и вашим мальчикам. Само собой разумеется, и Карлу.

 

Дружески, Ваш Павел

 

47. Ю. О. Мартов - А. Н. Потресову5

 

20 сентября [1910 года]

 

Дорогой Александр Николаевич! Досадно очень, что не пришлось с Вами на сей раз повидаться. Но очень уж Вы метеором пролетели по Западу *5.

 

...Что же в Питере нового нашли? Плохо, что "[Наша] заря" не пускает корней. Нелепо дробление сил: в Москве "Жизнь"*6, а в Киеве возникает такой же журнальчик с Паниным6, Дижуром7 и другими*7. В конце концов все прогорят. Что вы думаете о наших с П. П. [Масловым] идиллических мечтаниях о новых "многотомниках"? Есть ли шансы найти издателя?*8

 

Наши здешние дела плохи из рук вон. Заграничную массу все больше - с опозданием - захватывает апатия, в которой еще пребывают русские интеллигентские массы, и помощь от нее становится все меньше. Сумеем ли мы еще выйти в "absehbare Zukunft" [предвидимом будущем] - неизвестно.

 

Пока работаю для "Мира"*9. Кончив, возьмусь за статью для третьего тома*10. Лето все - кроме поездки в Копенгаген - провел в Париже, чувствую себя неважно.

 

На конгрессе убедился, что влияние кружка [Р.] Люксембург*11 (за которым все еще плетется [Клара] Цеткин*12) сильно упало; она почти изолирована у немцев. Каутский вовсе порвал с ней отношения, даже личные, и сильно на нее озлоблен. Мою статью, появившуюся перед Магдебургом8 и направленную против Люксембург, принял с каким-то злорадством и даже одобрил ее с несколько неловкой поспешностью человека, вчера еще склонного более чем подозрительно относиться ко всему, что от нас исходит.

 
стр. 7

 

А "ликвидаторство" Володи [В. О. Левицкий] и Ваше принято под покровительство Изгоевым!*13 Видно, не миновать полдюжины большевистских и плехановских статей, в которых этот факт будет комментироваться! Все это, конечно, пустяки. А безынициативность и неумение организоваться, проявляемые "ликвидаторами", нам, несомненно, вредят, и немало.

 

Рассказывал нам П. П. [Маслов] о проекте газеты с Иорданским и Бончем! Очевидно, без воскрешения Бонча не может обойтись ни одно примирение Плеханова с Лениным*14.

 

Здесь, в Париже, я сейчас остаюсь один. Дан в Аркашоне и останется еще с месяц. Мартынов побыл здесь две недели и едет в Цюрих, где зароется на зиму. Все труднее становится сохранять даже физические условия, необходимые для того, чтобы коллектив*15 не распадался.

 

В "Нашу зарю" я послал рукопись некоего Климова [И. Л. Эренбурга] (о кооперации на Копенгагенском конгрессе)*16. Парень молодой, подающий надежды. Раньше посылалась Даном статья Степана Голубя9, много шумящего здесь рабочего*17. Если в ней есть какие-нибудь достоинства, советую ее поместить, это поднимет несколько спрос на "Нашу зарю" в заграничных колониях, где рабочие теперь преобладают.

 

Жму руку. Привет Е. Н. [Потресовой].

 

Ю. Ц[едербаум]

 

48. А. Н. Потресов - Ю. О. Мартову

 

23 (10) октября 1910 года

 

...На днях вылезает "Наша заря". Положение ее (финансовое) настолько трудное, что можно только удивляться, как она еще существует. А между тем обстоятельства складываются так, что существовать ей необходимо. С одной стороны, московский журнальчик ["Жизнь"] приказал долго жить, а с другой, в Петербурге, по-видимому, осуществится еженедельник Бонча и Иорданского ["Звезда"]10. Сомневаюсь, впрочем, чтобы он продержался, так как по замыслу его творцов он должен быть антиликвидаторским, ну а такой характер его не подойдет под настроение фракции, помимо всего прочего обслуживаемой исключительно "ликвидаторами": едва ли при таких условиях она захочет и сможет с ними рвать. Как бы там ни было, придется занять боевую позицию, и, насколько я замечаю, наша публика наконец-то начинает как будто подтягиваться. Во всех смыслах замечается стремление к консолидации. Прогресс по сравнению с прошлым годом несомненный. Есть также и прогресс в смысле сближения с профессиональным движением*18. В этом номере идет статья Смирнова с полемическими выпадами против Плеханова*19; я написал об Изгоеве*20; хотел в том же номере написать о Плеханове, но отложил до следующего... Ортодокс, по моему совету, пишет статью по поводу статьи Левицкого*21. Сначала она заявила о своем выходе, но теперь взяла его назад и мирно дискутирует легальные и иные возможности. Но время от времени она получает послания от Плеханова и теряет при этом равновесие... Характерная у нас имеется статья одного увриера [рабочего (фр.)] о ликвидаторстве в защиту его. Вы его должны помнить по 1907 году. Так вот, статья его привела меня в ужас по своему тону по отношению к партии и по своему настроению. К сожалению, автора в Петербурге нет, и приходится с ним списываться. Если он не захочет сделать крупных поправок в статье, придется ее разругать... Но, повторяю, озлобление, сказывающееся в статье, меня поразило*22.

 

Ну, будьте здоровы.

 

Ваш А. Потресов

 
стр. 8

 

49. Ю. О. Мартов - А. Н. Потресову

 

3 ноября 1910 года

 

...Об еженедельнике Бонча-Иорданского мы слышали. Были даже смущены якобы не полученным здесь письмом, в котором-де сообщалось, что фракция признает этот орган. Приняли кое-какие меры (официальным путем), чтобы помешать превращению органа в официальный орган борьбы с ликвидаторством *23. Я почему-то не получил последней книжки "Современного мира", почему не прочел статьи Иорданского, в которой он, как видно, сдает экзамен на звание редактора официоза *24. Вероятно, мне придется его атаковать здесь.

 

В общем, положение "партийцев" здесь, в заграничной среде, с началом нового сезона определилось как довольно шаткое. От Плеханова стали отпадать сторонники, приобретенные им в прошлом году (из "рядовых"; из "офицеров" он никого не завоевал). Его собственные выступления стали зато все более ожесточенными, его союз с Лениным - очень тесным*25. Плеханов уже открыто говорит о том, что в случае надобности "партия" сама устроит раскол, не считаясь с уставными и т.п. нормами, чтобы только отрезать зараженные члены. То же более конфиденциально сообщает Ленин. Но бодрого настроения нет и у последнего и его сторонников, число которых в России явно тает.

 

Газета для них изрядное подспорье. Не понимаю все-таки, почему при наличности 1000 рублей у фракции, меньшевики не смогли поставить этот еженедельник вместе с ней, сколотив еще тысячу, которой, по уверению инициаторов, предполагается удовлетвориться для данного еженедельника? *26 Некоторый поворот в настроении обывателей, который можно уловить, позволяет думать, что левая газета могла бы иметь успех.

 

Читали ли Вы мою статью против Люксембург в "Neue Zeit"? Теперь мне глупо возражает на нее Карский*27 [Мархлевский] там же. Придется возражать.

 

Статья Володи [В. О. Левицкого], смутившая Люб[овь] Исак[овну] [Ортодокс], совсем неудачна. Нельзя выбирать темой статьи доказательство того, что в истории всего чаще дело происходило путем разрыва организационной преемственности. Это то же самое, как оправдывать тактику 1905 года ссылкой на то, что рабочие всегда приходили к социал-демократической тактике через разбитые иллюзии и через побежденные стихийные движения. Разрыв организационной преемственности обыкновенно (если между "официальной" смертью старого и нарождением нового не было промежутка) является своего рода coup d'etat [переворот]. Когда coup d'etat удался, стоит писать о том, что coup d'etat иногда необходим. Но писать это тогда, когда о перевороте практически не думают, и бестактно и неловко*28.

 

По прессе совсем уже нельзя теперь уловить, в какую сторону движутся умственные интересы публики. Мне сдается, что сейчас еще идет полоса полного безразличия, но что за ней можно ожидать опять полосы "чистой политики", сначала в форме вульгарного увлечения либерализмом. Похороны Муромцева*29 как будто говорят за это.

 

Не знаю, успею ли я для следующего номера "Нашей зари" прислать заметку о французских делах. А хотелось бы. Здесь несомненно происходит перелом в общественной жизни и складываются благоприятные условия для "выпрямления" здешней партии и здешнего движения. Социалисты говорят, что если политика "ежовых рукавиц"11 доведет до роспуска Палаты (что возможно), то они завоюют 150 мест. И это не невозможно*30.

 
стр. 9

 

Павел Борисович [Аксельрод], который сейчас в Цюрихе, воспрянул духом: прочел в Женеве с большим успехом три лекции об "антиликвидаторстве" и об эволюции социал-демократии в России вообще"31.

 

Павел Борисович, может быть, тоже будет жить в Цюрихе.

 

Жму руку. Привет Ек. Ник. [Потресовой].

 

Ю. Ц[едербаум]

 

50. А. Н. Потресов - Ю. О. Мартову

 

13 ноября (31 октября) 1910 года

 

...С газетой ["Звезда"] здесь идет какая-то бесконечная канитель. Сначала, было, говорили о ней как о деле решенном, но теперь опять, по-видимому, появились какие-то затруднения. От меньшевиков, которые, к слову сказать, теперь ее усердно обслуживают, фракция в пункте газеты конспирирует и уклоняется от разговоров31а. В общем, получилась изрядная чепуха*32. Статью Иорданского Вы, надеюсь, прочли уже. Это отвратительная, гнуснейшая инсинуация. Я хочу на нее реагировать самым резким образом. В следующей книжке "Нашей зари" будет моя статья, посвященная Плеханову*33, в которой хочу ответить на все обвинения и, в свою очередь, отметить плехановский рецидив бланкизма, а затем дам некое послесловие к статье, направленное против Иорданского и дающее характеристику "Современного мира" как типичного героя эпохи упадка (я, разумеется, резко отделю сотрудников от руководителя "Современного мира"). Вы пишете, что предполагаете атаковать Иорданского. Хорошо бы было, если б Вы атаковали его не только у себя, но и в "Нашей заре". Иорданский и так распускает слухи о раздорах между Вами (и заграничниками вообще) и нашей здешней публикой (в частности мной). Между тем я уверен, что в дальнейшем - как бы мы различно ни оценивали в прошлом отдельные шаги в отношении к официальной организации - наши разногласия пойдут на убыль. Мы к этому будем вынуждены общим натиском на нас наших врагов. Как я уже Вам писал, некоторая консолидация у нас замечается. Происходит сближение и с москвичами. Досадно очень, что нельзя сейчас переговорить лично с Вами, Ф. И. [Даном] и т.д... Я не понял, о какой статье Володи [Левицкого] Вы пишете: о той ли, которая была напечатана в "Нашей заре", или о той, которая была коллегией "Нашей зари" не принята и пошла в "Возрождение"? Судя по всему, о последней. Но не она вызвала неудовольствие Ортодокс. Кстати, сия последняя, попав между двух огней, избрала себе благую часть12 -положение беспартийное, внефракционное. Не знаю, удержится ли она на нем. Пока же что заявляет, что готова писать у нас, так же, как и у большевиков, в антиликвидаторской газете.

 

Вашу статью против Люксембург прочел и одобрил. Напрасно только Вы даете ей тот аванс, что в одном месте как бы признаете фактическую верность ее изложения нашей революции.

 

А затем повторяю еще раз: если б Вы нам дали статью против Иорданского (это не значило бы, что Вы этим солидаризируетесь с "Нашей зарей" и ее отдельными статьями), то это имело бы большое значение. Убедительно советую Вам об этом подумать.

 

Третьего дня здесь был отчаянный скандал в "Литературке" на почве споров о съезде писателей и выбранном им суде "чести"*34. Незавидную роль в этом скандале играли Иорданский, Бонч, Вейдемюллер*35 и т.д. Можно сказать, трепали и волочили в грязи имя социал-демократии.

 
стр. 10

 

51. Венский социал-демократический клуб о созыве конференции*36

 

Резолюция, принятая на общем собрании партийного социал-демократического клуба в Вене

 

26 ноября 1910 года

 

Обсудив "Обращение" к рабочим от редакции новой "Рабочей газеты" в Париже и N 1 этой газеты *37, собрание партийного социал-демократического клуба в Вене пришло к следующим выводам.

 

Совершенно правильно говорит "Обращение", что "состав партийных руководителей на местах коренным образом изменился", что "вся работа переходит в руки рабочих" и что из этого факта "наша партия обязана сделать ряд практических выводов", в том числе и вывод о необходимости для партии рабочей газеты.

 

Но наряду с этим собрание констатирует, что такого рода выводы были уже сделаны всей партией в свое время; что именно эти выводы легли в основу создания рабочей газеты "Правда" и что последний пленум (общее собрание) ЦК единогласно признал работу "Правды" полезной и постановил оказывать ей в качестве рабочей газеты партии всестороннее содействие.

 

Так как "Правда" с того времени ни в чем не изменила своего направления и продолжает неуклонно проводить тактические решения, формулированные пленумом, то возникновение второй "рабочей газеты" является совершенно недопустимым под углом зрения общепартийных интересов дроблением средств и сил ослабленной партии.

 

Если же принять во внимание, что новый орган является частным предприятием группы ленинцев (см. "Обращение"), опирающихся на сотрудничество тов. Плеханова, то станет совершенно ясным, что в лице "Рабочей газеты" мы имеем фракционный орган, само возникновение которого продиктовано фракционными целями. Это как нельзя лучше подтверждается партийной позицией нового органа, ставящего своим лозунгом - внутрипартийную борьбу на два фронта. "Только основное партийное ядро из большевиков и меньшевиков-партийцев (т.е. ленинцев и плехановцев) может, - по словам "Обращения", - вывести и выведет партию из нынешнего трудного положения".

 

По этому поводу собрание Клуба заявляет:

 

Бороться за восстановление партии есть общее право и общая обязанность всех оттенков и течений партийной мысли, а не только двух групп, которые никем и ничем - ни решениями пленума, ни общественным мнением партии - не уполномочены говорить от имени партии в целом. Коренная заслуга последнего пленума состоит именно в том, что он в принципе провозгласил разоружение всех фракций и преодоление их особности и односторонности путем развития положительной социал-демократической работы в общепартийном масштабе.

 

"Обращение" же редакционного кружка большевиков [призывает] к прямо противоположному: именно, к блоку двух групп, ленинцев и плехановцев, для борьбы со всеми остальными партийными течениями, то есть фактически к новому дроблению, к новой дезорганизации партии под мнимым знаменем партийности. Такого рода борьба является тем более вредоносной, что она лишена в настоящее время всякой принципиальной основы: среди всех партийных течений твердо укоренилось убеждение в необходимости восстановления нелегальной организации, объединения легальной и нелегальной работы, проведения выдержанной социал-демократической тактики, и эти основные директивы последний пленум наметил единогласно.

 

Трудность состоит сейчас, через год после пленума, не в провозглашении этих истин, а в проведении их в жизнь. Путь же к этому - дружная,

 
стр. 11

 

совместная работа всех частей партии: "голосовцев", "плехановцев", "ленинцев", "впередовцев", нефракционных, ибо партия духовно вышла уже из периода детства и всем членам ее пора сознавать себя и действовать в качестве революционных социал-демократов, патриотов своей партии, без дальнейших фракционных наименований. И это сотрудничество должно совершаться в общепартийных рамках, а не вокруг фракционных органов.

 

Исходя из всего этого, общее собрание партийного клуба в Вене не считает возможным оказывать "Рабочей газете", как фракционному органу, какую бы то ни было поддержку, и призывает всех товарищей в России и за границей дать решительный отпор новым фракционно-кружковым притязаниям, способным лишь затормозить и без того нелегкую работу по воссозданию РСДРП.

 

В заключение собрание клуба считает необходимым высказать свое глубокое убеждение в том, что только авторитетная общепартийная конференция могла бы сейчас взять на себя действительное проведение в жизнь решений последнего пленума - при том условии, что конференция эта будет состоять из местных работников, без различия течений и оттенков партийной мысли и работы во всех сферах рабочего движения. Установление какого бы то ни было фракционного ценза при выборах на конференцию должно быть заранее отвергнуто, ибо само стремление принять участие в нелегальной партийной конференции есть лучшее свидетельство готовности работать над воссозданием партии.

 

Основными вопросами порядка дня конференции собрание считает: тактику партии и профессиональных союзов в связи с экономическим оживлением в стране, с одной стороны, и подготовку к выборам в Четвертую Думу, с другой.

 

Призывая всех товарищей на местах, не дожидаясь указаний сверху, немедленно приступить к подготовке общепартийной конференции, собрание венского клуба постановляет: организовать общепартийный фонд для подготовки и созыва конференции РСДРП.

 

52. Ю. О. Мартов - А. Н. Потресову

 

30 ноября [1910 года]

 

Дорогой Александр Николаевич!

 

Судя по вашему письму к Фед. Ильичу [Дану], для Вас толстовские дни *38 явились такой же приятной неожиданностью, как и для нас. Думаю, что в этом неожиданном взрыве сказалось, между прочим, то, что массы инстинктивно почуяли, что контрреволюция начинает уставать. Признаки такой усталости множились, а поведение правительства при похоронах Муромцева и перед смертью Толстого сделали их осязаемыми для обывателя. Это обстоятельство надо учесть: если, на что можно надеяться, волна, поднявшаяся после смерти Толстого, спадет и ход событий не будет искусственно форсируем (опасность в этом смысле может быть скорее всего в виде каких-нибудь террористических предприятий *39) и если, что почти несомненно, нам предстоят два-три года промышленного оживления, то момент политических выборов сможет послужить и настоящим моментом "перелома". На этот момент, мне кажется, нам и надо нацеливаться, не чересчур спеша и не зевая.

 

Очень нас беспокоит известие об аресте тринадцати "членов Центрального бюро", как телеграфировали в здешние газеты*40. Хотя "Times" и сообщает, что полиция "ошиблась", но невольно думаешь, уж не ошиблась ли она, забрав все-таки всех, кто что-нибудь делал.

 

...Через одну знакомую*41 я послал Вам подробное изложение того, что мы думаем о всем деле с газетой - Иорданского-Бонча - и о поведении

 
стр. 12

 

фракции. На основании моего подробного письма к ней она Вам расскажет устно о том, как стоит дело "юридически" и какие нам известны моменты, Вам неизвестные в этом деле. Здесь я только повторю то, что сказал Чарскому*42 после его рассказа, - что меньшевики делают громадную ошибку, позволяя лидерам фракции вести все дело закулисно, быть может, не посвящая даже в него всех членов фракции *43. "Деликатность" меньшевиков, которые, по словам Чарского, не хотели потребовать объяснения, совершенно непростительна и политически близорука. Дело ведь не о том идет, как будет слеплена редакция. Вопрос стоит принципиально: есть ли газета, поддерживаемая фракцией, орган "борьбы с ликвидаторством"? Если да, то фракция впервые втягивается в междуфракционную драку, становится органом раскола, теряет все те выгоды своего положения, которые можно было утилизировать для возрождения рабочего движения. И при этом (на что ей сейчас официально сделан намек официальным учреждением)*44 она идет вразрез с прошлогодним постановлением, которое составом, тогда избранным, подчеркнуло нейтралитет газеты в межфракционной драке. По нашим (официозным) сведениям, именно этот намек, вовремя и удачно сделанный, "затормозил" осуществление газеты, как выражаются большевики. Видно, депутаты стали высказывать кое-какие Bedenken [сомнения]. Если б они потребовали официального обсуждения этого вопроса, можно было бы сорвать игру Иорданского и К0. Ибо, если газета не для борьбы с ликвидаторством, то прежде всего должны быть призваны к сотрудничеству все, а там уж можно обсуждать условия сотрудничества.

 

Но вот что мне показалось опасным в рассказе Чарского. Я понял, что если меньшевики из "деликатности" дадут втихомолку обделать все дело устранения их из газеты, то ответом с их стороны может быть бойкот комиссий фракции сведущими людьми. Мы считали бы такую реакцию абсолютно недопустимой. Это бы значило, в свою очередь, - из литературной сферы перенести конфликт туда, где мы должны поддерживать тактику объединения на деловой работе, имеющей для нас значение, совершенно независимое от того, какую позицию занимает фракция в делах, касающихся "партийного" курятника.

 

Пока Павел Борисович [Аксельрод] предполагает написать для депутатов "увещание" *45; я же здесь в статье о ликвидаторстве в возможной по полицейским соображениям форме пошлю предостережение фракции *46. В той же статье (выйдет через неделю) я атакую Иорданского в форме, которая, надеюсь, всех вас, питерцев, удовлетворит*47. Я много думал, не лучше ли эту атаку произвести в "Нашей заре", но решил, что лучше здесь, по двоякого рода соображениям: чтобы рассеять слухи о "дуализме" между нами и вами, а затем, чтобы именно связать эту атаку на Иорданского-Ленина-Плеханова с предостережением фракции, которое в такой форме было бы неудобно делать в "Нашей заре".

 

Последние письма Володи [Левицкого], Маевского13 (Павлу Борисовичу) и частью Ваши обнаруживают у Вас всех тенденцию неправильно представлять себе наше отношение к питерцам вообще и к "Нашей заре" в частности. Особенно Маевский старается убедить нас, что Ваша позиция не так уж далека от нашей и что нам нетрудно столковаться. При этом он даже отчасти выдает (признавая ее "односторонней") нам заранее ту статью Володи (в "Нашей заре"), которую мы все нашли в общем очень удачной*48 и во многом исправляющей впечатление, произведенное прежними некоторыми "ликвидаторскими" статьями. (Другое дело - статья Володи в "Жизни" или "Возрождении" о ненужности организационной преемственности; она очень неловко задумана, и ее напечатание - несомненная ошибка; такие статьи

 
стр. 13

 

могут печататься только тогда, когда уже требуется подтвердить историческими примерами и общими соображениями практический шаг, который уже совершен каким-нибудь коллективом, а не тогда, когда мы все стоим на том, что принципиально не исключена возможность "возрождения" под прежним официальным флагом, и лишь расходимся в смысле большего оптимизма одних и большего скептицизма других, а потому неодинаково подчас понимаем значение тех или других шагов по отношению к официалам, держащим сейчас в руках этот флаг. В этом смысле я должен буду в той же статье поправить Володю.)

 

Маевский стучится в открытую дверь, убеждая нас в том, что особого направления "Наша заря" не представляет. Павла Борисовича его письмо даже очень раздражило. Он пишет, что вся наша в течение года проводимая защита "ликвидаторов" от предпринятого против них похода остается, по-видимому, не замечаемой питерцами, хотя именно эта защита сделала наше положение здесь и кое-где в России очень трудным*49. Маевский даже наше слабое участие в "Нашей заре" объясняет нашей холодностью, хотя мог бы догадаться, что "предпочтение", которое подчас мы отдаем "Современному миру" или "Киевской мысли"14, объясняется более прозаически - хлебным вопросом. Мог бы он вспомнить хотя бы то, что мы не пишем в профессиональной прессе, хотя обязаны были бы писать (нас об этом часто просили) еще более, чем в "Нашей заре". Словом, если в питерских кругах кто-нибудь бьет тревогу (думаю, тут и Димка *50 не без греха, с которой приходилось нам спорить именно потому, что она, думая "защищать ликвидаторов", заговорила о том, что мы здесь "переоцениваем", предаемся "иллюзиям", мечтаем о "подъеме" и т.д. и т.п.), то совершенно напрасно: с нашей стороны тенденции к преувеличению значения тех оттенков, которые нас разделяют, нет и не будет50а.

 

Кстати, он же [Маевский] пишет в той же связи, что об Игоре [Б. И. Гольдмане-Гореве] кто-то сообщил, что он воздержался при обсуждении в Копенгагене инцидента с корреспондентом "Нашей зари"*51. Если это имеет какой-нибудь практический интерес, то надо распространителя слуха вывести на чистую воду и обличить во лжи. Игорь не мог голосовать ни за, ни против, ибо ему не дали решающего голоса, как и Троцкому, так что мы тут имеем дело или со злостной клеветой, или с глупой сплетней, пущенной по неведению. Игорь очень возмущен тем, что после того, как Плеханов и К0 его долго уже травят как отца ликвидаторства и виновника никогда им не произведенных поступков "против партии", теперь кто-то пользуется его именем, чтобы приобщить его к "борцам против ликвидаторов".

 

Вашу статью об Изгоеве читали с большим удовольствием. Его статьи в "Русской мысли" я не читал; говорят, там он и меня хлопает по плечу.

 

...Чарский говорил, что Берлин*52 якобы собирается приглашать нас в свой журнал. Что об этом слышно?

 

Привет Ек. Ник. [Потресовой] и всем питерцам.

 

Жму руку.

 

Ю. Ц[едербаум]

 

53. А. Н. Потресов - Ю. О. Мартову

 

15(2) декабря 1910 года

 

...К счастью, у "Нашей зари" есть все-таки кое-какие перспективы, которые, по-видимому, осуществятся. Беда только, что осуществление их в сколько-нибудь значительных размерах может быть только в январе-феврале. А между тем сейчас самые ответственные месяцы - перед подпиской. Очень жалко, что именно в эти месяцы Вы, Ф. И. [Дан] и другие "заграничники" так

 
стр. 14

 

мало участвуют в "Нашей заре". И дело тут не в том, что Вы и другие по понятным соображениям участвуете в "Киевской мысли", "Современном мире" etc., а в том, что Вы не пишете в "Нашей заре" совершенно на те же темы, которые хотя сколько-нибудь определяют нашу политическую физиономию и нашу позицию. Выходит, что характер Вашего участия в "Нашей заре" таков же, как и в "Современном мире" или "Киевской мысли". И в этом смысле Евг. Маевский в своем письме, которого я, впрочем, не читал, был, думается мне, прав. Как, думается мне, права была также публика, которая [считает]...*52а, что Иорданскому отвечать было особенно важно в той литературе, которая в меру своей "легальности" имеет более общих с "Современным миром" читателей, чем зарубежная. А относительно зарубежной Иорданскому ничего не будет стоить отмалчиваться*526... Между тем, как говорят, в "Современном мире" будет открыта целая кампания против "ликвидаторов", в которой, кажется, примут участие Плеханов и Ленин. Кроме того, мне передавали, что в "Русских ведомостях" *53 уже появилось известие о скором выходе в Москве декабрьской 1-й книжки большевистского журнала со статьями Плеханова, Ленина, Каменева и Стеклова*54. Как видите, и большевики перекочевывают по сю сторону Вержболова15

 

В вопросе об отношении к фракции Вы, на мой взгляд, во многом правы. Сейчас - пока что - вопрос о газете потерял до некоторой степени характер актуальности - отчасти, кажется, в связи с некоторыми бывшими изъятиями *55... Кстати сказать, я никого не видел, никакой Вашей знакомой [Е. О. Коневой] на моем горизонте не появлялось. Те газетные известия, которые Вас встревожили, не имеют особенно большого значения *56. А вот сейчас... опять брожение в высших учебных заведениях, и в первый раз, что о таких событиях, как избиение учащихся полицией, газеты молчат*57...

 

В рабочих кругах, насколько мне пришлось слышать, весть о тюремных событиях *58 не вызвала какого-либо брожения.

 

Ну, до другого раза. Ваш А. Потресов

 

54. Ю. О. Мартов - А. Н. Потресову

 

23 декабря [1910 года]

 

...Я Вам объяснял уже, что у меня были свои соображения напасть на Иорданского в заграничной прессе. Надо было бить на чувствительность более искренней части "партийцев" или просто смущенных Плехановым элементов, чтобы показать, какая - по необходимости - шваль обречена нести теперь выкинутое Плехановым "партийное" знамя. Очень жалею, что нельзя повторить нападения в "Нашей заре", но уповаю, что это еще не поздно будет сделать после его новых выступлений, которые, вероятно, не замедлят. Кстати, видал ли кто-нибудь уже в Питере мою статью?

 

Моя знакомая теперь, вероятно, уже у Вас была и рассказала, что служит у нас сейчас злобой дня. Дело ликвидации старой партии, быть может, двинется вперед очень скоро, ибо официальный и открытый раскол становится очень вероятным *59. Ленин пока гнет свою линию с присущей ему настойчивостью, смутив ею, кажется, и Плеханова, и часть своих верных*60. С другой стороны, Богданов с братией*61 и Троцкий проявляют тенденции призвать к образованию какой-то общей коалиции против ленинского кружка с лозунгами "борьба против борьбы с ликвидаторством" и организации снизу всех жизнеспособных элементов в России. Особенную энергию проявляет здесь Троцкий *62. Надо сказать, что в связи с русскими событиями здесь сильно оживляется повсюду интерес к политике. Митинг по поводу Зерентуйской истории прошел здесь с небывалым подъемом и собрал что-то больше 1500 русских*63. В Швейцарии рефераты оживившегося Павла Борисовича [Ак-

 
стр. 15

 

сельрода] об источниках разногласий между ликвидаторами и "партийцами" и на другие подобные темы встречают большое сочувствие.

 

События в России меня, признаться, поразили многими чертами. Нас они несомненно обязывают к более интенсивной работе во всех направлениях.

 

О последних событиях мы, собственно, очень мало знаем. Судя по аресту Прокоповича, происходят аресты не только в студенческой среде.

 

...Последний номер "Нашей зари" меня удовлетворил - особенно Ваша статья*64 и Неведомского*65. Первая всем нравится. Статью Неведомского считаю одной из лучших, написанных о Толстом, - и по мысли, и по форме. Досадно, что рядом статья Базарова, которая, сколько могу судить по отзывам (как-то еще не собрался ее прочесть), пропитана каким-то неуместным "покаянным" тоном и заключает более чем спорные, с нашей точки зрения, мысли. Возможно, что я пришлю для "Нашей зари" заметку о ней *66.

 

О газете питерской что-то перестали говорить. Не знаете ли, почему дело не двигается?

 

Жму руку. Привет Ек. Ник.

 

Ю. Ц[едербаум]

 

55. А. Н. Потресов - Ю. О. Мартову

 

29(16) декабря 1910 года

 

...Как Вы могли убедиться уже из газет, большевистско-плехановская газета появилась-таки в Петербурге: сегодня вышел первый номер "Звезды" с фельетоном Плеханова о Толстом (по-моему, неудачным), Ленина о западноевропейском рабочем движении и его течениях и с редакционной декларацией, намекающей на борьбу с отзовизмом и ликвидаторством*67...

 

Номер малоинтересный и, для начала, очевидно, сознательно бледный... Во фракции сейчас идет на почве появления газеты внутренняя борьба; "обслуживающие", со своей стороны, выступили со своими требованиями к фракции, словом "пошла писать губерния" - сейчас борьба еще только развертывается, и чем она кончится, трудно пока сказать. "Обслуживающие", во всяком случае, решили не объявлять бойкота, а производить постоянное давление на фракцию, разъясняя ей положение вещей*68. Об этом и многом другом Вам в скором времени расскажет один наш общий знакомый*69... Кстати сказать, Ваша знакомая дама [Конева] была. Многое из того, что Вы предлагаете, уже неисполнимо; во всяком случае ясно одно: необходимо подготовиться к возможному расколу и осуществить его при наиболее выгодных условиях. С этим все согласны. Но повторяю, об этом у Вас будет более подробная беседа.

 

Что касается "русских событий", о которых Вы пишете, то они - пока что - стоят или, вернее, развертываются довольно-таки изолированно на фоне продолжающейся депрессии. В студенчестве, несомненно, повсюду чувствуется возбуждение и брожение; но ни в рабочей среде (в этом сходятся все отзывы), ни в так называемом "обществе" этого брожения пока не замечается. Изъятие из обращения "беззаглавца" [С. Н. Прокоповича] не опровергает этого общего положения - являясь единоличным, не связанным с другими изъятиями.

 

Статью Вашу прочел с большим удовольствием. Читали ее также с большим удовлетворением и фр[акционе]ры. Только конец вызывает несогласие... Но... das ist eine alte Geschichte [это - старая история]*70. Я хочу более подробно разобрать в своей статье, что именно Иорданский понимает под гегемонией - некоторые его статьи дают в этом смысле богатый материал, а также ту роль, которую "Современный мир" сыграл в нашей обществен[ности] в эпоху реакции - цветок, взлелеянный этой реакцией*71...

 
стр. 16

 

Вы, должно быть, уже знаете, что скоро выйдет в Москве болыпевистско-плехановский журнал "Мысль". Говорят, Ленин разразился там статьей против меня и Базарова*72. А Вам, Юлий Осипович, надо в "Нашей заре" переходить на "Заметки публициста". Это усилило бы публицистическую струю в журнале, что сейчас особенно необходимо. Влад. Осип. [Левицкий] сообщит Вам, вероятно, о проектируемых нами в журнале реформах*73.

 

Ну, пока всего хорошего. Жму Вашу руку.

 

А. Потресов

 

P.S. Мой ялтинский адрес на эти две недели: Ялта, Гимназическая ул., д. Ярцева, кв. 2, Эмилии Яковлевне Кнооп. Отчего Вы забываете снабжать Академию литературой? Это очень жаль, ибо сильно затрудняет ознакомление с новинками *74.

 

(Продолжение следует)

 

Примечания

 

Б. И. Николаевского к документам NN46 - 55 (в тексте отмечены звездочками)

 

1. Данная статья Троцкого, дающая общую характеристику тогдашнего положения дел в российской социал-демократии, как их тогда видел Троцкий, является весьма важным документом для понимания внутрипартийной политики Троцкого в 1910 - 1912 гг.: с такой определенностью по этим вопросам в русской печати он тогда не высказывался, а именно в этой оценке роли старых фракций, которые в предшествующий период оказывали решающее влияние на судьбы партии, и содержится объяснение, почему Троцкий в ближайшие же недели после опубликования этой статьи счел правильным выступить в качестве инициатора кампании за созыв общепартийной конференции (см. ниже, док. N 51). Он считал, что внутри партии, среди ее активных работников, действующих в России, уже назрели силы для радикальной перегруппировки. Равным образом, никогда в русской печати Троцкий не касался вопроса об экспроприаторских похождениях лидеров большевистской фракции - его выступление было вообще первым, в котором этот вопрос был поставлен перед иностранными социалистами.

 

Эта статья была напечатана в "Vorwarts", центральном органе социал-демократической партии Германии, в N 201 от 28 августа 1910 г., который был посвящен открывшемуся в тот день Международному социалистическому конгрессу в Копенгагене16 (28 августа - 4 сентября 1910 г.) и давал обзорные статьи о социалистическом движении во всех важнейших странах мира, написанные виднейшими представителями движения в соответствующих странах. Тот факт, что писать статью о России редакция "Форвертс" поручила именно Троцкому, показывает, насколько высоко она его ставила. Этим Троцкий был обязан главным образом Р. Гильфердингу, который был тогда редактором иностранного отдела газеты и ведал ее отношениями по линии Социалистического интернационала, а у Троцкого были очень хорошие личные с ним отношения. На конгрессе в Копенгагене этот номер "Форвертс" получил широкое распространение: огромное большинство делегатов читало по-немецки (из общего числа 887 делегатов конгресса не менее 600 - 650 было из германских и скандинавских стран, а немецким владели не только они); в дни конгресса интерес к вопросам социалистического движения в России был, естественно, особенно велик, и статья Троцкого не могла не привлечь к себе общего внимания, тем более что в ближайшей же тетради "Neue Zeit" (наиболее тогда влиятельный теоретический еженедельник Социалистического интернационала, главным редактором которого был К. Каутский) была напечатана другая статья Троцкого: "Тенденции развития русской социал-демократии" (N 50 от 9 сентября 1910 г.), которая развивала и уточняла положения, высказанные в "Форвертс".

 

Среди русских социал-демократических делегатов конгресса, которые все принадлежали к тем старым фракциям, весьма критическая оценка которых была дана в статье Троцкого, эта статья, естественно, вызвала сильное раздражение и явилась поводом для острого конфликта внутри социал-демократических делегаций17.

 

Троцкий в своих воспоминаниях рассказывает, что с Лениным ему тогда пришлось встретиться на пути в Копенгаген - "на одном из вокзалов, где приходилось пересаживаться". "Нам пришлось, - рассказывает Троцкий, - дожидаться около часу, и у нас вышел большой разговор, очень дружелюбный в первой части и мало дружелюбный во второй". В первой части речь шла о расколе в австрийском профессиональном движении, из которого

 
стр. 17

 

тогда вышли союзы чехословацкие. Этот вопрос тогда волновал всех деятелей социалистического движения, играя роль предупреждения относительно важности споров по национальному вопросу, на который до тех пор мало кто обращал большое внимание. Не поддерживая чехов, Троцкий критиковал и немцев, возглавлявших общеавстрийские профессиональные союзы, и указывал на их склонность к "закулисным сделкам с монархией". Эти замечания Троцкого Ленин "слушал с огромным интересом": вопрос этот должен был встать перед Копенгагенским конгрессом.

 

"Разговор наш, - продолжает Троцкий, - принял, однако, другой характер, когда я рассказал Ленину о своей последней статье в "Форвертс" по поводу русской социал-демократии. Статья была написана к конгрессу, и подвергала резкой критике как меньшевиков, так и большевиков. Особенно острым моментом в статье был вопрос о так называемых "экспроприациях". После разбитой революции вооруженные экспроприации и террористические нападения становятся орудием дезорганизации самой революционной партии. Лондонский съезд голосами меньшевиков, поляков и части большевиков запретил экспроприации. На крики с мест: "А Ленин? А Ленин?" - он загадочно усмехался. Экспроприации после Лондонского съезда продолжались, причиняя вред партии. На этом пункте я сосредоточил в "Форвертс" удар. Неужели так и написали? - спрашивал Ленин укоризненно, когда я по его же настоянию передавал ему на память главные мысли и формулировки статьи. - А нельзя ли ее по телеграфу задержать? - Нет, ответил я, статья должна была появиться сегодня утром, да и зачем ее задерживать? Статья правильная" (Моя жизнь, Берлин, 1931, т. 1, с. 249 - 250).

 

Внешнюю сторону беседы этот рассказ Троцкого, несомненно, передает правильно, но настроения собеседников им нарисованы и неполно и неточно. И притом настроения обоих собеседников - и Ленина и самого Троцкого.

 

Нужно совершенно не понимать Ленина, чтобы допускать, что у него в конце августа 1910 г. могли быть намеки на благожелательное отношение к Троцкому: он только перед тем заставил Каменева уйти из редакции "Правды" и теперь начинал против Троцкого "борьбу за уничтожение", добиваясь лишения его поддержки со стороны ЦК: Троцкий был для него на данном этапе наиболее опасным врагом в борьбе за власть над партией, ибо он пользовался влиянием на срединные элементы, а такие элементы на том этапе борьбы имели решающее значение. Их Ленин стремился или перетягивать на свою сторону, или уничтожать. Если у Ленина были какие-либо сомнения относительно Троцкого, рассказ последнего о статье в "Форвертс" должен был положить им конец: Ленин понимал, - особенно после пережитого в Швейцарии после ареста большевиков, причастных к размену тифлисских пятисотрублевок, - что самым уязвимым с точки зрения иностранцев моментом в его деятельности была его связь с экспроприациями. Иностранные ...18 отказывались верить этим рассказам, так как с их точки зрения это обвинение было слишком тяжелым, но когда они начинали ему верить, герои экспроприаторских похождений оказывались жестоко скомпрометированными.

 

Именно поэтому Ленин стремился увести спор в дебри общих политических построений - и именно поэтому боялся всякого публичного обсуждения вопросов, связанных с экспроприациями. А статья Троцкого была первой статьей, которая этот вопрос выносила на форум Социалистического интернационала. Трудно предположить, чтобы Троцкий, выступая с этой своей статьей, не понимал значения удара, который он наносит Ленину, но достаточно немного знать Ленина, чтобы признать, что для него после появления статьи Троцкого вопрос о борьбе на уничтожение против последнего был окончательно решен. Заявление Троцкого, что он и не хочет задерживать свою статью, так как считает ее правильной, ставило последнюю точку...

 

В Копенгагене Ленину легко удалось привлечь на свою сторону Плеханова: последний не переносил Троцкого еще со времен "Искры" и, мало искушенный в вопросах сложных внутрипартийных интриг, наверное, по простоте души был убежден, что, выступая против Троцкого, он повышает свой удельный вес в том "блоке партийцев", который был создан им с Лениным в Париже, накануне отъезда в Копенгаген. Так или иначе, но Плеханов согласился взять на себя роль главного обвинителя Троцкого.

 

Вопрос о статье Троцкого разбирался на первом же собрании социал-демократической секции российской делегации Копенгагенского конгресса. Большинство делегатов еще не читало статьи, только понаслышке знало о ней. Троцкий потребовал ее оглашения. "Зиновьев, - рассказывает Троцкий, - доказывал, что нет никакой надобности знать статью для того, чтобы осудить ее. Большинство не согласилось с ним. Читал статью вслух и переводил, помнится, Рязанов. По предварительной кулуарной передаче, статья казалась всем настолько ужасной, что чтение ее вызвало прямо противоположное впечатление: статья показалась невинной". На защиту Троцкого первым выступил Луначарский: планы суда над Троцким казались Луначарскому настолько несправедливыми, что он, по его собственному рассказу, "довольно энергично высказался за Троцкого и вообще способствовал (вме-

 
стр. 18

 

сте с Рязановым) тому, что план Плеханова совершенно расстроился" (А. ЛУНАЧАРСКИЙ. Революционные силуэты, 2-е изд, Москва, 1924, с. 25).

 

Против "суда" были не только Луначарский с Рязановым, которые к тому же имели лишь совещательные голоса. Много более важным было отрицательное отношение к этому плану и делегатов Бунда (во главе с Медемом19), и латыша (М. Озолин). Единственный меньшевик, входивший в состав делегации с решающим голосом, Мартов был крайне возмущен статьей Троцкого, но тоже решительно выступил против плана суда. При том составе делегации, который был подобран "блоком" Плеханова с Лениным, предложение о суде тем не менее могло бы пройти, если бы Ленин счел правильным идти напролом. Но Ленин предпочел не идти на открытый конфликт. Формально на собрании делегатов он держался даже несколько в тени: ему было, помимо всего прочего, невыгодно обострять конфликт на вопросе, так или иначе связанном с экспроприациями. Но Троцкий не напрасно прибавляет в своих воспоминаниях: "Это был момент наиболее острого нашего столкновения за всю жизнь..."

 

План "суда" был похоронен - пришлось ограничиться посылкою письма-протеста в редакцию "Форвертс", которое было подписано Лениным как представителем партии в Международном социалистическом бюро и Плехановым и Барским как представителями редакции "Социал-демократа" на конгрессе в Копенгагене20. (Это письмо-протест в "Форвертс" напечатано не было, равно как не было оно напечатано и в прессе русской, о нем известно лишь по упоминаниям в статье Ленина "Исторический смысл внутрипартийной борьбы в России" (ЛЕНИН. Соч., т. XV, с. 23 и 611)21 и в комментариях к письмам Ленина (Ленинский сборник, т. XI, с. 192). В печати на статью Троцкого Ленин ответил краткой заметкой в N 17 "Социал-демократа" от 8 октября 1910 г.: "О том, как некоторые социал-демократы знакомят Интернационал с положением дел в России" (перепечатана в кн. ЛЕНИН. Соч., т. XIV, с. 364 - 366)22.

 

Троцкий ни на эту последнюю заметку, ни на обширную статью Ленина в "Дискуссионном листке" "Исторический смысл внутрипартийной борьбы в России" (ЛЕНИН. Соч., т. XV, с. 10 - 23), которая давала обстоятельный разбор статьи Троцкого в "Нейе Цайт", в печати не отвечал, ограничившись краткой заметкой в N 16 "Правды" от 6 октября 1910 г. (т.е. до появления обеих указанных статей Ленина) о том, что редакция "Правды" не предполагает отвечать на полемические статьи "Социал-демократа", направленные против "Правды".

 

Необходимо добавить, что и Мартов сделал попытку с ответом Троцкому по существу. Гильфердинг, с которым по этому вопросу велись переговоры, вначале обещал соответствующее письмо напечатать, но когда такое письмо в "Форвертс" было послано, то от печатания его редакция под разными предлогами уклонилась (Письма Аксельрода, с. 208). В литературе это письмо неизвестно.

 

Статья Троцкого из "Форвертс", равно как и его статья из "Нейе Цайт" (и все другие его статьи из этих органов), на русский язык никогда переведена не была и русскому читателю совершенно неизвестна: Троцкий ее не включил даже в многотомное собрание своих "Сочинений", которое он выпускал в 1922 - 1927 гг. в Москве, явно по тем соображениям, которые он сформулировал в своем письме от 6 декабря 1921 г. к М. С. Ольминскому, тогдашнему главе большевистского Истпарта, когда последний поднял вопрос о напечатании писем Троцкого к Чхеидзе, копии которых были найдены в архиве Департамента полиции: Троцкий находил, что печатание таких документов "создало бы совершенно излишние политические затруднения", хотя при этом делал оговорку, что он далеко не склонен во всем отказываться от своих прежних высказываний: "Каюсь в этом чистосердечно, - писал тогда Троцкий, - я вовсе не считаю, чтоб в несогласиях своих с большевиками я был во всем неправ. Неправ я был - и коренным образом - в оценке меньшевистской фракции, переоценивая ее революционные возможности и надеясь на то, что удастся изолировать в ней и свести на нет правое крыло. Эта фундаментальная ошибка вытекала, однако, из того, что к обеим фракциям: и большевистской и меньшевистской, я подходил с точки зрения идей перманентной революции и диктатуры пролетариата, тогда как и большевики и меньшевики стояли в тот период на точке зрения буржуазной революции и демократической республики. Я считал, что разногласия между обеими фракциями принципиально не так глубоки, и надеялся (надежду эту я высказывал не раз в письмах и на докладах), что самый ход революции приведет обе фракции к позиции перманентной революции и завоевания власти рабочим классом, что отчасти и произошло в 1905 году. (Предисловие тов. Ленина к статье Каутского о движущих силах русской революции23 и вся линия газеты "Начало"24). Считаю, что моя оценка движущих сил революции была безусловно правильна, выводы же, какие я из нее делал в отношении обеих фракций, были безусловно неправильны. Только большевизм сосредоточил в своих рядах благодаря своей непримиримой линии действительно революционные элементы как старой интеллигенции, так и передового слоя рабочего класса. Только благодаря тому, что большевизму удалось создать эту революционно-

 
стр. 19

 

сколоченную организацию, оказался возможным столь быстрый поворот от революционно-демократической позиции к революционно-социалистической. И сейчас я мог бы без труда разбить мои полемические статьи против меньшевиков и большевиков на две категории: одни, посвященные анализу внутренних сил революции, ее перспективам (теоретический польский орган Розы Люксембург "Neue Zeit"), и другие, посвященные оценке фракций русских социал-демократов, их борьбе и проч. Статьи первой категории я и сейчас мог бы дать без поправок, так как они вполне и целиком совпадают с позицией нашей партии начиная с 17 года. Статьи второй категории явно ошибочны, и переиздавать их не стоило бы" (Ленин о Троцком и троцкизме. С предисловием М. Ольминского. Изд. Новая Москва. М. 1925, 2-е изд., с. 3 - 5).

 

Статья в "Форвертс" по своему содержанию стояла на грани этих двух категорий и потому не подлежала включению в "Сочинения", хотя в эти последние, впрочем, не были включены и статьи Троцкого из "Нейе Цайт". 1а. Делегаты сначала собрались в Копенгагене, месте назначения съезда, но были оттуда высланы благодаря стараниям просвещенного господина (бывшего) министра юстиции Альберта. Сей достопочтенный друг русского царизма вскоре после этого прямо со своего министерского поста угодил в тюрьму*2. В своем одиночном заключении господин экс-министр, весьма вероятно, утешал себя мыслью, что и большинство делегатов партийного съезда очутились с тех пор за решеткой царской темницы, хотя и за преступления совсем другого рода, чем то, которое превратило бывшего главу датской юстиции в тюремного сидельца. - Примеч. документа.

 

2. Альберти, Петер Адлер, род. в 1854 г., министр юстиции Дании. В апреле 1907 г. по настояниям русского посла не разрешил состояться в Копенгагене съезду РСДРП. 17 декабря 1910 г. был осужден на 8 лет тюрьмы по делу о многомиллионных хищениях в сберегательных кассах. (Salmonsens Konversations Leksikon, Bind 1, Kobenhavn).

 

3. Цифры даны по "Своду отчетов фабричных инспекторов за 1909 г.", изд. Министерства финансов, Петербург. 1910.

 

За. В 1905 г. забастовками было затронуто 93,2% всех предприятий, а процент бастовавших рабочих достиг 163,8. [- Примеч. документа. - Ю. Ф., Г. Ч.] (Указанная цифра в 163,8% - очевидная описка. - Б. Н., А. Б.)

 

4. Даваемые здесь Троцким цифры действительно были приведены в речи товарища министра внутренних дел Курлова, произнесенной последним 28 октября 1909 г. в Государственной думе в ответ на запрос социал-демократической фракции о преследованиях профессиональных союзов. Необходимость правительственных репрессий против союзов Курлов доказывал ролью в этих союзах социал-демократов и при этом привел указанные цифры, ссылаясь на "Профессиональный вестник", в котором они якобы были опубликованы. Но в "Профессиональном вестнике", органе Центр[ального бюро профессиональных союзов Петербурга, таких цифр никогда опубликовано не было, что и было указано в ответных речах социал-демократических депутатов (депутат Г. С. Кузнецов25 заявил, что он радовался бы, если бы эти цифры были верны, но они, к сожалению, не верны).

 

4а. Начало знакомства П. Б. Аксельрода с К. Каутским относится к 1880 г., когда Каутский перебрался в Цюрих и стал ближайшим сотрудником Эд. Бернштейна по редактированию "Социал-демократа" (в 1879 - 1891 гг., в период исключительных законов против социал-демократов, социал-демократическая партия Германии была вынуждена издавать свой орган вне Германии). Эд. Бернштейн, знавший лично Аксельрода с 1874 г. и высоко его ставивший, познакомил тогда с ним Каутского. "Мы трое, - вспоминает Каутский, - вскоре образовали тесный триумвират, жизнерадостный и ищущий новых знаний. Среди нас троих я был тем, кому этот союз приносил наибольшую пользу. Бернштейн облегчил мне понимание германских, французских, а Аксельрод - русских условий. С тех пор мне посчастливилось приобрести дружбу многих других русских социалистов, но ни от кого из них я не получал более верной и возбуждающей мысль информации, открывающей предо мною новые горизонты, чем от него" (К. КАУТСКИЙ. Что нам дал Аксельрод. - Социалистический вестник, Берлин, N 15 - 16 от 15 августа 1925 г., с. 19).

 

Этот "тесный триумвират", о котором с большой теплотой вспоминал также и Эд. Бернштейн (там же, статья Эд. Бернштейна "Павел Аксельрод, интернационалист", с. 23), положил начало его весьма близким дружеским отношениям с Каутским, которые продолжались до самой смерти Аксельрода в 1928 г., причем за все это время (почти полвека) только в один небольшой период отношения между ними были несколько омрачены политическими расхождениями, но это были как раз те годы, о которых теперь и идет речь: в 1906 - 1911 гг. Каутский в оценке событий в России подпал под влияние группы ПСД (Роза Люксембург, Карский-Мархлевский, Тышко), которые были старыми сотрудниками "Нейе Цайт" и давали свое освещение событий, весьма близкое к освещению русских большевиков-ленинцев. Лишь после того как Каутский на практике немецкого движения убедился, к чему именно приводят политические схемы Р. Люксембург, он начал высвобождаться из-

 
стр. 20

 

под влияния последней и в оценке русских отношений. Начало этого высвобождения следует отнести к 1911 - 1912 годам.

 

Переписка между Аксельродом и Каутским шла в течение всех лет их знакомства, но шла очень неровно, то принимая сравнительно оживленный характер (когда этого требовала политическая работа), то сходя почти на нет, по одному-двум письмам в год. К сожалению, сохранилась она далеко не полностью: многое погибло, как по небрежности в старые годы, так и из-за больших передряг последних десятилетий, когда много архивов попало в руки то гитлеровцев, то сталинцев. Из писем Аксельрода к Каутскому в распоряжении редакции "Материалов" находится всего лишь около 60 - 65 писем за время с 1899 по 1927 г., - в копиях, которые в конце 1920-х годов были сняты с оригиналов, находившихся тогда в архиве К. Каутского. Крайняя неразборчивость почерка П. Б. Аксельрода была причиной относительно большого количества белых пятен в тексте этих писем: ряд слов расшифровать не удалось, хотя Луиза Каутская, под наблюдением которой тогда была произведена эта переписка, выделялась своим умением читать трудные почерки.

 

Луиза Каутская (1864 - 1944), верная спутница К. Каутского на протяжении последнего полувека его жизни, очень часто выполняла функции секретаря своего мужа и вела значительную часть его обширной корреспонденции. Будучи арестована гитлеровцами в Голландии, она погибла в 1944 г. в одном из наиболее страшных концентрационных лагерей, в Освенциме.

 

4б. Кларанс - местечко в горах недалеко от Женевы, где в 1910 - 1911 гг. жил П. П. Маслов, к которому тогда ненадолго и приезжал Аксельрод.

 

4в. Заболевание Каутского было вызвано его острым конфликтом с Розой Люксембург, с которой его и его жену до того связывала близкая дружба. Конфликт вначале носил чисто политический характер: вопрос шел о целесообразности и допустимости применения массовой стачки и массовых демонстраций в качестве средства борьбы за всеобщее избирательное право в Пруссии. Демонстрация 6 марта 1910 г., устроенная берлинской организацией социал-демократической партии и собравшая, несмотря на строгое запрещение полиции, свыше 150 тыс. человек, показала, что существует возможность пустить в ход это оружие со значительными шансами на успех, но в то же время было ясно, что вполне реальной является и опасность полицейских репрессий и всевозможных провокаций, которые могут сорвать все движение. Обсудив этот вопрос, Форштанд германской социал-демократической партии высказался против применения таких демонстраций и массовых стачек. Это решение вызвало сильное недовольство в левых группах берлинской организации, и Р. Люксембург стала выразителем этих настроений, доказывая в печати необходимость перехода от старой стратегии германской социал-демократии, которая получила название "стратегии изматывания" противника ("Ermattungsstrategie"), к новой "стратегии свержения" ("Niederverfugungsstrategie"). Ввиду решения Форштанда партии, и "Форвертс", тогда ее центральный орган, и "Нейе Цайт", тогда ее орган научно-теоретический, вначале категорически отказывались печатать статьи Р. Люксембург на эту тему, но это не остановило Р. Люксембург, которая стала посылать свои статьи в провинциальные партийные органы, и существо спора, равно как и попытки Форштанда задушить эту полемику, стало широко известным. Тогда Каутский выступил в "Нейе Цайт" (от 8 апреля 1910 г.) с разбором статей Р. Люксембург, напечатанных в провинциальной печати. После этого нельзя было не давать места и статьям Р. Люксембург, и действительно, в мае-августе в "Нейе Цайт" появилось три ее статьи (в общей сложности в пяти номерах); Каутский ей ответил четырьмя. Политический спор в результате особенностей политического характера Р. Люксембург скоро принял крайне острый характер, причем Люксембург внесла много элементов и личного заострения против Каутского, что крайне тяжело на него действовало. Из писем Розы Люксембург к Тышко известно, что особенно тяжелое впечатление на Каутского произвела вторая статья Р. Люксембург "Теория и практика" (NN от 22 и 29 июля). Именно о ней Р. Люксембург писала Тышко: "Мне пишут из Берлина, что он [Каутский] совершенно лишился рассудка по поводу моей статьи, приходит в бешенство при каждом слове, бьет кулаками по столу и потерял всякий остаток журналистского приличия и человеческого рассудка" (см. публикацию Г. Вакса "Письма Р. Люксембург Яну Тышке по поводу дискуссии в германской социал-демократической партии о массовой стачке в 1910 г." - Пролетарская революция, т. 109 - 110, с. 119 - 135; перевод писем нами несколько выправлен по немецкому тексту, опубликованному Ваксом).

 

Этот спор имел огромное значение для развития отношений внутри германской социал-демократической партии, дав толчок для обособления крайне левой группы будущих коммунистов во главе с Каутским и Гильфердингом26.

 

4г. 18 - 24 сентября 1910 г. в Магдебурге заседал очередной конгресс германской социал-демократической партии, в порядке дня которого стояло два важнейших вопроса: о массовой стачке в связи с борьбой за избирательную реформу в Пруссии и о поведении социал-демократической фракции на Баденском ландтаге, которая голосовала за местный баденский бюджет. Каутский не быть на этом конгрессе не мог.

 
стр. 21

 

4д. Одно слово не разобрано, но по смыслу ясно, что Аксельрод писал о "баденцах". 4е. Одно слово не разобрано. - Ред.

 

5. А. Н. Потресов в августе-сентябре 1910 г. приезжал ненадолго в Швейцарию - как раз в то время, когда Мартов был в Копенгагене. Аксельрод, с которым тогда Потресов много говорил, в письме к Мартову от 3 октября 1910 г. дал такое резюме его рассказов: "По его словам, везде и во всех сферах нашего движения полнейший распад, апатия, крайняя узость стремлений. Даже в тесном кругу меньшевистских литераторов, с которыми непосредственно соприкасается А. Н., нет активного стремления к сплоченному действию. Все его надежды концентрируются на органе, вокруг которого группировались бы литературные силы меньшевиков. Но он вполне соглашался со мной, когда я переносил центр тяжести вопроса о противодействии дальнейшему разброду и дальнейшему развитию тенденций к кустарничеству и крохоборству в более широкую сферу. И в сущности он уехал с мыслью превратить издание "Н[ашей з[ари]" в дело передовых элементов - деятелей профессионального и культурно-просветительского движения, в орган, тайно объединяющий и отражающий разные формы и проявления всего нашего рабочего движения, в центральную трибуну для его представителей, которые со своей стороны должны поддерживать журнал организацией сборов пожертвований в его пользу, его распространения и т.д. Согласился он и с тем, что необходимо найти средства для того, чтобы организовать за границей хоть маленькую меньшевистскую конференцию из трех-четырех делегатов из России с нами для обстоятельного обсуждения и принятия общего плана действий, как первого шага на пути восстановления меньшевистской фракции как чего-то целого. Вот приблизительно квинтэссенция наших бесед и результатов, к которым они привели, или, точнее, пожеланий, на которых мы сошлись" (Письма Аксельрода, с. 206).

 

6. Издание в Москве журнала "Жизнь" (вместо закрытого "Возрождения") пыталась поставить в августе-сентябре 1910 г. группа меньшевиков во главе с СО. Ежовым-Цедербаумом, В. К. Мировым-Иковым и др. Вышло всего два номера (от 30 августа и от 20 сентября), после чего журнал был полицией запрещен.

 

7. Не удалось установить, о каком именно журнале идет речь (возможно, что дело не пошло дальше проектов). М. Панин (М. С. Макодзюб) и С. З. Дижур - меньшевики, в 1910 г. жившие в Киеве.

 

8. П. П. Маслов, который тогда жил в Швейцарии, под Женевой, носился с планами коллективной работы по истории экономического развития и общественных движений в России XVIII-XIX веков. Планы эти не получили осуществления.

 

9. Издательство "Мир" в Москве в 1909 - 1911 гг. выпускало коллективный труд "История русской литературы XIX века" под редакцией проф. Д. Н. Овсянико-Куликовского при ближайшем участии А. Е. Грузинского и П. Н. Сакулина (5 томов). Мартов для этой "Истории" написал два больших очерка: "Общественные и умственные течения 70-х гг." (т. IV, с. 1 - 52) и "Общественные движения и умственные течения в период 1884 - 1905 гг." (т. V, с. 60). Оба эти очерка позднее изданы отдельной книгой "Общественные и умственные течения в России" (изд. Книга, Ленинград, 1924 г., 201 стр.).

 

10. Для т. III "Общественного движения в России в начале XX века" Мартов написал обстоятельный исторический очерк "Социал-демократия в 1905 - 07 гг.", который им включен как вторая часть в его книгу "История российской социал-демократии" (изд. Книга, Москва. 1918).

 

11. "Кружок Люксембург" состоял из самой Р. Люксембург, Л. Тышко и Ю. Мархлевского (Карского). Жившие в Германии с начала 1890-х гг. и принимавшие активное участие в жизни германской социал-демократической партии, члены этого кружка составили себе репутацию знатоков русских дел и в 1906 - 1910 гг. оказывали заметное влияние на позицию левого крыла германской социал-демократии вообще и К. Каутского в особенности, склоняя его симпатии к большевикам. Это влияние "кружка Люксембург" начало быстро слабеть в 1910 г., когда Р. Люксембург стала главным теоретиком той новой группировки, которая тогда стала оформляться внутри германской социал-демократии и получила название "левого ревизионизма". Отличительной особенностью этой группировки было стремление "научить немцев говорить по-русски", т.е. ввести в практику немецкого социал-демократического движения те самые методы революционной борьбы, которые в России с особенной энергией практиковались большевиками. Первым вопросом, вокруг которого развернулся этот спор летом 1910 г., был вопрос о всеобщей стачке, в роли горячей пропагандистки которой выступала Р. Люксембург в целой серии статей, напечатанных в "Нейе Цайт" и в газете "Лейпцигер Фольксцайтунг"27. Ее главным оппонентом выступал К. Каутский. Статья Мартова, о которой идет речь ниже - это его статья "Die preussische Diskussion und die russische Erfahrung" ["Прусская дискуссия и русский опыт"], напечатанная в N 51 "Нейе Цайт" от 16 сентября 1910 года. В ней Мартов доказывал, что пропагандируемые Р. Люксембург специфически "русские" методы борьбы часто и в России играли далеко не положительную роль, и что для русского рабочего движения всего важнее научиться говорить "по-[...]28".

 
стр. 22

 

К. Каутский, который тогда, действительно, крайне настороженно относился к меньшевикам, получив эту статью, написал Мартову: "Я только что получил Вашу статью. Она очень важна, и я постараюсь опубликовать ее еще до Магдебургского партейтага... Я сам многому научился из этой статьи. Многое, что мне до сих пор у тов. Розы Люксембург казалось лишь чрезмерным заострением вполне правильных взглядов, теперь представилось мне в другом свете - глубоким расхождением не только наших темпераментов, но и наших взглядов. Ваша статья будет иметь очень полезное действие". (Эта цитата из несохранившегося письма Каутского была приведена Мартовым в его письме к Аксельроду от 27 августа 1910 г. - Письма Аксельрода, с. 203 - 204).

 

12. Клара Цеткин, тогда редактор журнала "Gleichheit", главного органа социал-демократической партии Германии для работы среди женщин, была известна не как теоретик движения, а как весьма способный пропагандист.

 

13. А. Изгоев (А. С. Лянде, 1872 - 1920-е годы), известный публицист, в 1890-х годах примыкавший к так называемым "легальным марксистам", а после 1905 г. ставший активным сотрудником газеты "Речь" (редакторы П. Н. Милюков и И. В. Гессен) и журнала "Русская мысль" (редактор П. Б. Струве), в которых играл роль специалиста по вопросам социализма и рабочего движения, выделяясь в либеральной журналистике остротою своего критического отношения к социалистам. О Потресове и Левицком он писал в "Речи": "Еще с 1905 г., сначала в "Полярной звезде", затем в "Русской мысли" и "Речи", я высказывал все те же мысли и почти теми же словами, к которым теперь, после тяжелого опыта, пришли гг. Потресов, Левицкий и др." ("Речь" от 29 августа 1910 г.).

 

Об этих "объятиях Изгоева" (слова Ленина), действительно, было много упоминаний в статьях Ленина и др. (об ответе на них Потресова см. ниже примеч. 20).

 

14. Речь идет о подготовке к изданию газеты "Звезда" (история последней изложена в вводном очерке к данному разделу29). К В. Д. Бонч-Бруевичу в руководящих кругах социал-демократической эмиграции еще с конца 1890-х годов существовало несколько настороженное отношение из-за его предпринимательских наклонностей, и в эмиграции по рукам ходил ряд сатирических стихотворений относительно его деятельности (стихотворение, написанное Луначарским в 1904 - 1905 гг., начиналось словами: "С своей Бончихою голодной выходит на дорогу Бонч"), но Ленин относился к нему с доверием и в трудные моменты прибегал к его помощи. Так, осенью 1903 г., когда после раскола на Втором партийном съезде в течение нескольких месяцев в редакции "Искры" держался блок Ленина с Плехановым, Бонч-Бруевич был поставлен Лениным во главе издательства и экспедиции. Именно на этот факт намекает Мартов.

 

15. Литературный коллектив меньшевиков, который составлял редакцию "Голоса социал-демократа" (в него входили Аксельрод, Дан, Мартов, Мартынов и Маслов).

 

16. Илья Климов (настоящая фамилия Илья Эренбург - тезка и двоюродный брат известного писателя Ильи Эренбурга, который тогда тоже жил эмигрантом в Париже) - социал-демократ, меньшевик, живший в 1908 - 1917 гг. в Париже и сотрудничавший в меньшевистской печати; в 1917 - 1919 гг. активный деятель меньшевистской организации в Петербурге и Харькове; погиб в 1919 г. в боях против Деникина под Харьковом. Данная его статья в "Нашей заре" не появилась.

 

17. Степан Голубь, он же Глебов-Путиловский - настоящая фамилия Н. Н. Глебов (род. в 1883 г.), социал-демократ с 1901 г., депутат от рабочих Путиловского завода в петербургском Совете рабочих депутатов в 1905 году. В последующие годы эмигрант в Париже, выпустивший брошюру "Через плотину интеллигентщины. (Письмо рабочего к интеллигентам и рабочим нашей партии)", с предисловием Плеханова (1908 г.), и журнал "Пролетарское знамя" (N 1). В 1917 - 1918 гг. принадлежал к организации меньшевиков и играл роль в движении "собрания рабочих - уполномоченных фабрик и заводов Петербурга30. С 1920 г. - большевик. Погиб в годы "ежовщины". Его статья в "Нашей заре" не появилась.

 

18. В это время в Петербурге оформилась "Инициативная группа" социал-демократов-меньшевиков, в состав которой вошел ряд видных деятелей профессиональных союзов и др. открытых рабочих организаций.

 

19. В N 8 - 9 "Нашей зари" за 1910 г. напечатана статья Е. Смирнова: "Политические партии и установившийся строй", в которой имеется ряд критических замечаний по поводу "произведения" Плеханова о "так называемых легальных организациях" (речь идет, несомненно, о N 12 "Дневника социал-демократа", где напечатана статья: "Легальные рабочие организации и Российская социал-демократическая рабочая партия"). Смирнов обвинял Плеханова в "полном игнорировании российской действительности".

 

20. В N 8 - 9 "Нашей зари" была напечатана статья Потресова "Критические наброски. По поводу выступлений одного юркого человечка" (с. 66 - 78) с резким ответом на статью Изгоева в N 8 "Русской мысли" за 1910 год. В этой статье Потресов, дав общую резкую характеристику приемов Изгоева, обстоятельно показывает, что теперешняя критика Потресовым социал-демократической практики неразрывно связана со всеми его прежними

 
стр. 23

 

высказываниями относительно "непригодности партийного аппарата, о необходимости его радикального преобразования силами пробуждающегося к самодеятельности пролетариата" (с. 76).

 

21. Ортодокс (Л. И. Аксельрод) была недовольна статьей В. Левицкого "Ликвидация или возрождение" (N 7 "Нашей зари" за 1910 г.), но своего ответа на нее не напечатала.

 

22. О чьей статье идет речь, установить точно не удается: в "Нашей заре" за этот период таких статей не появлялось. Возможно, что речь идет о Ф. А. Семенове ("рабочий Булкин"), который в начале 1910 г. был выслан из Петербурга и для настроений которого была особенно характерна его именно озлобленность против партии, как аппарата, захваченного интеллигентами.

 

23. Мартов имеет в виду решение, принятое Заграничным бюро ЦК 26 или 27 октября 1910 г., запросить социал-демократическую думскую фракцию, "почему редакция газеты не образована на основе того состава, который единогласно был избран последним пленумом ЦК" (решение это опубликовано в "Пролетарской революции", т. 56, с. 128).

 

24. В N 10 "Современного мира" за 1910 г. была напечатана статья Н. Иорданского "О ликвидаторстве", написанная в определенно "антиликвидаторском" духе. Она действительно была экзаменом для Иорданского в вопросе об его пригодности для роли редактора "Звезды".

 

25. Это были дни подготовки выпуска N 1 "Рабочей газеты"31 (датирован 12 ноября 1910 г.), соглашение об издании которой между Лениным и Плехановым было достигнуто в Копенгагене одновременно с соглашением об издании "Звезды". Плеханов дал статью для N 1 "Рабочей газеты", и в Париже происходили совещания "ленинцев" с "плехановцами" о совместной редакции, но соглашение достигнуто не было, и от сотрудничества в "Рабочей газете" "плехановцы" вскоре отошли (кроме статьи Плеханова в N 1 была напечатана еще только статья X. Раппопорта в N 2) - по-видимому, под влиянием "большевиков-примиренцев" (Любимов, Лозовский" и др.), которые как раз в это время резко выступили против Ленина на фракционных собраниях большевиков за его поход против Троцкого (Ленинский сборник, т. XXV, с. 71 - 73). От сотрудничества с большевиками в деле организации групп содействия "Рабочей газете" Плеханов уклонился (Г. ШКЛОВСКИЙ". Из моих воспоминаний. - Записки Института Ленина, вып. 1, 1927, с. 109 - 110).

 

26. Такова была информация, которую Ленин официально сообщал тогда Заграничному бюро ЦК (заявление Ленина и Зиновьева в ЗБЦК от 26 октября 1910 г. - Пролетарская революция, т. 58, с. 127 - 128). Эта информация была заведомо для Ленина неверной. В действительности группа Ленина на "Звезду" при ее основании дала 3 тыс. рублей, причем первые полторы тысячи Полетаев получил уже в сентябре месяце (см. воспоминания Н. Г. Полетаева "Звезда", напечатанные в журнале "Октябрь", май 1928, с. 162). Позднее группа Ленина высылала на "Звезду" еще значительные добавочные суммы.

 

27. В копии переписки Мартова с Потресовым, которая имеется в распоряжении редакции "Материалов", стоит: "Мне глупо возражает на нее Каутский". Это явная ошибка переписчика (или описка самого Мартова), так как никакой статьи Каутского против Мартова в "Нейе Цайт" не появлялось. В "Нейе Цайт" Мартову отвечал не Каутский, а Карский (Ю. Мархлевский), напечатавший в N 4 от 28 октября 1910 г. статью "Missverstandniss" ("Недоразумение"] (ее содержание было согласовано Карским с Лениным - см. ЛЕНИН. Соч., т. XIV, с. 352 - 356)34. Именно об этой статье писал Мартов Аксельроду 2 ноября 1910 г., прибавляя, что он собирается "разделать этого пана" (Письма Аксельрода, с. 208). Несомненно, что именно о ней пишет Мартов и Потресову, поэтому мы выправляем эту ошибку в тексте. Ответ Карскому Мартов не написал: редакция "Нейе Цайт" считала нежелательным продолжение полемики на эту тему, и именно поэтому еще раньше отклонила статью Ленина.

 

28. Как видно из дальнейшего (см. док. N 52), здесь вышло недоразумение: Мартов имел в виду не ту статью Левицкого, которая вызвала недовольство Л. И. Ортодокс, а другую, которая была отклонена редакцией "Нашей зари" и появилась в Москве: "К вопросу об образовании рабочих партий на Западе" (Жизнь, N 1).

 

29. В Москве, на похоронах проф. С. А. Муромцева, бывшего председателя Государственной думы, 7 октября ст.ст. 1910 г. состоялась внушительная демонстрация, которую "Московские ведомости" тогда квалифицировали как "нечто вроде всенародного голосования за кадетов"; в демонстрации этой принимали участие и представители демократических слоев общества. Ее оценку дал А. Мартынов: "С. Муромцев и его похороны" (Голос социал-демократа, N 23).

 

30. Эту статью Мартов написал: "Борьба с рабочим движением во Франции" (Наша заря, N 11 - 12 за 1910 г.).

 

31. В октябре 1910 г. Аксельрод прочитал в русском социал-демократическом клубе в Женеве три реферата на тему "Источники разногласий между так называемыми "партийцами" и так называемыми "ликвидаторами"". Краткое изложение их дано в N 22 "Голоса социал-демократа", с. 13 - 14; просмотренная Аксельродом их запись (ее сделал Е. А. Ананьин-Чарский35)

 
стр. 24

 

была напечатана в NN 1 и 3 "Нашей зари" за 1911 г. под названием "Об антиликвидаторстве и его исторических корнях". Зиму 1910 - 1911 г. Аксельрод прожил в Цюрихе, предыдущую зиму он жил в Париже. В Цюрихе жил тогда и Мартынов. 31а. Денег на нее дают не одну тысячу рублей, а две тысячи. По-видимому, затруднение заключается в том, что фракция в целом не желает нести ответственности за газету и ее направление. - Примеч. документа.

 

32. Как внутри самой социал-демократической думской фракции, так и в кругах обслуживавших ее "сведущих людей" в это время происходили группировки, ослаблявшие влияние официального меньшевизма. Целый ряд таких сведущих людей, которые раньше шли с меньшевиками, но которые своей литературной работой были связаны с "Современным миром" и его редактором Иорданским (В. Веселовский36, А. Лосицкий37, Чернышев и др.), как раз в это время начали переходить в лагерь Иорданского.

 

33. Статья Потресова "О Плеханове" (Наша заря, 1910, N 10, с. 87 - 100). В ней Потресов сопоставлял высказывания Плеханова 1909 - 1910 гг. с его же выступлениями 1905 - 1907 годов.

 

34. Литературный фонд (в просторечии "Литературка") в 1910 г. создал "суд чести", в состав которого были избраны В. И. Засулич, А. Н. Потресов, Н. Д. Соколов, В. В. Водовозов38, П. Д. Боборыкин39, Г. А. Градовский и др. Какого рода "скандал" в это время разразился в "Литературке", точно установить не удается.

 

35. Вейдемюллер Карл Людвигович (иногда пользовался псевдонимом К. Надев), тяготевший к социал-демократии писатель, в те годы один из ближайших сотрудников "Современного мира" (вел в нем отдел "За границей"), пайщиком которого он был.

 

36. Партийным социал-демократическим клубом в 1910 - 1911 гг. называла себя венская группа содействия РСДРП, существовавшая в Вене с 1904 года. В этот клуб входили социал-демократы различных течений, но руководящую роль играли сторонники "Правды" Троцкого. Печатаемая ниже резолюция клуба была выпущена двумя изданиями; второе, на тонкой бумаге, было сделано, конечно, для пересылки в Россию (Библиографический указатель Валка, NN 1644 и 1643; перепечатана в "Социал-демократе", N 19 - 20, приложение).

 

37. "Рабочая газета" выходила под редакцией Ленина, Зиновьева и Каменева в Париже с 12 ноября 1910 по 12 августа 1912 г. (вышло 9 номеров). "Обращение редакции "Рабочей газеты"" - это воззвание "От редакции "Рабочей газеты". Несколько слов товарищам рабочим" (Библиографический указатель Валка, NN 1105 - 1106). Перепечатано в книге "Революция и ВКП(б)", т. VI, с. 462 - 46540, причем там ошибочно указано, что это обращение взято из N 1 "Рабочей газеты", где оно в действительности напечатано не было. В этом обращении редакция "Рабочей газеты" заявляет, что она будет проводить политику решительного размежевания, как против того "полуанархического течения в партии, которое зовется "отзовизмом", так и против того полулиберального течения, которое называется "ликвидаторством", но будет стремиться ко всяческому сближению с меньшевиками-"партийцами"".

 

38. Смерть Л. Н. Толстого (20 ноября 1910 г.) вызвала отклики во всей России, которые наиболее сильное выражение нашли в студенческих демонстрациях в Петербурге и Москве (24- 25 ноября 1910 г.). Письмо Потресова к Дану не сохранилось.

 

39. Из этой несколько запутанной фразы видно, что Мартов опасался искусственного форсирования массового движения (особенно террористическими актами, о которых тогда - после разоблачения Азефа - очень много говорили в эмиграции), так как это дает правительству возможность мерами террора в самом начале задавить начинающееся оживление рабочих организаций.

 

40. 28 ноября в парижских газетах появилась телеграмма об арестах в Петербурге 13 членов "Бюро профессиональных союзов". Это сообщение было не вполне точным. Аресты действительно были произведены весьма значительные, в том числе и среди деятелей профессиональных союзов, но, насколько удается выяснить по опубликованным воспоминаниям и документам, оформленного "Бюро профсоюзов" (т.е. Центр[ального] бюро) в это время не существовало; была только попытка его восстановить. Перед этим в русских газетах были напечатаны сообщения о переговорах между рабочими и студентами в Петербурге об устройстве общей демонстрации в связи со смертью Толстого под лозунгом отмены смертной казни (вопрос о последней тогда стоял очень остро); в рабочих организациях шли споры по этому вопросу (см., например, "Социал-демократ", N 18, с. 12), но никакого общего решения принято не было. Демонстрация в Петербурге состоялась 25 ноября, участвовали в ней главным образом студенты (см. ниже примеч. 57).

 

41. Речь идет, по-видимому, о Елене Осиповне Коневой, старой социал-демократке и личном друге семьи Аксельрод, которая в те годы принимала активное участие в меньшевистской работе в открытых рабочих организациях. Осенью 1910 г. она приезжала за границу. Ей принадлежит статья "Наездники "антиликвидаторства"", напечатанная в N 24 "Голоса социал-демократа", приложение, с. 1 - 2.

 
стр. 25

 

42. Евгений Аркадьевич Ананьин (литературный псевдоним в легальной печати - Е. Чарский, и в зарубежной - Е. Аркадьев), меньшевик из Петербурга, незадолго перед тем приехавший за границу и информировавший редакцию "Голоса социал-демократа" о положении дел в меньшевистских кружках Петербурга. (Ананьин Е. А. (1887 - 1965) - социал-демократ с 1905 г., с 1906 г. меньшевик. С 1907 г. находился в эмиграции. Являлся секретарем Аксельрода. Во время первой мировой войны меньшевик-интернационалист. В течение многих лет работал профессором русской истории в итальянских университетах. - Ю. Ф., Г. Ч.).

 

43. После Копенгагенского конгресса, на котором случайно социал-демократическая фракция была представлена не Предкальном, который был ею для этого избран, а Полетаевым и Покровским, во фракции начал складываться блок "ленинцев" с "плехановцами" при некотором попустительстве "кавказцев" Чхеидзе и Гегечкори. В ход переговоров о газете ("Звезда") не был посвящен, например, член Государственной думы Г. С. Кузнецов, рабочий от Екатеринославской губернии, который в предыдущие годы наибольшей реакции был единственным депутатом социал-демократов, регулярно поддерживавшим личные связи с рабочими организациями и выпускавшим за своей подписью информационные письма к рабочим-избирателям. Его острые личные конфликты на этой почве с Покровским играли известную роль в изменении позиции последнего, до того времени одного из наиболее умеренных меньшевиков в думской фракции.

 

44. См. выше примеч. 23.

 

45. Насколько удается установить, такое "увещание" Аксельродом не было послано.

 

46. В статье "Куда пришли" ("Голос социал-демократа", N 23) Мартов предостерегал, что "ленинцы" как раз теперь "усиленно стараются внести яд раскола и кружковщины в думскую фракцию", которая до сих пор "с честью выполняла почетную миссию": "выражать собой единство русского социал-демократического пролетариата вопреки кружковым и сектантским проискам".

 

47. В этой же статье Мартов, отвечая Иорданскому, писал о "марксистских" журналах (иронические кавычки принадлежат Мартову), которые "стали главными рассадниками контрреволюционного модернизма" во всех его разновидностях - от "религиозных исканий" и до "санинщины"41.

 

48. Статья В. Левицкого "Ликвидация или возрождение" ("Наша заря", 1910, N 7).

 

49. Об этих замечаниях Маевского Аксельрод писал Дану 24 ноября 1910 г., что ему было трудно читать это письмо Маевского "без досады и некоторой дозы возмущения или раздражения" (Письма Аксельрода, с. 212 - 213).

 

50. Димка - Инна Гермогеновна Смидович-Леман (сестра писателя Вересаева-Смидович), видная участница социал-демократического движения 1901 - 1905 гг.; при большевиках погибла в ссылке. (Смидович И. Г. (1870 - 1940) - являлась секретарем редакции газеты "Искра" в 1901 году. С 1903 г. член меньшевистской фракции. С начала второго десятилетия XX в. отошла от политической деятельности. После 1917 г. подвергалась репрессиям. Работала рабочей на фабрике в Ленинграде. - Ю. Ф., Г. Ч.)

 

50а. Маевский ухитрился даже о разногласии по поводу "левения буржуазии" вспомнить и доказывать, что это не важно. Чудак! Не мы же открыли, что это важно. - Примеч. документа.

 

51. Подробности этого инцидента нам неизвестны.

 

52. П. А. Берлин в это время стал редактором журнала "Новая жизнь". (Берлин Павел Абрамович (1878 - 1962) - исследователь общественных движений в России, публицист. Стоял близко к меньшевистской фракции социал-демократов. - Ю. Ф., Г. Ч.).

 

52а. Не разобрано. - Ред.

 

52б. И увы! прочтут ее здесь лишь очень немногие. - Примеч. документа.

 

53. "Русские ведомости", 1861 - 1918, ежедневная газета, выходившая в Москве и бывшая главным органом "профессорского либерализма".

 

54. Ежемесячный журнал "Мысль", Москва, декабрь 1910 - апрель 1911 гг., 5 номеров. Был первым легальным органом группы правоверных "ленинцев".

 

55. К этому времени относится кризис в переговорах между группой Ленина и социал-демократической думской фракцией по вопросу об издании "Звезды". Ленин 14 ноября 1910 г. писал Горькому: "Совсем было наладили в Питере еженедельную газету вместе с думской фракцией (тамошние меньшевики клонят, к счастью, не к ликвидаторам, а к Плеханову), да дело затормозилось опять черт знает из-за чего" (Ленинский сборник, т. XIII, с. 191)42. В действительности причиной кризиса было требование Ленина обеспечить ему большинство в редакции (он настаивал, чтобы в ее состав был включен большевик Тарутин43 вместо Иорданского). Как видно из письма Свердлова к Ленину, захваченного 29 ноября при аресте Свердлова, депутаты были "недовольны ультимативным характером переговоров" (Красная летопись, т. XII, с. 179). Замечание Потресова об "изъятиях" относится, по-видимому, именно к Свердлову.

 

56. Т.е. сообщения газет об аресте "Бюро профессиональных союзов".

 
стр. 26

 

57. 24 ноября в Петербурге была демонстрация на Невском; участвовали главным образом студенты, лозунгом было требование уничтожения смертной казни. В университете были сходки. Полиция избивала демонстрантов и была введена в университет. Петербургский градоначальник запретил писать об этом в газетах, но социал-демократическая думская фракция внесла запрос, и история вскрылась.

 

58. "Тюремные события" - это волна телесных наказаний, которые по приказу из центра стали применяться по каторжным тюрьмам. 19 ноября были массовые порки заключенных каторжан в Вологде, 27 ноября - в Нерчинском районе. 27 ноября в ответ на эти репрессии на каторге в Зерентуе покончил самоубийством Е. Сазонов44 (член Боевой организации партии социалистов-революционеров, 28 июля 1904 г. бросивший бомбу в Плеве, министра внутренних дел). Эти события вызвали обострение волнений в университетах.

 

59. Этот вывод Мартов делал из факта подачи Лениным, Зиновьевым и Каменевым 5 декабря 1910 г. официального заявления в ЗБЦК с сообщением о расторжении соглашения, заключенного на пленуме ЦК для возвращения большевикам денежных сумм, которые были ими внесены "держателям" (текст этого заявления см. ЛЕНИН. Соч., т. XV, с. 561), и произведенной ими же одновременно рассылки "Открытого письма ко всем социал-демократам-партийцам" (Ленинский сборник, т. XXI, с. 289 - 30245). Этот последний документ напечатан по черновику, и точных доказательств, что это "Открытое письмо" было тогда размножено и разослано, не имеется. Но несомненно, что именно такую аргументацию Ленин и его ближайшие помощники развертывали тогда при обсуждении этого вопроса на собраниях во Второй (большевистской) "группе содействия". Заявление, которое немногим позднее было подано Лениным и другими в ЦК (т.е. послано Ногину в Россию) - оно напечатано в "Ленинском сборнике", т. XXV, с. 74 - 76, - показывает, что этот шаг Ленина и других вызвал сильное сопротивление даже среди руководящих кругов самой большевистской фракции, где оспаривали право Ленина, Зиновьева и Каменева выступать от имени большевистской фракции. С точки зрения формальной партийной легальности это указание было вполне обоснованным. Сам Ленин право этой "тройки" представлять большевистскую фракцию выводит из соответствующего права большевистской делегации на пленуме января 1910 г. (Ленинский сборник, т. XXV, прим. на с. 74), причем он заявляет, что из шести большевистских делегатов на пленуме заявление от 12 декабря 1910 г. подписано тремя, а от четвертого, Мешковского-Гольденберга, он имеет письменную доверенность распоряжаться его голосом. Текст этой последней доверенности нигде и никогда Лениным приведен не был, но Ленин сам (в том же примечании) предвидит возможность отречения Мешковского от той доверенности. Таким образом, и по счету самого Ленина выходит, что под его заявлением стоит три подписи из шести большевиков - делегатов на январском пленуме. Но с формально партийной точки зрения на пленуме было не шесть делегатов-большевиков, а только четыре, так как Ленин и Каменев на нем присутствовали лишь с совещательным голосом, причем Каменев формально вообще не был ни членом, ни кандидатом в члены ЦК (он не входил в большевистский список избранных на Лондонском съезде 1907 г.). Если же брать эту четверку, которая одна и была с точки зрения формальной представительницей фракции, заключившей соглашение с партией на январском пленуме, то из нее под ленинским заявлением 5 декабря о разрыве январского договора стояла лишь одна подпись, а имено подпись Зиновьева. Относительно еще двух членов этой четверки - Дубровинского и Ногина - известно, что они вообще перестали рассматривать себя как членов фракции Ленина. Любимов ("Марк"), старый и близкий друг Дубровинского, ближайший сотрудник последнего по эмиграции 1909 - 1910 гг., рассказал, что после январского пленума Дубровинский отказался принимать какое-либо участие в жизни большевистской фракции (см. МАРК. Иннокентий [Иосиф Федорович Дубровинский]. - За партию, N 5, Париж, 1914, с. 3 - 4). Таким образом, заявление Ленина и др. от 5 декабря о расторжении январского соглашения было с формальной общепартийной точки зрения заявлением лишь меньшинства бывшей фракции большевиков.

 

60. После разрыва, происшедшего на совещании 3 октября 1910 г. между Лениным, Зиновьевым и Каменевым, с одной стороны, и группой большевиков-примиренцев во главе с Любимовым, Лозовским и Владимировым46, с другой (Ленинский сборник, т. XXV, с. 71 - 72), Ленин на время потерял большинство внутри парижской большевистской группы содействия и в течение последних месяцев 1910 г. за границей выступал от имени "кружка друзей "Рабочей газеты"", в состав которого входили только ближайшие его политические единомышленники. Но в самом конце 1910 г. и в начале января 1911 г. Ленину удалось на время преодолеть это сопротивление группы Любимова и др. (см. ниже док. N 59 и комментарии к нему).

 

61. Незадолго перед тем большевики-"впередовцы" (наиболее видным среди них был М. Цхакая), составлявшие большинство в тамошнем "идейном кружке большевиков", решили обратиться с "Открытым письмом" к социал-демократам всех фракций. Это письмо посвящено характеристике внутрипартийной политики, проводимой Лениным. "Письмо" это, по-видимому, не было размножено. Во всяком случае оно не зарегистрировано в Библиографичес-

 
стр. 27

 

ком указателе Валка и его нет ни в собрании Б. И. Николаевского, ни в архиве Бунда, ни в архиве Алексинского. Выдержки из него приводит только "Голос социал-демократа", N 23, с. 16. Из них видно, что женевские "впередовцы" обвиняли Ленина и руководимый им ЦО партии, "Социал-демократ" в том, что они теперь объявляют "ликвидаторами" всех своих противников - "голосовцев", "впередовцев" и "правдовцев". "Используя центральные учреждения для ликвидации единства партии, - говорится в "Письме", - эти люди ("захватившие теперь в свои руки центральные учреждения партии"), называющие себя "партийцами", со слепою яростью истых фракционеров набрасываются на всякого, кто принимается за положительную работу над действительным объединением и возрождением партии". "Письмо" призывает всех, "кто умеет ценить единство пролетарской организации", объединяться, чтобы "раз навсегда положить конец дикому хозяйничанию одной зарвавшейся фракции в целой партии". Вскоре после этого выступила и группа "Вперед" как целое (см. ниже док. N 60 и комментарии к нему).

 

62. См. ниже док. N 59 и комментарии.

 

63. Это был митинг, созванный 19 декабря 1910 г. в Париже по инициативе партии социалистов-революционеров. В организации митинга принимали участие представители всех социалистических партий; ораторами выступали Рубанович47 (от социалистов-революционеров). Дан (от меньшевиков), Каменев (от ленинцев), Алексинский (от группы "Вперед"), В. Серошевский48 (от "Правицы" ППС49), Громадская (от "левицы" ППС), Владимиров и Фрида50 (от Бунда), Ледер (от ПСД) и Чернов51 (от партии социалистов-революционеров). Подробный отчет напечатан в N 13 "Известий областного заграничного комитета" партии социалистов-революционеров").

 

64. Статья Потресова - это "О Плеханове" (Наша заря, 1910, N 10, с. 87 - 100).

 

65. М. Н. Неведомский-Миклашевский, в 1890-х гг. связанный с поздними народовольцами, в 1900-х гг. принадлежал к числу писателей и критиков марксистского лагеря. Мартов пишет о его статье "Смерть Льва Толстого" (Наша заря, 1910, N 10, с. 5 - 12).

 

66. В. БАЗАРОВ (В. В. Руднев). "Толстой и русская интеллигенция" (Наша заря, 1910, N 10, с. 43 - 52). "Заметки" о ней ни в "Нашей заре", ни где-либо в другом издании Мартов не поместил.

 

67. N 1 "Звезды" вышел 16 декабря ст.ст. В передовой статье "Наша задача" газета становилась на позицию решительного "размежевания на два фронта", т.е, как против "ликвидаторов", так и против "отзовистов": "Мы не можем, - говорилось в ней, - ни отзывать себя из круга борющихся в России общественных групп, ни ликвидировать себя в чаянии какого-то лучшего будущего"; "Предшествующая история марксизма создала некоторые формы общественной связи единомыслящих. Эти старые формы нужно, как богатство, умножать, а не расточать"; "Мы будем удовлетворены и тем, если газете удастся, не впадая в полемические увлечения различных фракций, с успехом отстаивать духовные сокровища последовательной демократии, на которые теперь дерзко посягают и явные враги и ложные друзья". Автором этой статьи был Иорданский, но она была тщательно проредактирована всей редакцией (Бонч-Бруевич, Иорданский и Покровский).

 

68. "Обслуживающие" - это "сведущие лица", работавшие при социал-демократической думской фракции по выработке различных законопроектов, по составлению запросов, подготовке речей и т.д. По неписаной конституции, которая существовала, лица, решениями фракции включенные в состав таких "сведущих лиц", пользовались известными правами при решении вопросов, касавшихся деятельности фракции. От решения вопросов, связанных с газетой, они были отстранены, и на этой почве были весьма острые трения, особенно обострившиеся в связи с начавшимися вскоре конфликтами по вопросу о петиционной кампании (см. ниже док. N 66 и комментарии к нему).

 

69. Этим "общим знакомым" был К. М. Ермолаев ("Роман"), который около этого времени выехал за границу, где провел около года (проживал главным образом в Берлине). Ермолаев привез заграничным меньшевикам известие о создании меньшевиками в Петербурге "Инициативной группы", одним из главных работников которой он был.

 

70. Это замечание Потресова говорит о его несогласии с заключительным выводом статьи Мартова "Куда пришли" (Голос социал-демократа, N 23): "Рабочая партия должна возродиться как РСДРП, если только окажется какая-нибудь возможность спасти организацию последней от вырождения и приспособить к новым потребностям новой эпохи". Потресов и ряд его ближайших единомышленников считали такое развитие уже невозможным.

 

71. Эти мысли Потресов развил в статье "О чертополохе безвременья" (Наша заря, 1911, N 3, с. 71 - 88).

 

72. В N 1 "Мысли" (декабрь 1910 г.) Ленин напечатал статью "Герои оговорочки"52, направленную не только против Потресова и Базарова, но и против Неведомского.

 

73. Это письмо Левицкого (он был тогда секретарем "Нашей зари") не сохранилось. Попытку перейти на "Заметки публициста" Мартов сделал, и в "Нашей заре" за 1911 г. напечатаны две его статьи под заголовками "Беглые заметки".

 
стр. 28

 

74. Bс. Изм. Срезневский53, заведовавший тогда рукописным отделом библиотеки Академии Наук в Петербурге, организовал при нем собирание подпольной и зарубежной русской литературы, получать доступ к которой можно было только по специальному разрешению заведующего. В период после 1905 г. Срезневский такие разрешения легко давал всем, кто имел отношение к литературе и науке, в результате библиотека Академии Наук на Васильевском острове стала единственным местом в Петербурге, где свободно получались все русские издания, выходившие за границей, и где можно было с ними знакомиться. Потресов неоднократно обращался к редакторам "Голоса социал-демократа" с просьбой о регулярной высылке в эту библиотеку также и всех меньшевистских изданий.

 

Примечания

 

Ю. Г. Фельштинского и Г. И. Чернявского к док. NN46 - 55

 

1. Гольдман-товарищества - одна из форм кооперативных потребительских обществ в России, в которых проповедовались анархистские идеи местного самоуправления.

 

2. "Возрождение" - социал-демократический журнал, выходивший с 1908 г.; в 1910 г. был закрыт властями. Стоял на позициях постепенного перехода к легальной политической деятельности. Вместо него стал издаваться журнал "Жизнь" (выходил до сентября 1910 г. и также был закрыт).

 

3. Курлов Павел Григорьевич (1860 - 1923) - генерал-лейтенант, губернатор киевский, затем минский, в 1909 - 1911 гг. товарищ министра внутренних дел и главнокомандующий отдельного корпуса жандармов. С 1918 г. в эмиграции. Участвовал в деятельности зарубежных монархических организаций. Автор воспоминаний "Гибель императорской России" (1923 г.).

 

4. Форштанд (правление) - руководящий орган Социал-демократической партии Германии.

 

5. Это и некоторые другие письма этого периода см. также в кн.: Ю. О. Мартов и А. Н. Потресов. Письма. 1898 - 1913. М. 2007.

 

6. Панин (Макодзюб Марк Саулович, "Антон") (1876- ?) - киевский журналист, меньшевик. В сентябре 1917 г. был участником Демократического совещания.

 

7. Дижур Сергей Захарович (? -1921) - меньшевик.

 

8. Имеется в виду съезд Социал-демократической партии Германии в Магдебурге в 1910 г., на котором рассматривался вопрос о положении ревизионистов в партии и были отклонены требования об их исключении.

 

9. Голубь Степан (Глебов Н. Н.) (1883- ?) - эмигрант, социал-демократ, близкий к меньшевикам.

 

10. "Звезда" - легальная социал-демократическая газета. Выходила в Петербурге в декабре 1910 - апреле 1912 года. В газете преобладали большевики и меньшевики-партийцы (сторонники Плеханова). До осени 1911 г. газета официально являлась органом социал-демократической фракции Государственной думы. С октября 1911 г. стала чисто большевистской. В апреле 1912 г. была заменена ежедневной большевистской газетой "Правда".

 

11. Речь идет о том, что рабочее законодательство Франции в начале XX в. было отсталым по сравнению с другими европейскими странами. Только в 1900 г. был введен закон об 11-часовом рабочем дне, в 1906 г. установлен обязательный ежегодный отдых; фактически отсутствовало социальное обеспечение. В 1910 г. в Палате депутатов Франции по этому комплексу вопросов проходили дебаты; депутаты-социалисты характеризовали правительственный курс в рабочем вопросе как "политику ежовых рукавиц".

 

12. "Они избрали благую часть, и отказавшись от замужства на земле, считаются уже в семействе Ангелов. Да поселит в тебя пример сей соревнование" (Тертуллиан. Послание к жене).

 

13. Маевский Е. (Гутовский Викентий Аницетович) (1875 - 1918) - меньшевик. После революции 1905 - 1907 гг. выступал за легализацию партии, был объявлен большевиками ликвидатором. Сотрудничал в журнале "Новая заря", газете "Луч". Во время первой мировой войны оборонец.

 

14. "Киевская мысль" - ежедневная политическая и литературная газета леволиберального направления (1906 - 1918 гг.). Являлась наиболее крупной по тиражу русской провинциальной газетой начала XX века. Была закрыта большевиками как кадетский орган, хотя к партии кадетов отношения не имела.

 

15. Вержболов (Вержболово) (ныне г. Вирбалис в Литве) - основной пограничный пункт на прусской границе.

 

16. Международный социалистический конгресс в Копенгагене - восьмой конгресс II Интернационала (28 августа - 3 сентября 1910 г.). Конгресс подтвердил антимилитаристские принципы Интернационала и решения о единстве профсоюзов, потребовал объединения всех социалистических течений в национальном масштабе. Конгресс отверг проект резолю-

 
стр. 29

 

ции Ленина по вопросу о кооперации, в котором содержалась попытка превратить кооперативные объединения в форму организации революционных сил.

 

17. Николаевский ошибается. Конфликт как таковой в делегации РСДРП не произошел. Вся делегация единодушно объединилась против Троцкого, правда, с различной степенью остроты и озлобления по поводу вынесения "сора из избы". Особенно негодовали Плеханов и Ленин.

 

18. Одно слово прочитать не удалось.

 

19. Медем Владимир Давидович (1879 - 1923) - один из лидеров Бунда, член РСДРП с 1903 г., в 1907 - 1912 гг. член ее ЦК и член Заграничного комитета партии. В 1917 - 1920 гг. возглавлял организацию Бунда в Польше, а с 1920 г. в США.

 

20. Последние приводимые Николаевским факты как раз и свидетельствуют о том, что реальных разногласий по поводу статьи Троцкого в российской делегации не было.

 

21. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 19, с. 358 - 376.

 

22. Там же, с. 355 - 357.

 

23. ЛЕНИН В. И. Предисловие к русскому изданию брошюры К. Каутского "Нет больше социал-демократии!" - Полн. собр. соч. Т. 12, с. 353 - 354.

 

24. "Начало" - ежедневная социал-демократическая (меньшевистская) газета (Петербург, ноябрь-декабрь 1905 г.). Редактировал газету Троцкий. В издании участвовали Мартов, Аксельрод и др.

 

25. Кузнецов Георгий Сергеевич (1881- ?) - депутат III Государственной думы от Екатеринославской губернии, меньшевик.

 

26. В примечании описка. Имелось в виду прямо противоположное - обособление группы, враждебной Каутскому и Гильфердингу.

 

27. "Leipziger Volkszeitung" ("Лейпцигская народная газета") - ежедневная газета, орган левого крыла СДПГ. Редактировал Ф. Меринг с участием Р. Люксембург, К. Либкнехта и К. Цеткин. В 1917 - 1922 гг. являлась органом Независимой социал-демократической партии Германии. В 1922 - 1933 гг. вновь газета СДПГ. Издание возобновилось после второй мировой войны.

 

28. Слово прочитать не удалось.

 

29. Вводные очерки к этому разделу, как и ко всем последующим, написаны Николаевским не были.

 

30. Собрание уполномоченных фабрик и заводов Петрограда - движение, организованное в основном меньшевиками в марте - июле 1918 года. На предприятиях избирались уполномоченные, которым удалось несколько раз провести свои общие собрания (их также называли чрезвычайными собраниями). На них выдвигались требования экономического характера, а также реального участия рабочих в управлении производством. В июле 1918 г. организаторы движения были арестованы, и оно сошло на нет. См. сб. документов: Собрание уполномоченных и питерские рабочие в 1918 г. СПб. 2006.

 

31. "Рабочая газета" - издание большевиков (Париж, ноябрь 1910 - август 1912 г.). Вышло девять номеров. Руководителем газеты был Ленин. Материальную помощь ей оказывал Горький.

 

32. Лозовский А. (Дридзо Соломон Абрамович, 1878 - 1952) - социал-демократ с 1901 года. С 1903 г. большевик, позднее отошел от большевизма, с 1917 г. вновь стал большевиком. В 1921 - 1927 гг. являлся генеральным секретарем Красного интернационала профсоюзов (Профинтерна). Затем был директором Госиздата. В 1936 - 1946 гг. зам. наркома (министра) иностранных дел СССР. Руководил Совинформбюро. В 1947 г. был смещен с ответственных постов. Некоторое время заведовал кафедрой истории международных отношений и внешней политики Высшей партийной школы при ЦК ВКП(б) и был ответственным редактором 1-го тома (1948 г.) "Дипломатического словаря". В январе 1949 г. был арестован; на закрытом судебном процессе по делу Еврейского антифашистского комитета (1952 г.) приговорен к смертной казни вместе с рядом деятелей науки и культуры.

 

33. Шкловский Григорий Львович (1875 - 1937) - социал-демократ с 1898 года. Примыкал к большевикам. В 1909 г. бежал из ссылки и эмигрировал в Швейцарию. Был делегатом большевиков на Базельском конгрессе II Интернационала (1912 г.). В 1917 г. возвратился в Россию, работал в Наркоминделе. Примыкал к объединенной оппозиции в ВКП(б), но вскоре от нее отошел. Затем занимал низовые хозяйственные должности. Расстрелян.

 

34. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 47, с. 269 - 274.

 

35. См. примеч. Николаевского N 42.

 

36. Веселовский Владимир Борисович в это время входил в Партию социалистов-революционеров.

 

37. Лосицкий Александр Евгеньевич (1869- ?) - экономист, статистик. Автор ряда книг о статистике землевладения, о народонаселении, о крестьянском хозяйстве. После 1917 г. заведовал отделом статистики потребления и бюджетов ЦСУ РСФСР, затем СССР. Профессор.

 
стр. 30

 

38. Водовозов Василий Васильевич (1864 - 1933) - писатель и журналист. Примыкал к трудовикам. Подвергался арестам. Автор ряда статей в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона. После Октябрьского переворота 1917 г. удалился в частную жизнь. В 1933 г. эмигрировал.

 

39. Боборыкин Петр Дмитриевич (1836 - 1921) - писатель и журналист. Длительное время жил за границей. В 1902 г. был избран почетным академиком Академии наук.

 

40. Номер тома не проставлен, однако имелся в виду т. 1. В 8-е изд. "КПСС в резолюциях" это воззвание не включено.

 

41. Имеются в виду сочинения М. П. Арцыбашева, в том числе роман "Санин".

 

42. ЛЕНИН В. И. Поли. собр. соч. Т. 48, с. 1 - 2.

 

43. Тарутин Н. П. (1883- ?) - член Архангельского комитета РСДРП.

 

44. Сазонов (правильно: Созонов) Егор Сергеевич (1879 - 1910) - член Боевой организации эсеров. 15 июля 1904 г. убил министра внутренних дел В. К. Плеве. Покончил с собой в Горном Зерентуе в знак протеста против телесных наказаний каторжан.

 

45. ЛЕНИН В. И. Поли. собр. соч. Т. 20, с. 25 - 37.

 

46. Владимиров (Штейнфинкель) Мирон Константинович (1879 - 1925) - социал-демократ, после революции 1905 - 1907 гг. большевик. Бежал из ссылки и эмигрировал. Вел занятия в школе в Лонжюмо. В 1910 г. порвал с Лениным и поддержал Троцкого. В 1917 г. возвратился в Россию и вступил в большевистскую партию. В 1923 - 1924 гг. нарком финансов РСФСР, с 1924 г. зам. председателя ВСНХ СССР.

 

47. Рубанович Илья Адольфович ("И. Ильяшевич") (1860 - 1927) - один из лидеров партии эсеров. Член Международного социалистичесого бюро. Во время первой мировой войны стоял на патриотических позициях.

 

48. Серошевский Вацлав Леопольдович (1858 - 1945) - польский писатель и политический деятель. Участвовал в национально-освободительном движении. В 1879 г. был сослан в Якутию, там занялся этнографией; писал романы и рассказы. В 1898 г. возвратился в Царство Польское. Участвовал в деятельности Польской социалистической партии - революционной фракции. В 1914 - 1918 гг. в составе легиона Ю. Пилсудского воевал на стороне Германии. В независимой Польше был сенатором и министром.

 

49. Польская социалистическая партия (ППС) была образована в 1893 году. Выступая за воссоздание независимой Польши, партия под руководством Пилсудского добивалась национального воссоединения поляков, проживавших на национальных территориях в России, Германии и Австро-Венгрии. В 1906 г. ППС раскололась на ППС-левицу и ППС - революционную фракцию. ППС-левица постепенно перешла на позиции сотрудничества с российской социал-демократией, в 1918 г. объединилась с СДКПиЛ, образовав Коммунистическую рабочую партию Польши. ППС - революционная фракция выдвигала национальные лозунги, во время первой мировой войны выступила инициатором создания легионов, которые участвовали в военных действиях против России. После войны и образования независимой Польши представители партии входили в правительства. Партия прекратила существование в 1948 г. в результате насильственного объединения ее с компартией и образования Польской объединенной рабочей партии.

 

50. Скорее всего речь идет о Рубинер Фриде Абрамовне (1879 - 1952) - участнице социал-демократического движения в Литве, затем эмигрировавшей в Германию, где она участвовала в деятельности Бунда. В 1918 г. являлась членом компартии Германии и сотрудницей советской дипломатичесакой миссии в Швейцарии. С 1919 г. работала в Москве, в 1922- 1924 и 1933 - 1935 гг. в аппарате Коминтерна. Переводила на немецкий язык работы Ленина, Троцкого и других большевистских руководителей. Во время второй мировой войны преподавала в школе для немецких военнопленных в Красногорске под Москвой. В 1946- 1950 гг. декан факультета марксизма-ленинизма Партийной школы при ЦК СЕПГ.

 

51. Чернов Виктор Михайлович (1873 - 1952) - один из основателей партии эсеров.

 

52. ЛЕНИН В. И. Поли. собр. соч. Т. 20, с. 90 - 95.

 

53. Срезневский Всеволод Измаилович (1867 - 1936) - историк литературы, археограф, палеограф, библиограф, чл. -корр. АН СССР. В Библиотеке Академии наук работал в 1893- 1931 гг., заведовал Рукописным отделением с 1900 года.

 

 


Комментируем публикацию: В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.


Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, № 2, Февраль 2011, C. 3-31

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

РАЗНОЕ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.