публикация №1518105645, версия для печати

Обзоры. АНГЛИЙСКИЙ ПУРИТАНИЗМ XVI - НАЧАЛА XVII в. В ОСВЕЩЕНИИ АНГЛО-АМЕРИКАНСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ ИСТОРИОГРАФИИ


Дата публикации: 08 февраля 2018
Автор: А. В. ИСАЕНКО
Публикатор: БЦБ LIBRARY.BY
Рубрика: РАЗНОЕ


В буржуазной историографии пуританизма ясно прослеживаются два направления, две школы. Одна из них, иногда называемая "консервативной", имеет давние традиции, восходящие еще к самим пуританам XVI-XVII вв., и рассматривает пуританизм как сугубо религиозное течение, не имеющее определенного классового источника. В XIX и первой половине XX в. ведущие позиции в англо-американской историографии занимали "неоконсерваторы", всячески превозносившие национальный характер английской реформации, который якобы выразился в ее умеренности и разумной консервативности. В этой связи радикальность пуританизма сводилась к "энтузиазму более последовательных протестантов, которые старались очистить церковь от остатков папизма"1 .

Традиции "неоконсервативной" школы приобрели особую популярность в современной англо-американской историографии. В годы "маккартизма" реакция в сфере политики отразилась на попытках буржуазных идеологов представить духовным источником американской демократической традиции не Просвещение, а пуританскую идеологию. Это стремление свести к минимуму и извратить роль демократических идей и революционных мыслителей является формой борьбы с современным свободомыслием и материализмом, способом дискредитации современной демократической мысли, являющейся наследницей революционного духа 1776 года2 .

Таким стремлением отличается монография профессора Чикагского университета А. Симпсона, в которой пуританизм рассматривается как движение исключительно религиозное. По словам этого историка, главным признаком пуританизма являлось учение "о спасении", обращенное "не к общественным классам, а к человечеству в целом". Человек, опираясь на "религиозный опыт", мог якобы подготовить себя к восприятию "божественной благодати", которая несла с собой сознание своего назначения в мирской жизни. Это-то, по мнению Симпсона, и отличало пуритан от остальной массы людей и "наделяло их привилегиями и обязанностями избранных"3 . Мысль об "избранности" английских пуритан, наследниками которых Симпсон объявляет первых американских поселенцев и современных баптистов, наилучшим образом укладывается в каноны пресловутой доктрины "американской исключительности". Однако та же мысль в равной мере создает трудности для решения вопроса о времени возникновения пуританизма. Ведь "избранников божьих" можно отыскать в любом поколении. В том, как автор освещает данную проблему, особенно ярко обнаруживается его намерение, весьма характерное для "неоконсервативного" направления в целом, обойти вопрос о классовой природе пуританизма.

Согласно концепции Симпсона, существовало два типа пуритан. Одни - своеобразная "элита", те, которые отвергали всякое внешнее выражение религиозности и усматривали сущность религии в некоем "озарении внутренним светом", который будто бы направляет человека к "нравственному совершенству". В XVI в. проповед-


1 P. Miller. The Puritens. Chicago. 1937, p. 9.

2 См. А. М. Каримский. Социальная философия американского пуританизма. "Вопросы научного атеизма". Вып. 14. М. 1973.

3 A. Simpson. Puritanism in New and Old England. Chicago. 1955, pp. 2, 11.

стр. 184


ническая деятельность этих "святых" якобы привела к появлению у них большого количества последователей, недовольных тем, что правительство, руководствуясь мирскими интересами, вмешалось в дела церкви (королевская реформация. - А. И.), но в то же время не желало отменить те обряды, которые особенно раздражали пуритан. Эти последователи-"ученики", или "масса", второй тип пуритан, - представители из всех слоев общества, вслед за "святыми" наставниками протестовали против нескольких обрядов англиканской церкви, которые мешали им вести успешную войну против греха, "за возрождение всего человечества"4 .

Этот религиозный конфликт, по мнению Симпсона, усугубляла чрезмерная ревность к своим прерогативам английских королей, особенно Якова I Стюарта. Причем гонения на пуритан в период его правления Симпсон старается объяснить католическими симпатиями этого сына Марии Стюарт5 . Отрицая классовую природу пуританского движения и конфликта пуритан с монархией, "неоконсервативная" историография искажает исторические факты. Известно, что репрессии по отношению к пуританам английский король проводил с целью сохранить англиканскую епископальную церковь - важную опору абсолютизма6 .

В результате преследований одна из общин пуритан, руководимая Дж. Робинсоном, бежала из Ноттингемпшира в Голландию. Из ее состава сформировался отряд переселенцев, который в 1620 г. основал на берегу Массачусетского залива Плимутское поселение. После смерти Робинсона эту общину возглавил новый "избранник божий" У. Бедфорд, который, по словам Симпсона, был якобы "идеалом нравственного совершенства для всего населения колонии". Именно эти "отцы-пилигримы" и явились, по мнению автора, "родоначальниками истинного американизма"7 . Напомним, что с 1629 г. во главе объединения пуританских общин Нового света стал Дж. Уинтроп - богатый джентри, видный юрист и теолог. Под его руководством в общинах нагнеталась обстановка религиозной нетерпимости, строжайшей регламентации образа жизни и мысли, а в отношении инакомыслящих действовала жестокая "цензура нравов", уже скомпрометировавшая себя в глазах беднейшего населения пуританских общин - "классов" городов Дедгема (графство Эссекс) и Нортгэмптона (графство Нортгэмитоншир) в Англии 8 .

Аналогичные воззрения на природу пуританской реформации в Англии XVI в. развивает и другой американский буржуазный историк - Дж. Нью, утверждающий, что "теологические разногласия были единственной причиной и сутью конфликта пуритан с англиканами"9 . Представители пуританской "элиты", которые, согласно концепции Симпсона, стремились передать свой "опыт" борьбы с грехом массам, считали проповедь "главным средством спасения людей". Англикане же говорили, что есть "много средств спасения, которые оставлены господом на выбор людям"10 . Вот здесь правительство, как полагает Нью, и усмотрело покушение на свои религиозные прерогативы со стороны пуритан и, вмешавшись в спор, усугубило богословский конфликт, который тем не менее вскоре был исчерпан, и пуританизм "впал в неподвижность" (имеется в виду завершение спора Т. Картрайта и архиепископа Д. Уитгифта о "средствах спасения" (в 1573 - 1575 годах). Дело бы так и закончилось, считает Ныо, но в XVII в. архиепископ Д. Лод проявил излишнюю щепетильность, желая заставить пуритан отказаться от своих религиозных убеждений, и это привело к возрождению старых споров.

В книге Нью, как, впрочем, и в работе Симпсона, использовано большое количество источников, в том числе памфлеты и трактаты многих известных деятелей пуританской реформации. Но сама цель - доказать, что "ни в одном из них ничего не говорилось об изменении государственных учреждений" 11 , определила тенденциоз-


4 Ibid., p. 5.

5 Ibid., pp. 39 - 40.

6 В. В. Штокмар. К истории английского пуританского движения в конце XVI века. "Англия XIV-XVII вв. Проблемы генезиса капитализма". Горький. 1974.

7 A. Simpson. Op. cit., p. 11.

8 См. А. В. Исаенко. К вопросу об этике английских пуритан XVI в. и ее буржуазной сущности. "Проблемы всеобщей истории". М. 1974.

9 J. Nеw. Anglican and Puritan. The Basis of their Opposition. Stanford. 1964, p. 3,

10 Ibid., pp. 8, 21; A. Simpson. Op. cit., p. 9.

11 A. Simpson. Op. cit., p. 11.

стр. 185


ное отношение к источникам. Весь богатейший документальный материал о пуританизме XVI-XVII вв. буржуазные историки тщательно просеивают сквозь сито своей "разумно-консервативной" концепции, сосредоточивая внимание читателя на религиозной шелухе и оставляя в тени рациональные зерна свидетельств, имеющие совершенно определенный социальный смысл. В книге Симпсона не исследуются совсем, а в работе Нью лишь поверхностно затрагиваются вопросы этики и политические взгляды пуритан. Их взгляды на бедность, труд и собственность, в которых особенно ярко проявилась классовая сущность пуританизма, остаются вне поля зрения этих историков. По словам Ф. Энгельса, такие историки продолжают "видеть в борьбе, положившей конец средневековью, одни только яростные богословские перебранки"12 . Симпсон, например, совершенно сознательно пишет, что истинная природа пуританизма как сугубо религиозного движения была искажена "современным культом экономической интерпретации", и его усилия направлены на то, чтобы преодолеть влияние этой "химеры марксизма"13 .

Выступая против марксистской теории классовой борьбы, "неоконсерваторы" не случайно выпячивают религиозную форму конфликта пуритан с правительством, абсолютизируя ее и постепенно доводя до полного отрешения от реальной исторической действительности. В работах Симпсона и Нью содержатся рассуждения о "вечности пуританизма" и его "преемственности" и зависимости от идей "избранных сторонников" спасения человечества, которые на протяжении столетий вели спор о "средствах спасения" с людьми менее набожными и только в Америке наконец обрели "обетованную землю" и благодарную аудиторию. Совершенно очевидно сознательное стремление этих историков, используя примитивный метод формального сличения религиозных высказываний представителей еретических сект XIII-XIV вв. и пуритан, снять проблему прогресса в истории английской реформации, новое свести к старому, к эпигонству, к простому повторению уже известных идей и концепций, опровергнуть их классовое происхождение и социальную сущность, сгладить идейную борьбу в Англии XVI в. и показать, что тем более она чужда Америке, где пуританизм развивался, так сказать, в "чистом виде" и не представлял собой даже религиозной оппозиции.

После выхода в свет работ Симпсона и Нью "неоконсервативное" направление сделало еще один шаг в сторону реакции. Дело в том, что оба эти историка в определенном смысле согрешили против принципов "разумного консерватизма". По мнению критиков, они были "не до конца последовательны" в преодолении влияния "экономической интерпретации" пуританизма, уделив "слишком пристальное внимание конфликту пуритан с правительством" 14 . Действительно, одной из немногих положительных сторон книги Нью является то, что он первым из всех зарубежных историков выдвинул правильную мысль, согласно которой догматические разногласия англикан с пуританами возникли одновременно с пуританским движением15 . Хотя вся его работа посвящена доказательству религиозной природы этих разногласий, само понятие конфликта противоречит основному кредо консервативной историографии и, с точки зрения некоторых оппонентов Симпсона и Нью, сопряжено чуть ли не с признанием марксистской теории классовой борьбы.

К чему же привел более "последовательный" подход "неоконсерваторов" к истории пуританского движения в Англии? В монографии Ч. и К. Джордж, которая пользуется большим авторитетом в современной буржуазной историографии, пуританизм трактуется как "вариант протестантской мысли в английской реформации". Никакого "конфликта" якобы не было, да и не могло быть. Пуритане, по мнению этих авторов, были только "более набожными" по сравнению с другими протестан-


12 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 7, стр. 359.

13 Напомним, что попытки "возрождения" религиозной сущности пуританизма уже имели место в "неоконсервативной" историографии США (см. например, P. Miller. Op. cit.; J. Dart. The Old Religion. N. Y. 1946).

14 См., например, В. Hill. Puritanism. The Problem of Definition. "Studies in Church History". Vol. II. L. 1965, p. 99.

15 J. New Op. cit., pp. 3 - 4; А. Симпсон также утверждал, что англиканская догматика в конце XVI в. представляла собой не что иное, как попытку "реконструкции старой католической позиции" (A. Simpson. Op. cit., p. 10).

стр. 186


тами (то есть англиканами) людьми, а их взгляды сводятся к простому "соревнованию представителей англиканства и католицизма относительно высших ценностей"16 . Таким образом, в этой работе ясно обозначилась еще одна характерная для "неоконсервативного" направления тенденция: растворять пуританизм в протестантстве и, что особенно примечательно, в англиканстве. Тем самым вопрос о классовой природе пуританского движения ловко обходится авторами, а вместо острейшего англикано-пуританского конфликта на первый план выдвигаются "пустячные неурядицы" по поводу обрядов, происходившие, так сказать, в "семейном кругу", что в общем и целом совершенно не отразилось на верноподданнических чувствах всех "английских протестантов".

Ч. и К. Джордж полностью разделяют утверждение английского буржуазного ученого Дж. У. Аллена, который считает, что политическая мысль XVI в. в Англии представляла собой некий "единый поток", так как все мыслители (в том числе и пуритане) преследовали одну и ту же цель - защитить существующий политический строй, якобы выгодный всем слоям общества 17 . Весьма примечательно также заключение Ч. и К. Джордж по поводу "кризиса протестантизма в Англии": "протестантизм (то есть пуританизм. - А. И.) не разрешил ни одной проблемы Кромвеля и революционеров, так как он не предложил ни единой церковной политики, ни конституционных рекомендаций, ни позитивной экономической теории"18 . Между тем хорошо известно, что уже в 1571 г. пуритане выступили в печати с первым "Предостережением парламенту" - памфлетом, в котором был изложен проект проведения в Англии кальвинистской реформации. Окончательное завершение проект единой (национальной) пресвитерианской церкви получил в знаменитой "Книге Дисциплины" (1574 г.) У. Траверса и Т. Картрайта. Появление в 80-е годы XVI в. во многих графствах Англии крупных пресвитерианских общин - "классов" говорит о том, что эти проекты получили реальное воплощение.

Пытаясь доказать, что разногласия пуритан с англиканами не определялись материальными интересами каких-либо "социальных слоев", и растворяя для этого пуританизм в англиканстве, "неоконсерваторы" отрицают и существование различных идейных позиций в протестантизме, а следовательно, и течений, что является грубым искажением исторической истины. В этом и заключается суть новейшего "изобретения" неоконсервативной историографии, пальма первенства в которой перешла со второй половины 60-х годов на некоторое время от американских буржуазных историков к их английским коллегам.

Большой популярностью среди английских специалистов в области реформации пользуется книга профессора Дублинского и Ноттингэмского университетов Д. Вудворта, которая в настоящее время является учебным пособием для студентов высших учебных заведений Великобритании19 . Проблема возникновения и развития пуританизма, по мнению Вудворта, "очень проста". В Англии с давних времен существовала традиция "народной реформации", которую он неправильно отождествляет с лоллардизмом. В 20-е годы XVI в. на Британских островах стала распространяться "интеллектуальная ересь" М. Лютера, причем почву для ее успеха, согласно утверждению Вудворта, подготовили Эразм Роттердамский, который читал лекции в Кембридже, а также английские гуманисты Дж. Колет и Т. Мор. От них "интеллектуальную ересь" восприняли епископы, тайно "сочувствовавшие" лоллардам: Т. Кранмер, Дж. Ридли, М. Ковердэль, Х. Латимер и Т. Билни. Они-то и стали родоначальниками "английского протестантизма", который, по мысли Вудворта, является "органическим


16 Ch George and К. George. The Protestant Mind of the English Reformation. 1570 - 1640. Princeton. 1961 (1964), pp. 16 - 17.

17 J. Allen. A History of Political Thought in the Sixteenth Century. L. 1957, pp. 125 - 133. Современная буржуазная историография пытается изобразить общество эпохи Тюдоров в качестве "золотого века" английской истории, некоего государства "всеобщего благоденствия" (см. Ch. Morris. Political Thought in England. Tyndale to the Oker. Oxford. 1953; L. Stone. Social Change and Revolution in England. 1540 - 1640. L. 1966; D. Boulay, F. Houssemayne. An Age of Ambition. English Society in the Late Middle Ages. N. Y. 1970).

18 Ch. George and K. George. Op. cit., pp. 16 - 17.

19 G. Woodward. Reformation and Resurgence. England in the 16-th Century. L. 1963. 2nd ed. 1976.

стр. 187


сплавом популярной народной реформации - лоллардизма, интеллектуальной ереси Лютера и гуманизма"20 .

Таким образом, "английский протестантизм" объявляется уже не просто "вариантом", а квинтэссенцией, "высшим достижением" европейской реформации и гуманизма. В этой фальсификации особенно вопиющим представляется то обстоятельство, что Вудворт ставит пуританизм - эту апологию самых отвратительных и корыстных побуждений имущих классов, в которой принцип индивидуализма выродился в "плоскую и лицемерную моральную доктрину" буржуазного собственника и стяжателя21 , - на один уровень с учением Т. Мора, который, последовательно защищая гуманистический идеал всестороннего и полного удовлетворения потребностей человека и развития его способностей, осознал необходимость уничтожить для осуществления этого идеала и частную собственность, и богатство, нажитое нечестным путем, и классовое деление общества и перестроить весь общественный строй на началах общности имуществ и равенства.

Итак, согласно схеме Джордж - Вудворта, пуританизм представляет собой часть "английского протестантизма" - англиканства, а так как он не выработал "единой церковной политики" и ничем другим, кроме более глубокой религиозности, от англиканства не отличается, то фактически не является самостоятельной реформацией или хотя бы религиозным течением. На этом основании другой английский буржуазный историк-Б. Хилл открыто предложил "избегать употребления этого термина"22 .

В связи с этим очень характерны взгляды, развиваемые американским буржуазным историком П. Зивером. Эволюция "неоконсервативной" точки зрения на пуританизм получила в них свое логическое завершение. Он объявил своей задачей изучение того, как в церкви утвердилась проповедь - главный признак английского протестантизма, а не пуританизма. Более того, Зивер считает, что пришло время вообще отказаться от изучения "явления пуританизма", ибо это "плод воображения старых историков", потому что "пуританизм никогда не был монолитной партией какого-нибудь слоя общества, а, наоборот, пронизывал все его сословия снизу доверху". С самого начала пуританизм якобы включал в себя и мирян и духовенство, и многие из них по- разному истолковывали выдвигаемые пуританами взгляды: "Это движение в качестве протеста против некоторых церковных обрядов внутри англиканства не имело центра и лидеров, способных навязать авторитетное мнение" 23 .

Отказав, таким образом, пуританизму в праве на существование как "историческому явлению", Зивер предлагает вместо него изучать историю борьбы за установление в Англии "проповеди слова божьего", так как, по его мнению, сторонники такой проповеди - и бедные и богатые - видели в ней "единственный путь к спасению и установлению нового образа жизни". Его ссылки в этой связи на монографии М. Уальзера и П. Коллинсона (о них см. ниже) - историков так называемого "нового" направления в изучении пуританизма - не оставляют сомнений в том, что под "новым образом жизни" Зивер, как и эти авторы, подразумевает буржуазное "демократическое общество"24 . В данном случае перед нами яркий пример того, как первое направление в буржуазной историографии смыкается со вторым, о котором речь пойдет ниже. Но прежде чем перейти к его характеристике, заметим, что "неоконсерваторы" не выдвигали сколько-нибудь четкой периодизации пуританизма, а также не выделяли каких-либо вопросов, связанных с этим движением, за исключением сугубо религиозных - вопросов догматики или "борьбы за проповедь".

Второе направление в изучении пуританского движения в буржуазной историографии возникло сравнительно недавно, отсюда его название - "новое", и, как явствует из заявлений его ведущих представителей, своими "духовными вождями" они считают М. Вебера и Э. Трёльча - немецких буржуазно- либеральных историков нача-


20 G. Woodward. Op. cit., pp. 90 - 91, 94.

21 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 3, стр. 418 - 419; см. также Ю. М. Сапрыкин. Принцип индивидуализма в английской политической литературе конца XV-XVI вв. "Средние века". Вып. 38. М. 1975, стр. 56.

22 В. Hill. Op. cit., p. 13.

23 P. Seaver. The Puritan Lectureships. The Politics of Religious Dissent. 1560 - 1662. Stanford (California). 1970, pp. VIII, 7.

24 Ibid., p. 3.

стр. 188


ла XX века. Взгляды Вебера и Трёльча, пронизанные апологией капиталистического строя, получили широкое распространение в буржуазной историографии Англии и США, в частности среди некоторых авторов, изучающих английский пуританизм. Одним из первых представителей этого "нового" направления является американский буржуазный историк М. Кнаппен. В его монографии "Пуританизм при Тюдорах" это движение трактуется как англосаксонская ветвь континентальной протестантской реформации. Возникновение пуританизма, как и протестантизма вообще, Кнаппен, подобно Веберу и Трёльчу, объясняет не материальными интересами поднимающихся классов, а появлением в XVI в. "большого количества носителей реформацион- ной морали", которая пришлась по душе "влиятельным людям", а главное- крупным купеческим компаниям25 . В последнем Кнаппен прав, однако он отказывается от критического анализа этой морали ("норм хозяйственной этики"). Наоборот, он идеализирует ее, утверждая, что пуритане заслужили расположение влиятельных верующих своим "благочестием", "нравственностью", "милосердием к несчастным", тем, что они выступали за "просвещение неграмотных" и т. д. Кнаппен выделяет специальную главу, посвященную образованию "союза пуритан и юристов", который, по его мнению, возник потому, что юристы увидели в пуританах поборников "справедливости в законах"26 .

Таким образом, уже во взглядах Кнаппена выявились как общие для "неоконсерваторов" и "модернистов" позиции, так и различия, впрочем, как видно, не столь принципиальные, чтобы резко противопоставлять эти два направления в буржуазной историографии одно другому27 . Нетрудно заметить и то, что в работе Кнаппена довольно четко определен тот круг вопросов, которыми следует заниматься историкам пуританизма "нового" направления. По существу, им была намечена программа идеализации пуританизма, причем именно той его стороны, которая касалась религиозно- нравственного и дисциплинарного воздействия на народные массы, а у самих пуритан называлась системой "приведения народа в должное повиновение" и в которой особенно ярко проявилась буржуазная, эксплуататорская природа пуританизма. Чтобы опровергнуть это, "модернисты" стремятся доказать, что "новый образ жизни", который пропагандировали пуритане, был якобы выгоден всем классам общества, подобно тому как современные буржуазные экономисты стараются доказать "общенародный" характер капитализма.

В этом отношении очень характерны взгляды, развиваемые американским "модернистом" К. Хиллом. Его книга по сей день остается наиболее авторитетной трактовкой пуританизма в буржуазной историографии "нового" направления28 . Прежде всего К. Хилл отверг какую бы то ни было связь пуритан с кальвинизмом29 . Именно поэтому в его работе не проводится никаких различий во взглядах радикальных англикан эпохи католической реакции Марии Стюарт и пуритан. Начало движения последних он относит к 20-м годам XVI в., то есть ко времени появления кальвинизма. При этом К. Хилл утверждает, что "реформационный дух", носителями которого выступали пуритане, "присутствовал всегда и везде в христианских странах и время от времени проявлялся в ересях"; в этой связи весьма примечательны его ссылки на работы "неоконсерваторов" Аллена и Ч. и К. Джордж. Однако в отличие от них К. Хилл полагает, что движение пуритан лишь на первом этапе имело сугубо религиозное содержание, а во второй половине XVI и особенно в XVII в. "догматические разногласия" пуритан с англиканами "приняли политическую окраску".


25 M. Knappen. The Tudor Puritanism. Chicago. 1939, p. 5.

26 Ibid., Ch. XIII.

27 Это делает Б. Хилл. Он упрекает "модернистов" в отходе от принципов "разумного консерватизма" и на том основании, что они изучают этику пуритан - ее "прагматический дух" (можно с оговоркой назвать это социальными аспектами), объявляет "модернистов" чуть ли не сторонниками марксизма (В. Hill. Op. cit., pp. 16-17).

28 Ch. Hill. Society and Puritanism in Pre-Revolutionary England. N. Y. 1964 (2 nd. ed. 1972).

29 Единственной работой, в которой указывается на связь пуританства с кальвинизмом, на то, что мораль английских пуритан "определялась кальвинистской догматикой", была монография английского буржуазного историка Ч. Крименса (Ch. Creamens. The Reception of Calvinistic Thought in England. L. 1949). Однако она предана, по вполне понятным причинам, полному забвению как в "неоконсервативной", так и в "модернистской" историографии.

стр. 189


Однако в том, что пуританизм приобрел в XVII в. "политическую окраску", К. Хилл склонен винить государство, вернее, ту "недальновидную", с его точки зрения, политику репрессий, к которой прибегали некоторые англиканские иерархи с целью введения "единообразия" в религии30 . Таким образом, "политическая окраска", по мысли Хилла, всего лишь оболочка пуританизма, а суть его в другом.

Примерно в одно время с работой К. Хилла в Англии вышла из печати книга другого буржуазного историка, М. Уалъзера, под громким названием "Революция святых"31 . Б ней автор развивает идеи, согласно которым пуританами следует считать "грамотных и политически сознательных людей", склонных к "радикальной трансформации английского образа жизни", главным образом в области образования, народного просвещения, быта и законодательства. С этим полностью согласен и К. Хилл, по мнению которого именно в этом "состоит основная миссия" пуританизма. Это не "партия" или "движение", а "дух" преобразований. Этот "дух" проявился и в новом церковном устройстве и в политике, но главным образом в новой "этике". К. Хилл утверждает, что пуританское "учение нашло себе сторонников среди значительной части мирян" из всех слоев общества32 ; тем самым он открывает широкий простор для идеализации отдельных аспектов пуританской этики, намеченных еще в работе Кнаппена.

Почему пуритане предпочитали проповедь в качестве единственного средства "спасения" людей? На этот вопрос К. Хилл отвечает так: пуритане стремились увеличить количество проповедей, чтобы поднять общеобразовательный уровень всех членов общин33 . Для той же цели они перевели и библию на английский язык, и это, как заявляет К. Хилл, явилось настоящим "переворотом" в народном просвещении34 . Английский буржуазный историк Л. Стоун также утверждает, что пуритане под влиянием "реформационного духа протестантизма совершили революцию в образовании". Он пытается доказать, что одной из главных задач пуританских общин являлась "организация просвещения" простого народа и обучения его грамоте35 .

Для подтверждения своей концепции К. Хилл И другие "модернисты" ссылаются на свидетельство известного пуританского лидера Т. Ливера, который усматривал причину восстания 1549 г. в том, что "чернь не слышала в то время советов образованных людей" (то есть пуритан. - А. И.), а также на сообщение пуританского проповедника Г. Смита. Последний говорил, что "люди приходят в церковь за новостями. Если проповедник что-нибудь расскажет о положении наших армий за морем или делах тайного совета дома, люди счастливы". На этом основании Е. Хилл, например, утверждает, что пуритане осуществляли постоянный "контроль" за образованием народа36 .

Известно, что в публичных проповедях пуритане довольно часто критиковали церковную политику Елизаветы I, нападали на епископат и тем самым серьезно угрожали интересам абсолютизма, но данное обстоятельство совсем не проясняет, как при этом они решали задачу "обучения простого народа грамоте" и каково же было содержание этого "образования". Характерно, что архиепископ М. Паркер боялся, как бы в своем стремлении установить пресвитерианский строй в церкви пуритане не стали опираться на народ, что, по его мнению, могло привести к "уничтожению дворянства". Поэтому и королева рассматривала пуритан как "потенциальных бунтовщиков"37 . Что касается свидетельства Ливера, то оно показывает, что пуритане опасались привлечь народ к осуществлению своей реформации, для чего проповедовали смирение и стремились удержать народ от антиправительственных


30 Ch. Hill. Op. cit., pp. 44 - 46.

31 M. Walser. The Revolution of the Saints. Cambridge. 1965.

32 Ch. Hill. Op. cit., p. 28.

33 Ibid., p. 46.

34 В данном случае К. Хилл допускает ошибку, поскольку, как уже было показано, не проводит различий между отдельными течениями в английской реформации- в Англии с 1515 г. был распространен тираж библии, переведенной на английский язык лоллардом У. Тиндалем.

35 L. Stone. The Educational Revolution in England. 1560 - 1690. "Past and Present". XXIII. L. 1964.

36 Ch. Hill. Op. cit., pp. 32 - 33, 51.

37 См. А. В. Исаенко. О политических взглядах английских пуритан XVI в. "Вестник МГУ", 1975, N 4, стр. 91.

стр. 190


выступлений38 . А между тем источники содержат немало других фактов. Из них выявляется реальное содержание "образования", которое пуритане предлагали для простого народа. Оно, как явствует из заявления Т. Картрайта, должно быть ограничено "сокращенным изложением катехизиса" (то есть главных положений кальвинистского вероучения. - А. И.) и способствовать основной задаче пуританизма - "приведению народа в должное повиновение"39 . Тем не менее в книге К. Хилла и статье Стоуна эти факты замалчиваются. Более того, в 1966 г. К. Хилл в соавторстве с Дж. Симоном опубликовал работу, в которой продолжал утверждать, что "пуритане сыграли огромную роль в просвещении народа"40 .

Другим аспектом пуританской этики, которому К. Хилл уделяет большое внимание, является пресловутая пуританская "благотворительность". В этой связи он ссылается на работы профессора Кембриджского университета У. Джордана. Последний подсчитал, что в девяти графствах и двух крупных городах, которые он исследовал, богатые пуритане между 1601 и 1640 гг. пожертвовали на нужды общин 46250 ф. стерлингов41 . На этом основании К. Хилл, а также известный английский буржуазный историк П. Коллинсон идеализируют пуританскую "филантропию". К. Хилл, правда, признает, что 37 500 ф. ст. из этой суммы было потрачено на содержание пуританского духовенства42 . Но Коллинсон уверяет читателей, что и оставшейся суммы было вполне достаточно, чтобы проявить "великодушное милосердие" по отношению к "несчастным"43 .

Однако хорошо известно реальное содержание пуританского альтруизма, которым любят козырять буржуазные историки. Обманом привлекая в общины простой народ, богатые пуританские дельцы и хозяева мануфактур вовсе не думали терпеть убытки, безвозмездно жертвуя на содержание неимущих. За небольшое пособие бедняки оказывались в полной зависимости от хозяев, и те с немалой для себя выгодой использовали их дешевую рабочую силу. Как известно, статут 1571 г. "Об обеспечении нищих, бродяг и немощных" предусматривал передачу выявленных бродяг в полную собственность тех "джентльменов, которые пожелают взять их к себе"44 . Никто из буржуазных историков не подсчитывает, какой доход имел владелец хотя бы одной мануфактуры от эксплуатации нескольких десятков таких "несчастных". Зато Коллинсон изображает полицейскую функцию пресвитерианской "цензуры" по "розыску, наказанию бродяг и насильственному привлечению их к труду" в качестве искреннего желания пуритан "помочь беднейшим слоям найти свое место в жизни"45 . К. Хилл утверждает, что пуритане принадлежали к особому "сорту трудолюбивых людей", но их "строгое отношение к безделью" было продиктовано "объективными" причинами: "сокращением национальных ресурсов (рабочей силы. - А. И.) и отсталостью государственной экономической организации"46 .

В рамках "нового" направления продолжают появляться работы, в которых шовь и вновь идеализируются отдельные стороны пуританской реформации XVI-XVII веков. Крупнейший буржуазный специалист по истории английского парламента в XVI в. Дж. Нил склонен преувеличивать роль пуритан в "улучшении" английских государственных порядков. Английский буржуазный историк П. Макграт восхищается "национальным патриотизмом" пуритан в их борьбе "с антиправительственной деятельностью иезуитов"47 . В американской буржуазной литературе последних лет


38 Одной из самых популярных пуританских идей в XVI в. была проповедь бес прекословного подчинения подданных установленной власти (там же, стр 94; см. также Н. White. Social Criticism in 16-th Century English Literature. N. Y. 1944, p. 102).

39 Th. Cartwright. The Sacred Book of Discipline. In: D. Neal. The History of the Puritans. Vol. V. L. 1822, Appendix, p. XX.

40 Ch. Hill, J. Simon. Education and Society in Tudor England. N. Y. 1966, p. 12.

41 W. Jordan. Philantropy in England. L. 1961, pp. 249 - 301, 312, 314; "The Charities of London". L. 1963, p. 72.

42 Ch. Hill. Op. cit., p. 97.

43 P. Collinson. The Elizabethan Puritan Movement. L. 1967, p. 217.

44 R. Tawney. The Tudor Economic Documents. N. Y. 1924, pp. 330 - 333.

45 P. Collinson. Op. cit., p. 217.

46 Ch. Hill. Op. cit., p. 127.

47 J. Neale. Elizabeth I and her Parliaments. 1584 - 1601. L. 1957, p. 22.; P. McGrath. Papist and Puritans under Elizabeth I. L. 1967, p. 77.

стр. 191


весьма популярна идеализация пуританской "демократической" традиции. Упоминавшийся выше М. Уальзер впервые выдвинул положение, согласно которому пуритане "проповедовали разум веры для того, чтобы организовать жизнь английского общества на справедливых демократических началах" 48 . Он идеализировал демократические порядки пуританских общин, явно не желая заметить, что они отвечали прежде всего интересам зажиточной верхушки общин. В США подобные взгляды развивал Р. Браун. Широко известна его книга "Демократия среднего класса и революция в Массачусетсе"49 . На основе выборочных подсчетов Браун пришел к выводу, что еще до Американской революции избирательным правом пользовалось 95% взрослого мужского населения Массачусетса. И хотя методы Брауна вызвали серьезные сомнения и критику со стороны американских "модернистов" (в США их в отличие от "неоконсерваторов" иногда называют "прогрессистами")50 , все же подавляющее большинство американских буржуазных историков разделяет концепцию "преемственности", согласно которой смысл Американской революции состоял в том, чтобы сохранить беспримерные демократические свободы, которыми якобы уже были наделены к моменту конфликта с метрополией жители Нового света51 . Как считает известный буржуазный специалист в области ранней американской истории К. Брайденбо, "средний житель Новой Англии, участвуя в городских митингах, слышал бесчисленное множество раз о своих правах и свободах" 52 . По мнению же другого американского буржуазного историка, Р. Тагуэла, в пуританской "церковной цензуре" находился истинный зародыш американской демократии, отличительной чертой которой является "всемерное соблюдение прав человеческой личности"53 .

О том, какие "права" предоставлялись "церковной цензурой" пуританских общин простым мирянам, красноречиво свидетельствует видный идеолог пуританизма XVII в. У. Перкинс. "Бедняки, -писал он, - это почти проклятая часть людей, ведь их ничтожное материальное состояние является только следствием их духовной ущербности. Следовательно, эта часть людей имеет только одно право - спастись тяжелым физическим трудом. Каждому - свое" 54 .

Таким образом, буржуазная историография (и "неоконсервативная" и "модернистская"), поднимая на щит такие сомнительные "достижения" пуританизма, как церковная "цензура" и религиозный фанатизм, отрекается от тех прогрессивных черт, которые были присущи буржуазии в эпоху буржуазных революций. Некоторые американские буржуазные историки открыто поддерживают небезызвестного реакционера Б. Голдуотера. В "Энциклопедии американской биографии" говорится, например, что он, "твердо выступая против всякого либерализма, за продолжение политики "холодной войны", борется за возвращение моральных ценностей и традиций пуританской Америки"55 . Симптоматично, что политическая реакция и буржуазная историография видят в пуританизме "символ здорового консерватизма", а в скомпрометированной уже в XVI в. церковной "цензуре" "гарантию соблюдения прав человека в демократических общинах"56 . Ни один современный буржуазный историк не признает классовой буржуазной природы пуританизма. С этой точки зрения между представителями двух охарактеризованных выше направлений буржуазной историографии нет никакой принципиальной разницы.


48 M. Walser. Op. cit., p. 8.

49 R. Brown. Middle-class Democracy and the Revolution in Massachusetts. 1691 - 1780. Ithaca. 1955.

50 См., например: G. Warden. Inequality and Instability in Eighteen Century Boston: A Reappraisal. "The Journal of Interdisciplinary History", 1976, vol. VI, pp. 586 - 587.

51 См. А. А. Фурсенко. "Свобода" и "права человека" в Американской революции XVIII века. "Вопросы истории", 1977, N 5, стр. 90.

52 G. Bridenbaugh. The Spirit 76. The Growth of American Patriotism before Independence. 1607 - 1776. N. Y. 1975, p. 148.

53 R. Tug we 11. The Shapping of the Constitution for 2000. The Future of the United States Government Toward the Year 2000. N. Y. 1971.

54 W. Perkins. The Works. Vol. V. L. 1605, p. 213.

55 "The Encyclopedia of American Biography". Vol. II. Art. 55.

56 G. Bridenbaugh. Op. cit., p. 153.

 

Опубликовано 08 февраля 2018 года


Главное изображение:


Полная версия публикации №1518105645 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY РАЗНОЕ Обзоры. АНГЛИЙСКИЙ ПУРИТАНИЗМ XVI - НАЧАЛА XVII в. В ОСВЕЩЕНИИ АНГЛО-АМЕРИКАНСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network