публикация №1479504220, версия для печати

У ИСТОКОВ НАРОДНОЙ ПОЛЬШИ


Дата публикации: 19 ноября 2016
Автор: ЕЖИ ПАВЛОВИЧ
Публикатор: БЦБ LIBRARY.BY (номер депонирования: BY-1479504220)
Рубрика: РАЗНОЕ
Источник: (c) Вопросы истории, № 7, Июль 1969, C. 50-58


Из проблем возникновения и развития народной Польши мы возьмем для рассмотрения один вопрос: почему Польша, вступившая в войну как страна помещичье-буржуазная, возродилась в 1944 г. на совершенно иной общественно-экономической основе. Несмотря на то, что с момента окончания войны прошло уже почти 25 лет, этот вопрос сохраняет не только историческое, но и важное политическое значение. Становление народной Польши и, в более широком плане, развитие других социалистических государств, возникших в Европе после второй мировой войны, принадлежит к самым острым проблемам идейно- политической борьбы нашего времени.

 

О причинах победы народной власти в Польше - и одновременно поражения реакции - высказывались многие польские историки, политические и военные деятели периода войны, пребывающие ныне в эмиграции. Генералы Андерс и Бур-Коморовский, бывший премьер-министр эмигрантского правительства Миколайчик, деятель Крестьянской партии Корбоньский и социалист Заремба, просанационный историк Побуг-Малиновский - все они не столько стремятся восстановить действительный ход событий в Польше периода гитлеровской оккупации, сколько излагают собственные версии относительно исхода борьбы за власть. Часто их толкования существенно различаются между собой. Либерально-буржуазные круги восхваляют Сикорского и осуждают санацию либо, наоборот, отмечая заслуги Соснковского, критически относятся к Сикорскому и тем, кто был в те годы связан с ним. Разногласия касаются таких важных вопросов, как, например, оценка Варшавского восстания, политика эмигрантского правительства по отношению к СССР и к Великобритании.

 

В одном, однако, деятели эмиграции сходятся: отвечая на вопрос, каковы были причины победы народной власти в Польше, они единодушно выдвигают в качестве решающего фактора воздействие обстоятельств внешнего характера. Они клеветнически утверждают, что вступление Польши на путь социализма произошло под прямым нажимом СССР, который-де силой навязал польскому народу социалистический путь развития. Факторы внутреннего порядка, как утверждают эти авторы, не играли существенной роли, поскольку силы, боровшиеся за социализм, действовали исключительно в интересах Москвы. Все эти концепции излагаются не только в исторических трудах, мемуарах и биографиях. Измышления об "агентурном" характере ПНР, о действиях коммунистов "по приказу из Кремля" все еще принадлежат к основным видам идеологического оружия реакции в борьбе с народной властью. Особенно часто к этому оружию прибегает радиостанция "Свободная Европа", встревоженная крепнущей консолидацией в рамках Фронта национального единства бывших участников войны, сражавшихся в рядах различных военных организаций, таких, как Армия Людова, Крестьянские батальоны, Армия Крайова и др., во многом отличавшихся во вре-

 
стр. 50

 

мя войны друг от друга в политическом отношении, но единых в основном - в борьбе за независимую Польшу. Международные антикоммунистические силы хотели бы возродить ушедшие в прошлое политические распри и разногласия среди поляков в интересах стратегии "размягчения", которую осуществляют американские и западногерманские империалисты, помешать укреплению единства польского народа на почве социализма, подорвать его союз и дружбу с народами СССР.

 

Актуальность указанной темы определяется и другими факторами. Мы имеем в виду, прежде всего необходимость преодолеть недостатки польской историографии, которая до октября 1956 г. освещала историю народно-освободительной борьбы нередко упрощенно и схематично. Речь идет как об однобоком освещении деятельности организаций, связанных с лондонским правительством (в частности, не учитывалось различие между позицией реакционного руководства и патриотической настроенностью широкой массы солдат), так и о чересчур узкой, оторванной от истории народа трактовке истории Польской рабочей партии (ППР), политическую победу которой невозможно осмыслить без учета глубокой радикализации польского общества, происшедшей во время войны. Дополнительно следует отметить, что не соответствовало исторической правде и такое изложение истории ППР, когда ее борьба изображалась как ряд одних лишь успехов, без показа и анализа естественных трудностей и недостатков.

 

В действительности путь польских коммунистов к народной Польше был сложным и трудным. Правдивое изображение этого пути не только не умаляет значения усилий польских коммунистов, но, наоборот, позволяет должным образом оценить их героическую борьбу. Созданию партии предшествовали годы, особенно трудные для польских коммунистов. Необоснованный роспуск Коммунистической партии Польши Исполкомом Коминтерна в 1938 г. лишил польских коммунистов основного оружия в борьбе - организации. Перед лицом надвигавшейся гитлеровской агрессии они вынуждены были действовать, не имея центрального руководства. В войну Польша вступила одинокой, оставленной союзниками, в условиях вражды с соседями. Героизм польских солдат на полях сражений не смог возместить преступные промахи ложной политики санационных правительств, строившейся на разжигании враждебности по отношению к СССР, на недооценке опасности германского милитаризма, на усилении реакции внутри страны. О чрезвычайных опасностях, которыми была чревата эта политика, неоднократно предупреждали польские коммунисты. Их опасения подтвердились самым трагическим образом в дни сентябрьского поражения 1939 года.

 

В момент, когда над страной нависла смертельная угроза, коммунисты поднялись на активную борьбу в защиту отечества. Действуя в многочисленных организациях рабочего класса: профсоюзах, кооперативных, просветительских и культурных ассоциациях - или непосредственно на предприятиях, коммунисты поднимали народ на борьбу с гитлеризмом, собирали взносы в Фонд национальной обороны. Когда вспыхнула война, они непосредственно участвовали в боях, вступая в ряды бойцов нередко прямо из тюремных камер. Прекрасную страницу в польскую историю вписали коммунисты, участвовавшие в обороне Варшавы. Это они вместе с социалистами, деятелями профсоюзов создавали Рабочие батальоны защиты Варшавы, входившие в состав единого фронта антифашистских и подлинно патриотических отрядов польского рабочего класса, сражавшихся плечом к плечу с действующей армией.

 

Когда с началом оккупации в Польше поднялось движение Сопротивления, в нем приняли активное участие массы коммунистов. Они были первыми среди тех, кто срывал задания оккупационных властей, организовывал порчу машин и инструментов и осуществлял иные формы

 
стр. 51

 

экономического саботажа и диверсий. Одновременно они прилагали усилия к восстановлению партии. Результатом этого явилось создание польскими коммунистами в 1939 - 1941 гг. ряда подпольных антифашистских организаций. Подпольной деятельностью были охвачены преимущественно главные политические и промышленные центры страны. В Варшаве и ее окрестностях наряду с мелкими организациями был создан "Союз рабоче-крестьянских советов" и "Ассоциация друзей СССР". Эти объединения налаживали связь с такими же объединениями в других районах Польши. В Лодзи "Комитеты саботажа и борьбы с гитлеризмом" объединились в общегородской "Фронт борьбы за нашу и вашу свободу". В Краковском районе была создана организация "Народная Польша"; в Люблинском и Радомском - "Рабоче-крестьянская боевая организация"; в Жешувском - "Крестьянско-рабочий подвиг"; в Дамбровском бассейне и в Силезии - многочисленные антифашистские группы, объединившиеся в "Общество друзей СССР" и "Союз рабоче-крестьянских советов". Самой большой организацией, ближе всего стоявшей по своей программе к будущей ППР, стал образовавшийся в Варшаве "Союз освободительной борьбы".

 

Образовавшееся в период гитлеровской оккупации польское коммунистическое подполье подверглось заметной эволюции по своим идейно-политическим установкам. Вначале во взглядах коммунистов преобладала ориентация непосредственно на социалистическую революцию. Однако в ходе войны польские коммунисты, пересмотрев эту позицию, признали своей главной ближайшей целью дело национального освобождения и вооруженной борьбы с оккупантами. Это уточнение политических целей наиболее значительных организаций коммунистического подполья подготовило идеологические условия для воссоздания партии. Одновременно широкое развертывание коммунистических подпольных организаций ускорило созревание организационных предпосылок для восстановления партии. При содействии польских коммунистов, проживавших в СССР, в январе 1942 г. в глубоком подполье была создана Польская рабочая партия. Основание ППР явилось переломным моментом в истории польского рабочего движения. Сущность этого перелома состояла в том, что было достигнуто правильное сочетание задач социального и национального освобождения. Польская рабочая партия, являясь коммунистической партией, с самого начала своего существования воплощала стремление рабочего класса и всех трудящихся к общественному переустройству Польши. Вместе с тем в соответствии с велением времени, в связи с угрозой самому существованию польского народа она выдвинула в своей программе в качестве ближайшей задачи требование независимости и национального освобождения, объединяющее все классы и все прослойки народа. Этой задаче ППР подчинила решение всех основных политических вопросов. С точки зрения борьбы за независимость страны ППР пересмотрела свое отношение к эмигрантскому правительству генерала Сикорского (она стала оказывать ему поддержку для организации польских вооруженных сил), к его органам в стране, к политическим партиям, связанным с эмигрантским правительством в Лондоне. В вопросе об общественно-политическом строе Польши ППР подчеркивала в первую очередь необходимость проведения общедемократических преобразований с тем, чтобы создать широкую платформу для возможного соглашения также с группировками лондонского лагеря. Партия призывала к сплочению всех поляков в общенациональном фронте борьбы за независимость и национальное освобождение.

 

Выдвигая эту программу действий, ППР отдавала себе отчет в трудности ее осуществления. ППР знала, что многие поляки были связаны с эмигрантским правительством и организациями, поддерживавшими его, находились под их влиянием. ППР сознавала, что ее призыв к опоре в первую очередь на СССР мог встретить непонимание среди части на-

 
стр. 52

 

селения, подвергшегося антикоммунистической и антисоветской пропаганде. Но партия была уверена, что как собственный опыт масс и оккупационная действительность, так и героическая борьба Советской Армии будут помогать изживанию этих настроений, в результате чего неизбежно произойдет перегруппировка в соотношении политических сил в стране.

 

Одновременно с развертыванием политической пропаганды ППР приступила к созданию Гвардии Людовой, положившей начало партизанскому движению в стране. Собственным примером польские коммунисты вдохновляли народ на бескомпромиссную борьбу с захватчиками. ППР эффективно влияла на деятельность других военных организаций, созданных тогда в Польше. Влияние ППР сказывалось в отказе Крестьянских батальонов, отрядов Армии Крайовой и других от той пассивности, на которую обрекали их призывы лондонского эмигрантского правительства ("быть в боевой готовности - и не более", "ограниченная борьба" и т. д.). Параллельно ППР прилагала максимальные усилия, чтобы добиться соглашения и сотрудничества с партиями лондонского лагеря с целью создания в Польше широкого Национального фронта вооруженной борьбы, "без предателей и капитулянтов".

 

Критикуя вредные концепции лондонского правительства относительно "выжидания" успехов союзников и откладывания вооруженной борьбы против оккупантов, а также "теорию двух врагов", согласно которой у Польши было якобы два врага: фашистская Германия и Советский Союз - и польский народ якобы должен быть пассивен, так как его выступления против фашистских оккупантов могут усилить "второго врага", ППР вместе с тем не хотела резкого обострения отношений с партиями лондонского лагеря. Но ППР постоянно призывала к объединению всех патриотических организаций для борьбы с гитлеризмом. Как наиболее целесообразную форму такого объединения ППР выдвинула идею создания национальных комитетов борьбы, которые, не преследуя задачи социального переустройства страны, были бы нацелены лишь на координирование и руководство вооруженной борьбой народа. Более того, перед лицом все более усиливавшейся волны гитлеровского террора ППР обратилась к "делегатуре" эмигрантского правительства с предложениями начать переговоры о налаживании непосредственного сотрудничества в борьбе с оккупантами.

 

Однако все эти усилия не дали результатов. Состоявшиеся в начале 1943 г. переговоры с представителями "делегатуры" и Армии Крайовой показали, что последние не желают договоренности с ППР. Эти центры не хотели отказываться от политического курса, которому они следовали до сих пор. Они возражали против соглашения с ППР, не желая официально признавать коммунистов как политического партнера. Реакционные руководители лондонского лагеря по-прежнему распространяли клевету о якобы "агентурном" характере ППР, полагая, что с помощью подобных измышлений они смогут изолировать польских коммунистов от народа.

 

25 апреля 1943 г. были разорваны дипломатические отношения между СССР и польским эмигрантским правительством из-за враждебных СССР действий последнего. Это означало, что эмигрантское правительство поставило крест на проводившейся до сих пор политике В. Сикорского и открыто заняло санационно-эндекскую позицию - антисоветскую и антидемократическую. Вся политика лондонского лагеря, которая сопровождалась переходом в 1943 г. крайне правых сил, в том числе военных организаций польского эмигрантского правительства ("Национальные вооруженные силы"), к прямой расправе с коммунистами и другими левыми организациями, доказала невозможность создания Национального фронта путем договоренности с партиями, поддерживавшими эмигрантское правительство. В связи с этим ППР сосредоточила

 
стр. 53

 

свои усилия на том, чтобы добиться объединения демократических сил, которое могло бы взять на себя руководство освободительной борьбой народа и помешать лондонским планам захвата власти в Польше.

 

Необходимо подчеркнуть, что такой курс вытекал из военно-политической ситуации, сложившейся на международной арене к началу весны 1943 года. Прежде всего, весной и летом 1943 г. произошел коренной перелом в ходе мировой войны. Победы Советской Армии под Сталинградом, Курском и Орлом предопределили неизбежность поражения германского рейха. Стала реальной перспектива скорого освобождения Польши от гитлеровского гнета.

 

Военные успехи Советского Союза способствовали сплочению антигитлеровской коалиции, что нашло отражение в решениях Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Англии и Тегеранской конференции глав правительств этих же государств. Стала полностью очевидной беспочвенность расчетов реакционных сил Польши на ослабление или раскол антигитлеровской коалиции. Народы, подпавшие под гитлеровское иго, усилили борьбу против оккупантов, за ускорение полного разгрома германского фашизма.

 

Совершенно противоположные выводы из развития международной ситуации делал лондонский лагерь. После разрыва дипломатических отношений с Советским Союзом эмигрантское правительство и поддерживавшие его круги все больше связывали свои планы восстановления капиталистической власти в Польше с расчетами на конфликт с СССР, на раскол антигитлеровской коалиции. На этих расчетах, в частности, основывался разработанный в 1944 г., рекционерами план военной и политической диверсии "Буря", политическое острие которого было направлено против СССР и демократических сил в Польше. План "Буря" предусматривал восстановление власти господствовавших в довоенной Польше классов в городах и крупных населенных пунктах до вступления в них частей Советской Армии.

 

Антидемократическое и антисоветское направление политики лондонского лагеря, еще более усилившееся в 1943 г. в связи с ростом влияния санационных элементов в эмигрантском правительстве и его внутрипольских органах, выражалось в таких мерах, как создание в августе того же года "Краевого политического представительства", официально провозгласившего вопреки коренным национальным интересам польского народа антисоветизм и антикоммунизм основным направлением своей деятельности. Поэтому на новом этапе войны, когда обозначилась близкая перспектива освобождения Польши, что делало неотложным решение вопросов о роли самих поляков в деле восстановления страны, о ее будущем общественно-политическом строе, отстранение представителей лондонской ориентации от влияния на массы и борьба против политики этих деятелей стали основным условием победоносного завершения многолетней борьбы за независимость государства. Этого требовали интересы народа, добивавшегося того, чтобы будущая Польша была подлинно прогрессивным демократическим государством. Это стало необходимым и с точки зрения задач усиления борьбы против оккупантов, которую польский народ вел в союзе с СССР.

 

Призыв к созданию Национального фронта путем консолидации демократических сил основывался и на тех изменениях, которые произошли в настроениях и политической позиции различных слоев народа, Решительные сдвиги в сторону радикализации польского общества произошли под влиянием оккупационного гнета, а также блестящих побед Советской Армии, подъема вооруженной борьбы, которую вели подпольные организации, и особенно действий партизан, Гвардии Людовой, а также в результате роста силы и авторитета ППР, обусловленного ее правильной политической линией и самоотверженными усилиями польских коммунистов по организации народно- освободительной борьбы. Все

 
стр. 54

 

это свидетельствовало о наличии объективных условий для распространения концепций ППР о создании Национального фронта.

 

Политику, для определения которой у нас принят термин "демократический национальный фронт", партия стала проводить в жизнь с осени 1943 года. На рубеже 1943 и 1944 гг. при содействии коммунистов на базе левого крыла Рабочей партии польских социалистов (РППС), членов-радикалов Крестьянской партии, а также ряда мелких политических, общественных и военных групп была создана Крайова Рада Народова (КРН).

 

Политика демократического национального фронта существенно отличалась от прежней линии партии. Она была связана с новой позицией партии, изложенной в программной декларации ППР "За что мы боремся" (ноябрь 1943 г.). Развивая программу-минимум ППР, провозглашенную 1 марта 1943 г., эта декларация определяла основные черты будущей Польши. Ее положения имели общедемократический характер и открывали возможность для достижения соглашения с патриотическими группировками лондонского лагеря. Именно потому ППР в своей декларации не подвергала прямой критике деятелей этого лагеря.

 

Вместе с тем разработанная в новых условиях ноябрьская декларация не признавала права эмигрантского правительства быть представителем польского народа и объявляла, что новые демократические органы власти будут созданы на основе демократического национального фронта. Вопрос о независимости и социальном развитии Польши ППР связывала с необходимостью радикального переустройства общественно-экономического строя: национализацией основных отраслей промышленности, сельскохозяйственной реформой, с целым рядом других политических, социальных и культурных реформ.

 

Декларация выдвигала вместе с тем требование возвращения польских земель на Западе и на Балтике и признавала право украинцев и белорусов на самоопределение. В основу внешней политики будущей Польши был положен союз и дружба с СССР как необходимые условия восстановления и упрочения независимости страны.

 

Ноябрьская декларация не содержала еще программы социалистического переустройства общества. Однако, исходя из всей совокупности ее требований, и в особенности из принципа народного характера власти и намеченной ею перспективы коренного преобразования общественно-экономического строя, можно сказать, что она предусматривала создание условий для развития социалистического строя. По самой сути своего содержания программа была нацелена на борьбу за народную Польшу. Все это говорит об исключительном историческом значении ноябрьской декларации для развития политической мысли ППР.

 

Это можно показать на следующих главных ее идеях:

 

1. Ноябрьская декларация правильно ориентировала партию на осуществление наиболее важных ближайших задач, вставших перед польским народом в переломный период борьбы за освобождение страны. Установка на передачу руководства народно- освободительной борьбой демократическим силам, на развертывание массовой вооруженной борьбы ориентировала польское общество на усиление борьбы с оккупантами. Указывая на наиболее эффективные средства освобождения от гитлеровского ига, декларация выражала интересы всего народа и обеспечивала максимальный вклад Польши в дело окончательного разгрома гитлеризма, что совпадало с интересами мирового пролетариата и всего антифашистского лагеря.

 

2. Начертанная в ноябрьской декларации картина будущей Польши давала партии и народу правильную перспективу действий - строительство новой Польши, подлинно демократической, связанной союзом и дружбой с СССР, обладающей справедливыми границами. Эта новая национально-государственная концепция оказывала глубокое влияние

 
стр. 55

 

на сознание широких народных масс и на позиции демократических группировок - деятелей Крестьянской партии, социалистов, демократов. Она способствовала тому, что уже в период оккупации деятели этих группировок стали постепенно переходить к сотрудничеству с ППР, что создавало условия для еще большего сплочения всех демократических сил после освобождения страны.

 

3. Ноябрьская декларация по-новому поставила вопрос о роли и задачах партии как руководящей силы всего народа. Принципиальное значение в этом отношении имела программа ППР по национальному вопросу, исходившая из правильного понимания взаимосвязи борьбы за независимость с перспективой социальных и политических преобразований. ППР уже в самом начале своего существования выдвинула идею глубокой взаимосвязи независимости Польши с демократическим характером ее внутреннего строя. Естественно, что на ранних этапах истории ППР эта идея еще не могла быть конкретизирована. Ноябрьская декларация явилась программой действий польского народа, соединившей борьбу за независимость с борьбой за народную власть и перспективой социалистического развития страны. Более того, формулируя концепцию демократического национального фронта, она указывала на те общественные силы, которые могли и должны были взять на себя ответственность за национальные и государственные судьбы Польши. Таким образом, ноябрьская декларация направляла партию на путь одновременного осуществления задач национального и социального освобождения, соединяя в единое целое борьбу за независимость с борьбой за социализм. В этой борьбе партии по праву принадлежала роль политического руководителя, вождя не только рабочего класса, но и всего народа.

 

4. Принимая во внимание, что в период выработки ноябрьской декларации не было других, кроме советских, примеров социалистической революции, следует сказать, что намеченный этой декларацией путь народной революции как развитие народно- освободительной борьбы явился новым словом в теории социалистической революции, представлял собой творческое развитие марксизма-ленинизма в применении к условиям, существовавшим в Польше.

 

Анализ обстоятельств, при которых формировалась новая программа партии и новый курс в области строительства национального фронта, приводит к нескольким существенным выводам. Вопреки буржуазной клевете о "московских" истоках политики ППР факты свидетельствуют о том, что эта политика являлась самостоятельным творчеством польских коммунистов. Имеющиеся документы, в частности проекты программной декларации ППР, выработанные при участии Павла Финдера и Зенона Клишко, позволяют в деталях проследить процесс формирования новых концепций ППР и показывают, что их коллективным автором являлся ЦК ППР и партийный актив. Решающим в этой области был вклад Владислава Гомулки, который еще до выработки ноябрьской декларации в статьях о характере и задачах Армии Людовой указывал на необходимость объединения демократических сил и взятия ими ответственности за судьбы народа. Его же перу принадлежат и окончательные тексты декларации "За что мы боремся" и "Манифеста" о создании КРН. В основу этих документов лег анализ конкретной ситуации как внутри страны, так и на международной арене, глубокое понимание партией чаяний и нужд трудящихся масс, всего народа и вместе с тем долга польского рабочего движения по отношению к мировому рабочему движению и народам стран антигитлеровской коалиции.

 

События 1944 г. полностью подтвердили, что партия правильно определила генеральную линию своей деятельности. По всей стране прокатилась широкая волна вооруженной борьбы, которая велась всеми военными организациями. На люблинских, келецких, краковских, силезских и мазовецких землях развернулись боевые действия партизанских соеди-

 
стр. 56

 

нений. Одновременно с ростом активности польского народа в народно-освободительной борьбе углублялась его общественная и политическая радикализация, крепла воля к созданию справедливого общественного строя. Знаменательные изменения произошли в отношении различных слоев польского общества к СССР. Справедливый и освободительный характер действий Советской Армии разоблачил враждебные СССР аргументы польской реакции, помог осознанию значения дружбы между народами СССР и Польши. Большое значение имела непосредственная помощь, оказанная СССР демократическим силам Польши. Широкий отклик нашла помощь Советского правительства в создании Польской армии в СССР, значение которой как оборонной мощи растущей польской демократии, особенно после сражения под Ленино (октябрь 1943 г.), повсюду оценивалось должным образом. Большие партии оружия, поставленные советским командованием польским партизанам в 1944 г., не только знаменовали новый этап в отношениях между народами двух стран, но и представляли собой ощутимый вклад в укрепление народного партизанского движения, а стало быть, и в расширение политического влияния КРН в польской общественности.

 

Особенно важное значение для победы демократических сил Польши имела та поддержка, которую оказал им Советский Союз на международной арене. Советское правительство решительно воспротивилось планам Великобритании и США, добивавшихся признания права эмигрантского правительства на власть в Польше. СССР твердо придерживался мнения, что действительным руководителем страны являются ее реально борющиеся силы, руководимые Крайовой Радой Народовой. В конечном счете, непосредственная помощь Советского Союза демократическим силам Польши, разгром гитлеризма и освобождение Польши Советской Армией явились основными исходными предпосылками, как для восстановления независимости Польши, так и для победы в стране демократических сил.

 

Общественная радикализация ускорила формирование демократического национального фронта. Во главе его стояла ППР, численность которой накануне освобождения достигала 20 тыс. членов. Укреплению демократических сил способствовало развитие местных народных советов, на почве которых устанавливалось более тесное сотрудничество партии с другими организациями. Численность Армии Людовой, активно боровшейся с оккупантами, достигала 50 - 60 тыс. человек, а созданной в СССР Польской армии - 100 тысяч.

 

В ходе народно-освободительной борьбы ППР укрепила свои позиции среди ведущей силы польского общества - польского рабочего класса. Она не только расширила свои ряды, но и достигла значительных результатов в области политического сплочения рабочего класса вокруг лозунгов общественного переустройства. Этому способствовал выдвинутый партией еще в период подполья лозунг восстановления профсоюзов и заводских комитетов на предприятиях. Создаваемые совместно с левыми социалистами на началах единого фронта рабочего класса профсоюзные организации в Варшаве, Лодзи, Кракове и в Силезии сыграли важную роль как в борьбе с оккупантами, так и в политической борьбе за власть. Взяв в свои руки, брошенные немецкими оккупантами заводы и фабрики, объединившиеся в профсоюзах рабочие, фактически осуществили национализацию промышленности в Польше и создали прочную экономическую основу народной власти.

 

Крупные силы, собравшиеся вокруг ППР и КРН, были, однако, по численности меньше, чем группировки лондонского лагеря. Однако диапазон их влияния и воздействия на польское общество измерялся не цифрами. Самое важное было то, что лагерь польской демократии имел правильную программу национального и социального освобождения, в то время как противоположный лагерь подобной программой не распола-

 
стр. 57

 

гал и не мог располагать. Конечный период оккупации со всей очевидностью вскрыл банкротство политики эмигрантского правительства, рассчитывавшего на обескровление СССР, разрыв его с остальными союзниками, изоляцию и поражение демократических сил в Польше. Этим банкротством, прежде всего и следует объяснить нараставшее внутреннее брожение в рядах организаций лондонского лагеря, стремление изменить его политику, что наиболее ярко выразилось в конфликтах, вспыхнувших в связи с проводившейся тогда кампанией по объединению Крестьянских батальонов с Армией Крайовой, а также во многих случаях взаимодействия военных организаций, принадлежавших к различным политическим направлениям.

 

Отчаянным и трагическим по своему исходу было Варшавское восстание. Героизм повстанцев не в состоянии был скрыть реакционность и вредность для интересов народа политических целей организаторов этого восстания. Неудачу потерпела и упомянутая выше кампания "Буря". Демократические силы, руководимые партией, убежденные, что они представляют национальные и общественные интересы громадного большинства народа, взяли власть в свои руки и создали Польский Комитет Национального Освобождения.

 

История народной Польши убедительно опровергает клевету об "импорте революции". Путь ППР показывает, сколь велико было историческое значение победы СССР во второй мировой войне для создания народной Польши, но вместе с тем он свидетельствует о том, что в освободительной борьбе созрели общественные силы, способные осуществить революционные преобразования в освобожденной Польше, что сложилось и созрело самостоятельное политическое мышление и собственная программа действий польской демократии. Эта программа, основанная на теории марксизма-ленинизма, на ленинском учении о связи между социальными и национальными задачами пролетариата и его интернациональными обязанностями, была творчески воплощена в жизнь Польской рабочей партией.

 

Главными инициаторами и борцами за реализацию этой политики были коммунисты, члены ППР. Эта политика, признанная справедливой польским народом, всей демократической польской эмиграцией, в первую очередь польскими коммунистами в СССР и Союзом польских патриотов, привела к тому, что в канун освобождения в Польше уже существовали внутренние предпосылки для будущих революционных преобразований. Поэтому, когда победоносные части Советской Армии и сражавшееся с ними бок о бок Войско Польское перешли границы Польши, польская демократия под руководством ППР оказалась вполне подготовленной для того, чтобы, опираясь на братскую помощь СССР, приступить к осуществлению коренных преобразований в стране и к строительству строя народной демократии в Польше.

Опубликовано 19 ноября 2016 года


Главное изображение:


Полная версия публикации №1479504220 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY РАЗНОЕ У ИСТОКОВ НАРОДНОЙ ПОЛЬШИ

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network