"КУРСЫ РЕВОЛЮЦИИ"

Отечественный (белорусский и русский) детектив. Книги, статьи, заметки о преступлениях, фельетоны.

NEW ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ И КРИМИНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ


ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ И КРИМИНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ: новые материалы (2022)

Меню для авторов

ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ И КРИМИНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему "КУРСЫ РЕВОЛЮЦИИ". Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2017-07-11

Августовским утром 1893 г. молодой и богатый сибирский золотопромышленник И. М. Сибиряков позвонил на квартиру профессора Петербургского университета П. Ф. Лесгафта, Он сообщил Петру Францевичу, что передает ему часть своего огромного наследства, полученного от отца. К тому времени Сибиряков окончил в столице частную гимназию, увлекался музыкой, искусством, год учился в Петербургском университете, потом изучал три года естественные науки под руководством Лесгафта1 . Увлекшись прогрессивными и демократическими идеями, масштабными планами своего учителя в. области физиологии, медицины, психологии и педагогики, Иннокентий Михайлович внес в Государственный банк на имя Лесгафта 200 тыс. руб. в капитал и пожертвовал принадлежащий ему многоэтажный дом на Бассейной улице стоимостью в 150 тыс. рублей 2 . Полученные деньги П. Ф. Лесгафт отдал на реализацию своих научных планов. В 1894 г. им была основана "Петербургская биологическая лаборатория" со своим печатным органом, а осенью 1896 г., после трехлетней переписки и переговоров с министерствами внутренних дел и просвещения, открыты "Курсы воспитательниц и руководительниц физического образования" (курсы Лесгафта), В том же году Лесгафт перевел курсы, лабораторию и Анатомический музей в приобретенный им дом (из двух зданий) под N 25-а по Торговой улице (ныне улица Союза печатников); второе здание, во внутреннем дворе, сдавалось под квартиры зажиточным квартиросъемщикам, чтобы содержать дешевую столовую для курсисток. Позднее, в 1904 г., на свободном, участке земли на Английском проспекте (ныне проспект Маклина) под N 32 была завершена постройка нового четырехэтажного здания, где разместились курсы и физическая лаборатория 3 .

В начале XX в. Высшие курсы П. Ф. Лесгафта были одним из передовых высших женских учебных заведений России. На курсах по инициативе их основателя изучались естественные и математические науки, затем были введены также история, всемирная и русская литература, психология, педагогика (включая весь цикл предметов физической культуры). На курсах имелись прекрасная библиотека и коллекции экспонатов по сравнительной анатомии. К чтению лекций привлекались наиболее видные и передовые ученые, уже тогда являвшиеся гордостью отечественной и мировой науки. Общую физиологию преподавали профессора И. П. Павлов и А. А. Ухтомский, ботанику - В. Л. Комаров (в советское время - президент Академии наук СССР), зоологию - С. И. Метальников, геологию - Е. С. Федоров и Ф. П. Чернышев, физику - В. К. Лебединский, русскую историю - В. И. Семевский (в 60-е годы XIX в. сподвижник А. И. Герцена и Н. П. Огарева), всеобщую историю - Е. В. Тарле, математику и механику - И. П. Долбня. Лекции на курсах читались с материалистических, прогрес-


1 Через несколько лет И. М. Сибиряков постригся в монахи, умер он в ноябре 1901 г. в Андреевском монастыре на Афоне (см. П. Ф. Лесгафт. И. М. Сибиряков. Некролог. "Известия" С. - Петербургской биологической лаборатории. Т. V, вып. 3. СПБ. 1901, стр. 9 - 12.

2 И. Д. Стрельников. Институт Лесгафта. 1893 - 1923. Исторический очерк. "Известия" Ленинградского научного института имени П. Ф. Лесгафта. Т. 8. Л. 1924, стр. 9 - 10.

3 Из личного архива автора. Записи бесед с учеником и соратником П. Ф. Лесгафта профессором И. Д. Стрельниковым; см. также: С. Метальников. П. Ф. Лесгафт. Биографический очерк, "Памяти П. Ф. Лесгафта". СПБ. 1912.

стр. 93


сивно-демократических позиций; лекторы с реакционно-идеалистическими взглядами туда попросту не приглашались.

Власти были крайне обеспокоены подобным направлением преподавания основных предметов на курсах Лесгафта. За многими работавшими там профессорами и преподавателями велась постоянная слежка, на них были заведены полицейские досье. В справке петербургского градоначальника от 14 июня 1901 г. сообщалось о профессоре Горного института И. П. Долбне, ближайшем помощнике П. Ф. Лесгафта по курсам: "Политическая благонадежность профессора Долбня не менее сомнительна благонадежности госп. Лесгафта... (Долбня. - И. Л.) усиленно поддерживал и поощрял студентов Горного института продолжать обструкцию в последнее студенческое движение (весной 1901 г. - И. Л.); ... имел конспиративные сношения с русскими эмигрантами-революционерами" 4 . О лекциях приват-доцента Петербургского университета Е. В. Тарле окружной инспектор учебного округа сообщал 18 февраля 1904 г.: Е. В. Тарле "везде, где только может, избирает предметом своих чтений какую-нибудь революцию или восстание. Он читает с шумным успехом... Считаю чтение таких лекций искусною и энергичною прививкою революционного яда" 5 .

Однако больше всего беспокоил властей Петр Францевич Лесгафт. Выдающийся русский ученый- педагог, психолог, анатом и врач, он был убежденным демократом, гуманистом-республиканцем, противником самодержавия, активно боролся за развитие народного образования. В 1871 г. "по высочайшему повелению" он был изгнан из Казанского университета за публикацию обличительной статьи против монархиста, попечителя Казанского учебного округа; в 1897 г. вынужден был покинуть Петербургский университет из-за происков реакционной профессуры6 . Полицейские власти Петербурга следующим образом характеризовали деятельность П. Ф. Лесгафта в начале 1902 г.: "Будучи профессором Медико-хирургической академии, Петербургского университета и Высших женских курсов, вселял в молодежь революционные убеждения... Организованные им курсы... являются подготовительной революционной школой". Еще 18 апреля 1901 г. квартира профессора П. Ф. Лесгафта подверглась полицейскому обыску. Были обнаружены документы о поступлении и расходовании в 1899 - 1900 гг. денежных сумм на арестованных студентов, политических заключенных. С 7 мая 1901 г. царские власти запретили ученому с мировым именем проживание в столице в течение двух лет. Он переселился в Териоки и оттуда, а также еженедельными наездами руководил деятельностью курсов7 .

Кто же учился на "Курсах воспитательниц и руководительниц физического образования"? За 10 лет (1896 - 1906 гг.) число слушательниц на них увеличилось в 11 раз: с 109 до 1169 человек8 . Согласно данным инспектора Петербургского учебного округа, к февралю 1904 г. на курсах из 616 человек 261 (43%) происходили из дворянского, чиновничьего и духовного сословий, 355 (57%) - из демократических прослоек города и деревни (городская мелкая интеллигенция - врачи, учителя; трудовые слои - ремесленники, рабочие, крестьяне, солдаты). Представительницы трех первых социальных групп (2/5 всех обучавшихся) в большинстве случаев являлись выходцами из семей мелкого или разорившегося дворянства, среднего и низшего чиновничества и духовенства, где были сильны демократические настроения и давно уже зрело недовольство политикой царизма. Социальный состав слушательниц курсов Лесгафта был более радикальным по сравнению с другими высшими учебными заведениями столицы (например, среди студентов Петербургского технологического института в январе 1807 г. представители дворянских, духовных, чиновничьих, купеческих семей составляли 55,3%, а дети трудовых слоев населения - ремесленников, крестьян, ка-


4 ЦГАОР СССР, ф. ДП. ОО, 1904 г., д. 2388, л. 26.

5 Там же, лл. 88 об. - 89.

6 В феврале 1897 г. студенты университета обратились с письмом к П. Ф. Лесгафту: "Вся Ваша жизнь и деятельность являются протестом против насилия - в какой бы то ни было форме. И чем реже такие люди, тем они дороже. Мы видим в Вас не только нашего учителя, но и человека, всюду проводящего непосредственно в жизнь свои лучшие идеалы, бескорыстного и благородного общественного деятеля" (С. Метальников. Указ. соч., стр. 39 - 43, 53 - 54).

7 ЦГАОР СССР, ф. ДП. ОО, 1904 г., д. 2388, лл. 22 об. -23, 40.

8 И. Д. Стрельников. Воспоминания о П. Ф. Лесгафте (1906 - 1909). "Памяти П. Ф. Лесгафта". М. 1947, стр. 53.

стр. 94


заков и т. п. - 44,7%)9 . По образовательному цензу курсистки распределялись следующим образом: 487 (80%) окончили гимназии или другие средние учебные заведения, 40 (6%) - средние духовные училища, 50 (8%) - женские институты и педагогические курсы, 39 (6%) не имели законченного среднего образования. Более 70% слушательниц, были в возрасте 20 - 25 лет 10 .

То, что на курсах обучались представительницы демократических трудовых прослоек населения и у большинства из них за плечами имелись среднее образование, двух-трехлетний трудовой (чаще всего педагогический или медицинский) стаж, а также сложившееся мировоззрение, твердые радикально- демократические убеждения, объясняет, почему в 1905 - 1907 гг. курсы представляли собой один из большевистских оплотов. Как и бестужевки, слушательницы курсов Лесгафта являлись передовым отрядом женской части российского и столичного революционного студенчества. В 1896 - 1904 гг. наряду со студентами университета, Технологического и Горного институтов они шли в авангарде студенческого движения, год от года все активнее вступали в революционную борьбу против царизма. По далеко не полным полицейским данным, в политических студенческих демонстрациях 4 марта 1897 г., 19 февраля и 4 марта 1901 г. будущие "воспитательницы и руководительницы физического образования" составляли в процентном отношении к общему числу учтенных полицией студентов-демонстрантов соответственно - 2,7, 8,4 и 9,7%, а по отношению к числу курсисток- демонстранток - 8,7, 14,8 и 23,2%. По тем же данным, среди лиц, арестованных и привлеченных полицией к политическому дознанию за 1898, 1899 и 1900 гг., воспитанницы курсов составляли к общему числу студентов соответственно 1,3, 0,6 и 2,4%, а по отношению ко всем курсисткам- 11,5, 10,0 и 29,4% 11 . В канун первой русской революции участие их в митингах, демонстрациях и численность курсисток, репрессированных властями, значительно возросли 12 .

С 1899 г. на курсах распространяются марксистские идеи, нелегальная литература, возникают революционные кружки. Первый социал-демократический кружок образовался здесь в конце 1900 - начале 1901 года. Его возглавил молодой студент Петербургского университета Д. И. Лещенко, социал-демократ, приглашенный Лесгафтом преподавать на курсах химию. В состав кружка вошли слушательницы О. И. Виноградова, Е. Н. Лещенко, О. Л. Глинка, Е. Г. Ерич, З. А. и М. А. Казиненко, О. К. Уварова, Д. А, Клебанова-Лазуркина, позднее - Л. Н. Воронова. Через год в двух кружках насчитывалось уже 25 - 30 членов. Они изучали произведения К. Маркса, Ф. Энгельса, Г. В. Плеханова, Е. Каутского, В. Либкнехта, распространяли нелегальные издания в рабочих районах Петербурга 13 . К этому же времени (1901- 1902 гг.) относится и первое знакомство слушательниц курсов - социал-демократок с произведениями В. И. Ленина, появлявшимися на страницах газеты "Искра" и отдельными изданиями. Член партии с 1902 г. Д. А. Лазуркина (Клебанова) вспоминала: "С осени 1901 г. в нашей среде лесгафтичек стала появляться "Искра". Газету на курсы мы получали через Елену Дмитриевну Стасову, Дмитрия Ильича Лещенко. "Искру" читали нарасхват, ждали с нетерпением очередного номера. Особенно нас волновали те статьи В. И. Ленина, где давался анализ рабочего и студенческого движения. Огромное впечатление на нас, молодых социал-демократок, произвела книга Владимира Ильича "Что делать?", появившаяся на курсах в канун моего ареста. Перед нами раскрывались огромные задачи, перспективы нашей борьбы" 14 . Именно к этому моменту относится широкое знакомство передовых слушательниц курсов Лесгафта с ленинскими идеями.


9 П. С. Гусятников. Революционное студенческое движение в России (1899- 1907). М. 1971, стр. 16, табл. 3.

10 ЦГАОР СССР, ф. ДП ОО, 1904 г., д. 2388, л. 85 об.: "О курсах воспитательниц и руководительниц физического образования проф. П. Ф. Лесгафта".

11 Процентные данные приведены по "Справке министерства внутренних дел об участии лесгафтичек в демонстрациях" (1902 г.) -ЦГАОР СССР, ф. ДП ОО, 1904 г., д. 2388, лл. 42 - 43.

12 Там же, лл. 44 - 82.

13 Ленинградский партийный архив (ЛПА), ф. 4000, оп. 5, св. 598, д. 3322: Воспоминания Е. Г. Крич, лл. 6, 6 об.; Ф. Шувалов. Подвиг студентки. "За физкультурные кадры", 21. IV. 1967.

14 Из личного архива автора. Запись беседы с Д. А. Лазуркиной.

стр. 95


После политических демонстраций 1901 - 1902 гг. началась сильная тяга революционного студенчества в ряды российской социал-демократии. В начале 1902 г. В. И. Ленин указывал: "Теперь в движение втянута гигантская масса сил, к нам идут все лучшие представители молодого поколения образованных классов... люди, тяготеющие к социал-демократии" 15 . Ставилась задача перед местными социал-демократическими организациями вовлекать студенческую молодежь в свои ряды, улучшать и расширять работу среди нее, использовать энергию и революционную подвижность учащейся молодежи в интересах рабочего класса, реально помочь пролетариату в массовом овладении научным социализмом. Весной 1902 г. под влиянием ленинской "Искры" слушательницы курсов Е. Г. Крич, Д. А. Лазуркина, З. А. и М. А. Казиненко, О. К. Уварова вступили в ряды социал-демократии. После II съезда РСДРП осенью 1903 г. свыше 10 курсисток вступили в партию большевиков; среди них: К. А. Александер, М. А. Борисова, Л. Н. Воронова, В. В. Заорская, А. И. Мейбаум, позднее - Л. А. Качаунова и другие 16 . 17 октября 1903 г. А. И. Мейбаум записала в своем дневнике: "Ведь если я на это решусь (стать членом партии большевиков - И. Л.), то уж навсегда" 17 . Е концу 1904 г. большевистская ячейка курсов Лесгафта насчитывала 15 - 20 членов партии и была наиболее сплоченной и работоспособной наряду с ячейками в Петербургском университете, Политехническом и Женском медицинском институтах, Бестужевских курсах 18 .

Слушательницы курсов Лесгафта, прежде всего социал-демократки, принимали активное участие в революционном движении петербургских рабочих и студентов в 1902 - 1904 годах. Почти еженедельно на курсах проходили митинги, собрания, вечера с исполнением революционных стихов, песен 19 . Курсистка В. И. Сердобова писала из Петербурга 26 ноября 1903 г. своей подруге в Одессу: "Наша партия (большевистская) начинает проявляться и напоминает о себе обществу. Выпускаем прокламации, участвуем во всех сходках и протестуем против произвола... У нас сильные аресты. С заключенными я поддерживаю сношения"20 . Размах революционного движения на курсах встревожил полицейские власти. 23 января 1904 г. начальник Петербургского охранного отделения сообщал в Департамент полиции: "За последнее время среди слушательниц этих курсов (П. Ф. Лесгафта. - И. Л.) особенно усилилось противоправительственное настроение. На курсах ежедневно появляется и широко распространяется нелегальная литература; причем экземпляры различных преступных изданий лежат нередко совершенно открыто на столах и свободно читаются вслух в отдельных группах слушательниц... Курсы профессора Лесгафта утратили ныне значение учебного заведения и превратились в место сходок молодежи" 21 .

В какие бы тяжелые условия (аресты, высылка, ссылка) ни попадали курсистки, они старались принять посильное участие в революционной борьбе. В начале 1900 г. на курсах была арестована О. И. Виноградова и выслана на два года под надзор полиции. Пренебрегая опасностью, она выезжала по делам транспортировки ленинской "Искры" в города Поволжья, затем - в Германию, где включилась в работу ме-


15 В. И. Ленин. ПСС. Т. 6, стр. 87.

16 Сведения взяты из воспоминаний и личной переписки Л. Н. Вороновой, К. А. Александер, А. И. Мейбаум.

17 Фонды Государственного музея истории Ленинграда. А. И. Березина-Радченко (Мейбаум). Дневник 1897 - 1907 гг. Записки рядового революции. Рукопись, л. 80.

18 Отчет Объединенной социал-демократической организации студентов С. -Петербурга III съезду РСДРП. "Петербургские большевики в период подъема первой русской революции 1905 - 1907 гг." Л. 1955, стр. 260.

19 ЦГАОР СССР, ф. ДП. ОО, 1904 г., д. 2388, лл. 40-ПО. Из письма студента "Левы" (Петербург, 5 ноября 1902 г.) в Цюрих: "После концерта у лесгафтичек человек десять студентов, бывших на эстраде, затянули "Дубинушку". Моментально, собралась толпа, поддержавшая пение. Настроение было такое, что достаточно искры, чтобы толпа воспламенилась. Мы все, студенты и курсистки, удалились с эстрады и пели (революционные песни. - И. Л.) в артистической до четырех часов ночи. Я первый раз находился в таком кружке молодежи... Вы не можете себе представить, какое бодрое настроение появляется у человека, когда он видит вокруг себя человек сто, которые смело смотрят в глаза всему пошлому, низкому, которое гадит жизнь, всякого рода произволу и насилию. Лица пылали воодушевлением, готовностью к борьбе" (там же, л. 45).

20 ЦГАОР СССР, ф. ДП. ОО, 1904 г., д. 2388, л. 48.

21 Там же, лл 60, 60 об.

стр. 96


стной социал-демократической секции и транспортной экспедиции во главе с М. М. Литвиновым 22 . 11 апреля 1902 г. она писала из Берлина в Рязань одному из корреспондентов "Искры": "Вы бы оказали огромную услугу ("Искре". -И. Л.), если бы прислали сведения о рабочем движении теперь в Москве, все в подробности... Вообще, что говорят кругом, продолжаются ли обыски и аресты, как относятся к высылке студентов в Сибирь" 23 . В Швейцарии О. И. Виноградова встретилась с В. И. Лениным, по его заданию совершала из-за границы поездки в Россию (Петербург, Москва, Нижний Новгород, Одесса), транспортировала "Искру", в частности на курсы Лесгафта24 . В 1905 г. она вела активную переписку с В. И. Лениным, сообщала ему о положении дел в Нижегородской и Одесской организациях РСДРП 25 . В октябре 1905 г. В. И. Ленин редактировал рукопись 0. И. Виноградовой "Одесские дни и "Потемкин", которая была опубликована издательством ЦК РСДРП в Женеве26 .

В конце апреля 1902 г. за организацию маевки была арестована слушательница курсов Д. А. Лазуркина. После тюремного заключения она работала в Одесской и Екатеринославской организациях РСДРП. Осенью 1904 г. по заданию Одесского комитета партии Д. А. Лазуркина выехала в Швейцарию, где пробыла около полугода 27 и неоднократно встречалась и беседовала с В. И. Лениным, слушала его выступления в Женеве. С началом революции 1905 г. по заданию Владимира Ильича вместе с В. И. Невским она выехала в Россию для ведения нелегальной работы 28 .

Еще одна слушательница, встречавшаяся с В. И. Лениным в те годы, - К. А. Александер. Она поступила на курсы осенью 1903 года 29 . После окончания Тифлисской женской гимназии К. А. Александер провела 1900 - 1901 гг. в Швейцарии, где в Женеве близко познакомилась с В. Д. Бонч-Бруевичем и В. М. Величкиной (Бонч-Бруевич). Вместе с ними часто посещала семинары, где выступали В. И. Ленин, Г. В. Плеханов; помогала В. Д. Бонч-Бруевичу обеспечивать нелегальную переписку с искровскими организациями в России. По заданию В. И. Ленина и В. Д. Бонч-Бруевича К. А. Александер выезжала в Болгарию (январь - февраль 1901 г.) для налаживания транспортировки "Искры" в Центральную Россию и Закавказье. Осенью 1901 г. она привезла в Москву два чемодана с первыми номерами газеты и доставила их в дом А. Н. Коншина (ныне Дом ученых), затем часть транспорта с "Искрой" увезла в Тифлис 30 .

Имеются все основания предполагать, что накануне 1905 г. произведения В. И. Ленина знал довольно широкий круг передовых слушательниц курсов Лесгафта. Е. Г. Крич вспоминала позднее: "Мне много приходилось слышать о нем. Все, кто встречался с Лениным, передавали, какой это большой, обаятельный человек, восхищались его эрудицией и утверждали, что никто не мог так ясно объяснить самые сложные места из "Капитала" (К. Маркса), как это умел делать Ленин" 31 .

Уже накануне революции 1905 г. курсы поставляли значительный "штат" агитаторов, пропагандистов, разъездных агентов, содержателей партийных явок для Петербургской организации большевиков. В пропагандистской коллегии Петербургского комитета РСДРП и Объединенной социал-демократической организации студентов Петербурга активно работали большевички М. А. и Ю. А. Борисовы, Л. Н. Воронова, В. В. Заорская, Л. А. Качаунова, Е. Г. Крич, Е. Н. Лещенко, А. И. Мейбаум и другие. С ноября - декабря 1903 г. по предложению секретаря ЦК РСДРП Е. Д. Стасовой Л. Н. Воронова (Тамара) держала партийную явку в комнате для обработки гербариев (Ботанический музей при Академии наук). Она работала здесь секретарем-маши-


22 Там же, 1902 г., д. 687 ("О бывшей слушательнице курсов Лесгафта дочери священника Ольге Ивановне Виноградовой"), лл. 11 -12.

23 Там же, лл. 1, 1 об.

24 Там же, лл. 11 - 12, 14 - 17, 21 - 22, 26, 26 об.

25 См. В. И. Ленин. ПСС. Т. 47, стр. 28 - 29; "Ленинский сборник" XXVI, стр. 426.

26 См. "Ленинский сборник" XXVI, стр. 433; "Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника". Т. 2. М. 1971, стр. 180.

27 ЦГАОР СССР, ф. ДП. ОО, 1904 г., д. 5, ч. 6 "А", л. 184.

28 Д. А. Лазуркина. Встреча с Лениным. "Звезда", 1955, N 4.

29 ЦГАОР СССР, ф. ДП. ОО, 1904 г., д. 2388, лл. 49, 49 об.

30 Личный архив К. А. Александер. Автобиография К. А. Александер-Рудневой (1935 г.); ЦГАОР СССР, ф. ДП. ОО, 1901 г., д. 285, лл. 5 - 6, 20._

31 Е. Крич. Хозяйка явочной квартиры. "Нева", 1957, N 5, стр. 121.

стр. 97


нисткой. 9 апреля 1904 г. из Петербурга работниками ЦК РСДРП было направлено шифрованное письмо в Германию, в один из заграничных партийных центров. В нем, в частности, говорилось: "Сообщаем адрес для писем: Петербург, Коломенская улица, дом 7, квартира 34, Екатерина Акимовна Браткова. Явка - Ботанический музей, второй этаж, прямо - первая комната, налево - вторая, налево - третья, спросить Людмилу Воронову. Письмо за подписью Андрон для лица, дающего пароль Акакий, ежедневно от десяти до двух часов, кроме праздников" 32 . Эта явка была организована с согласия профессора курсов Лесгафта В. Л. Комарова; его же личная квартира при Ботаническом музее использовалась городской большевистской организацией для получения шифрованных писем и предоставления ночлега приезжавшим из-за границы или с периферии большевикам33 . Весной 1904 г. на этой явке побывал приехавший из Швейцарии и Германии в Петербург С. Г. Шаумян, а в марте 1905 г. - М. Г. Цхакая и П. А. Джапаридзе, направлявшиеся проездом из Тифлиса через Петербург в Лондон в качестве делегатов III съезда РСДРП от Закавказья 34 .

Начало первой русской революции слушательницы курсов П. Ф. Лесгафта встретили восторженно. Многие из них были участниками народного шествия к Зимнему дворцу, стали свидетелями расстрела мирных манифестантов, участвовали в схватках с полицией и казаками, строили баррикады. Несколько курсисток было убито и ранено. Тяжелораненая Елизавета Сорокина призывала демонстрантов на Невском проспекте: "У нас нет царя! У нас есть убийца! Долой царизм!"35 . 9 - 10 января 1905г. помещения курсов превратились в походный госпиталь. По инициативе профессоров II. Ф. Лесгафта и В. Л. Комарова туда доставлялись десятки тяжелораненых рабочих, женщин, детей, им была оказана неотложная медицинская помощь. В эти дни большевик-преподаватель Д. И. Лещенко работал хирургом, санитаром. Он сберег десятки паспортов убитых, от тяжелораненых узнавал адреса их местожительства. По его заданию курсистки К. А. Александер, Л. Н. Воронова, Е. Г. Крич, А. И. Мейбаум, Е. Н. Лещенко несколько дней посещали семьи пострадавших и сообщали им о судьбах отцов, братьев, сестер - жертв царского произвола 36 .

Как и во всех высших учебных заведениях, на курсах прошли массовые митинги, на которых слушательницы клялись не жалеть своей жизни во имя борьбы против деспотизма, отдать все силы делу служения революции. Хорошо выразила коллективное мнение своих подруг большевичка Л. Н. Воронова в письме к матери: "Дорогая мамочка! Давно тебе не писала. Жизнь так быстро разворачивается... То, что мы могли представлять себе в воображении, основываясь на примерах Западной Европы, захватило и нас. Это великая историческая реальность. Это революция. И тот близорук, кто до сих пор не верит или старается себя разуверить в этом. Мы - современники революции... Победит тот, кто до конца использует все стихийное недовольство пробуждающихся масс, кто будет постоянно политически руководить ими... Наша революция будет одною из самых победных революций в мире" 37 .

В 1905 г. В. И. Ленин разрабатывал принципы "левоблокистской" тактики - совместных действий политической партии рабочего класса и представителей революционной демократии со всеми теми, "кто хочет биться за свободу и доказывает делом свою готовность". Он указывал на возможность тесного сплочения революционной демократии вокруг и под руководством борющегося пролетариата и его партии в целях открытой борьбы с царизмом 38 . В среде радикально настроенной студенческой молодежи В. И. Ленин и партия большевиков видели один из резервов революции, ее интеллектуально- агитационных сил, верного союзника рабочего класса. В середине фев-


32 ЦГАОР СССР, ф. ДП. ОО, 1904 г., д. 2392, л. 78.

33 См. Е. Д. Стасова. Воспоминания. М. 1969, стр. 45.

34 Из письма Л. Н. Вороновой - Е. Д. Стасовой, ноябрь 1963 года. Личный архив Л. Н Вороновой, члена КПСС с 1903 года. Хранится в селе Цебельда Гульрипшского района Абхазской АССР-

35 Ф. Шувалов. Особое поручение партии. "За физкультурные кадры", 6.III.1970.

36 Личный архив Л. Н. Вороновой. Воспоминания (1955 г.); Ф. Шувалов. Подвит студентки.

37 Личный архив Л. Н. Вороновой. Письмо из Петербурга А. К. Вороновой в Цебельду (имение "Ясочка"), февраль 1905 года.

38 В. И. Ленин. ПСС. Т. 11, стр. 342; т. 9, стр. 276.

стр. 98


раля 1905 г. В. И. Ленин требовал от руководителей Петербургской организации большевиков С. И. Гусева и А. А. Богданова увеличения политической армии революции за счет молодежи. Он писал: "Нужны молодые силы... Время военное. Молодежь решит исход всей борьбы, и студенческая и еще больше рабочая молодежь" 39 .

На кровавые злодеяния царизма петербургское студенчество ответило всеобщей политической ставкой. Студенческая забастовка в Петербурге переросла в общероссийскую стачку студентов. Повсюду учебные занятия прекращались до 1 сентября 1905 года. Слушательницы курсов Лесгафта шли в передовых рядах общестуденческой забастовки. Они проводили денежные сборы в фонд семей, пострадавших в Кровавое воскресенье. П. Ф. Лесгафт обратился за финансовой поддержкой к своим ученицам и ученикам в других городах страны. Только из Екатеринослава, с Петровских заводов прислали 232 рубля 40 . Курсистки принимали активное участие во всех революционных выступлениях питерских рабочих в 1905 году. К. А. Александер писала в Москву 4 мая 1905 г.: "Для массы памятен день 9-го января... Плюс от 1-го (мая) для нас тот, что мы почти целый месяц вели самую широкую агитацию в больших слоях" 41 .

Десятки слушательниц посвятили свою жизнь служению революции. Л. Н. Воронова в конце 1904 г. работала организатором Чернореченского партийного подрайона на Выборгской стороне, в конце же мая 1905 г. по заданию Петербургского комитета РСДРП выехала с группой питерских рабочих-боевиков в Тифлис для оказания помощи большевистскому Кавказскому союзу РСДРП42 . Воронова была ответственным агитатором среди солдат и младших офицеров Тифлисского гарнизона, некоторое время работала вместе с большевиком Ш. З. Элиава в аппарате кутаисского "красного губернатора" В. А. Старосельского, участвовала в проведении Октябрьской всеобщей стачки в Грузии 43 . Е. Г. Крич, член финансовой комиссии ПК РСДРП, устраивала концерты, лекции, доклады, организовывала продажу политической литературы; все собранные ею деньги шли на нужды революции 44 . Л. А. Качаунова весной - летом 1905 г. работала в Московской организации РСДРП. Три подруги-лесгафтички (К. А. Александер, В. В. Заорская, А. И. Мейбаум) приняли активное участие в организации Петербургского профсоюза текстильщиков45 . Подобных примеров можно привести много.

Весной 1905 г. Высшие курсы Лесгафта были закрыты царским правительством. Однако уже в августе их основатель и директор добился открытия на базе курсов Вольной высшей школы, где на трех факультетах (естественном, педагогическом, историческом) занималось свыше 1150 человек. Тогда же при Вольной школе были созданы и Коломенские вечерние курсы для рабочих, на которых с осени 1905 г. ежедневно училось около 400 пролетариев Нарвского, Выборгского, Василеостровского, Петроградского районов. Занятия в Вольной школе и на вечерних курсах проводили П. Ф. Лесгафт, В. Л. Комаров, С. И. Метальников, Е. В. Тарле (до того, как он был тяжело ранен ударами казачьих нагаек в октябре 1905 г., во время массовой демонстрации), Н. М. Книпович, А. А. Рихтер 46 . П. Ф. Лесгафт на преподавательскую работу пригласил четырех известных революционеров-народовольцев Н. А. Морозова47 , В. Н. Фигнер, И. Д. Лукашевича, М. В. Новорусского. Это был открытый вызов цар-


39 В. И. Ленин. ПСС. Т. 9, стр. 247.

40 Г. Г. Шахнердов. Жизнь и педагогическая деятельность П. Ф. Лесгафта "Памяти П. Ф. Лесгафта". 1947, стр. 28.

41 ЦГАОР СССР, ф. ДП. ОО, 1903 г., д. 1952 ("О дочери полковника, учительнице К. А. Александер"), л. 12.

42 Л. Н. Воронова (1879 - 1967 гг.) была уроженкой Тифлиса, дочерью известного революционного и общественного деятеля Кавказа 60 - 70-х годов XIX в. Н. И. Воронова, хорошо владела грузинским и армянским языками.

43 Личный архив Л. Н. Вороновой. "Октябрь 1905 г. в Тифлисе". Из воспоминаний. Рукопись: "Разрозненные записи воспоминаний" (1955 - 1963 гг.).

44 ЛПА, ф. 4000, оп. 5, св. 598, д. 3322, лл. 6 об. - 7.

45 Личный архии К. А. Александер-Рудневой. Автобиография К. А. Александер-Рудневой (1935 г.).

46 И. Д. Стрельников. Воспоминания о П. Ф. Лссгафте (1906 - 1909), стр. 53 - 55.

47 В советское время - почетный академик, директор биологической лаборатории Лесгафта и Научного института имени П. Ф. Лесгафта.

стр. 99


скому правительству, которое долгие годы держало этих мужественных людей в Шлиссельбургской крепости. П. Ф. Лесгафт поселил у себя дома Н. А. Морозова, а затем выделил ему квартиру на территории курсов. В. Н. Фигнер встретилась со своим учителем через 35 лет (она училась у Петра Францевича в 1871 г. в Казанском университете). Уже после смерти П. Ф. Лесгафта она вспоминала: "Независимый по характеру, страстно любящий свою науку и ревнивый к занятиям студентов. Сильный и добрый, простой и серьезный... Человек чувствовался в нем при первом же соприкосновении, и чудное слияние хорошей личности с прекрасным преподаванием создавало очарование, делавшее его образцом, идеалом поколений, имевших счастье начинать студенческие годы под его руководством" 48 .

Осенью 1905 г. П. Ф. Лесгафт реформировал свое детище Вольную высшую школу на принципах демократизма. Было введено студенческое самоуправление. Студенческими делами управлял Совет старост, в который входили старосты всех курсов и факультетов. В Совете старост преобладали большевики, но в нем были также представители эсеров и меньшевиков. В Вольной школе была создана дешевая столовая для курсисток и курсантов, организовано Бюро безработных студентов, которое изыскивало возможности предоставить работу лесгафтовцам 49 . Ныне здравствующий ученик П. Ф. Лесгафта, учитель- революционер, профессор, доктор биологии И. Д. Стрельников вспоминает: "Дух товарищества, равенства между мужской и женской молодежью, взаимного доверия на фоне борьбы с царизмом и общих стремлений к завоеванию политической свободы, к переустройству всей русской жизни на началах социализма, - все это создавало небывалый до того времени в России характер и стиль студенчества" 50 .

С середины сентября 1905 г. помещение Вольной школы (она размещалась в доме N 32 по Английскому проспекту), как и здания других высших учебных заведений51 , превратилось в постоянно действующий революционный народный митинг. В октябрьские дни в Вольной школе собиралось до 3 - 5 тыс. студентов и рабочих 52 . Активное участие в организации и проведении митингов принимала большевистская ячейка лесгафтовцев (М. А. Борисова, К. А. Александер, Л. А. Качаунова, Ф. П. Кассесинова, Д. А. Лазуркина, А. И. Мейбаум и др.). Наиболее популярными там были большевистские ораторы А. В. Луначарский, В. В. Боровский, Н. В. Крыленко, Д. З. Мануильский, В. А. Энгель; нередко выступали с речами и большевики-лесгафтовцы53 . П. Ф. Лесгафт предоставил помещение курсов различным революционным организациям не только для проведения митингов и собраний, но и для работы. Здесь нередко проходили заседания Петербургского комитета РСДРП. В квартирах под NN 2 и 6 (по Торговой, 25-а) разместились Исполнительный комитет Петербургского Совета рабочих депутатов и правление профессионального Союза печатников54 . Когда же полицейские власти Петербурга потребовали от Лесгафта немедленно удалить с курсов Исполком Совета, Петр Францевич наотрез отказался сделать это. Военное командование округа пригрозило даже подвергнуть артиллерийскому обстрелу здание Вольной школы. По предложению большевистской ячейки на курсах была срочно создана вооруженная боевая дружина из рабочих-курсантов и слушательниц, санитарные отряды для оказания первой помощи в случае нападения войск и полиции55 . Революционные рабочие Нарвской заставы на своем митинге постановили: "С оружием в руках защищать курсы Лесгафта, если на них будет произведено нападение" 56 . Осенью


48 В. Н. Фигнер. Две встречи (1871 -1907). "Памяти П. Ф. Лесгафта". 1947, стр. 149.

49 И. Д. Стрельников. Воспоминания о П. Ф. Лесгафте (1906 - 1909), стр. 54 - 55.

50 Там же, стр. 55.

51 См. В. И. Ленин. ПСС. Т. И, стр. 376 - 377.

52 "Пролетарий", 18.Х.1905.

53 Воспоминания К. А. Александер, Л. Н. Вороновой, А. И. Мейбаум.

54 С. М. Познер. Воспоминания о П. Ф. Лесгафте. "Памяти П. Ф. Лесгафта". 1912, стр. 282.

55 Ф. П. Шувалов. На Высших курсах П. Ф. Лесгафта неоднократно звучало слово Ильича. "Ученые записки" Государственного института физической культуры имени П. Ф. Лесгафта. Вып. XV. Л. 1970, стр. 154.

56 "Новая жизнь", 2.XI.1905.

стр. 100


1905 г. курсы прекратились в один из центров революционного движения в Петербурге.

Со второй половины ноября 1905 г. в помещении курсов неоднократно бывал, работал там и выступал с речами В. И. Ленин. Это место вождем партии было выбрано не случайно. К зданиям курсов (одному из идейно-пропагандистских центров большевизма и революции в столице) территориально тяготели пролетарские окраинные районы, Петергофско-Нарвская и Московская заставы, а по соседству был Коломенский промышленный подрайон с 10- тысячным составом рабочих (Адмиралтейский, Франко-Русский заводы, Екатерингофская мануфактура, другие предприятия). Вольная высшая школа с ее полуторатысячным революционным отрядом лесгафтовцев, с сильной ячейкой большевиков, боевой дружиной рабочих и студентов, революционно-демократическим по настроению профессорско- преподавательским составом создали ту благоприятную обстановку, в которой В. И. Ленин мог более свободно общаться с работниками партии, рабочей и студенческой массой, чувствовать биение пульса революции. К тому же Коломенский подрайон находился в черте городского центра с его оживленными площадями и улицами (Театральная площадь, Конногвардейский бульвар, Офицерская улица, улица Глинки), многочисленными переулками и проходными дворами, что в случае необходимости позволяло скрыться от жандармской слежки. На курсах неоднократно бывали и работали В. Д. Бонч-Бруевич, В. В. Боровский, Л. Б. Красин, А. В. Луначарский, Е. Д. Стасова, М. Г. Цхакая57 .

Первый раз В. И. Ленин посетил курсы Лесгафта во второй половине ноября 1905 года. Здесь он некоторое время работал в библиотеке, в тот же день беседовал с членами Исполнительного комитета и членами правления Союза печатников (среди них были большевики И. М. Любимцев, В. Д. Кузьмин) о дальнейшей деятельности Петербургского Совета рабочих депутатов58 . Участник этого совещания вспоминал: "В союзе толпилось много печатников, желавших увидеть и услышать Ленина" 59 . В помещении курсов Лесгафта состоялось заседание Исполкома Совета, утвердившего написанную В. И. Лениным 14 ноября 1905 г. резолюцию "О мерах борьбы с локаутом". Тогда же, в конце ноября - начале декабря, В. И. Ленин на протяжении недели проводил в Физической лаборатории курсов (Английский проспект, 32) занятия организованного им и Петербургским комитетом РСДРП кружка аграрников-марксистов, будущих пропагандистов и партийных организаторов в деревне. В. И. Ленин читал им лекции по аграрному вопросу и о задачах пролетариата в революционном движении, подчеркивая необходимость укрепления союза рабочего класса и крестьянства, без чего невозможна была победа революции 60 .

Перед занятиями кружка сотрудник ПК РСДРП большевичка Л. М. Книпович произнесла краткое вступительное слово, представила собравшимся В. И. Ленина. В целях конспирации занятия пропагандистов проводились в часы обычных студенческих лекций и ничем по внешнему виду от них не отличались. Владимир Ильич выступал под видом одного из преподавателей курсов, а во время перерывов между занятиями уходил в кабинет профессора-биолога В. К. Лебединского. Здесь он делал наброски своих статей, писал письма, записки, встречался с партийными работниками. Иногда накоротке беседовал с курсистками и рабочими-курсантами об их участии в революционном и студенческом движении, материальном положении, доступности и доходчивости большевистских изданий61 . В эти часы группа большевиков-дружинников (человек 6 - 8) посменно обеспечивала безопасность В. И. Ленина 62 .


57 Ф. Шувалов. Подвиг студентки.

58 П. Васильев-Северянин. В. И. Ленин в первом Союзе печатников. "Печатник", 1928, N 3, стр. 5; "Ленин в Петербурге. Места пребывания и революционной деятельности В. И. Ленина в Петербурге- Петрограде". Л. 1957, стр. 80.

59 П. Васильев-Северянин. Указ соч., стр. 5. Совещание проходило в кв. N 2 по Торговой, 25-а.

60 "Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника". Т. 2, стр. 203 - 204.

61 Автору удалось установить, что среди них были большевички Мария Богомазова, Людмила Воронова, Екатерина Крич, рабочие-большевики Иван Крехалев (Франко-русский завод) и Тарас Мясоедов (фабрика "Эриксон").

62 Ф. П. Шувалов. Высшие курсы Лесгафта знали Ильича. "За физкультурные кадры", 3. IV. 1964; личный архив Л. Н. Вороновой.

стр. 101


Рядом с курсами Лесгафта находилась частная женская гимназия (угол Английского проспекта и Торговой улицы), которую возглавляла видная общественная деятельница, сочувствовавшая партии большевиков, О. К. Витмер. Еще в 80-е годы прошлого века она была связана с революционным подпольем 63 , долгие годы дружила с П. Ф. Лесгафтом. В гимназии О. К. Витмер обучавшиеся на курсах Лесгафта проходили педагогическую практику. Соседство двух учебных заведений создавало благоприятные условия для конспиративной работы В. И. Ленина и его соратников. Не удивительно поэтому, что с ноября 1905 г. по июнь 1906 г. В. И. Ленин чаще всего появлялся в данном микрорайоне. Если он выступал с речью или работал на курсах Лесгафта, то обычно в тот же день отдыхал и ночевал в квартире О. К. Витмер, расположенной рядом с классными комнатами на третьем этаже здания гимназии. Эта квартира использовалась руководством партии большевиков для проведения партийных конференций и собраний, устройства ночлега для ответственных партийных работников перед их отправкой за границу или в поездку по российским губерниям. В помещении же Вольной высшей школы (у швейцара и дежурных в Физической и Биологической лабораториях) была установлена тайная электросигнализация, связывавшая их с П. Ф. Лесгафтом, С. М. Познер (бывшей фактически завхозом и комендантом помещения), в редких случаях с дежурившей там боевой дружиной. Эти необходимые меры предосторожности диктовались возможностью неожиданного появления жандармерии, полиции или наряда войск 64 .

Важная и памятная встреча лесгафтовцев с В. И. Лениным произошла 4 декабря 1905 года. В одной из аудиторий физической лаборатории на объединенном партийном собрании вождь партии сделал доклад о текущих событиях. Часть ленинского доклада слушал и П. Ф. Лесгафт, который был поражен силой ума и логики -В. И. Ленина. На другой день в беседе с К. А. Александер маститый ученый высказал пожелание "досконально изучить учение о социализме" и отметил, что "из-за этого стоило бы заново начать жить" 65 . С февраля по июнь 1906 г. В. И. Ленин не менее 6 раз появлялся на курсах Лесгафта, выступая с ответственными докладами: начало февраля - "О выборах в Государственную Думу" на собрании социал-демократов Московско-Заставского района; в начале марта участвовал в дискуссии с меньшевиками и эсерами по аграрному вопросу, нанеся сильнейший теоретический удар по концепциям Ф. Дана и В. Чернова; 6, 10 и 21 мая трижды делал доклады "Об итогах IV (Объединительного) съезда РСДРП" перед членами городской большевистской организации, большевиками Коломенского партийного подрайона, Петергофско-Нарвского района; 28 июня - доклад по аграрному вопросу на собрании рабочих социал-демократов Петергофско-Нарвского района66 . Большевичка Е. Н. Адамович вспоминала об одном из майских выступлений В. И. Ленина на курсах Лесгафта: "Несмотря на конспиративный характер собрания, аудитория была переполнена. Его доклад произвел неизгладимое впечатление на рабочих. Помню, как он возражал на попытки меньшевиков объявить недопустимой критику их меньшевистского ЦК и их линии"67 . На этих выступлениях В. И. Ленина неизменно присутствовали лесгафтовцы-большевики, которые организовывали проведение собраний в стенах курсов, обеспечивали конспирацию, брали на себя охрану68 .

Курсы являлись также одним из центров интернационального Петербургского кавказского землячества. В конце 1905 г. они объединяли около 50 студентов, курсисток-большевичек и сочувствующих им (грузины, армяне, русские, азербайджанцы). В землячество входило не менее 10 слушательниц курсов (К. А. Александер, Л. Н. Воронова, Л. А. Качаунова, Е. Кикадзе, М. Микеладзе, А. Шарашидзе и другие). Члены землячества организовали транспортировку революционной литературы, ору-


63 См. "Ленин в Петербурге...", стр. 207.

64 Там же, стр. 78 - 79, 207; Ф. П. Шувалов. На Высших курсах П. Ф. Лесгафта неоднократно звучало слово Ильича, стр. 154 - 155; Воспоминания проф. И. Д. Стрельникова (запись беседы, февраль 1974 г.).

65 Фонды Государственного музея истории Ленинграда. А. И. Березина-Радченко (Мейбаум). Дневник 1897 - 1907 гг., л. 149.

66 "Ленин в Петербурге...", стр. 82 - 83.

67 Е. Н. Адамович. Встречи с Владимиром Ильичей. "Летопись революции", 1925, N 1/10, стр. 9.

68 Воспоминания К. А. Александер, Л. Н. Вороновой, А. И. Мейбаум, И. Д. Стрельникова.

стр. 102


жия, боеприпасов из Петербурга в Закавказье (Тифлис, Кутаис, Батум, Сухум, Баку)69 . В частности, крупным "почтовым ящиком" и перевалочным пунктом этой литературы являлось имение "Ясочка" (близ Сухума), хозяйкой которого была А. К. Воронова, мать курсистки Л. Н. Вороновой. Члены Кавказского землячества переводили с русского на грузинский и армянский языки произведения В. И. Ленина, революционные издания, листовки 70 . Они помогали выдающемуся грузинскому большевику М. Г. Цхакая приобретать оружие в Финляндии и затем через Петербург транспортировать его в Закавказье 71 .

Кавказским землячеством очень интересовался В. И. Ленин. В его деятельности он видел один из каналов для осуществления организационно-технических связей с большевиками Закавказья. Владимир Ильич трижды выступал с докладами по различным вопросам революции перед членами землячества, причем один раз в стенах курсов Лесгафта (конец ноября 1905 г.). А. Е. Шарашидзе вспоминает: "Слушая Ленина, мы, молодые курсистки, думали, что готовы бросить все и всех и идти только за этим человеком, ибо то, что он говорит, это есть истина, это есть правда, это то, что нужно каждому человеку"72 . В январе 1906 г. по указанию В. И. Ленина из Баку в Петербург была переведена подпольная партийная типография "Нина". Туда же переехала группа грузинских большевиков- печатников (Вано и Георгий Стуруа, Авель Енукидзе, Вано Болквадзе, Сильвестр Тодрия). Центральной нелегальной явкой грузинских печатников стали курсы Лесгафта, где они неоднократно встречались с В. И. Лениным, получали его задания. Именно эта группа большевиков по поручению В. И. Ленина обеспечила выпуск и печатание в столице партийных газет "Волна", "Вперед" и "Эхо", в подпольной типографии в Выборге большевистской газеты "Пролетарий" 73 . В сентябре 1907 г. к судебному дознанию была привлечена член Кавказского землячества К. А. Александер по делу известной большевистской Авлабарской типографии в Тифлисе и после ареста пробыла полтора года в заключении в женской тюрьме в Петербурге и Метехском замке в Тифлисе 74 .

Слушатели курсов Лесгафта внесли значительный вклад в дело революции, оказывая помощь большевистскому подполью. В 1906 - 1907 гг. группа курсисток М. А. Борисова, Л. Н. Воронова (после освобождения из тюрьмы), В. В. Заорская, Л. А. Качаунова, Е. Г. Крич, Ф. П. Кассесинова, С. М. Познер, А. И. Мейбаум, А. Е. Шарашидзе и другие работали в агитационно-пропагандистской, издательской и финансовой коллегиях Петербургского комитета РСДРП. Преподаватель курсов большевик Д. И. Лещенко являлся секретарем ПК РСДРП весной 1906 года. Тогда в его квартире (Глазовская улица, N 27/34) неоднократно работал и отдыхал В. И. Ленин, часто редактировал здесь большевистские газеты "Волна", "Вперед" 75 , "Эхо". Е. Г. Крич по предложению А. В. Луначарского 76 стала хозяйкой конспиративной квартиры в Свечном переулке, N 6. В мае - июле 1906 г. здесь почти ежедневно бывал В. И. Ленин. Тут он усиленно работал, писал статьи, письма, встречался с членами ЦК и ПК РСДРП, редактировал большевистские газеты, отдыхал. Е. Г. Крич вспоминает, что на этой явочной квартире в течение трех месяцев каждый день бывало не менее 10 - 15 партийных работников, рабочих-активистов, студентов- большевиков. "Сидели многие подолгу, работали по три-четыре часа. Хотя мы старались без дела не беспокоить


69 М. Горгидзе. Ленин и грузинское студенчество в Петербурге, "Литературная Грузия", 1966, N 6, стр. 68 - 70; Воспоминания Л. Н. Вороновой, К. А. Александер.

70 И. П. Лейберов. Цебельдинская находка. "Наука и жизнь", 1973, N 11.

71 М. Горгидзе. Указ. соч., стр. 69 - 70.

72 А. Е. Чиргадзе (Шарашидзе). Из воспоминаний. "Литературная Грузия", 1966, N 6, стр. 73 - 74.

73 В. Стуруа. Ленин и печатники. "Печатник", 1928, N 3, стр. 6 - 7.

74 ЦГАОР СССР, ф. Министерство юстиции, 2-е дел-во, 1906 г., д. 51 ("О тайной типографии, обнаруженной в Тифлисе"), л. 19 об.; ф. ДП, VII дел-во, 1906 г., д. 4889, л. 3 об.

75 "Ленин в Петербурге...", стр. 109.

76 Свыше года (1905 - 1906 гг.) Е. Г. Крич работала личным секретарем А. В. Луначарского, под его диктовку писала десятки статей для партийных изданий (ЛПА, ф. 4000, оп. 5, св. 598, д. 3322, лл. 5 - 7).

стр. 103


Владимира Ильича, все же в его кабинете всегда толпился народ, каждому хотелось послушать Ленина, поговорить с ним" 77 .

Семнадцатилетняя курсистка Ф. П. Кассесинова (Гервазий) вступила весной 1905 г в партию большевиков. Не желая владеть полученным в наследство от приемного отца П. А. Гервазия значительным помещичьим имением, она решила его продать, а деньги отдать партии на дело революции. Сама этого сделать она не могла по своему "несовершеннолетию". Через работника Боевой технической группы ЦК РСДРП А. М. Игнатьева был подобран фиктивный "супруг". Им стал прапорщик В. А. Наумов, симпатизировавший революции78 . С согласия "мужа" имение Ф. П. Кассесиновой было продано, деньги отданы партии. Часть их пошла на организацию конспиративной квартиры ЦК РСДРП в Териоках (ныне Зеленогорск) на даче Оттенена по Церковной улице. Хозяйкой квартиры была Ф. П. Кассесинова. Здесь под руководством В. И. Ленина было проведено 8 партийных совещаний и конференций79 .

Слушательница курсов Лесгафта В. И. Четверикова и ее муж студент-технолог Н. К. Четвериков входили в Боевую техническую группу ЦК РСДРП, где работали вместе с Л. Б. Красиным, Н. Е. Бурениным, А. М. Игнатьевым, С. Б. Сагредо, С. М. Познер. С осени 1905 г. по заданию партии Четвериковы организовали в Териоках конспиративную квартиру на даче Комулайнена, по Варшавской улице. Дача (с ноября 1905 г. по апрель 1906 г.) служила перевалочным пунктом для приемки оружия, боеприпасов, поступавших из Швеции и Финляндии. Этой дачей пользовались члены Кавказского землячества, занимавшиеся транспортировкой оружия в Закавказье. Здесь хранились винтовки системы "маузер" и "винчестер", револьверы, динамит, капсюли гремучей ртути, бикфордов шнур. Для лучшей конспирации в группу транспортеров оружия и боеприпасов были подобраны девушки, учившиеся на курсах Лесгафта и Бестужевских курсах. Мужественные революционерки перевозили оружие из Териок в Петербург в чемоданах, корзинах, дамских муфтах, сумочках80 . Среди транспортеров оружия были: К. А. и Л. А. Александер, М. А. Борисова, Л. Н. Воронова, В. В. Заорская, Ф. П. Кассесинова, А. И. Мейбаум, С. М. Познер, В. И. Четверикова, А. Е. Шарашидзе и другие. Помощь им оказывал рабочий-большевик Франко-Русского завода Т. С. Федоров, бывший матрос Балтийского флота. В Боевую группу ЦК партии он был вовлечен В. И. Четвериковой 81 .

Курсы были также одним из центров хранения оружия и боеприпасов в Петербурге. Здесь же проводились практические занятия инструкторской школы боевиков82 , которая была учреждена в ноябре 1907 г. решением Таммерфорсской конференции военных и боевых организаций РСДРП. В одной из аудиторий курсов руководители школы- большевики студент Московского университета А. Ф. Чесский и студент Петербургского университета А. А. Нейман читали лекции по боевой тактике и проводили занятия по сборке и разборке винтовок и револьверов, умению обращаться с самодельными бомбами. В школе было подготовлено несколько групп (в одной группе до 25 человек) боевиков- дружинников из питерской и латышской рабочей молодежи83 . С. М. Познер отмечала: "Члены Боевой организации примостились в ней (Вольной высшей школе. - И. Л.) потому, что там революционные организации находили себе широкий и верный приют. У революционной молодежи того времени были излюбленные высшие учебные заведения, где ее не тревожили, где она могла налаживать свои конспиративные дела; лучшим пристанищем для этих целей всегда были курсы Лесгафта"84 .


77 Е. Крич. Указ. соч., стр. 124.

78 В 1907 г. В. А. Наумов был казнен царскими властями за покушение на Николая II (процесс Никитенко - Синявского).

79 ЛПА, ф. 4000, оп. 5, св. 598, д. 3318: Воспоминания Ф. П. Кассесиновой, лл. 1__9, 12 - 15: Ф. П. Кассесинова. У Ленина. "Об Ильиче. Воспоминания питерцев". Л. 1970, стр. 169 - 170.

80 Н. К. Четвериков. Склады оружия. "Боевая группа при ЦК РСДРП (б). Статьи и воспоминания". М. -Л. 1927, стр. 138 - 141.

81 Там же, стр. 140.

82 Основной базой для инструкторской школы служила финская дача в деревне Хаапала, близ Куоккалы (ныне - Репино).

83 С. М. Познер. Школа в Куоккале. "Боевая группа при ЦК РСДРП (б)", стр. 184 - 185 и др.

84 Там же, стр. 190.

стр. 104


Курсистки Л. Н. Воронова (Тамара), К. А. Александер (Клавдия, Саша, Ольга Ткацкая), В. В. Заорская, Л. А. Качаунова (Зоя), А. И. Мейбаум и др.85 были разъездными партийными агентами, координировали нелегальную работу большевистских организаций крупных промышленных центров. Так, в течение лета - начале осени 1906 г. К. А. Александер и В. В. Заорская объехали следующие города, доставляя туда нелегальную литературу, письма, директивы: Москва, Симферополь, Севастополь, Судак, Евпатория, Сухум ("Ясочка"), Тифлис, Баку, Ташкент. 14 июня 1906г. К. А. Александер писала Л. Н. Вороновой из Крыма в Петербург: "Питер не отстает от юга. Евпатория и Севастополь опять поднимаются. На днях в Судак прибыли четыре миноносца, держали путь к Новороссийску. Перед ними останавливался крейсер. Команды высадились на берег - такие славные, хорошие лица. Мы (К. А. Александер и В. В. Заорская. - И. Л.) их, конечно, снабдили брошюрами и кипой газет - партийных - благо, что захватили из Питера86 . Как они были довольны! Говорят, что трудно доставать умные слова - следят офицеры. Тамара, вышлите нам номера руководящего органа "Вперед" (редактором его был В. И. Ленин. - И. Л.). Страшно хочется быть в курсе партийного дела" 87 . Тем же летом К. А. Александер вместе с В. В. Заорской работали в нелегальной Ташкентской организации РСДРП, которой в то время руководил известный закавказский революционер А. Г. Зурабов. Курсистки вели революционную работу среди местных железнодорожников, рабочих, солдат гарнизона 88 .

Л. Н. Воронова по заданию большевистского центра совершила в июле - октябре 1906 г. две поездки по маршрутам Петербург - Выборг - Гельсингфорс - Екатеринослав - Севастополь - Евпатория и Евпатория - Новороссийск - Сухум - "Ясочка" - Тифлис - Кутаис - Екатеринодар. В 1903 - 1907 гг. 18 месяцев Л. П. Воронова провела в качестве разъездного агента партии, занимаясь переброской транспортов нелегальной литературы, установлением связей партийного центра с партийной периферией. Эти задания она получала от Центрального и Петербургского комитетов РСДРП, Южного бюро ЦК, Тифлисского, Екатеринославского, Имеретино-Мингрельского комитетов РСДРП, Кавказского союза РСДРП, Кавказского землячества. Л. И. Воронова работала в 8 городских партийных организациях (Петербург, Екатеринослав, Тифлис, Кутаис, Сухум, Севастополь, Евпатория, Баку), посетила как разъездной агент 48 населенных пунктов России, причем 35 из них - города Закавказья, Северного Кавказа, Крыма, Юга Украины и Поволжья 89 .

Большевистский центр специализировал своих работников - разъездных агентов именно на тех территориально-географических районах, в которых условия партийной работы, состояние промышленности, состав рабочих кадров и местного населения были им хорошо известны. В частности, Л. Н. Воронова выросла в Закавказье, хорошо знала Тифлис, Кутаис (в нем кончала женскую гимназию), Батум, Сухум, Баку, Екатеринодар, Екатеринослав. Это и предопределило ее успешную работу90 . Вот строки из письма Вороновой матери в "Ясочку" в марте 1907 г.: "А ведь я решила не ехать домой этим летом... Еду я на лето не отдыхать, а работать. Куда - до сих пор еще не определено... Не надо беспокоиться за того человека, который знает определенно, что он делает и что он хочет сделать, и который чувствует поэтому себя счастливым. Понимаешь ты, счастливым от полноты ощущения работы, борьбы, жизни. С каждым годом нас, сознавших, в чем счастье жизни, становится больше и больше, и мы убеждены, что человечество идет вперед... Это не утопия. Я ясно и определенно осознаю, что хочу именно такой жизни. Лучше гореть недолго, но ярко, чем тлеть, покрываясь пеплом. Мимо прошло столько лиц, которые сгорели в продолжение нескольких лет - но они были счастливыми, так как сознавали, что, умирая, остаются бессмертными..." 91 .

Летом 1907 г. Вольная высшая школа была закрыта. В течение двух лет власти отказывались открыть курсы Лесгафта. Лишь весной 1909 г. удалось вновь добиться


85 Фамилии удалось выявить по материалам личного архива Л. Н. Вороновой.

86 Этот транспорт с литературой они везли в Крым и Закавказье.

87 Личный архив Л. Н. Вороновой.

88 Личный архив К. А. Александер-Рудневой.

89 Личный архив Л. Н. Вороновой (переписка, дневники, воспоминания); материалы ЦГАОР СССР.

90 За пять лет Л. Н. Воронова подвергалась арестам всего лишь два раза.

91 Личный архив Л. Н. Вороновой.

стр. 105


открытия Высших курсов физического образования. В это время создатель курсов П. Ф. Лесгафт тяжело болел и в ноябре 1909 г. скончался в Каире.

...Прошли годы. В Февральскую революцию 1917 г. курсы Лесгафта вновь стали одним из центров революционного движения в Петрограде. Здесь проходили массовые митинги, функционировали Советы рабочих и солдатских депутатов Коломенского района, районный отдел Красной гвардии, продовольственный комитет. Последний раз на курсах Лесгафта В. И. Ленин выступал с докладом между 27 и 29 апреля 1917 г. на одном из заседаний VII Всероссийской (Апрельской) конференции РСДРП92 . Это было двадцатое выступление вождя партии в стенах курсов. В память об этих выступлениях В. И. Ленина на фасаде д. N 32 по проспекту Маклина ныне установлена мемориальная доска с надписью: "Здесь в период 1905 - 1907 годов неоднократно выступал и проводил занятия марксистского кружка Владимир Ильич Ленин. В 1917 году в этом доме под председательством В. И. Ленина проходило одно из заседаний VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП (большевиков)".

Пребывание, работа, выступления В. И. Ленина на Высших курсах П. Ф. Лесгафта в 1905 - 1907 и в 1917 гг., его личные контакты с отдельными преподавателями (Д. И. Лещенко, Е. Н. Лещенко, Н. М. Книпович, С. М. Познер), слушательницами (К. А. Александер, Л. Н. Воронова, В. В. Заорская, Е. Г. Крич, Ф. П. Кассесинова, Л. А. Качаунова, А. И. Мейбаум, 0. И. Виноградова, Д. А. Лазуркина и др.) и рабочими-курсантами (И. Крехалев, Т. Мясоедов, Т. Федоров) оказали на них огромное революционизирующее влияние. Курсистки были не только активными участницами трех русских революций и гражданской войны, но и Великой Отечественной войны. Сотни из них отдали свою жизнь за дело революции, свободу и независимость нашей Родины.


92 "Ленин в Петербурге...", стр. 83.

 


Новые статьи на library.by:
ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ И КРИМИНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ:
Комментируем публикацию: "КУРСЫ РЕВОЛЮЦИИ"

© И. П. ЛЕЙБЕРОВ ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ И КРИМИНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.