Ночной "аттракцион"

Отечественный (белорусский и русский) детектив. Книги, статьи, заметки о преступлениях, фельетоны.

NEW ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ И КРИМИНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ


ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ И КРИМИНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ: новые материалы (2022)

Меню для авторов

ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ И КРИМИНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Ночной "аттракцион". Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2015-04-02
Источник: http://portalus.ru


Из зала суда

Приговор оказался на удивление мягким - по крайней мере в отношении одного из подсудимых. Потерпевшие утверждали, что простили его, и наперебой просили суд о снисхождении. Это обстоятельство в значительной степени смягчило участь рядового Дмитрия Волкова. Суд ведь обязан учитывать такие просьбы и пожелания. И это правильно. Милосердие, терпимость, снисхождение - редкими "гостями" стали они в наших душах, ожесточенных и закаленных сверх меры жизненными невзгодами последних лет. Вот только почему, вчитываясь в строки приговора, я никак не мог прогнать ощущение неестественности именно такого финала этой драмы?..

ВРЕМЯ УВОЛЬНЕНИЯ пролетело быстро. Дмитрий Волков, с сожалением взглянув на часы, засобирался - до Красногорска путь неблизкий, к вечерней поверке успевал впритык. Но расставаться со старинным, еще школьным приятелем не хотелось.

- Леха, а поехали со мной! Отпрошусь у взводного до утра, еще погуляем...

Алексея Орлова не пришлось долго уговаривать. По пути приятели изрядно подзаправились пивком и в расположение учебного медицинского взвода входили уже в самом радужном настроении. Лейтенант А.Колосков увольнительную подчиненному продлил без разговоров. Однако куда-то ехать на ночь глядя Волкову уже расхотелось. Тем более что и нужды особой в этом не было. Водочкой и на месте можно разжиться. Душевно же посидеть никто не помешает, взводный в наряде... Орлов идею одобрил.

"Беленькая" славно легла на выпитое раньше пиво. Крепкий хмель кружил голову. Тянуло пофилософствовать. Окружающая же обстановка определила тему беседы.

- Гляжу, "салабонам" у вас во взводе прямо-таки не жизнь, а лафа, - заметил Алексей. - Никто не "шуршит" после отбоя... Там, где я служил, молодым спуску не давали!

- Ага, - согласился Дмитрий. - Вот они и борзеют... Один - так вообще от рук отбился.

- Да ну? Слушай, а давай ему прямо сейчас уважение к старшим внушим! И ты, кстати, кой-чему поучишься. Ну что, устроим аттракцион?

Через минуту заспанный и недоумевающий рядовой Расул К. уже стоял в душевой.

- Ну-ка, покажи, как бьешь, - предложил Орлов '" приятелю. Тот, размахнувшись, ударил сослуживца в грудь -раз, другой, третий... Затем дважды пнул его ногой.

Орлов поморщился: "Не бьешь, а гладишь! Смотри, как нужно". И, схватив табуретку, обрушил ее на спину молодого солдата. "Видишь? С оттяжечкой надо! Гляди еще раз". Волков оказался не слишком понятливым учеником и технику сокрушительного удара освоил лишь с пятого раза.

Подустав, друзья пропустили по "маленькой" и продолжили беседу. Главным образом опять же о методах воспитания. Интересные, веселые вещи рассказывал Орлов, его приятель так и покатывался со смеху. Во, небось, умора выйдет, если "в натуре" попробовать!

ИЗ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ:

"...Орлов разбудил рядового Сергея Л. и нанес ему четыре удара кулаком в грудь и три - по почкам. Затем - удар табуреткой по спине, от которого тот упал на пол. Потом опять поднял с постели Расула К. и ударил его табуреткой по спине. Волков же разбудил рядового Асхаба М., и Орлов пять раз ударил его табуреткой по спине, отчего тот дважды падал на пол...".

Рядовой Александр Л., разбуженный шумом, с минуту понаблюдал за происходящим и наконец не выдержал: "Кончай галдеж! Спать не даете...". Александр - не "молодой", с ним нужно поаккуратнее. "Да ладно тебе, мы поприкалываемся немного, все будет нормально!" - ответил Волков. Что-то недовольно пробурчав, рядовой Л. откинулся на подушку.

В очередной раз "освежившись", приятели принялись, давясь от хохота, делиться впечатлениями. "Погоди, еще один "прикол" покажу", - пообещал Орлов. Вскоре нетерпение Волкова достигло апогея, и он снова потащил друга в спальное помещение.

- Ты в "самолет" играешь?

- спросил Орлов разбуженного Сергея Л. Тот пожал плечами. - Это просто. Лезешь на тумбочку и оттуда "пикируешь" вниз головой. Понял? Ну давай...

Первый "полет" приятелям не понравился - Сергей спрыгнул на ноги. Несколько раз огрев его табуретом, Орлов приказал: "Повторить!" На этот раз Сергей "спикировал" вполне прилично...

- Ну а теперь в "шнурки" тебя переведем. Ты ж, поди, "некрещеный"? Традиции забывать нельзя! Ложись... Да трусы сними!

Хлесткие удары литой пряжкой поясного ремня по ягодицам и крики боли разбудили рядового Сергея Т. Полюбовавшись "аттракционом", он хмыкнул и отвернулся к стенке...

Через некоторое время, приложившись в очередной раз к изрядно опустевшей бутылке, Алексей Орлов недовольно заметил: "Что-то полы у вас в столовой грязноваты... Непорядок! Буди народ".

ИЗ ПОКАЗАНИЙ РЯДОВОГО АЛЕКСЕЯ К.:

"...Волков отправил меня на "мойку", приказав мыть посуду. Скоро Орлов сказал, что я медленно мою, подозвал и ударил по спине табуреткой. Остальные тем временем мыли полы. Друг Волкова ходил между ними и бил по спинам табуреткой. Сам Волков тоже ходил, пинал и по-всякому обзывал... Он приказал, чтобы я полз к нему, и встал на меня, сказав: "Чтобы ноги не пачкать!" Затем стал вытирать ноги об мою голову. Потом сел на меня и приказал ползти. Так как я полз очень медленно, Волков ударил меня по лицу..."

ИЗ ПОКАЗАНИЙ РЯДОВОГО АЛЕКСЕЯ М.:

"...моя смена началась в два часа ночи. Слышал вопли с кухни. Около трех часов меня пригласили на кухню, заставили отжиматься от пола. Когда я отказался, Орлов три раза ударил меня кулаком в грудь и по голове, отчего я дважды падал на пол. Потом заставил ползти к тумбочке дневального...".

В конце концов полы были вымыты. Критически оглядев работу молодых солдат, Орлов заявил:

- Плоховато... Ну-ка поползайте, наведите глянец!

Через двадцать минут белые нательные рубахи "воспитуемых" стали грязно-серыми. Оба приятеля прогуливались между копошащимися на полу телами, поднимая энтузиазм "уборщиков" пинками и ударами. Затем кому- то из них пришла в голову "удачная" мысль, и молодые солдаты еще минут пятнадцать елозили по полу на спине.

Наконец водка и усталость взяли свое. Глаза весельчаков начали слипаться.

- Ладно, хватит! - смилостивился Волков. - В душ и спать. Да, чуть не забыл: если кому хоть слово пикнете, вам всем конец!

Избитые солдаты разбрелись по постелям. А через двадцать пять минут прозвучала команда "Подъем"...

ПРОСЛЕЖИВАЯ ХРОНИКУ событий той ночи, я, говоря откровенно, все больше укреплялся в уверенности, что задача передо мной стоит несложная. Уж конечно, люди, учинившие такое, отпетые негодяи "со стажем". Остается вывести несложную мораль: дескать, черного кобеля не отмоешь добела...

Все оказалось не так. "Компромат" на приятелей никак не хотел всплывать в толще материалов уголовного дела. Скорее, наоборот

- Дмитрий Волков, например, по всем статьям характеризовался положительно. Ни одного конфликта с законом, в техникуме слыл порядочным, добрым, отзывчивым парнем. Да и в армии был у командиров далеко не на худшем счету. К Алексею Орлову густо-черная краска тоже как-то не липла. Обычные, нормальные парни. Дикая, жестокая, необъяснимая выходка...

Примитивная мораль не выстраивалась. Что-то диссонировало в складной и понятной, в общем-то, картине происшедшего. Потерпевшие... Кстати, сколько же их было?

Рядовой Алексей К. ("...мне было уже все равно, уже не хотелось жить..."). Рядовой Расул К. ("...сломал об меня табурет; когда табуретки кончились, стал бить деревянной рейкой..."). Рядовой Алексей М. ("...металлическая кружка попала мне в голову и рассекла лоб до крови")... Словом, шестеро -против двоих. И ни звука "поперек", ни единой попытки защититься, уберечь себя от боли и унижений. Вместо этого - обессиливающий страх, отупляющая покорность. Все имеет свой конец, закончилась и эта кошмарная ночь. При свете дня происшедшее, наверное, показалось им не столь уж и драматичным. В конце концов отделались всего лишь "легкими телесными". А начни "возникать", кто знает, как бы все обернулось... Но не слишком ли дорогой ценой куплен "благополучный" исход?

Абсолютная власть пьянит не хуже водки. Страх, беспомощность и покорность жертвы возбуждает и зверит, провоцирует на все новые издевательства. Не Бог весть какое открытие... Если, конечно, не проверять его на себе. Я не могу уверенно сказать, что же побудило Волкова и Орлова развлекаться таким способом. Зато я совершенно точно знаю, почему они не могли остановиться.

На суде потерпевшие частично изменили свои показания. Дескать, не так уж и агрессивно вел себя Волков. И вообще, неплохой он в сущности человек. Почему на следствии иное говорили? Да погорячились, обижены были... А сейчас мы, мол, Волкова простили и просим его строго не наказывать. Впору умилиться такому невиданному благородству. Если бы не сквозила в нем так явно трусость, надевшая маску душевной широты. Если бы к благостной розоватости щедро выданных преступнику индульгенций не подмешивалась краска стыда. Непросто ведь принародно расписаться в собственной слабости. Наверное, не легче, чем противостоять озверевшим хулиганам. Даже вшестером... Не отсюда ли стремление поубавить жути в этой истории, убедить других, а главное - самих себя, что не так уж и растоптано достоинство, не слишком уж и изгажена честь? Психологически, видимо, объяснимо. По-человечески - непростительно.

Вокруг "дедовщины" сломано немало копий. До каких только корней этого явления не докапывались - социальных, психологических, чуть ли не генетических...Не берусь расставлять точки над "i", да и вряд ли сумею копнуть глубже. Я о другом. Корни не дадут всходов, если не попадут в почву безразличия и равнодушия, если будут лишены подкормки из страха и покорности. Согласен, не самый приятный рецепт. Но иного, увы, не существует.

Не хочу, чтобы сложилось впечатление, будто я стремлюсь безоговорочно осудить шестерых молодых солдат. В конце концов они - потерпевшая сторона. В конце концов у каждого свой "запас прочности". Я не отказываю им в сочувствии. Еще и потому, что цена трусливого бессилия намного выше, чем кажется им самим. Время, разумеется, великий лекарь. Но такие раны заживают медленно. И даже зарубцевавшись, очень долго напоминают о себе. Говорят, единожды солгав... А единожды убоявшись?


Новые статьи на library.by:
ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ И КРИМИНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ:
Комментируем публикацию: Ночной "аттракцион"

© Андреи МАТЯХ () Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ И КРИМИНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.