[Семичастный о Путине] БЕСЕДА ДЛИНОЮ В ГОД...

Отечественный (белорусский и русский) детектив. Книги, статьи, заметки о преступлениях, фельетоны.

NEW ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ И КРИМИНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ


ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ И КРИМИНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ: новые материалы (2022)

Меню для авторов

ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ И КРИМИНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему [Семичастный о Путине] БЕСЕДА ДЛИНОЮ В ГОД.... Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2014-03-04
Источник: http://portalus.ru

В декабре 2000 года я встретилась с Владимиром Ефимовичем Семичастным по заданию редакции. Задание было конкретным, и оно было выполнено: "Диалог" опубликовал тогда небольшую рецензию Владимира Ефимовича на статью о Филиппе Бобкове. Но, как всегда это бывает, разговор не ограничился той темой, которая была намечена спервоначала, разросся и вглубь, и вширь, охватил проблемы, которые волновали тогда и страну, и всех нас.

Надо сказать, при всей своей сдержанности -и природной, и воспитанной за долгие годы работы председателем КГБ, - Владимир Ефимович разговаривал со мной предельно открыто, горячо, и после нашей многочасовой беседы, подавая мне пальто в прихожей, заговорщицки шепнул: "Ну, вы уж там помягче все изобразите..."

Сразу после Нового года я позвонила Семичастному, надеясь показать окончательный результат наших трудов - так у нас было заведено: автор всегда несколько раз и очень внимательно просматривал готовый текст. Взволнованный женский голос сообщил, что Владимир Ефимович в больнице и положение его очень тяжелое. А спустя несколько дней мы узнали, что Семичастный умер.

Думается, то, о чем шел разговор в конце теперь позапрошлого года, вызовет интерес у читателей и сегодня. Хотя мысленно каждый сделает нужные поправки, которые внесло в нашу жизнь Время.

Водной из наших ранних бесед, Владимир Ефимович, вы сказали, что самым интересным временем в вашей жизни Была работа в КГБ, "ни с чем не сравнимая работа, если говорить о масштабности, информированности, круге вопросов, которыми я занимался. За этим стояла мощь государства, его возможности, эго безопасность". И произнесли тогда в общем-то провидческую фразу: хорошо бы, чтобы пришел кто-то новый и чтобы это дело попало в молодые руки.

Вы следили за развитием карьеры Владимира Владимировича Путина в свое время, он при вас начинал?

- Нет, тогда я его не знал. Он пришел гораздо позже. При мне он, наверное, еще бегал в капитанах или в старших лейтенантах, но все-таки формировался в этой структуре. Да-да. И он, и Иванов, нынешний его зам, секретарь Совета безопасности, тоже питерский, и главное в них - закваска чекистская.

Я все время наблюдаю за Путиным, слушаю Путина, и подспудно меня будоражит такая мысль, такая тревога: ну заговорит пи в конце концов чутье твое, чекистская закваска? Ведь чекиста у нас всегда воспитывали в сугубо патриотических традициях, в его сердце, в его сознании жили преданность стране, делу, которому служит, преданность родному народу. И вот постепенно проскальзывают такие нотки в интонациях и действиях нашего президента, начиная с обсуждения гимна и даже до этого обсуждения; ну а уж принятие гимна - один из сильных прорывов в его действиях.

- То есть вы чувствуете, что закваска все-таки ТА?

-Да, она, она. Любой другой, кто пришел бы на это место, никогда бы так круто не поступил. Не могу еще твердо сказать, что он для меня определился, потому что пока ничего не определил. Но я надеюсь... Пока мы не знаем, куда идет страна и с чем она идет. Нет ясного перспективного, так сказать, далекого плана. И нет даже ближайшего. Путин и в предвыборную кампанию иногда уходил за туманные, но не враждебные, не осуждающие резко прошлое высказывания, не бросал камни во власть советскую, не старался очернить коммунистов, находил всему достаточно гибкие и приемлемые выражения и оценки.

Но прошел год, пора ему определиться. Надо уже говорить и поступать недвусмысленно, определять свою цель, свои задачи. Потому что в неопределенности некоторые ретивые представители СМИ продолжают в мутной воде ловить ту рыбку, которая им нужна. Самые неистовые обозреватели на телевидении и им подобные помельче стараются не просто информировать народ, а преподносить свои "идеи" в виде театрализованных представлений с полураздетыми девочками в расчете на приманивание зеленой молодежи. Меня лично от этого воротит, хотя, как говорят, на вкус, на цвет товарища нет.

- Вы, опытный человек и профессионал, считаете, что пока невозможно представить, как поступит Путин?

- Невозможно. Меня, например, просто взорвало, когда после разъяснения Путина по телевидению, почему он предпринял такие шаги по гимну, по государственной символике, в "Итогах" президента буквально смешали с грязью, не стесняясь ни в выражениях, ни в характеристике его поступков, не придавая ни малейшего значения тому, что речь идет о президенте страны, в которой живет и кормится сам комментатор. Какой бы ни был канал, пятнадцатый или двадцать пятый, но уважать президента, избранного народом, обязан каждый! И не кокетничать тем, что ежели меня завтра вызовут на допрос или в прокуратуру, так имейте в виду, дорогие телезрители, это за то, что я критикую сегодня власть. То есть, наговорив гадостей, тут же подстраховаться!

Такие "обозреватели" явно нарываются на скандал, явно на него напрашиваются, а Путин - что не каждому удается - уходит от скандала, и, может быть, это разумно. До поры до времени разумно. Но где-то и край должен быть. Нельзя, чтобы все заканчивалось так, как закончилось недавно с Павлом Бородиным: все закрыли, никто ни в чем не виноват.

- А как вы оцениваете, что после завершения выборов в США Путин именно с Кубы весьма сдержанно поздравил вновь избранного президента?

- Все это я оцениваю положительно, в том числе и его интервью канадским журналистам, в котором президент дал понять, что не допустит вмешательства олигархов в управление российским государством. Если они за демократию, пусть пользуются всеми демократическими институтами, действующими в государстве.

То, что президент поехал на Кубу после Кореи, не говоря уже о Китае, правильно. Дай Бог, чтобы он держался этой линии, и как бы прохладно он американцев ни поздравлял, он всегда подчеркивает - и совершенно искренне, - что мы партнеры, сотрудничаем вместе; он очень вежлив и дипломатичен сейчас с американцами. Наверное, так и нужно, не может президент одной великой державы с президентом другой великой страны говорить так, как наши телешоумены со своим главой государства.

- А должен ли вообще президент быть предсказуемым?

- Вовсе нет. Ему хотят навязать предсказуемость, причем ту, которую диктуют - и не только СМИ. Кое-кто прямо формулирует и безо всяких церемоний распоряжается: делай, мол, так и так. Говори то-то и то-то. На Кубу не езди, в Корею не езди, в Китай - Боже упаси!..

Нет, конечно, президент не должен быть предсказуем, но тем не менее пока я побаиваюсь, как бы его не оседлали "радетели" и внутри страны, и за ее пределами. Я как-то слушал разговор на высоких тонах Илларионова и Чубайса. Последнему так не понравились высказывания Илларионова -. между прочим, советника Путина по экономическим вопросам, пользующегося большим доверием президента, - что Чубайс обвинил своего оппонента: уж не пользуется ли он "тезисами Зюганова"? И только потому, что Илларионов упрекнул РАО ЕС в закрытости и непрозрачности предложенной им реструктуризации, которая неизвестно чем кончится, неизвестно что принесет в результате нашему государству, и никому не ведомо, кто и что будет продавать, кому и по какой цене. В принципе Илларионов за реструктуризацию, но против того, чтобы она делалась "под ковром". В запале Чубайс заявил: кто ты такой, я не обязан перед тобой отчитываться, народ меня спросит - я перед народом буду отчитываться! Тем более что президент, мол, одобрил мою идею... А на самом деле президент сказал, что во всем этом надо серьезно разобраться, тем более, как оказалось позже, Чубайс представил в окончательном виде не те документы, которые президент смотрел и по которым сделал замечания. Это уже чистой воды подтасовка. Вот почему я упомянул о "радетелях". И зарубежных, и отечественных, готовых все диктовать главе государства, а если не получается, то и передернуть карту.

- Наша история знает правителей, которые медленно запрягают, как всякий русский человек, но быстро ездят. Президента тоже нужно довести до определенной кондиции, ведь он все-таки связан словом, это всем понятно: Ельцин выдвинул его на этот пост, поставив при этом некие условия.

- Не так давно Ельцин попытался нажать на Путина, и ничего не получилось. А любопытным журналистам Путин ответил: у каждого есть свое право на собственную точку зрения, я остаюсь при своей, хотя и знал заранее мнение Ельцина; тем не менее я принял такое решение.

Дай Бог, чтобы он во всех своих делах и поступках был таким последовательным. Не случайно Зюганов и КПРФ тоже проявляют мудрое спокойствие и не наваливаются на президента, на партию "Единство", делают долгую паузу в ожидании: пусть президент сформируется. Пусть все строится кирпичик за кирпичиком. Поживем - увидим.

Некоторые негативные события последнего времени - гибель "Курска", арест французскими властями нашего парусника - тоже свидетельствуют: не выработался еще настоящий характер у президента. Не хватает, как говорят, у него металла в голосе, не окреп по-настоящему стержень, на который он мог бы опираться. Он еще лавирует, пытается все как-то сглаживать, рокироваться, но так он далеко не уйдет. Думаю, очень постепенно это будет у него преодолеваться.

- Вы хорошо знаете то, чего не знают другие, и можете подтвердить, что информация о трагедии с "Курском" - а такие трагедии, к сожалению, у всех бывают, во всех странах и во все времена...

- Ну конечно!

- ...информация эта искусственно раздувалась некоторыми СМИ и подавалась так, чтобы дискредитировать президента.

- Это даже не скрывалось. И другие его неосторожные шаги тоже раздуваются и возводятся в квадратную степень, особенно на НТВ. Обратите внимание: Путин ни разу не дал интервью НТВ. Приняв других корреспондентов, он ни разу не принял Ки-

селева. А в ряде случаев был даже наложен запрет для НТВ на освещение некоторых событии. Взять ту же трагедию с "Курском", И поэтому они, как говорится, рвут и мечут. Дескать, элита и ведущий канал - они ведь так себя подают, и вдруг теряют возможность управлять информацией в эфире, владеть ею, и таким образом теряют большие деньги и престиж.

А президент игнорирует и Шендеровича, и "Кукол", и "Итоги". Завидная выдержка. Иногда я представляю себе, как дочери нашего президента - а их у него две - спрашивают у папы: ну почему "Куклы" изображают тебя так карикатурно? На самом-то деле это не карикатура, не дружеский шарж, не забота о том, чтобы человек заметил какой-то свой мелкий недостаток. Нет, это откровенное издевательство, желание уронить авторитет президента, измазать его грязью до предела.

В каком-то смысле слова папарацци все-таки оседлали первое лицо государства и стараются его всеми силами изничтожить. Я уже готов написать президенту письмо от себя лично (такое письмо было написано. - Ред.), сказать, что нельзя же так, понимаете, безнаказанно резвиться по вашему поводу - кроме вас, это еще и нас, народ, который вас выбрал, оскорбляет! Российского президента унижают перед всей его страной и опускают до уровня какого-то провинциального чиновника.

- Чувствуете ли вы за этим некоторую, так сказать, незрелость Путина как личности или его незрелость как президента?

- Незрелость как президента. Ну что у него за душой? Оперативный работник и заместитель у Собчака. Как бы там не кричали, что Собчак такой и сякой, но он не та фигура, у которой будущий президент должен был искать нечто такое, что ему пригодилось бы в жизни. И вряд ли президенту необходимо было после смерти Собчака подставлять свое плечо мадам, которая рыдала навзрыд, а нынче выступает в Питере на каком-то канале в духе Новодворской. Думаю, это тоже из разряда неопытности Путина как президента - его президентская незрелость мешает набрать смелости, значительности первого лица государства, первого лица огромной страны. Хотя я в то же самое время уверен, что он уже может однозначно решать трудные вопросы, может поступать жестко.

Прошел слух, например, о смене главы кремлевской администрации, очевидно, придет новый человек, и очень многое будет зависеть от того, кто придет. Если такой, как Илларионов, честно скажу, мне он нравится. Достойно держит себя, не демагог, не болтун, не пустозвон, владеет материалом, фактами, анализом, не даст в экстренной ситуации ложного совета.

Если в Грефе я пока не убежден стопроцентно, то Илларионов, Иванов - это ребята, если так можно выразиться, из команды действительно путинского направления, его образа мыслей. И Матвиенко ведет себя соответственно, и Селезнев выступает в этом же плане, хоть и обязан учитывать свою партийную принадлежность. Но тем не менее.

- То есть, вы считаете, что Путин медленно, но верно "лепит" свое окружение?

- Бесспорно. Но наряду с этим ему стоило бы уделять немножко больше внимания и другим регионам и разбавлять питерскую команду людьми из "глубинки". Брать в свое окружение и назначать на ведущие посты людей с периферии, не противопоставлять регионы ленинградской команде. Помните, какие анекдоты ходили о Брежневе с его днепропетровской командой? Что история делится на несколько периодов: допетровский, петровский и днепропетровский...

Страна наша большая, восемьдесят девять регионов, и нельзя не замечать, что в других областях государства отдельные личности - ну, конечно, не в массовом порядке - могли бы служить в команде президента. Хрущев тянул всех с Украины, Брежнев - из Днепропетровска. Теперь - ленинградский период? Не хотелось бы тут перекоса. Этим Путин может восстановить против своих же хороших помощников региональную и периферийную номенклатуру.

Сложность нашей страны в том, что надо учитывать все факторы - и территориальный разброс, и многочисленность регионов, и региональные вопросы, и проблемы занятости старых и молодых, женщин и мужчин. Все должно быть задействовано в едином балансе, не обязательно один к одному, но нужно сделать кивки в сторону каждого из регионов, чтобы и те имели свое представительство в окружении президента. Иначе управлять всем этим будет сложно.

- На ваш взгляд, Путин таит в себе возможности развернуться и продемонстрировать металл в голосе?

- Надеюсь. И, по-моему, к этому дело идет. Шаги, которые президент предпринимает, пусть иногда не слишком решительные, не слишком смелые, иной раз робкие, осторожные, но шаги эти идут именно в нужном направлении. Внутренний голос мне подсказывает: Путин сформируется действительно как Президент России, причем со своим характером, со своими убеждениями, со своей точкой зрения на все происходящее в стране и в мире. И с однозначным отношением к тем, кто ведет другую игру и предпринимает другие шаги против России и ее народа или во вред народу и России. Не будем забывать, что наш президент еще очень молодой человек и перед ним может открыться большая по времени и возможности перспектива.

- Вы ведь тоже очень молодым начали свою карьеру. И вам для того, чтобы сформироваться и выработать в себе несгибаемый стержень, понадобилось время: то кого-то жаль, то кажется, что поступаешь слишком жестко или слишком поспешно; то есть вы тоже воспитали в себе - даже в какой-то степени ломая собственный характер - необходимую жесткость, которую должен проявлять человек, стоящий у власти.

- Время другое было. Во-первых, рядом была партия, и, еще будучи в комсомоле, мы полушутя, полусерьезно говорили: ошибиться можем в любое время - нас поправят. Дров не наломаем, не забежим слишком вперед и не попятимся назад, если есть кому вовремя сказать: стоп, ребята! Не шалите, не зарывайтесь.

В КГБ дело другое - на меня сразу легла ответственность, как только я туда пришел, но сам аппарат КГБ был очень сильным, очень профессиональным. Отбор людей туда был штучный, индивидуальный - как я всегда говорю, семь сит надо было пройти. Даже Солженицын и Сахаров вынуждены были признать, что самый некоррумпированный, не причастный ни к каким криминальным делам аппарат - это аппарат чекистов.

Помню, мы вели крупное "винное", как мы его называли, грузинское дело, и нашим следователям предлагали взятки по тридцать, по сорок тысяч! Я тогда собрал по республикам на это дело человек пятьдесят следователей, которые без практики теряли квалификацию - политических дел тогда практически не было. И когда они взялись за расследование дела уголовного, связанного с крупными хищениями, с крупными деньгами, им много чего сулили. И - ничего! Ни одного факта взятки не было!

Когда мне доложили однажды, что в Воронеже чекисты аппарата управления немножко "множко" увлеклись дачами, автомобилями, моторными лодками для ловли рыбы, я на одном из больших активов выступил, сказал: до меня дошли слухи, что некоторые наши коллеги погрузились в обзаведение "хозяйством". Это меня настораживает. Не пугает, нет, я не боюсь, что произойдет перерождение личности и подобное увлечение получит массовое распространение. Но если есть такие симптомы, от них надо избавляться.

Что значило в то время приобрести машину и к ней запчасти? Это сейчас толстосум пошел и свободно все купил, а тогда рядовой человек просто не мог себе этого позволить, а сотрудник КГБ должен был употребить всуе имя своей конторы. Я сказал тогда: товарищи чекисты, а ну-ка остепенитесь, а ну-ка оглянитесь вокруг и не дайте втащить себя во всякого рода неприятности. И не скажу, чтобы мы запретили всем и все, но предупредили, что если так пойдет и дальше, то будут приняты строгие меры к регламентации - кому что разрешено. Мы строго за этим следили. Помимо того, что была партия и, как в данном случае, чекистов всегда могли поправить и подсказать решение щепетильного вопроса, но и сам аппарат был, конечно, кристально чистым, высокой квалификации, и все это помогало избежать всяких неосторожных шагов и поступков.

- Какое самое трудное решение в жизни вам пришлось принимать для себя самого, когда вы не могли не подчиниться и подчинились, только переломив себя?

- Октябрьский пленум ЦК тысяча девятьсот шестьдесят четвертого года.

- Другими словами, смена Хрущева Брежневым была самым тяжелым для вас моментом?

- Самым тяжелым.

- В какой-то степени вы сломали себя?

- Да, сломал. Потому что вся карьера моя строилась при активном участии Хрущева. И начал я с секретаря ЦК комсомола Украины, в 22 года, с его подачи. И моя работа первым секретарем ЦК ВЛКСМ была с его благословения, а затем уже зав. парторганами ЦК, потом - председателем КГБ. Все это при Никите Сергеевиче. И, конечно, мне пойти на такой шаг значило переломить себя довольно сильно.

- Тяжело это далось?

- Очень тяжело.

- Осталось в душе чувство вины, что вам пришлось участвовать в его свержении? Или вы считаете, что это было неизбежно?

- Неизбежно. Хрущев оказался уже созревшим плодом, и даже перезревшим. Он уже выработал себя, выработал свои, как говорят, запасы и резервы и стал заниматься чудачествами. Уже будучи вторым секретарем ЦК Азербайджана, я как-то позвонил в отдел парторганов и сказал: ну, умерьте, товарищи, свои советы и рекомендации, чем нам заниматься и что обсуждать...

- В одну из предыдущих наших встреч мы с вами говорили о том, что вы не чувствуете себя в безопасности в собственной стране. Это было два года назад. А как сейчас?

- Тогда у нас речь шла об открытом наружном наблюдении за мною, такие были времена. Ничего подобного сейчас нет и, конечно, не будет, я так полагаю. Как персона я уже сейчас интереса не представляю, а как обычный гражданин могу попасть в любую криминальную ситуацию. Что не исключено для каждого гражданина нашей страны. В этом смысле обстановка у нас непредсказуемая, и это будет длиться долго. Помимо всего "наследства", которое получил Путин, ему, бедному, и опираться не на кого. Те властные структуры, которые он пытается создать, не до конца наделены правами, чтобы всерьез управлять страной. Ну что такое полномочные представители президента в округах? Они бесправны, по сути дела, ничего не решают. Фактически все решает губернатор. Так кто, собственно, власть? И обыватель спрашивает себя: кого слушаться, кому подчиняться и вообще что к чему и почему?

Если уж мы пошли на округа, если уж пошли строить вертикаль власти, то, во- первых, нельзя создавать такие округа, в которых один имеет чуть ли не двадцать с лишним регионов, а другой - пять-шесть. Такое деление невозможно. Это раз. А во-вторых, если пошли на то, чтобы создать такую структуру, так наделите представителей президента соответствующими полномочиями, полной властью. И соберите вокруг них единомышленников. Или наделите округа или края необходимыми властными структурами. А так вряд ли получится что путное, если губернатор - одно, а представитель президента - другое; губернатор будет иметь своих посланцев в Верхней палате и все прочее, а полпред - никого и ничего.

Теперь здесь, в центре, есть Генеральный прокурор, есть они и в каждом регионе, но какие, с какими правами? С какими полномочиями? Не секрет, что во многих регионах появились свои конституции, свои законы. До сего времени не наведен порядок в приоритете российских законов на всей территории Российской Федерации. Татария имеет немало положений, которые действуют только в Татарии; в Башкирии, в Ингушетии - то же. Даже области и края - и те не полностью привели свою юрисдикцию в соответствие с российскими законами и указами президента. Это нужно привести в порядок в первую очередь.

Вот эта неопределенность и аморфность, не твердое и жесткое построение всей вертикали дают возможность разгула всего, чего угодно. Поэтому когда президент начинает какое-то дело, надо его доводить до конца, нельзя на полдороги останавливаться. Пошел на округа - так замкни, создай единую систему. Ну, правда, тогда Конституцию надо менять, потому что пока президент пользуется некоторыми положениями Конституции, которые дают ему на это право. А если он начнет создавать законченную власть в округах, для этого нужна Конституция, которая будет охранять это право.

Кроме того, и Путин уже не раз говорил об этом, президенту нужна партия поддержки. Он пока не хочет назвать впрямую, какая, но интуитивно мы чувствуем, о какой партии идет речь. Нужна такая общественная организация, на которую он опирался бы и которая его поддерживала. Пока такой организации нет, то, что создано, наподобие движения, - партия это или еще что-то, - настоящей поддержкой ему не становится. Потому что наряду с настоящими сильными людьми собраны и случайные люди, и случайные силы: сегодня они хотят быть опорой президента, а завтра могут занять совершенно иную позицию.

Короче говоря, много тут всяких нюансов, которые невозможно учесть сразу и сразу привести в соответствие с замыслами президента. И мы все понимаем, что ему нелегко лавировать среди этих проблем. Очень нелегко. Но надо.

- Вы пережили многое в своей жизни и как человек, и как государственный деятель, и как личность, запрограммированная на гораздо большее, что, к сожалению, не состоялось - и не по вашей вине, - но выстояли, и не раз говорили, в том числе, и мне, что выстояли благодаря тому, что вокруг вас была крепкая, большая семья.

- Да, могу еще раз повторить все это. Семья была, есть и будет моей главной опорой в жизни.

Супруга моя уже не работает, раньше она преподавала в Станкостроительном институте, но до сих пор участвует в работе кафедры и даже с некоторыми коллегами из другого института готовит пособия для обучения студентов. Хотя лет ей уже немало, она активно участвует и в работе Дома ученых, с которым связана практически всю жизнь как староста вокальной студии. А в студии этой художественными руководителями были такие потрясающие певцы, как Лемешев, Лисициан, а сейчас Петров. Можно себе представить уровень их занятий по этим именам, прославившим Большой театр, прославившим Россию, Советский Союз. Иван Иванович Петров до сих пор бережно ведет вокальную студию Дома ученых, хотя он не Иван Иванович и не Петров, а Крузе - из немцев Поволжья, давно обрусевший, наш, советский человек.

Сын, Олег, по-прежнему работает в Институте автоматических систем, хотя институт их дышит на ладан. Теплится там еще что-то, и сын стал там начальником информационного отдела, давно защитился, кандидат наук, и пока уходить не собирается, несмотря на скудное снабжение.

Дочь его, Татьяна, моя внучка, закончила Институт землеустройства, пока без работы, перебивается всякими случайными заработками - и фотомоделью, кстати, уже на обложках журналов появляется - красивая девочка!

Моя дочь, Елена, закончила медицинский и занята сейчас в страховых компаниях. Сын ее, Володя, который, как вы помните, женился на армяночке Карине, родил мне правнучку Алису, ей теперь будет три годика. Но молодые уже, к сожалению, "разбили горшки". Пока они вместе, переехали к маме Карины, но и не разошлись, и вместе не живут...

Так что все отделились, все разъехались, народа у нас в квартире стало поменьше, но мы очень переживаем, скучаем по Алисе, она уже умеет звонить нам по телефону, да разве этим что-нибудь заменишь?

Это, как говорится, моя ближайшая семья. Еще рядом, совсем недалеко от нас, живет моя старшая сестра, ей уже за девяносто, жива-здорова, завтра просит зайти, навестить ее. Она единственная, кто остался от той нашей большой семьи, где было одиннадцать детей, моих братьев и сестер. Мы-то с сестрой помним восьмерых - с которыми вместе росли, трое умерли в младенчестве.

И в необъятной семье нашей есть все - и армяне, и азербайджанцы, и евреи, и украинцы, и белорусы. И вся эта орава держится на земле и меня держит -дядья "тетки, двоюродные и троюродные братья и сестры, бесчисленные племянники и племянницы...

Супруга моя родом из Кузбасса, я там работал недолгое время в Великую Отечественную войну, поэтому я сейчас член двух землячеств - Донецкого и Кузбасского. Особенно мощное, конечно, Донецкое, туда входит и министр Казанец, и министр угольной промышленности Братченко, и первый зам Андропова Бобков, генерал армии, и космонавты - кого только в Донецком землячестве нет! И Кобзон, который родился в Донбассе, учился в Краматорске, а потом в Днепропетровске, считает себя нашим земляком, тоже входит в Донецкое землячество.

Когда я недавно был на юбилейном съезде комсомола, Кобзон прислал туда приветствие, а на встречу комсомольцев армии с комсомольскими работниками пришел сам. Там присутствовали Язов, Велихов, Лизичев - генерал армии, бывший наш помощник по комсомольским делам, короче, все, кто всю жизнь был с комсомолом связан. И Кобзон поднял весь зал, спел массу таких боевых комсомольских песен, что все

собравшиеся мужики, полковники, генералы, стоя подхватывали его песни.

Вот послезавтра Кобзон созывает нас всех, бывших секретарей ЦК комсомола, на встречу, по поводу чего, даже не знаем, но сказано: хочет пообщаться. Думаю, он субсидирует многое из того, что требует определенных затрат, он в этом смысле молодец, ведет себя достойно.

Так вот наше землячество пригласили в Донецк, целую делегацию, и мы поехали. Через Киев - там у меня на Байковом кладбище могила отца и двух братьев, я их навестил, потом машиной до Донецка. Проехали через окраины Полтавы, Харькова, Днепропетровска, и я наблюдал, каких вилл и дач понастроили современные богачи. Даже в моем небольшом родном городишке Красноармейске, который от Донецка километрах в шестидесяти, а вокруг него шахты, терриконы угольные, железная дорога, короче, никакой пышной природы, - такого понастроили! Я посмотрел: Бог ты мой, какие дома - двухэтажные, трехэтажные, с роскошными участками, с затейливыми заборами... Никогда ничего подобного в этом Красноармейске не было. Ну стояли частные дома на некоторых улицах, но обычные, скромные, а эти...

Так что, считайте, я в девяносто девятом году проехал по всей Украине, потому что по всей Украине распространились мои родственники, у братьев уже третье поколение народилось, и всегда, чем мог, я им всем помогал. Сейчас уже, конечно, не в силах, но они продолжают со мной советоваться, о чем-то всегда спрашивают, порой просят куда-то позвонить, что-то протолкнуть, и я это делаю, если есть такая возможность.

Я всегда ценил и ценю такую семейственность, когда тебя окружают родные люди, и книги такие любил читать - "Строговы", например, Георгия Маркова или "Пряслины" Федора Абрамова, трилогии, тетралогии, где описываются большие семьи, где множество братьев и сестер, где описывается, как эти семьи разрастаются, множатся, как строятся в семье взаимоотношения, как течет Жизнь.

В нашей большой семье, как я уже говорил, были свои комсомольская и партийная организации, и своя хулиганская улица была. Так и говорили: там трогать никого нельзя, там Семичастные всем заправляют. Еще бы, нас было четыре взрослых брата, а вокруг каждого была еще своя компания, так что установка существовала одна: если кто-то тронет, тому не поздоровится.

В школе я был секретарем комитета комсомола, вся школа была в моих руках, мы ввели самоуправление, настоящий батальон создали из школьников накануне войны, и я был его командиром и одновременно секретарем комитета комсомола. И когда к нам приехал зав. отделом обкома партии, его буквально слеза прошибла: вся школа была построена по взводам, по ротам! Дисциплина, порядок. Директор всегда повторял, что комсомолия обеспечила порядок в школе. И когда приходили родители провинившихся учеников, он говорил: "Не- не, это не ко мне, поднимитесь в штаб батальона, это они вас вызывали".

Да, есть что вспомнить!

Когда я вел выпускной вечер - а выпускной бал был за неделю до начала войны! - коллектив учителей вручил мне адрес, который они сами разрисовали, сделали надпись каллиграфическим почерком, и где-то на рынке купили в складчину (потому что в магазинах не было) большие часы, "Кировские", но хорошие, и на них выгравировали: "От имени коллектива учителей".

Вся школа присутствовала тогда на этом вечере, от первого класса до последнего. Сорок человек нас, выпускников, и восемьдесят человек родителей! И все учителя - а был у нас в основном мужской состав учителей, потому что школа была железнодорожная. Как сейчас не хватает мужской руки в школах! И то, что творится на улицах, в подъездах, следствие этого. Потому что опустили учителей по зарплате до такого уровня, что мужикам туда ходу не было - семью же надо кормить. Поэтому пошли женщины, в основном немолодые. А что они могут сделать? И все это сказалось на всех порядках в школе, на выработке характера молодого поколения. Не то, что было в моем детстве - наши молодые учителя с нами и в волейбол играли, и в футбол могли погонять, и шутки могли шутить, но на уроке - никакого послабления! Бывало, раздается телефонный звонок из райкома комсомола, требуют меня посредине урока, а наш преподаватель математики, Андрей Иванович Бублык, отрезает: "Передайте тому, кто звонит, что у нас тут нема ниякого секретаря комитету комсомола, а е учень", то есть ученик...

Мы с этой перестройкой беспощадно раздавили не только школьную структуру, но главную ячейку общества - семью. И вот этой маленькой ячейки общества, этого крохотного первоначального зернышка - нет! Разрушено все. От этого и государство разрушается. Пьянство, наркомания, разврат: все это - следствие распада семьи как основы общества. Теперь все можно, теперь "простота нравов"... И ни один президент в одиночку одолеть этого не может. Нужна система. И она была. Вспомним пионерские, комсомольские, партийные организации. Вспомним клубы, дворцы пионеров, детские лагеря, спортивные сборы, Артек... Все это входило в систему, работало, как часы, приносило золотые плоды. Мы смотрели, как растут дети - будущее нашей страны, нашего народа. И если мы этого не возродим, грош нам цена. Грош цена всей хваленой демократии и лозунгам, которые провозглашаются неизвестно кем и неизвестно во имя чего...

Декабрь 2000 г.

Новые статьи на library.by:
ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ И КРИМИНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ:
Комментируем публикацию: [Семичастный о Путине] БЕСЕДА ДЛИНОЮ В ГОД...

© Инна СЕРГЕЕВА () Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ И КРИМИНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.