публикация №1535628246, версия для печати

ПОД КЛИЧКОЙ "БОБРОВ"


Дата публикации: 30 августа 2018
Автор: Н. И. ТРУШИН
Публикатор: БЦБ LIBRARY.BY (номер депонирования: BY-1535628246)
Рубрика: ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ И КРИМИНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ


6 сентября 1907 г. в оцепленном войсками здании судебных установлений в Петербурге военно-окружной суд начал рассмотрение дела о членах Военной организации при Петербургском комитете РСДРП1 . Процесс продолжался две недели и проходил при закрытых дверях. Даже родных и близких подсудимых не допустили в зал суда. Петербургская либерально- буржуазная газета "Речь" 7 сентября опубликовала пространное сообщение о процессе) назвав имена обвиняемых. Среди них был и врач Федор Васильевич Гусаров2 .

Обвинительный акт гласил, что привлеченные к суду лица в 1906 г. вступили "в тайное сообщество под названием Военная организация при С. -Петербургском комитете РСДРП и Объединенном комитете той же партии, поставившей заведомо для них целью своей деятельности насильственное изменение посредством народного восстания и мятежей в частях армии и флота установленного монархического образа правления на республиканский... Члены этого общества вели устную пропаганду среди воинских чинов, устраивали недозволенные последним сходки, распространяли среди них всевозможные революционные издания, брошюры и прокламации, а также и партийные органы повременной печати и, в частности, номера издававшейся сообществом газеты "Казарма", специально приспособленной для пропагандирования среди войск упомянутых социалистических и революционных идей"3 . О Гусарове в обвинительном акте говорилось: "Находясь в сношениях с членами Военной организации, направлял деятельность на преступные агитации среди войск Петербургского гарнизона, а также как член Комитета при Военной организации имел влияние на Окружной район, в который входят войска, расположенные в Кронштадте, Красном Селе, Ораниенбауме и других"4 .

21 сентября был объявлен приговор. Суд приговорил Гусарова к четырем годам каторги с лишением прав состояния5 . На следующий день приговор был представлен на утверждение командующему войсками гвардии Петербургского военного округа, который заменил Гусарову каторгу ссылкой на поселение в Сибирь6 . Через месяц Федор Васильевич был отправлен в Енисейскую губернию...

Ф. В. Гусаров родился 15 апреля 1875 г. в дер. Сумино Царскосельского уезда Петербургской губ., в семье учителя. В 1893 г. с золотой медалью окончил гимназию и осенью того же года поступил в военно-медицинскую академию. 10 ноября 1898 г. постановлением испытательной комиссии при академии был "удостоен степени лекаря с отличием", а приказом по военному ведомству о чинах гражданских от 29 ноября того же года назначен на службу младшим врачом в 107-й пехотный Троицкий полк> который был расквартирован в Вильно7 . С конца 90-х годов Гусаров становится активным деятелем революционного движения в России. В 1900 г. он вступает в члены РСДРП. После II съезда партии - большевик. Федор Васильевич был одним из организаторов в 1901 г. военно-революционной группы в Вильно и ее руководителем, членом Транспортного бюро "Искры", членом ЦК РСДРП в 1903 - 1904 годах. "Бобров", "Доктор", "Кузьма", "Митро-


1 ЦГВИА СССР, ф. 1351, оп. 1, т. 13, дд. 12486 - 12501.

2 Из 51 обвиняемого на скамье подсудимых оказались 33; 18 человек, освобожденных под залог, и те, которые не были под стражей, от явки в суд уклонились, ушли в подполье либо эмигрировали.

3 ЦГВИА СССР, ф. 1351, оп. 1, т. 13, д. 12486, лл. 5 - 26.

4 Там же, л. 11.

5 15 человек были приговорены к каторге сроком от четырех до восьми лет, двое - к ссылке на поселение, 16 оправданы за недоказанностью обвинения (там же, д. 12498, лл. 15 - 21).

6 Там же, л. 21.

7 Там же, ф. 546, оп. 2, д. 2632, л. 15; д. 3457, л. 59.

стр. 171


фан", "Митрофанов" - под этими партийными кличками знали его товарищи по борьбе. Имя Ф. В. Гусарова упоминается в трудах В. И. Ленина8 , во многих публикациях по истории революционного движения и КПСС9 .

...1905 год. Революционные события в Петербурге, Москве и других городах всколыхнули Россию. Придавая важное значение участию армии в революции, большевики развернули активную работу в войсках. Их агитаторы и пропагандисты в частях и флотских экипажах распространяли листовки и газеты, легальную и нелегальную литературу, созывали митинги и сходки. Наиболее опытные пропагандисты создавали подпольные кружки из солдат и матросов, разъясняли им необходимость перехода на сторону рабочих и крестьян для совместной борьбы с самодержавием. В крупных городах с военными гарнизонами большевики создавали военные организации и комитеты. Самой значительной и деятельной была Военная организация при Петербургском комитете РСДРП, во главе которой стоял общегородской комитет.

В то время Гусаров служил в должности младшего военврача 29-й артиллерийской бригады в Риге, но часто бывал в Петербурге, где жили его жена, мать, два брата и сестра. В апреле 1906 г. в связи с истечением срока службы в армии и по "расстроенным семейным обстоятельствам" он обратился к командованию с рапортом об увольнении в запас из чиновников военно- медицинского ведомства. Просьба была удовлетворена, и в мае Гусаров возвратился в Петербург10 . Там он занялся частной врачебной практикой; сотрудничал в газетах буржуазно-либерального толка "Наша жизнь" и "XX век", зарабатывая себе на жизнь11 ; большую же часть времени отдавал нелегальной революционной деятельности. Под кличкой "Бобров" он работал в Комитете Военной организации при Петербургском комитете РСДРП. Накопленный опыт революционной борьбы в годы службы в армии Гусаров умело применял в условиях продолжавшейся революции12 .

Комитет Военной организации определял характер ее работы, назначал ответственных организаторов в районы, членов редакции своего печатного органа, пропагандистов и агитаторов, секретаря, распределял средства и контролировал деятельность всей организации. Два его представителя избирались в Петербургский комитет РСДРП13 . Комитет вел работу не только в столице, но и в ее окрестностях. За каждым организатором работы в войсках были закреплены определенные воинские части. Наиболее активно шла эта работа среди солдат лейб-гвардии Егерского и Павловского, а также Финляндского и Ново-Черкасского полков, 4-го железнодорожного, 18-го саперного батальонов и других частей и подразделений. 15 февраля 1906 г. Военная организация выпустила первый номер нелегальной газеты "Казарма"14 . В обращении к читателям говори, лось: "Печатное слово придет на помощь солдату в поисках истины, облегчит ему выяснение того, что нужно делать". До марта 1907 г. было издано 13 номеров. Работая в редакции "Казармы", Гусаров редактировал поступающие материалы, готовил статьи, связывался с корреспондентами в воинских частях и флотских экипажах, подбирал корреспондентов - солдат и матросов, рабочих и ремесленников, студентов и учеников частных мастерских. Боль-


8 См.: Ленин В. И. ПСС. Т. 46, с. 318. 340, 354, 363, 371, 375.

9 Исследование жизни, революционной борьбы и общественно- политической деятельности Ф. В. Гусарова началось сравнительно недавно (см.: Валонис А., Федор Васильевич Гусаров. - Коммунист, Вильнюс. 1959, N 11; Артемьев В., Коваль Г. Федор Гусаров. - Советская молодежь, Иркутск, 16.V.1972; Кожевников Г. Н., Трушин Н. И, Врач-революционер Ф. В, Гусаров. - Советское здравоохранение, 1972, N 12; Малоземова А. И. Врач-большевик Федор Васильевич Гусаров. - Здравоохранение Российской Федерации, 1972, N 9; Кожевников Г. Н., Трушин Н. И. Революционер Ф. В. Гусаров. - Енисей, Красноярск, 1975, N 6; Комодайте Ю. Испытанный борец - Советская Литва, 27.IV.1975; Галкина Т. И. Его знал Ленин. В кн.: Судьбы, связанные с Омском. Омск. 1976; ее же. Подпольная кличка - Доктор. Омск. 1982; Трушин Н. И. Революционная деятельность Ф. Гусарова в Вильнюсе. Коммунист, Вильнюс, 1983, N 8.

10 ЦГВИА СССР, ф. 546, оп. 2, д. 3457, л. 56.

11 Там же, ф. 1351, оп. 1, т. 13, д. 12489, л. 158.

12 Трушин Н. И. Революционная деятельность Ф. Гусарова в Вильнюсе, с. 48- 55.

13 Революция 1905 - 1907 гг. в России. Док. и м-лы. Второй период революции. 1906 - 1907 годы. Ч. 2, кн. 1. М. 1961, с. 327.

14 В редакции "Казармы" в разное время работали видные деятели большевистской партии В. В. Боровский, М. С. Ольминский. В. Р. Менжинский, В. Д. Бонч-Бруевич, Е. М. Ярославский и др.

стр. 172


шую роль сыграл Гусаров и в распространении "Казармы".

Вспоминая об издательской деятельности большевиков в те годы, В. Д. Бонч- Бруевич писал, что Ленин часто заходил в издательство "Вперед", читал там газету "Казарма", живо интересовался ее организацией, оказывал помощь редакции советами и указаниями по вопросам издания газеты и листовок для солдат и матросов15 . Царские власти, видя в "Казарме" опасный для самодержавия "революционный листок", с особой тщательностью искали газету при арестах и обысках у революционеров, а найденные экземпляры приобщали к делам по их обвинению в качестве доказательства "преступной агитации в войсках"16 . Особенно активную деятельность в войсках Гусаров развернул в мае - июле 1906 г., руководил собраниями солдат, проводил инструктажи пропагандистов и агитаторов. Начальник отделения по охране порядка и общественной безопасности в Петербурге 12 августа 1906 г. докладывал в особый отдел Департамента полиции, что Гусаров был известен отделению как активный деятель Военной организации при Петербургском комитете РСДРП; "находясь в сношениях с членами Военной организации, - говорилось также в донесении, - он направлял ее действия на преступную агитацию среди войск Петербургского гарнизона, а также как член Комитета при Военной организации имел влияние на Окружной район, в который входят войска, расположенные в Кронштадте, Ораниенбауме, Красном Селе и других городах близ"17 .

Организация работы в войсках, создание летучих отрядов агитаторов и пропагандистов из солдат и матросов, участие в деятельности беспартийных организаций, устройство митингов в казармах, необходимость воздействия на солдат через крестьян рассматривались на заседаниях Комитета. В одном из протоколов заседания отмечено, что в 18-м флотском экипаже создано 10 кружков из представителей всех рот и судов, насчитывающих 90 человек. На заседании Комитета Военной организации, проходившем под руководством Гусарова и горного инженера А. П. Малоземова, было образовано Исполнительное бюро из восьми человек: пяти организаторов, ответственного пропагандиста, ответственного литератора и секретаря. Гусаров и Малоземов были избраны ответственными организаторами. Обязанности ответственного литератора исполнял Менжинский. Тогда же было принято решение строить работу на принципе централизма, подчиняясь решениям Петербургского комитета РСДРП; бороться с проявлениями анархии; были разработаны меры по усилению конспирации ввиду провалов некоторых подпольщиков из Военной организации18 .

Штабом Петербургской военной организации19 была квартира Ф. Н. Радзиловской в д. 12 по Первой Рождественской улице. Сюда приходили многие активисты Военной организации, там хранились партийные издания. Из жандармских документов известно, что Военная организация располагала сетью явочных квартир и пунктов хранения нелегальной литературы. То были частные конторы или квартиры добровольных помощников Военной организации. Один из таких пунктов находился в фотографии Елкина на Офицерской ул. в Петербурге. Ученик фотографа И. А. Горохов со своим товарищем Ф. И. Ждановичем установили связь с солдатами нескольких полков и распространяли среди них газету "Казарма", прокламации и листовки. Позднее Горохов и Жданович оказались в поле зрения охранки. Однако они сумели обвести жандармов: последние во время ареста и при обыске в помещении фотографии 20 июля 1906 г. "ничего преступного не обнаружили"20 . На допросах Горохов и Жданович дали такие показания, что завели жандармов в тупик. Суд, которому они тем не менее были преданы, вынужден был их оправдать21 .

18 июля 1906 г. в Свеаборге, а в ночь на 20 июля и в Кронштадте вспыхнули восстания матросов и солдат. 19 июля в Кронштадт были направлены члены Комитета Военной организации Гусаров и Малоземов. Их отъезд остался не замеченным для охранки, о чем начальник Петербургского охранного отделения доносил в Департамент полиции: сведения "были получены


15 Бодров М. П. Большевистские военные газеты в годы первой русской революции. М. 1956, с. 53.

16 К делу по обвинению Гусарова и др. приобщена "Казарма" от 8.V. и 12.VIII.1906 (ЦГВИА СССР, ф. 1351, оп. 1, т. 13, д. 12495, лл. 14 - 17; д. 12499, лл. 1 - 4).

17 ЦГАОР СССР, ф. ДП, 1906 г., д. 2, ч. 4, л. 102.

18 ЦГВИА СССР, ф. 801, оп. 5/65, 5 отд., 1907 г., д. 13/3, т. 4, ч. 2, лл. 273 - 274.

19 Там же, лл. 271 - 272.

20 Там же, лл. 280 - 281.

21 Там же, ф. 1351, оп. 1, т. 13, д. 12498, лл. 20 - 21.

стр. 173


лишь после их отъезда, почему ни задержать их до выезда, ни сообщить заблаговременно о выезде начальнику Кронштадтского жандармского управления не представилось возможным. За Гусаровым и Малоземовым в Кронштадт были командированы филеры с поручением арестовать этих лиц, но выполнить это поручение ввиду начавшегося мятежа не удалось"22 . Однако в Кронштадте 20 июля Гусаров и Малоземов были все же задержаны военно-полицейским нарядом патрулей и как "подозрительные" доставлены в участок. В тот же день начальник Кронштадтского жандармского управления вынес постановление о заключении Гусарова и Малоземова под стражу до "разъяснения обстоятельств настоящего дела" с содержанием в Кронштадтской военной тюрьме23 . Их посадили в одиночки, и до суда они не виделись. А в Петербурге накануне этих событий охранка арестовала нескольких членов Комитета Военной организации (в том числе В. Р. Менжинского), собравшихся в д. 8 по пер. Гусеву на внеочередное заседание для обсуждения вопросов, связанных с восстанием матросов в Свеаборге и назревавшим восстанием в Кронштадте24 .

Ночью 22 июля петербургская охранка по просьбе начальника Кронштадтского жандармского управления начала обыск в квартире Гусарова в д. 6 по Ново- Петергофской улице. Дверь открыла его жена Афанасия Ивановна. Кроме нее, в квартире находилась сестра Гусарова Е. В. Идзиковская. Обыск продолжался несколько часов. Под утро был составлен протокол, в котором жандармам пришлось записать: в квартире "ничего, подлежащего аресту, не оказалось"25 . В тот же день помощник начальника Кронштадтского жандармского управления ротмистр М. М. Ракитский допросил Гусарова, который на поставленные вопросы собственноручно в протоколе написал: "Я не признаю себя виновным в распространении среди войск учений и суждений, возбуждающих воинских чинов к нарушению обязанностей военной службы. Участия в бунте гарнизона войск в Кронштадте в ночь с 19-го на 20-е июля сего года не принимал". Это его ответ относительно обвинения. И далее об обстоятельствах, при которых он оказался в Кронштадте: "Выехал из Петербурга в 6 часов вечера вместе с Малоземовым и намерен был узнать о своем товарище по академии докторе Заботкине26 и в тот же день вернуться обратно через Ораниенбаум в Петербург". Затем Гусаров пояснил, что Заботкина в городе не оказалось, и они после ужина в гостинице направились на пристань, но ввиду позднего времени и невозможности пройти переждали до утра в доме гражданки Прохоровой, а когда вышли на улицу, в 6 часов утра были задержаны27 . Аналогичные объяснения дал на допросе Малоземов, пояснив, что в Кронштадт с Гусаровым поехал "ради прогулки"28 .

Показания Гусарова и Малоземова тщательно проверялись. Были допрошены свидетели, проведены опознания, истребованы справки, сделаны запросы. Однако получить доказательства их вины жандармам не удалось. Все, что говорили Гусаров и Малоземов на допросах по обстоятельствам их пребывания в Кронштадте, нашло подтверждение. Но их продолжали держать под арестом. 7 сентября 1906 г. начальник Кронштадтского жандармского управления послал запрос начальнику Петербургского жандармского управления, в котором писал, что задержанные Гусаров и Малоземов за недостаточностью улик могут быть освобождены, а поэтому просил сообщить, не проходят ли они по делам политическим и есть ли надобность содержать их под стражей29 . Между тем в Петербурге еще 2 сентября начальник жандармского управления дал указание приступить к производству дознания по делу Гусарова, Малоземова и других революционеров из Военной организации Петербургского комитета РСДРП30 . Расследование по этому делу началось еще в мае - июне 1906 г., когда были арестованы активные члены Военной


22 Революция 1905 - 1907 гг. в России. Ч. 2, кн. 1, с. 135.

23 ЦГВИА СССР, ф. 1351, оп. 1, т. 13, д. 12489, л. 156.

24 Там же, ф. 801, оп. 5/65, 5 отд., 1907 г., д. 13/3, т. 4, ч. 2, л. 277.

25 Там же, ф. 1351, оп. 1, т. 13, д. 12489, л. 151.

26 В. К. Заботкин на допросе 14 февраля 1907 г. подтвердил, что одновременно с Гусаровым окончил Военно-медицинскую академию в 1898 г. и с тех пор с ним не встречался (там же, л. 185).

27 Там же, лл. 158 - 159.

28 Гусаров, Малоземов и другие арестованные избрали тактику бойкота следствия. Они не признавали себя виновными и отказывались давать показания по существу обвинения. Так держались они и на суде (там же, л. 160).

29 Там же, л. 152.

30 Там же, д. 12488, л. 35.

стр. 174


организации Ф. Н. Радзиловская, А. А. Зябкина, М. Н. Горелова, Е. К. Свечникова и группа солдат31 . Основной же удар по Военной организации охранка нанесла 19, 20 и 21 июля 1906 года. В те дни жандармы арестовали многих организаторов, пропагандистов и других активистов из числа солдат, матросов, рабочих, студентов и интеллигенции. 20 октября 1906 г. была арестована технический секретарь Военной организации Е. В. Хлебникова. В ее квартире жандармы захватили почти весь архив организации и нелегальную литературу. В их руках оказались Устав и протоколы заседаний Комитета Военной организации, в которых имелись сведения не только по обсуждавшимся вопросам, но и о составе Исполнительного бюро. Правда, в этих документах участники Военной организации значились под кличками32 .

17 сентября 1906 г. Гусарова и Малоземова из Кронштадта перевели в петербургскую тюрьму "Кресты". В Петербург поступила и вся переписка о них33 . 3 октября 1906 г. Гусарову было объявлено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого в проведении антигосударственной деятельности34 . Отвечать на вопросы по существу обвинения он отказался. В тот же день ему объявили другое постановление - о заключении "под стражу в отдельном помещении", т. е. в одиночной камере35 . Еще несколько раз Гусарова допрашивали, пытаясь получить "нужные" показания. Однако Гусаров был непреклонен. На одном из допросов ему предъявлялись фотографии других членов организации. Он заявил, что таких знакомых у него не было и нет36 (именно этих лиц охранка считала ближайшими сотрудниками Гусарова по Военной организации).

Заключив Гусарова в одиночку, жандармы хотели сломить волю революционера к борьбе, но он не пал духом, мужественно переносил все тяготы и лишения. В тюрьме Гусаров тяжело заболел. Врачебный осмотр показал, что дальнейшее пребывание в заключении пагубно отразится на его здоровье. Это обстоятельство дало основание жене Гусарова ходатайствовать об освобождении его до суда. Охранное отделение ответило категорическим отказом37 . Позднее Гусаров подал заявление прокурору судебной палаты с просьбой изменить "меру пресечения" и освободить его из-под стражи. Это заявление ходило по инстанциям более двух месяцев и осталось без ответа38 . 18 июля 1907 г. жена Гусарова вновь обратилась в суд с ходатайством об освобождении мужа под залог. Распорядительное заседание суда постановило: "Ввиду обвинения подсудимого Гусарова в преступном деянии, влекущем за собой каторгу, в просьбе об освобождении под залог отказать"39 .

В основу обвинения Гусарова были положены материалы охранки, донесения провокаторов и филеров, показания чиновников жандармерии. Так, 21 декабря 1906 г. относительно Гусарова и Малоземова был допрошен ротмистр Ракитский. Согласно его показаниям, в момент восстания в Кронштадт прибыло много людей. Ввиду этого комендант крепости приказал в 5 час. утра 20 июля устроить заслон и под руководством жандармского офицера следить за всеми прибывающими и уезжающими, проверять их паспорта и удостоверения личности. В результате было задержано около 60 человек. Подозрительные, в числе которых оказались Гусаров и Малоземов, были отправлены в морское арестное помещение. Далее Ракитский показал, что "на следующий день из Петербурга приехал агент охранного отделения, который, осматривая задержанных в ночь бунта, узнал между ними Малоземова и Гусарова и заявил, что эти проходили в наблюдении в Петербурге"40 .

В июле 1907 г. следствие по делу было закончено и составлен обвинительный акт, копия которого 28 июля вручена Гусарову41 . Ознакомившись с этим документом,


31 Там же, ф. 801, оп. 5/65, 5 отд., 1907 г., д. 13/3, т. 4, ч. 2, л. 280.

32 Там же, л. 273.

33 Там же, ф. 1351, оп. 1, т. 13, д. 12489, л. 153.

34 Первоначально обвинение Гусарова и др. строилось по ст. 126 Уголовного уложения, которая предусматривала ссылку на поселение. Затем оно было переквалифицировано на ст. 102, ч. 1 того же Уложения. По этой статье предусматривалась ссылка на каторжные работы. Переход к более жесткой статье мотивировался тем, что деятельность военных организаций РСДРП была "направлена к насильственному ниспровержению существующего в России государственного и общественного строя" (там же, д. 12488, л. 47).

35 Там же, д. 12489, лл. 177, 178.

36 Там же, л. 186.

37 Малоземова А. И. Ук. соч., с. 30.

38 ЦГВИА СССР, ф. 1351, оп. 1, т. 13, д. 12486, л. 34.

39 Там же, л. 66.

40 Там же, д. 12492, л. 187.

41 Там же, д. 12486, лл. 5 - 26, 135.

стр. 175


он заявил, что "никогда не принимал участия в революционной агитации среди нижних чинов, ни в распространении среди них литературы, ни в устройстве военно-революционных организаций, как о том утверждается в обвинительном акте"42 . Тогда же он написал ходатайство о вызове в суд в качестве свидетелей некоторых его бывших непосредственных начальников. Ходатайство было отклонено.

11 лет провел Гусаров в тюрьмах и ссылке. И, в каких бы условиях ни находился, продолжал борьбу с самодержавием. Он являлся одним из организаторов подпольной партийной работы среди ссыльных большевиков и местного населения Енисейской губернии. Несмотря на запрет, он бескорыстно оказывал помощь больным. Федор Васильевич был участником Февральской буржуазно-демократической революции и борьбы за победу Великой Октябрьской социалистической революции в Енисейской губ., за упрочение Советской власти в Красноярске, Иркутске и Омске, до конца своих дней (он умер 27 августа 1920 г.) оставался активным членом РКП(б), работая в органах здравоохранения.

Советские люди чтут его память. О нем написаны исследовательские работы. В Красноярске, Иркутске и Омске есть улицы, носящие имя революционера; в дер. Сумино на доме, в котором он родился, установлена мемориальная доска.


42 Там же, д. 12497, л. 191.

 

Опубликовано 30 августа 2018 года


Главное изображение:


Полная версия публикации №1535628246 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ И КРИМИНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ ПОД КЛИЧКОЙ "БОБРОВ"

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network