публикация №1518701524, версия для печати

РАЗГРОМ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННОГО БАНДИТИЗМА В БЕЛОРУССИИ В 1921 ГОДУ


Дата публикации: 15 февраля 2018
Автор: И. И. МАЙДАНОВ
Публикатор: БЦБ LIBRARY.BY (номер депонирования: BY-1518701524)
Рубрика: ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ И КРИМИНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ


После заключения мира между Польшей и Советской Россией и разгрома Красной Армией врангелевских войск в Крыму империалистические державы вкупе с недобитыми контрреволюционными силами, действовавшими как внутри страны, так и в эмиграции, пытались подорвать Советскую власть путем организации политического бандитизма, особенно в приграничных районах. Республика Советов переживала тогда огромные экономические и политические трудности. С окончанием военных действий крестьяне стали проявлять недовольство продразверсткой. Подстрекаемые контрреволюционерами, зажиточные слои деревни поднимали антисоветские мятежи. Активизировали свою враждебную деятельность остатки буржуазных и мелкобуржуазных партий, прежде всего эсеры и меньшевики. Эмиграция располагала за рубежом частями разбитой белой армии и многочисленными связями с международной буржуазией. Усилиями внешней и внутренней контрреволюции были организованы многочисленные вооруженные банды.

В советской литературе имеются работы, специально посвященные деятельности Коммунистической партии и Советского государства по разгрому политических банд на территории РСФСР1 Украины2 и Средней Азии3 . По Белоруссии подобных исследований нет. Отдельные аспекты борьбы против контрреволюционного бандитизма в начале восстановительного периода затрагиваются в той или иной степени в трудах по истории Компартии Белоруссии и БССР4 . Между тем архивные


1 М. Н. Тухачевский. Борьба с контрреволюционными восстаниями. Искоренение типичного бандитизма (Тамбовское восстание). "Война и революция", 1926, NN 7 - 9; М. А. Богданов. Разгром западносибирского кулацко-эсеровского мятежа в 1921 г. Тюмень. 1961; И. Я. Трифонов. Классы и классовая борьба в СССР в начале нэпа (1921 - 1923 гг.). Ч. I. Л. 1964; В. В. Романенко. Роль чекистов я воинов внутренних войск в ликвидации кулацких банд и белогвардейщины в Среднем Поволжье и Приуралье в 1920 - 1922 гг. "Из истории Среднего Поволжья и Приуралья". Вып. 5. Куйбышев. 1975; И. П. Донков. Антоновщина: замыслы и действительность. М. 1977.

2 Р. П. Эйдеман. Очаги атаманщины и бандитизма. Изд. 2-е, доп. Харьков. 1921; его же. Борьба с кулацким повстанчеством и бандитизмом. Изд. 2-е, доп. Харьков. 1921; его же. Ударные уезды и районы (К вопросу о борьбе с бандитизмом). Харьков. 1921.

3 "Боевые эпизоды. Басмачество в Фергане и Хорезме". Сборник материалов. М. - Ташкент. 1934; А. Коканбаев. Борьба с басмачеством и упрочение Советской власти в Фергане. Ташкент. 1958: Ю. А. Поляков, А. И. Чугунов. Конец басмачества. М. 1976.

4 Н. Е. Какурин. Организация борьбы с бандитизмом по опыту Тамбовского и Витебского командований. "Военная наука и революция", 1922, кн. 1; А. И. Сидоренко. Классовая борьба в белорусской деревне в первый год восстановительного периода (1921 г.). Канд. дисс. Минск. 1950; М. Е. Шкляр. Борьба Коммунистической партии Белоруссии за укрепление союза рабочего класса и трудящегося крестьянства в восстановительный период (1921 - 1925 гг.). Минск. 1960; В. С. Козлов. Политорганы РККА в борьбе за упрощение Советской власти в Белоруссии (октябрь

стр. 31


материалы дают возможность подробно проследить, как шел процесс ликвидации вооруженных банд на территории республики в 1921 году.

В конце 1920 г. бежавшие за границу контрреволюционеры при активной поддержке Франции, Польши и Великобритании развернули широкую антисоветскую деятельность. В борьбе против Советского государства, и в частности против БССР, особо выделялся "Русский политический комитет", переименованный в конце 1920 г. в Народный союз защиты родины и свободы (НСЗРиС) во главе с эсером Б. В. Савинковым. Совместно с этим союзом, признав верховенство Савинкова, действовали Белорусский политический комитет, "Зеленый дуб" и другие организации белорусских буржуазных националистов5 . Эти зарубежные центры, имея конечной целью свержение диктатуры пролетариата, старались подорвать союз рабочего класса и трудового крестьянства, воспрепятствовать осуществлению мероприятий Коммунистической партии по восстановлению народного хозяйства.

Для усиления НСЗРиС в его распоряжение с согласия польских властей перешли интернированные за рубежом 3-я русская армия генерала Перемыкина, дивизия казачьего полковника М. Н. Гнилорыбова, бригада есаула Яковлева. Кроме того, под командованием Савинкова и главарей белорусской буржуазно- националистической реакции находились части так называемой Белорусской повстанческой армии генерала С. Н. Булак-Балаховича (6450 штыков и 1600 сабель при 22 орудиях и 112 пулеметах)6 . Эти собранные вместе остатки разгромленных Красной Армией белогвардейских формирований и составляли основные вооруженные силы НСЗРиС, насчитывавшие к началу 1921 г. около 10 тыс. человек, из них 30% офицеров7 . На содержание контрреволюционных центров, их вооруженных банд и проведение подрывной работы против Советской России империалисты выделяли огромные средства. Только от польского генерального штаба и французской военной миссии в Варшаве Савинков в 1921 г. получал ежемесячно десятки миллионов польских марок8 . В ноте Народного комиссариата иностранных дел (НКИД) РСФСР от 4 июля 1921 г. министерству иностранных дел Польши указывалось, что польское правительство "истратило из средств польской казны 350 миллионов марок на поддержку Русского политического комитета и его заговорщической деятельности"9 .

С наступлением весны 1921 г. НСЗРиС, Белорусский политический комитет, другие антисоветские центры начали интенсивно забрасывать своих эмиссаров и вооруженные банды в Белоруссию. В апреле на ее территорию из-за рубежа проникли банды: в Борисовский уезд - около 900 человек, в Игумейский - до 300, в другие уезды Минской губ. - от 30 до 200 человек10 . В мае на территории республики11 , по данным штаба Западного фронта, насчитывалось 2 тыс. бандитов, а к 1 июня - уже около 4 тысяч12 . К вооруженным наемникам буржуазии примыкали


1920 - 1922 г.). Канд. дисс. Л. 1972; П. Е. Мурашко. Компартия Белоруссии - организатор и руководитель коммунистических формирований особого назначения (1918 - 1924 гг.). Канд. дисс. Минск. 1974; А. Г. Xахлоу. З гісторыі дзейнасці КПБ у барацьбе з контррэвалюцыяй у 1921 г. "Весці" АН Беларускай ССР, серыя грамадскіх навук, 1975, N 1.

5 "Звезда", орган Центрального Бюро КП(б)Б, 21.I.1921.

6 ЦГАСА, ф. 1260, оп. 2, д. 161, лл. 5 - 7.

7 А. Нарроевский. Контрреволюционные русские военные силы за границей. Ко дню пятилетия Красной Армии. "Политработник", 1923, N 1 - 2, стр. 83.

8 "Из истории Всероссийской чрезвычайной комиссии". Сборник документов (1917 - 1921 гг.). М. 1958, стр. 452.

9 "Документы внешнем политики СССР". Т. 4. М. 1960, стр. 206.

10 Партархив Института истории партии при ЦК КП Белоруссии (ПА ИИП при ЦК КПБ), ф. 4, оп. 1, д. 91, л. 189.

11 В тот период ее территория состояла из шести уездов Минской губернии. Витебская и Гомельская губ входили в состав РСФСР.

12 ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 4, оп 1, д. 198, лл. 130, 132, 135.

стр. 32


скрывавшиеся уголовные и другие деклассированные элементы, а также дезертиры. По сведениям штаба Западного фронта, в ноябре 1920 г. на территории Витебской, Гомельской, Минской и Смоленской губ. скрывались тысячи дезертиров13 .

По замыслу контрреволюции, заброшенные в Белоруссию эмиссары и банды должны были поднять там антисоветское восстание. С этой целью они развернули активную подрывную деятельность. В феврале 1921 г. банда атамана Галака совершила несколько вооруженных нападений в Речицком и других уездах Гомельской губернии. Бандиты убили около 150 советских граждан. Совершив поджог местечка Подобрянка и уничтожив семью владельца хутора Москалейсов, банда скрылась14 . Несколько позднее савинковцы напали на совхозы "Балин" Чериковского и "Гили" Сенненского уездов, где зверски расправились с активистами, сожгли их имущество. В июне бандиты НСЗРиС напали на Шацкий, Омельнянский, Погорельский и Пуховичский волисполкомы Игуменского уезда. Погибли председатели волостных исполкомов и продовольственные агенты уездного исполкома15 . Весной 1921 г. бандиты прервалц работу местных Советов по распределению земли среди крестьянской бедноты16 . Буржуазные наемники уничтожали школы, клубы, избы-читальни, народные дома. Чтобы усугубить положение, они сжигали продовольственные ссыпные пункты и транспорты. 18 июня ими был захвачен ссыпной пункт Народного комиссариата по труду на станции Гродзянка Игуменского уезда. Запасы хлеба были сожжены или увезены бандитами17 .

Член РВС Западного фронта Р. А. Муклевич в телеграмме заместителю председателя РВСР Э. М. Склянскому от 14 июня 1921 г. в качестве основных причин бандитизма на территории Белоруссии назвал чрезвычайно усилившуюся активность НСЗРиС; слабость советских органов власти на местах (в силу их малочисленности и зачастую засоренности элементами, пассивно относящимися к бандитам); неудовлетворительную охрану государственной границы по причине малочисленности пограничных войск и отсутствия у них опыта; благоприятные условия для деятельности бандитов (лето, лесистая местность)18 .

Политический бандитизм представлял серьезную преграду на пути мирного социалистического строительства, тормозил хозяйственное возрождение страны. С трибуны X съезда РКП(б) (март 1921 г.) В. И. Ленин говорил: "Мы оказываемся втянутыми в новую форму войны, новый вид ее, которые можно объединить словом: бандитизм"19 . Необходимость разгрома вооруженных наемников империализма потребовала мобилизации усилий партийных, советских и военных органов. Учитывая положение в стране, съезд принял решение привести партию "в боевую готовность для борьбы с силами контрреволюции" 20 . Огромное значение для подавления политического бандитизма имело постановление съезда "О замене разверстки натуральным налогом". Этим постановлением партия выбила почву из-под ног контрреволюции, строившей свои расчеты на недовольстве крестьян продразверсткой. 25 марта 1921 г. ЦК РКП(б) обратился ко всем членам партии. "События показали, - отмечалось в его письме, - что все мы слишком торопились, когда говорили о наступлении мирного периода в жизни Советской


13 ЦГАСА, ф. 104, оп. 1, д. 80, л, 83.

14 ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 65, д. 321, л. 250.

15 ЦГАСА, ф. 104, оп. 4, д. 917, л. 120; ф. 1139, оп. 1, д. 433, лл. 11, 17.

16 "Звезда", 17.VII.1921.

17 "Звезда", 31.VIII.1921.

18 ЦГАСА, ф. 104, оп. 4, д. 872, л. 35.

19 В. И. Ленин. ПСС. Т. 43, стр. 10.

20 "КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК". Изд. 8-е. Т. 2, стр. 209.

стр. 33


республики. Разумеется, война на фронтах нами победоносно закончена. Но наши враги ведут против нас все ту же войну, только в других формах"21 . Это письмо сыграло огромную роль в повышении революционной бдительности трудящихся, в мобилизации их на защиту социалистических завоеваний.

Борьбу с бандитизмом в Белоруссии Коммунистическая партия поручила командованию Западного фронта. Совместно с красноармейцами действовали против бандитских шаек чрезвычайные комиссии и органы милиции. Однако работа военного ведомства, ЧК и милиции по борьбе с бандитизмом координировалась слабо, что отрицательно сказывалось на ее эффективности. Между тем они столкнулись с хорошо организованными бандами, преследовавшими политические цели, действовавшими по единому плану и имевшими единый руководящий центр за границей.

Эти обстоятельства учло прежде всего командование Западного фронта. Весной 1921 г. по его инициативе стали приниматься меры организационного характера, чтобы объединить силы, боровшиеся с бандитами. 9 мая РВС Западного фронта (вр. командующий С. П. Захаров, член РВС Муклевич) создал Фронтовую комиссию по борьбе с бандитизмом на Западном фронте (Комбандзап) под председательством начальника оперативного управления штаба фронта А. В. Перемытова. Были образованы Витебская, Гомельская, Минская и Смоленская губернские комиссии по борьбе с бандитизмом (губкомбанд) во главе с начальниками стрелковых дивизий, дислоцированных в этих губерниях. В состав губернских комиссий входили губвоенком, председатель губчека, представитель губисполкома и председатель губревтрибунала. Эти комиссии подчинялись непосредственно Комбандзапу и работали под его руководством. В уездах, признанных фронтовой комиссией неблагополучными, организовывались уездные комиссии по борьбе с бандитизмом, состоявшие из председателя (начальник дивизии или комбриг) и членов - представителя укома РКП(б), председателя уисполкома и военкома22 .

Приказ РВС Западного фронта от 9 мая не очень четко определял задачи, обязанности и права комиссий по борьбе с бандитизмом, поэтому вскоре после их сформирования командование фронтом уточнило их функции. Приказом от 22 мая на комиссии возлагалось содействие военному командованию в борьбе с бандитизмом и объединение политических мероприятий с чисто военными23 . Однако разработка заданий, оперативное использование вооруженной силы в борьбе с бандитизмом в компетенцию комиссий не входили. Руководство борьбой с бандитами по линии Красной Армии осуществлял командующий Западным фронтом через начдивов, а по линии ВЧК - вышестоящие чрезвычайные комиссии через нижестоящие. Отсутствие у комиссии права использовать войска для борьбы с бандитизмом отрицательно сказалось на эффективности подавления вооруженных наемников буржуазии. Несмотря на принимаемые комиссиями меры, бандитизм на территории Белоруссии усиливался.

11 июня Центральное Бюро КП(б)Б информировало ЦК РКП(б) о чрезвычайно опасном положении в республике в связи с диверсионно-террористической деятельностью, отметив, что банды Савинкова разгоняют сельсоветы и волисполкомы, громят села и местечки, срывают проведение продовольственной, трудовой и гужевой кампаний24 . О необходимости усиления борьбы с бандитизмом, прежде всего на террито-


21 "Десятый съезд РКП(б)". Стенографический отчет. М. 1963, стр. 840.

22 ЦГАСА, ф. 104, оп. 4, д. 820, лл. 15, 16.

23 Там же, л. 16.

24 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 65, д. 561, л. 59.

стр. 34


рии Минской губернии, писал в соответствующие партийные и военные инстанции председатель Комбандзапа Муклевич. 17 июня он телеграфировал ЦК РКП(б), Председателю Совета Труда и Обороны (СТО) Ленину и Реввоенсовету РСФСР о том, что в ближайшее время на территории Белоруссии предстоит упорная и серьезная борьба против многочисленных и хорошо вооруженных банд, заброшенных из-за границы, справиться с которыми Красной Армии без энергичного и дружного содействия партийных и советских органов будет чрезвычайно трудно. Сообщая о нехватке опытных работников, прежде всего коммунистов, в уездах и волостях республики, Муклевич просил ЦК РКП(б) направить в Белоруссию коммунистов для укрепления местных органов власти25 .

ЦК РКП(б) рассмотрел эту просьбу. Из Москвы, Петрограда, с Урала и из других районов РСФСР в Белоруссию было направлено 65 партийных работников губернского масштаба и 199-уездного26 . Осуществляя общее руководство борьбой против бандитизма, ЦК РКП(б) уделял много внимания своевременной ликвидации банд на территории Белоруссии. Летом 1921 г. в республику выезжал заместитель председателя РВС РСФСР С. С. Каменев, который оказал существенную помощь местным партийным, советским военным органам в организации разгрома вооруженных наемников буржуазии27 .

Огромную работу по организации разгрома банд вели ЦБ КП(б) Белоруссии, руководствуясь указаниями ЦК РКП(б). 16 июня ЦБ КП(б)Б отметило, что бандитизм имеет определенную политическую окраску, направляется и поддерживается заграничными контрреволюционными группировками Савинкова и Булак-Балаховича. Подчеркнув, что бандитизм "преследует цель путем разрухи разложить Советскую власть", Бюро выработало меры по разоблачению и разгрому контрреволюционных банд. В частности, оно сочло необходимым опубликовать в прессе статьи о зверствах банд и их связи с эсерами, обратиться к РВС Западного фронта с просьбой усилить борьбу против вооруженных наемников буржуазии и к РВС РСФСР с ходатайством обсудить создавшееся в Белоруссии положение28 . 24 июня Центральное Бюро, обсудив состояние борьбы против контрреволюционных банд, констатировало, что существующие методы руководства делом подавления банд не принесли желаемых результатов, комиссии по борьбе с бандитизмом оказались недостаточно действенными, и признало целесообразным создать вместо Минской губкомбанд новый руководящий орган - РВС Минского района, который должен был объединить военно-оперативную работу с политической и непосредственно осуществлять руководство войсками, ЧК, милицией, ревтрибуналами в сфере борьбы с бандитами. В состав РВС Минского района рекомендовалось включить представителей от СНК и ЧК республики и РВС Западного фронта29 .

Активное наступление на бандитизм началось со второй половины 1921 года. 8 июля РВС РСФСР в целях планомерной борьбы с бандитизмом создал РВС Минского района, наделенный чрезвычайными правами. В его состав вошли командующий 16-й армией Западного фронта И. П. Уборевич (в качестве командующего войсками РВС Минского района), заместитель председателя СНК и нарком по военным и внутренним делам Белоруссии И. А. Адамович, председатель ЧК республики Я. К. Ольский30 . РВС Минского района подчинялись полевые части РККА (4-я и 8-я стрелковые и 11-я кавалерийская дивизии, 27-я кава-


25 ЦГАОР СССР, ф. 1235, оп. 96, д. 53, л. 2.

26 ЦГАСА, ф. 104, оп. 4, д. 820, л. 137.

27 "Советская Белоруссия" Минск. 1922, стр. 237.

28 ЦГАОР БССР, ф. 6, оп. 1, д. 4, л. 80.

29 ПА ИИП при ЦК КПБ, ф. 4, оп. 1, д. 198, л. 138.

30 ЦГАСА, ф. 104, оп. 4, д. 2621, л. 64.

стр. 35


лерийская бригада), войска ВЧК, расположенные в республике, усиленная к тому времени 40 полуротами милиция, 6 рот частей особого назначения (ЧОН). Кроме того, в оперативное подчинение РВС Минского района передавались ЧК Белоруссии и ее уездные органы - политические бюро, а также Минский губвоенкомат с приданными ему уездными военкоматами. Всего в распоряжении РВС Минского района было сосредоточено более 36 тыс. красноармейцев, чекистов, милиционеров и чоновцев31 .

РВС Минского района потребовал от уездных парткомов, армейских политотделов усиления разъяснительной работы среди крестьян о вреде бандитизма и необходимости укрепления Советской власти на местах. 10 июля он издал приказ32, в котором подтверждалось существование на территории ССРБ военного положения, а искоренение бандитизма объявлялось ударной боевой задачей всех военных, чекистских, советских и партийных органов. Территория Минской губ. была разделена на 6 боевых участков (в границах уездов), которые, в свою очередь, разбивались на гарнизоны (3 - 4 волости). Начальниками боевых участков являлись командиры бригад, а начальниками гарнизонов - командиры полков Красной Армии. Для согласования работы местных партийных и советских органов с частями Красной Армии и ЧК на боевых участках создавались политические комиссии, в состав которых наряду с представителями воинских частей входили секретарь укома КП(б)Б, председатель исполкома и заведующий уездным политическим бюро.

Придавая исключительно важное значение участию в борьбе с бандитизмом политических комиссий, Президиум ЦИК республики 12 июля принял постановление, четко определившее их задачи, обязанности и права: общее руководство и практическое проведение в жизнь политической работы, обследование советского аппарата в районах боевых участков, помощь военному командованию и органам ЧК, усиление работы партийных и советских органов по упрочению Советской власти на местах, вовлечение крестьянства в вооруженную борьбу с бандитизмом. Политкомиссиям разрешалось иметь своих представителей при каждом гарнизоне. По вопросам борьбы с бандитизмом партийный и советский аппарат в уезде подчинялся политкомиссиям, а они, в свою очередь, - РВС Минского района33 .

Развертывая решительное наступление на вооруженных наемников буржуазии, РВС учел опыт, накопленный командованием Западного фронта и комиссиями по борьбе с бандитизмом. Было признано нецелесообразным использовать крупные войсковые единицы, поскольку бандиты действовали небольшими группами, после налетов рассыпались, а затем вновь собирались в заранее обусловленном районе. РВС создал на боевых участках хорошо вооруженные истребительные отряды, каждый из них состоял из 100 красноармейцев и взвода кавалерии. Уже к августу в Минской губернии было сформировано 47 таких отрядов, отличавшихся большой подвижностью и умением оперативно наносить удары34 . В гарнизонах создавались небольшие по численности "летучие отряды", способные в короткий срок преодолевать значительные расстояния и внезапно для бандитов начинать против них боевые действия.

В общей системе мер по борьбе с бандитизмом особое значение имело укрепление органов Советской власти на местах. По указанию


31 Подсчитано автором по материалам штаба Западного фронта (ЦГАСА, ф. 104, оп. 4, д. 860, л. 6; оп. 13, д. 34, л. 18; оп. 4, д. 843, лл. 1 - 3об; д. 845, л. 340).

32 Там же, ф. 104, оп. 4, д. 843, лл. 1 - 3об.

33 Там же, лл. 16об. - 24об.

34 В. С. Козлов. Указ. соч., стр. 50.

стр. 36


ЦБ КП(б)Б из республиканских центральных партийных и советских органов в уезды Минской губ. было направлено 116 ответственных работников, из армейских политотделов-110 комиссаров35 . Приток свежих сил способствовал тому, что сельские Советы и волостные исполкомы значительно окрепли. Это стало ощущаться в самых отдаленных уголках республики. Коммунистическая партия приняла также меры к укреплению чекистских органов. По решению ЦБ КП(б)Б и Комбандзапа для работы в ЧК Белоруссии в июне было направлено 40 опытных коммунистов, а в особые отделы ВЧК - 100. Несколько позднее армейские политотделы командировали в распоряжение ЧК республики около 50 коммунистов36 .

К концу июля работа по подготовке разгрома бандитизма на территории Минской губ. была в основном закончена, и в августе части Красной Армии, чекистские органы, милиция, ЧОН приступили к решительным действиям. Только с 1 по 15 августа в 6 уездах губернии было убито, ранено и захвачено во время боевых операций 873 бандита, добровольно явились с повинной или были выловлены 5605 дезертиров, а всего было обезврежено 7 тыс. контрреволюционных элементов37 . Совместными усилиями РККА, ЧК, ЧОН и милиции крупные банды, оперировавшие на территории республики, были уничтожены или рассеяны. Многие банды (Дергача, Михайлова, Павловского и других атаманов) бежали за границу, другие сдались в плен. Бандитские главари Кузнецов и Короткевич были убиты, а другие пойманы и преданы суду революционного трибунала.

Вооруженная борьба против бандитизма в Белоруссии сопровождалась активной политической работой политкомиссий, укомов партии и армейских политотделов. В Борисовском уезде, где бандиты действовали особенно активно, политорганы с июня по октябрь организовали и провели среди населения более 1288 митингов, собраний и бесед о борьбе с бандитами38 . Только среди крестьян Поготской волости с 10 по 21 августа уком партии и армейские политработники распространили 110 брошюр и 100 воззваний с призывом оказывать помощь Красной Армии и ЧК в борьбе с вооруженными наемниками Савинкова и белорусских буржуазных националистов39 . В результате умело организованной политической работы в деревне только в течение недели добровольной явки бандитов и дезертиров в августе в республике вышли из лесов и сдались органам Советской власти 43 бандита и 4884 дезертира40 .

Активную роль в ликвидации бандитизма играли ревтрибуналы, проводившие в деревнях выездные сессии. На открытых судебных процессах над бандитами и их укрывателями с 23 мая по 20 ноября ревтрибуналы приговорили к расстрелу 369 бандитов и к различным срокам тюремного наказания - 31141 . 2 августа выездная сессия ревтрибунала провела публичный суд над участниками и пособниками банды Кузнецова. Пострадавшие от бандитов крестьяне требовали для них самого сурового наказания. Решением трибунала злостные враги Советской власти были приговорены к расстрелу, другие -к конфискации имущества в пользу беднейших крестьян, принимавших деятельное участие в разгроме банд. Это решение с одобрением было встречено жителями деревни42 . Они убеждались в том, что Советская власть беспо-


35 ЦГАСА, ф. 104, оп. 4, д. 845, лл. 446 - 449.

36 Там же, л. 41; д. 846, л. 43; ЦГАОР БССР, ф. 6, оп. 1, д. 4, л. 120.

37 ЦГАСА, ф. 104, оп. 4, д. 83, л. 141; д. 845, лл. 446 - 449.

38 ЦГАОР СССР, ф. 6990, оп. 1, д. 23, л. 31.

39 ЦГАСА, ф. 104, оп. 3, д. 197, л. 73.

40 Там же, оп. 4, д. 845, лл. 446 - 449.

41 Там же, л. 616.

42 Там же, ф. 1196, оп, 2, д. 265, л. 98.

стр. 37


щадна по отношению к тем, кто мешает мирному созидательному труду населения, и гуманна к лицам, силой или обманом вовлеченным в антисоветскую авантюру.

Совместными усилиями партийных и советских органов, частей Красной Армии, ЧК, милиции, ЧОН и революционных трибуналов при активном участии широких трудящихся масс контрреволюционному бандитизму в Белоруссии к осени 1921 г. был нанесен решающий удар. Докладывая РВС РСФСР, ВЧК и командованию Западного фронта о ходе борьбы с савинковскими бандами, РВС Минского района 18 августа отмечал, что "главная цель заграничных заправил - провести свои банды в глубь Белоруссии и там при посредстве их поднять восстание - нами своевременно разгадана и принятыми мерами вовремя парализована"43 .

Разгром бандитизма в Минской губ. не означал, однако, что с ним было покончено. В сентябре ЦК РКП(б) в письме губкомам партии, характеризуя положение в стране, обращал их внимание на то, что бандитизм "в течение сентября сохранял свой прежний характер - грабительский во внутренних районах и политический на окраинах, где находит базу в соседних буржуазных государствах", и что, хотя в Белоруссии его развитие приостановлено, "активность банд переносится в Витебскую губернию"44 . Войсковая и чекистская разведки подтверждали сведения о росте бандитизма в Витебской и частично Гомельской губерниях. В сентябре в уездах Витебщины численность бандитов достигала почти 600 человек. По данным штаба Западного фронта, на территории Витебской и Гомельской губ. осенью действовало около 40 банд (свыше 900 чел.)45 . В отличие от Минской губ. банды состояли здесь преимущественно из местных деклассированных элементов и дезертиров, чем и определялся в основном уголовный характер их деятельности.

Наступление на бандитизм в Витебской губ. началось в августе. Важную роль в организации его разгрома сыграло постановление Полномочной комиссии ВЦИК по борьбе с бандитизмом на Западном фронте46 от 22 августа. Заслушав доклад временного командующего Западным фронтом Захарова об усилении бандитизма в Витебской губ., Комиссия признала положение угрожающим и постановила "нужды Витебской губернии в отношении борьбы с бандитизмом удовлетворять в первую очередь"47 . Туда дополнительно направлялись контингента войсковых частей, принимались меры для укрепления местных ЧК, военных комиссариатов и органов Советской власти.

Внимательно следил за состоянием борьбы с бандитизмом Витебский губком РКП(б). В середине августа на одном из своих заседаний, в работе которого приняли участие представители ЦК РКП(б) и ВЦИК, губком заслушал сообщение члена РВС Западного фронта и Полномочной комиссии ВЦИК по борьбе с бандитизмом на Западном фронте Муклевича и признал целесообразным создать РВС Витебского района в качестве чрезвычайного органа борьбы с бандитами48 . Инициативу губкома поддержал РВС РСФСР. В августе Комиссия по борьбе с бандитизмом при РВС РСФСР приняла решение для скорей-


43 Там же, ф. 104, оп. 4, д. 845, л. 449.

44 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 11, д. 55, лл. 23 - 24.

45 ЦГАСА, ф. 1153, оп. 1, д. 176, л. 96; ф. 104, оп. 4, д. 872, л. 44.

46 8 августа 1921 г. РВС Западного фронта издал приказ, в котором объявил, что по постановлению Президиума ВЦИК на Западном фронте образована Полномочная комиссия ВЦИК по борьбе с бандитизмом, объединяющая все органы подавления бандитов в Витебской и Гомельской губ. и Советской Белоруссии (ЦГАОР СССР, ф. 6990, оп. 1, д. 1, л. 43; ЦГАСА, ф. 104, оп. 4, д. 845, л. 453).

47 ЦГАСА, ф. 104, оп. 4, д. 845, л. 444.

48 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 13, д. 110, л. 100.

стр. 38


шего подавления разросшегося в этой губернии бандитизма организовать РВС Витебского района в составе командующего войсками Витебского района (на правах армии) Н. Е. Какурина, имевшего опыт борьбы против банд (до прибытия на Витебщину он был начальником штаба войск Тамбовской губ.), председателя губисполкома И. М. Варейкиса и председателя губчека С. С. Шварца49 . В подчинение РВС Витебского района были переданы все военные силы на территории Витебской губ. (5-я стрелковая дивизия, части пограничной охраны, Витебские командные курсы Красной Армии, ЧОН, милиция, органы ЧК, губвоенкомат с подчиненными ему воинскими частями и учреждениями)50 . В целях лучшей организации борьбы с бандитизмом губерния была разделена на четыре боевых участка. РВС Витебского района сформировал из красноармейских частей 533 истребительных и летучих отряда51 . Выполняя постановление губкома РКП(б) от 14 сентября52 , предусматривавшее объединение и согласование работы военных и гражданских учреждений, РВС организовал на каждом боевом участке политические комиссии в составе начальника боевого участка, секретаря укома партии, председателя уисполкома, заведующего политическим бюро. Политкомиссии подчинялись РВС Витебского района.

Большую помощь партийным и советским органам Витебской губ. в укреплении Советской власти, подавлении бандитизма оказывал ЦК РКП(б). В сентябре 1921 г. по ходатайству Полномочной комиссии ВЦИК по борьбе с бандитизмом на Западном фронте ЦК РКП(б) в ударном порядке направил в распоряжение РВС Витебского района около 200 опытных коммунистов для работы в партийных комитетах, исполкомах и других учреждениях губернии53 .

Организуя подавление бандитских отрядов, партийные и советские органы Витебской и Гомельской губ. в то же время уделяли особое внимание проведению среди населения широкой агитационно-разъяснительной работы. Осенью и зимой 1921 г. усилиями партийных комитетов, армейских политотделов и участковых политкомиссий в этих губерниях была проведена агитационно-массовая кампания по борьбе с бандитизмом. С 23 мая по 31 декабря на Витебщине было организовано 3489 митингов и бесед, на которых присутствовало более 74 тыс. человек; среди населения было распространено 66775 экз. листовок-обращений, воззваний, призывов и другой литературы, разоблачающей бандитизм54 . На Гомельщине с 1 по 15 декабря состоялось 37 волостных митингов. Более 50 тыс. участвовавших в них крестьян осудили бандитизм и выразили желание скорее покончить с ним. Всего во второй половине 1921 г. в Гомельской губ. состоялось 437 митингов и бесед, распространено 45500 экз. печатных изданий, вскрывающих классовую сущность бандитизма55 . Широкая разъяснительная и воспитательная работа среди населения способствовала росту его политической сознательности, активному участию в разгроме банд. Во многих селах и деревнях под руководством сельских и волостных исполкомов, командования войсковых частей было организовано из крестьян сторожевое охранение, созданы отряды самообороны, налажена устойчивая сигнальная связь населенных пунктов с органами борьбы с бандитизмом. В ряде уездов под руководством военного командования и органов ЧК форми-


49 ЦГАСА, ф. 104, оп. 4, д. 801, лл. 1, 2, 9.

50 Там же, л. 22. В связи с созданием РВС Витебская губкомбанд приказом командующего Западным фронтом от 23 августа 1921 г. была упразднена (там же, л. 9).

51 ЦГАОР СССР, ф.6990, оп. 1, д. 2, л. 187; ЦГАСА, ф. 104, оп. 4, д. 823, л. 1.

52 ЦГАСА, ф. 104, оп. 4, д. 801, лл. 101, 101об.

53 Там же, д. 2621, л. 153.

54 ЦГАОР СССР, ф. 6990, оп. 1, д. 2, л. 188; ЦГАСА, ф. 104, оп. 4, д. 803. л. 140.

55 ЦГАОР СССР, ф. 6990, оп. 1, д. 7, л. 188; ЦГАСА, Ф. 104, оп. 4, д. 823, лл. 1, 1об.

стр. 39


ровались вооруженные красные партизанские отряды, успешно громившие банды56 .

В сентябре - декабре 1921 г. с бандитизмом в Витебской и Гомельской губ. было в основном покончено. На Витебщине прекратили существование банды атаманов Туманова, Громобоя, Петухова и другие, отличавшиеся особым рвением к диверсионно-террористической деятельности. Только на 4-м боевом участке за октябрь - ноябрь истребительные отряды Красной Армии, ЧК, органы милиции и ЧОН ликвидировали около 200 бандитов, задержали более 500 их пособников из числа кулаков. Если на 7 ноября число бандитов по губернии составляло 759 человек, то на 30 ноября - уже 259 человек, а к 31 декабря - всего 110 человек57 . Успешно громили бандитов в Гомельской губ. 100 истребительных отрядов Красной Армии, чекистские войска и органы, милиция и ЧОН. Под руководством губкомбанд эти войска и органы, действуя по единому плану, уничтожили и ранили 122, задержали 586 бандитов, их пособников и укрывателей58 .

За активное участие в борьбе против контрреволюционных банд в Белоруссии и проявленное при этом мужество и храбрость ВЦИК наградил орденом Красного Знамени командира истребительного отряда Ф. С. Кутафина, помощника командира особого добровольческого отряда Я. К. Макеева, председателя Гомельской губкомбанд А. В. Дубину59 . Приказом командующего Западным фронтом были награждены серебряными часами заместитель председателя Витебской губкомбанд П. И. Выборов, секретарь председателя 1- го отдела ревтрибунала Западного фронта В. М. Прокулевич, красноармейцы особого добровольческого отряда С. Н. Беликов, С. П. Радусон, А. И. Какулин60 .

Империалисты и состоявшие у них на службе белоэмигрантские организации и на этот раз потерпели провал в борьбе против власти Советов. Части Красной Армии, чрезвычайные комиссии и другие органы борьбы с бандитизмом при активной поддержке местного населения нанесли решительное поражение политическому бандитизму на территории Белоруссии. Залогом успеха этой борьбы было то, что ею руководила Коммунистическая партия.


56 ЦГАОР СССР, ф. 6990, оп. 1, д. 7, л. 188; ЦГАСА. ф. 104, оп. 4, д. 823, лл. 1, 1об. Об участии крестьян в борьбе с бандитизмом см. И. И. Майданов. Трудящиеся Белоруссии в борьбе с контрреволюцией (1918 - 1921 гг.). "Вопросы истории", 1978, N 2.

57 ЦГАОР СССР, ф. 6990, оп. 1, д. 2, лл. 185, 187, 188; ЦГАСА, ф. 104, оп. 4, д. 803, л. 140; д. 872, л. 44.

58 ЦГАОР СССР, ф. 6990, оп. 1, д. 7, л. 188; ЦГАСА, ф. 104, оп. 4, д. 823, л. 1.

59 ЦГАОР СССР, ф. 6990. оп. 1, д. 14, л. 2; д. 1, л. 7.

60 ЦГАСА, ф. 104, оп. 1, д. 137, л. 1.

Опубликовано 15 февраля 2018 года


Главное изображение:


Полная версия публикации №1518701524 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ И КРИМИНАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ РАЗГРОМ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННОГО БАНДИТИЗМА В БЕЛОРУССИИ В 1921 ГОДУ

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network