СОЗДАНИЕ АГЕНТУРНОЙ СЕТИ СРЕДИ ВОЕННОПЛЕННЫХ НЕМЦЕВ В СССР

Зарубежный детектив. Книги, статьи, заметки о преступлениях, фельетоны.

NEW ИНОСТРАННЫЙ ДЕТЕКТИВ


ИНОСТРАННЫЙ ДЕТЕКТИВ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ИНОСТРАННЫЙ ДЕТЕКТИВ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему СОЗДАНИЕ АГЕНТУРНОЙ СЕТИ СРЕДИ ВОЕННОПЛЕННЫХ НЕМЦЕВ В СССР. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2021-06-10

Проблема оперативно-агентурного обеспечения в лагерях и тюрьмах СССР, в которых находились военнопленные, никогда не являлась ранее темой рассмотрения в открытой печати. Что касается контингента этих лагерей, то его можно разделить на три категории: каратели мирного советского населения; сотрудники спецслужб (СД, Абвер, гестапо); гражданские и военные специалисты, оказавшиеся в числе интернированных. Как правило, они были осуждены согласно указу Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г., который ввел новые для советского уголовного и исправительно-трудового права наказания: смертную казнь через повешение и ссылку на каторжные работы сроком от 15 до 20 лет. Соответственно создавались особые места заключения. Эти специальные лагеря для военнопленных и интернированных находились в ведении Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) СССР, в составе которого в 1939 г. было создано Управление по делам военнопленных и интернированных (УПВИ), позднее переименованное в Главное управление по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ). В местах дислокации лагерей действовали отделы по делам военнопленных и интернированных (ОПВИ) в составе Управлений НКВД области или края 1 . Именно эти структуры отвечали и за оперативно-агентурное обслуживание контингента спецлагерей. Нормативной базой их деятельности являлись секретные инструкции НКВД, а количество таких лагерей к концу Великой Отечественной войны насчитывало несколько сотен, причем 10 спецлагерей Министерства внутренних дел (МВД) СССР в послевоенный период действовали на территории Восточной Германии. Последние в практической деятельности руководствовались временным Положением, утвержденным 30 апреля 1948 г. заместителем министра внутренних дел генерал-полковником И. А. Серовым 2 .

Для характеристики и уточнения написанного ниже, помимо использования документов спецархивов, нами были изучены различные кино- и фотодокументы в тех же архивах, а также два тома уникальной рукописи, принадлежащей перу военнопленных 3 .

Основная масса военнопленных стала поступать в СССР в конце Великой Отечественной войны. Зимой 1945г. из Югославии, Румынии, Болгарии, уже освобожденных территорий Чехословакии и Венгрии были завезены мобилизованные или интернированные немцы, которые в качестве рабочей силы использовались на предприятиях и шахтах наркоматов угольной промышленности, цветной и черной металлургии. Интернированные на месте формировались в батальоны по 750, 1000 и 1250 человек. На НКВД был возложен их учет, ведение среди них оперативной и политической работы. Для начальной агентурно-оперативной работы среди военнопленных создавались опергруппы с привлечением в них опытных работников и переводчиков и использовались оперотделы лагерей. В их функции входили выявление и привлечение к уголовной ответственности военных преступников, а также политическое перевоспитание лиц из карательных частей.


Смыкалин Александр Сергеевич - кандидат юридических наук, доцент Уральской юридической академии (Екатеринбург).

стр. 147


Практика массового выявления военных преступников органами НКВД беспрецедентна в истории. Велось расследование по их делам, на основе предположения, что среди наличного контингента военнопленных обязательно находится энное количество участников преступных действий. Выявлялось, что они совершили лично; добывались от них показания об известных им преступных действиях вообще и о причастных к ним других лицах. Эти задачи впервые были поставлены директивой N 28/00/186 от 11 января 1944г. УПВИ 4 . Одновременно ряд данных добывала и ряд действий предпринимала советская контрразведка: подбор, вербовка и воспитание агентурной сети из числа военнопленных и интернированных для использования в разведывательных целях за кордоном и для внутрилагерной характеристики контингента заключенных; выявление военнопленных, располагающих данными разведывательного характера об экономической и военной мощи воевавших стран; выявление военнопленных, совершивших зверства и злодеяния; выявление, разоблачение и предание суду военных трибуналов бывших гласных сотрудников разведывательных и контрразведывательных органов противника среди военнопленных и интернированных; выявление и предупреждение фактов саботажа, диверсий и вредительства на производстве со стороны военнопленных и интернированных; выявление и разоблачение из числа военнопленных и интернированных граждан СССР - изменников Родины, перешедших на сторону противника.

Пока шли боевые действия, основная часть таких лагерей находилась на территории Урала. В Свердловской области упомянутые лица содержались с мая 1942 г. (начало прибытия первого эшелона) по январь 1950 г. (отправка последнего эшелона; хотя лагерь N 476 МВД в Нижне-Исетске был ликвидирован лишь 16 февраля 1956 года). С мая 1942г. по 1944г. в области дислоцировался лагерь для военнопленных N 84, который объединял 6 лагерных отделений с численностью контингента 5001 человек. В течение 1944г. количество лагерей военнопленных и интернированных выросло до пяти. Контингент в них на 1 января 1945 г. составлял 31 000 человек. К концу войны поток военнопленных увеличился. В течение 1945г. количество лагерей в области выросло до 14. В порядке разукрупнения были созданы лагеря NN 231, 504, 523, 313, 314, 531, 377, 376, 318 и организовано 8 спецбатальонов интернированных NN 1801, 1802, 1803, 1100, 1103, 1105, 1099 и 1095. В 1946г. организовано 3 батальона военнопленных японцев NN 428, 429, 435; в 1947г. - спецгоспиталь N 2929 и спецкладбище в районе Нижнего Тагила.

На 1 января 1946г. в лагерях и батальонах Свердловской обл. содержалось 90790 военнопленных и интернированных: из состава немецкой армии - 65 561, венгерской - 14 231, румынской- 5530, интернированные группы "Б"- 1648, интернированные группы "Д" - 3820. С 1947г. в связи с начавшейся репатриацией военнопленных и интернированных лагеря постепенно свертывались. В 1946г. расформировано 2 лагеря и 3 спецбатальона, в 1947г. - 4 лагеря, в 1948 г. - 4 лагеря и 5 спецбатальонов, в 1949 г. - 4 лагеря и 3 спецбатальона 5 , а на базе лагеря N 314 организован вышеупомянутый лагерь N 476. ОПВИ подбирал для них переводчиков с японского, мадьярского, румынского и итальянского языков. Особо учитывалось, что часть военнопленных являлась сотрудниками спецслужб в своих странах, так что формы и методы оперативной работы были им знакомы.

С мая 1942 г. по январь 1950 г. был завербован в агентуру 3061 человек, в том числе с перспективой использования на послевоенный период - 169. Агентура численно характеризуется так: в 1942 г. немцев завербовано 43 человека, румын - 28, венгров - 2 (итого: 73); в 1943г. Немцев - 31, румын - 142, венгров - 59 (итого: 232); в 1944г. Немцев - 105, румын - 70, венгров - 15 (итого: 190); в 1945г. Немцев - 555, румын - 118, венгров - 108, интернированных - 165 (итого: 946); в 1946г. Немцев - 887, румын - 37, венгров - 84, интернированных - 65 (итого: 1073); в 1947г. Немцев - 278, румын - 12, венгров - 31, японцев - 8, интернированных - 37 (итого: 366); в 1948г. Немцев - 109, румын - 6, венгров - 5, японцев - 3, интернированных - 7 (итого: 130); в 1949 г. немцев - 47, интернированных - 4 (итого: 51). Всего немецких агентов завербовано 2055, румынских - 413, венгерских - 304, японских - 11, интернированных - 278, а в целом- 3061 6 . По мере победоносного наступления Красной Армии все большее количество бывших военнослужащих противника шло на негласное сотрудничество с органами госбезопасности, а пик роста приходится на 1946 г., так как с окончанием войны связывались иллюзии быстрого освобождения из плена, хотя основной контингент имел срок отбывания наказания в 25 лет. На свободу они должны были выйти в конце 60-х годов.

Впрочем, история распорядилась по-иному. После визита канцлера ФРГ К. Аденауэра в 1955 г. в СССР были заключены секретные соглашения о возвращении военнопленных, и основная масса военных преступников отбыла менее половины срока установленного наказания.

стр. 148


Работа по сбору разведывательных данных была развернута со второй половины 1942 года. Для изъявивших согласие сообщить известные им данные создавались улучшенные условия содержания. Для описания полученных данных при каждом лагерном отделении были оборудованы помещения, снабженные канцелярскими и чертежными принадлежностями. А для тех, кто активно шел на сотрудничество, создавались привилегированные жилищные условия с медицинской помощью. Сложность работы заключалась в том, чтобы уберечь этих людей от мести, поскольку основной контингент не принимал советской идеологии и рассматривал их как потенциальных предателей, спасающих свою жизнь. Тем не менее удалось получить важные сведения о 693 объектах противника: по авиазаводам - 23, по танковым заводам - 9, по автозаводам - 10, по моторостроительным заводам - 21, по судостроительным заводам - 9, по химическим заводам - 13, по заводам боеприпасов и оружейным - 49, по металлургическим заводам - 12, по перевозке и переработке горючего - 16, по новым видам вооружения - 16, по базам снабжения и крупным складам - 39, по дислокации и характеристике аэродромов - 65, по укрепленным районам - 19, по дислокации штабов - 4, по другим объектам важного значения - 388 7 .

Полученная информация докладывалась в Генштаб и использовалась при проведении боевых и иных операций. Труднее обстояло дело, когда выявлялись участники зверств и злодеяний. Опасаясь за себя, военнопленные не сообщали компрометирующих сведений. Тем не менее, за пять лет работы в лагерях Свердловской обл. было выявлено и подвергнуто активной агентурно-оперативной разработке более 3000 человек - участников истребления мирного населения, чья деятельность была доказана. Из них разоблачено 1180. Вот одно из типичных дел, N 948/1061: о совершенных в Крыму преступлениях 24 человек. Их возглавлял начальник военно-полевой комендатуры Симферополя полковник К. Эбмайер, его заместители майор Криммель, Занбергер. Как выяснилось, с ноября 1941 г. по апрель 1944 г. эта комендатура в контакте с гестапо и СД осуществляла там террор и насилие. В массовых расстрелах непосредственное участие принимали военнопленные Келлер, Еккель, Рибольд, Хайбек и др. По приказам Эбмайера они убили несколько сотен человек и около 8 000 угнали в Германию. Весной 1944 г. Эбмайер приобрел фальшивые документы и пытался скрыться под видом гражданского обывателя. Органы советской контрразведки задержали его в Дрездене и этапировали в Свердловск, где по приговору трибунала войск МВД Уральского округа его расстреляли 8 .

Всего областным военным трибуналом были осуждены 1126 участников истребления мирного населения: в 1946 г. - 36 человек, в 1947 г. - 161, в 1948 г. - 273, в 1949 г. - 656. Помимо них к ответственности привлекли 368 военнопленных карателей, чья преступная деятельность не была разоблачена полностью. По ориентировкам ГУПВИ, как карательные проходили: 2-я пехотная дивизия "Дас Райх", 3-я танковая дивизия СС "Мертвая голова", 5-я егерская дивизия, дивизия "Великая Германия", дивизия СА "Фельдгернхалле" и ряд местных немецких военных комендатур. Для разработки названного контингента были созданы 4 постоянные следственные группы из 20 - 30 следователей и переводчиков. Ими было разоблачено и привлечено к уголовной ответственности: по агентурному делу "Майская гроза" (группа из 87-й пехотной дивизии СС) - 113 человек; по агентурному делу "Злодеи" (группа из 3-й танковой дивизии) - 59; по агентурному делу "Завоеватели" (группа из 31-й пехотной дивизии СС) - 52. Всего было возбуждено 24 уголовных дела, привлечены к уголовной ответственности 616 человек 9 .

Наиболее сложной являлась работа насчет сотрудников и агентов разведывательных и контрразведывательных органов противника, особенно немецких и японских спецслужб. С 1942г. по 1950г. выявлено разведчиков или карателей из Абвера, отдела 1ц, гестапо, СД, ГФП, военно-полевых комендатур, румынской жандармерии и разведки, венгерской разведки, японской контрразведки - соответственно по годам, 16, 67, 24, 13, 9, 41, 8, 4, 24 человека (итого: 206); по их показаниям найдены 11, 67, 5, 57, 9, 54, 30, 0, 21 лицо (итого: 254) 10 .

Еще одно направление работы - предупреждение и пресечение диверсий, вредительства и саботажа со стороны военнопленных и интернированных. Так, в марте 1947 г. в лагере N 313 разоблачили и привлекли к уголовной ответственности группу военнопленных, намеревавшихся совершить диверсии в лагере и на шахте Дегтярского медного рудника. Обвиняемым проходил репатриированный П. И. Пфунд, 1925 г.р., немец, бывший гражданин СССР. Будучи на оккупированной территории, он активно сотрудничал с оккупационными властями, служил в отрядах самообороны "Зельбстшутц", в Симферополе был завербован немецкой разведкой под псевдонимом Дитрих и выполнял спецзадания; выехав в Германию и приняв германское гражданство, поступил на службу в войска СС. После общей капитуляции сдался в плен американцам, в лагере военнопленных был перевербован американской разведкой и с заданием разведки под видом восточного рабочего, в числе 30 других человек, передан советским властям, чтобы по возвращении в СССР вести подрывную работу. На руднике он вступил

стр. 149


в связь с военнопленными Бергманном и Барблоттом. Они решили взорвать клеть подъемной машины, а с наступлением весны взорвать проходную зону лагеря и совершить побег, для чего получили от Пфунда взрывчатку и бикфордов шнур, а кроме того похитили взрывчатку на шахте. Их акции были предотвращены. Всего в Свердловской обл. разоблачили и осудили тогда за совершение или подготовку диверсионно-вредительских и террористических актов 18 таких лиц 11 .

Среди военнопленных и интернированных выявляли также специалистов в различных областях науки и техники. Наиболее ценных сосредоточивали в лагере N 27 (г. Красногорск Московской обл.). С остальными развернули работу на местах, чтобы использовать их знания и опыт на производстве. Для этого при лагерях NN 84, 314, 245, 504 организовали конструкторские бюро, группы изобретателей и рационализаторов и создали условия для творчества. Наиболее отличившимся предоставлялись также улучшенные условия жизни. В результате привлекли к работе около 50 военнопленных профессоров, докторов наук и инженеров. Их изобретения и рационализаторские предложения были связаны с отраслевой сферой производства: штемпелевочный пресс для изготовления гаек на мехзаводе в г. Асбест, конструкция цепи трансформатора для транспортировки угля в тресте "Вахрушевуголь" (в г. Карпинск) и т. п. Военнопленный проф. А. Хабель написал монографию "Расчет прочности железобетонных и сталебетонных конструкций на нагрузку, растяжение и сгибание". Военнопленный д-р химических наук В. Любенгер написал труд "О новом виде холодного клея". Были выполнены серьезные исследования в области турбовинтовых и реактивных двигателей. Все они получили высокую оценку советских специалистов 12 .

Обслуживающий аппарат лагерей тоже разрабатывался органами контрразведки касательно его политических настроений и отношения к работе военнопленных. Рост негласного аппарата соответственно за годы 1944, 1945, 1946, 1947, 1948 и 1949 таков: в составе 948, 3107, 2976, 2256, 1463 и 1321 обслуживающих лиц имелось резидентов - 0, 3, 7, 5, 1, 0; агентов - 0, 4, 5, 0, 1, 0; осведомителей- 11, 153, 125, 97, 28, 7. В 1946г. они охватывали 9% состава обслуги. Основной задачей оперсостава считалось приобретение агентуры и лиц осведомления. По мере ликвидации лагерей военнопленных и интернированных сокращалась и агентурно-осведомительная сеть. Многие вербовки в 1945 г. производились наспех, без предварительной проверки кандидата. И в последующие годы приходилось очищать агентурно-осведомительную сеть от балласта. Одновременно брались на оперучет некоторые работники лагерей для глубокой их агентурной разработки. Политически сомнительные элементы из штатного состава лагерей немедленно увольнялись 13 .

Деятельность органов госбезопасности в лагерях была глубоко законспирирована, ее материалы носили гриф "совершенно секретно". Внутренняя жизнь в лагере тоже была окутана пеленой секретности. Что касается внешней стороны жизни, то на территории лишь Свердловской обл. военнопленными были построены сотни объектов производственного и жилого назначения: дворца культуры, стадионы, жилые дома, детские сады, пожарно-техническое училище, цеха заводов и многие другие объекты.

Примечания

1 . Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. р-9414с, оп. 1с, ч. 1: Историческая справка.

2 . Там же, д. 360, л. 4.

3 . Центр хранения историко-документальных коллекций (ЦХИДК), ф. 1п. оп. 21а, д. 61, 62; оп. 9, д. 8, л. 36; оп. 37а, д. 1, л. 115.

4 . Архив Управления Федеральной службы безопасности по Свердловской области (АУФСБСО), ф. 9, оп. 1, д. 66, л. 10.

5 . Там же, л. 1 - 3.

6 . Там же, л. 6.

7 . Там же, л. 9.

8 . Строители из дивизии СС. - Уральский рабочий, 17.I.1995.

9 . АУФСБСО, ф. 9, оп. 1, д. 66, л. 10 - 11, 13.

10 . Там же, л. 25 - 26.

11 . Там же, л. 37.

12 . ЦХИДК, ф. 1п, оп. 13а, д. 2: Справочник регистрации лагерей; АУФСБСО, ф. 9, оп. 1, д. 66, л. 67 - 69.

13 . АУФСБСО, ф. 9, оп. 1, д. 66, л. 70 - 71; Международная защита прав и свобод человека. Сб. док. М. 1990, с. 460 - 461.


Новые статьи на library.by:
ИНОСТРАННЫЙ ДЕТЕКТИВ:
Комментируем публикацию: СОЗДАНИЕ АГЕНТУРНОЙ СЕТИ СРЕДИ ВОЕННОПЛЕННЫХ НЕМЦЕВ В СССР

© А. С. Смыкалин ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИНОСТРАННЫЙ ДЕТЕКТИВ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.