ОДИН ИЗ МИФОВ О КРЕЙСЕРЕ "МАГДЕБУРГ"

Зарубежный детектив. Книги, статьи, заметки о преступлениях, фельетоны.

NEW ИНОСТРАННЫЙ ДЕТЕКТИВ


ИНОСТРАННЫЙ ДЕТЕКТИВ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ИНОСТРАННЫЙ ДЕТЕКТИВ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ОДИН ИЗ МИФОВ О КРЕЙСЕРЕ "МАГДЕБУРГ". Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2021-01-08
Источник: Вопросы истории, № 2, Февраль 2007, C. 152-156

Некоторые авторы в своих работах утверждают, что при помощи добытых русской военно-морской разведкой на потерпевшем крушение крейсере "Магдебург" германских кодов, переданных затем союзникам по Антанте, англичане послали радиограммы из Берлина от имени Адмиралштаба, что привело к уничтожению эскадры вице-адмирала графа фон Шпее в Фолклендском сражении1. Фон Шпее получил "фальшивую" телеграмму, закодированную германским военно-морским кодом, посланную английской разведкой из Берлина. В этой радиограмме ему приказывалось прибыть вместе с эскадрой в Порт-Стенли для уничтожения английской радиостанции, запасов топлива и пленения губернатора, а на самом деле там его поджидала эскадра вице-адмирала Стэрди. В результате произошло сражение, названное "битвой гигантов с карликами". Немецкие крейсеры были уничтожены, с угрозой английскому каботажу в Южной Атлантике и Тихом океане было покончено. Проверим взаимосвязь между катастрофой крейсера "Магдебург" на камнях острова Оденсхольм (Осмуссаар) на Балтике и разгромом эскадры вице-адмирала фон Шпее в Южной Атлантике у Фолклендских островов.

 

Крейсер "Магдебург" был построен на верфи "Везер"2 (Бремен) по программе 1908 - 1909 годов. Заложен в 1910 г., спущен на воду 13 мая 1911 г., вошел в состав флота 2 августа 1912 года. В мирное время он использовался в качестве учебного корабля для минеров, после начала войны - в составе Балтийского флота. В ночь с 25 на 26 августа 1914 г. (все даты по новому стилю) во исполнении тактики "булавочных уколов" вице-адмирала Шмита, в условиях сильного тумана крейсер "Магдебург" под командой корветен-капитана Хабенихта на 15-и узловой скорости выскочил на камни у острова Оденсхольм (Осмуссаар) в устье Финского залива. Попытки сняться успехом не увенчались. "В 7 часов утра командир корабля отдал своему адъютанту и начальнику радиосвязи обер-лейтенанту В. Бендеру, который заведовал секретными материалами, приказание сжечь в топках те из них, что уже не нужны. Бендер выполнил распоряжение, уничтожив в 1-м и 3-м котельных отделениях немало документов, однако из имевшихся на судне трех сигнальных книг две оставлены для поддержания связи с другими кораблями"3. Около 8-ми часов утра к месту катастрофы подошел эсминец V-26. "Магдебург" сидел на мели приблизительно до командирского мостика, но вся кормовая часть была на чистой воде и в полной исправности4. После неудачных попыток стащить крейсер, в 9.10 (время немецкое)5, был отдан приказ об эвакуации экипажа, которая была прервана появлением русских крейсеров "Богатырь" и "Паллада", сразу открывших огонь по германским кораблям. Один из снарядов попал в корму V-26, прекратившего посадку экипажа, сидящего на мели "Магдебурга". Эсминец дал полный ход и скрылся в тумане. Большая часть остававшихся на германском крейсере моряков в панике бросилась вплавь на берег. О секретных документах в суматохе забыли.

 

 

Ежов Михаил Юрьевич. Москва.

 

стр. 152

 

 

Инцидент произошел недалеко от русского наблюдательного поста на о. Оденсхольм, который своевременно сообщил начальнику Службы связи Балтийского флота, что явственно слышна немецкая речь и шум машины: предположительно на Оденсхольмский риф выскочил неприятельский корабль. К острову были высланы эсминцы "Лейтенант Бураков" и "Рьяный" с начальником Службы связи капитаном 1-го ранга Непениным. О том, что на меридиане Дагерорта держатся крейсеры "Богатырь" и "Паллада" ему в штабе сообщить забыли, что чуть не привело к трагическим последствиям.

 

Эсминцы прошли вдоль восточного берега острова. Вокруг кораблей стали падать снаряды, но определить, откуда идет стрельба было невозможно из-за тумана. Когда туман рассеивался, можно было наблюдать пламя от горящих построек вокруг Оденсхольмского маяка, подоженых снарядами с германского крейсера "Магдебург". Сам маяк не пострадал. В этот момент по носу эсминцев открылись силуэты больших кораблей. Зная по сообщениям штаба, что наших кораблей в море нет, "Лейтенант Бураков" произвел минную атаку. Но крейсеры круто повернули и на мостиках эсминцев ясно различили, что это "Богатырь" и "Паллада". На "Богатыре" заметили шедшую на него мину и увернулись, мина прошла в четырех метрах. "Паллада", дав три залпа, прекратила огонь. Эсминцы подошли к "Магдебургу", сидящему на камнях под своим флагом. С "Лейтенанта Буракова" спустили вельбот с лейтенантом М. Гамильтоном, сигнальщиком и гребцами, вооруженными винтовками. После того как Гамильтон поднялся на палубу и вместе с немецкими матросами спустил флаг крейсера, германский дек-офицер (кондуктор) сообщил ему о том, что на "Магдебурге" остался капитан Хабенихт. Гамильтон послал одного из немецких матросов доложить ему о прибытии русских. Вот как он описывает это в своих мемуарах: "От нечего делать я швырял ногами различные вещи в изобилии валящиеся на палубе. И вдруг под пакетом с рубашками я заметил сигнальный код. Не желая привлекать внимание немцев, я стал толкать его ногами к борту и, когда наш вельбот оказался под нами, сбросил его в вельбот"6.

 

Авантюра стоила германскому флоту крейсера "Магдебург", а также 15-и убитых и столько же раненых, 75 человек пропало без вести, а 55, во главе с капитаном, попало в плен7. На крейсере "Магдебург" были обнаружены документы: сигнальная книга германского флота с правилами сигналопроизводства всеми сигнальными средствами, шифры мирного времени для шифровки сигналов, утвержденный проект маневренных правил для флота, карты квадратов северной, средней и западной части Балтийского моря с Зундом и Бельтами, южной части Северного моря и Германской бухты, секретное руководство плавания малым Бельтом (с картой), карта наблюдательных постов Северного моря, радиотелеграфные журналы, дневники и письма личного состава8. Каждый из этих документов представлял интерес для криптоаналитиков для расшифровки немецких радиограмм. "Сигнальная книга не является собственно шифром, а используется для формализации содержания передаваемых сообщений, в результате которой отдельные слова, фразы, числа первоначального текста (так называемые словарные величины) заменялись на соответствующие им условные обозначения (кодовые величины), что позволяло уменьшить общий объем сообщений и сделать его удобным для передачи любыми корабельными средствами - семафором, телеграфом или по радио. Полученный таким образом текст в виде трехзначных буквенных групп, в случае необходимости его засекречивания, зашифровывали далее специальным шифром и уже в таком виде передавался в эфир"9.

 

Спасательными работами у взорванного немецкого крейсера "Магдебург" занимались база водолазной школы "Африка", спасательное судно "Силач" и портовое судно из Ревеля (Таллинна). Операции проходили под руководством помощника флагманского инженер-механика капитана 2-го ранга Фёдорова. Была сформирована особая экспедиция из водолазов и минеров при участии корабельного инженера Швецова и минного офицера лейтенанта Котовского. По воспоминаниям старшего лейтенанта И. И. Ренгартена, 29 августа водолазом был обнаружен утопленник. Этот сигнальный кондуктор крепко держал в руках сигнальную книгу (2-й экземпляр). Именно этот экземпляр был передан союзникам (англичанам и французам) вместе с другими документами10. Книгу необходимо было просушить и сделать фотокопии. Сигнальную книгу в Англию отвез флигель-адъютант капитан 1-ого ранга М. А. Кедров, назначенный на период войны состоять при Гранд Флите. 11 сентября 1914 г. он в Гельсингфорсе посетил командующего Балтийским флотом адмирала Н. О. фон Эссена, тогда же и Ренгартен, второй (радиотелеграфный) флагманский минный офицер штаба командующего флотом, дал ему ряд пояснений относительно сигнальной книги. Работа с трофейными документами шла в Службе связи и в штабе командующего Балтийским флотом. Пытались разгадать ключ шифра военно-морского германского кода.

 

стр. 153

 

 

Для этого изучались черновые радиотелеграфные журналы, восстанавливались обстоятельства различных боевых эпизодов и маневрирование германских кораблей в начальный период военных действий. К середине октября 1914 г. усилиями старшего лейтенанта Ренгартена и его помощников была налажена дешифровка действующих немецких военно-морских шифров и получена возможность читать составленные по сигнальной книге радиограммы. Таким образом, русским радиоразведчикам понадобилось больше месяца на взлом германских шифров. Можно предположить, что и их английским коллегам из знаменитой "комнаты 40" понадобится предположительно столько же времени. В начале 1915 г. в составе службы Связи Балтийского флота была организована отдельная радиостанция особого назначения (РОН), которая занималась радиоперехватом и дешифровкой полученной информации.

 

В конце октября 1914 г. в Великобританию были доставлены документы с потерпевшего крушение германского крейсера "Магдебург". После победы в сражении в Гельголандской бухте 28 августа 1914 г. англичане получают один удар за другим: в августе "Гебен" и "Бреслау" прорываются в Константинополь, а 22 сентября наступает очередь броненосных крейсеров "Абукир", "Кресси" и "Хог". Подводная лодка U-9 (капитан-лейтенант Отто Вединг) с экипажем в 28 человек в течение часа пустила на дно три английских корабля с 62 офицерами и 1397 матросами. Еще 857 человек были подобраны голландскими пароходами "Флора" и "Титан"11. 15 октября 1914 г. Веддинг на U-9 торпедирует и топит еще один броненосный английский крейсер "Хок". Погибло 525 матросов и офицеров. 27 октября во время ходовых испытаний на германском минном заграждении, выставленном минзагом "Берлин", подрывается новейший английский линкор "Одешес". Экипаж свыше тысячи человек эвакуировали, но корабль спасти не смогли. За эти провалы должен был кто-то ответить. Крайним стал Первый морской лорд Луи Баттенберг. На его место Уинстон Черчилль (Первый лорд Адмиралтейства в то время) поставил адмирала Фишера. 30 октября у него была аудиенция у короля Георга V, а 1 ноября 1914 г. он приступил к работе12.

 

В этот день произошло сражение при Коронеле, в котором эскадра под руководством адмирала графа фон Шпее нанесла удар по эскадре адмирала Крэдока. Очередные английские броненосные крейсеры "Гуд Хоуп" и "Монмаут" пошли на дно со своими экипажами. Погибло помимо контр-адмирала Крэдока еще 1654 офицера и матроса Немцы потерь практически не понесли (трое раненых). 4 ноября 1914 г. Черчилль получил телеграмму с результатами сражения под Коронелем. 5 ноября начальником морского генерального штаба вместо Доветона Стэрди был назначен контр-адмирал Генри Оливер. По свидетельству современников у Оливера начисто отсутствовало честолюбие и стремление к лидерству, но ему был присущ здравый смысл. На флоте Оливер считался хорошим моряком и имел репутацию "старой мудрой черепахи"13.

 

Могло ли прежнее руководство флотом Его Величества, зная что над ними как дамоклов меч весит угроза отставки, спланировать красивую операцию по завлечению эскадры фон Шпее на Фолклендские острова? Едва ли. Во-первых, Луи Баттенберг был человеком флегматичным: анемичная натура Луи Баттенберга совершено не подходила для руководства морскими операциями во время войны. Здесь нужны были энергия, агрессивность, умение и желание рисковать - качества, начисто отсутствовавшие у этого аристократа. Морские офицеры, служившие в Адмиралтействе в первые месяцы войны, были просто шокированы, когда, приходя утром на службу, заставали Первого морского лорда за неторопливым чтением "Таймс" в его кабинете. И это в то время, когда на морских коммуникациях шла напряженнейшая борьба, требовавшая самого пристального внимания и, подчас очень быстрых решений. Недаром у принца Луи, по свидетельству личного секретаря Бальфура Кеннета Янга была кличка "медленный конкур"14.

 

Во-вторых, в силу вековых традиций английского флота Морской генеральный штаб был образован только в 1912 году. Адмирал Ричмонд писал: "Морскому Генеральному штабу недоставало всех качеств, необходимых для штабной работы. Все дела шли через начальника штаба. Децентрализация отсутствовала, он должен был решить каждую возникающую проблему, даже ее детали. В результате Первый морской лорд и начальник Морского Генерального штаба были настолько загружены текучкой, что не могли заниматься перспективными вопросами"15. Адмирал Доветон Стэрди, хоть и изучал специально тактику, всякий профессиональный совет, идущий в разрез с его мнением, воспринимал как личное оскорбление. Именно Стэрди не желал менять порочную тактику направлять большие крейсеры на боевое дежурство несколько раз подряд в один и тот же район. Потопление немецкой подлодкой "Хока" и трех крейсеров типа "Кресси" в значительной мере лежит на его совести: "Стерли был одним из проклятий флота (в качестве начальника штаба. -

 

стр. 154

 

 

М. Е.- писал адмирал Битти. - Он несет главную ответственность за все катастрофы на море"16.

 

8 ноября 1914 г. в Британском Адмиралтействе было учреждено специальное подразделение, "комната 40" (Шамбр 40 или НИД 25), перед которой стояла задача по дешифровке германских военно-морских радиограмм. Во главе "комнаты 40" стоял А. Юинг. Коллектив состоял из морских офицеров, а также специалистов в области лингвистики, математики, истории, юристов, писателей и даже знаменитого модельера Молине. Для взлома германских военно-морских кодов с "Магдебурга", как указывалось выше, старшему лейтенанту Ренгартену понадобилось около месяца, его английским коллегам - примерно столько же. Свою первую информацию о выходе линейных крейсеров адмирала Хиппера они выдали 15 декабря 1914 г., когда корабли адмирала фон Шпее уже неделю как покоились на дне у Фолклендских островов. А ведь еще необходимо было подготовить и послать связника в Берлин. При этом был риск: в случае неудачи немцам могло стать известно о том, что союзники читают их военно-морские коды и германский Адмиралштаб принял бы меры по их замене. А свою тайну англичане берегли. Доступ к секретам "комнаты 40" в старом здании Адмиралтейства был ограничен. А на некоторые незначительные операции Флота Открытого Моря руководство Гранд Флита закрывало глаза, чтобы не вызывать у своих врагов подозрений в том, что противник свободно читает их шифрованные радиограммы.

 

Потерпев поражение в сражении при Коронеле, англичане должны были усиливать свои позиции в Южной Атлантике, и Первый морской лорд Джон Фишер послал туда два линейных крейсера "Инвинсибл" и "Инфлексибл". Во главе этой эскадры он поставил бывшего начальника морского генерального штаба вице-адмирала Стэрди. Приказ им был отдан 6 ноября 1914 г., а 11 ноября эскадра отправилась в путь. О том, что Фишер не знал, где произойдет встреча с противником, говорит тот факт, что еще один линейный крейсер "Принцесс Ройял" он отправил к Панамскому каналу, на тот случай если фон Шпее именно здесь решит прорываться в Атлантику. Руководству Гранд Флита не хватало времени для других действий, да и рисковать информацией, полученной от своих русских союзников с "Магдебурга", адмирал Фишер не рискнул бы. Адмирал Стэрди в это время пересекал Атлантику и не торопился, несмотря на приказ Адмиралтейства, с прибытием в Порт-Стенли вовсе не потому, что он знал, что туда же направляется с германской эскадрой фон Шпее, а в силу своего скверного характера, как отмечал Девид Битти: он не любил прислушиваться к чужому мнению, поэтому Стэрди и прибыл на Фолкленды 7 декабря 1914 г., на четыре дня позже, чем рассчитывало английское Адмиралтейство.

 

Германский Адмиралштаб не пробовал опекать фон Шпее, считая его вполне грамотным командиром эскадры. Еще 18 августа 1914 г. Адмиралштаб сделал такое заявление: "Командующему следует предоставить полную свободу действий. Если он сумеет разбить англичан прежде, чем успеют подойти японцы, мы будем считать это большим достижением. Учитывая все вышесказанное, считаем, что лучше вообще не посылать ему никаких инструкций"17. После победы в битве при Коронеле фон Шпее две недели находился между Вальпараисо и Маса-Фуэра. После победы 1 ноября при Коронеле фон Шпее с тремя крейсерами "Шарнхорст", "Гнейзенау" и "Нюрнберг" прибыл в Вальпараисо, здесь он получил из Адмиралштаба сообщение: "Советуем вам постараться прорваться со всеми кораблями и возвращаться домой"18. Но фон Шпее не торопился выполнить этот совет, только 21 ноября он с эскадрой приходит в залив Сан Квентин (в 300 милях к северу от Магеланова пролива)19 и только в ночь с 1 на 2 декабря германская эскадра в составе броненосных крейсеров "Шарнхорст" и "Гнейзенау", а также крейсеров "Дрезден", "Нюрнберг" и "Лейпциг" обогнула мыс Горн и утром 2 декабря у о. Пиктон занялась погрузкой угля с захваченного английского четырехмачтового барка "Драммюир". Работы продолжались три дня. 6 декабря 1914 г. был последним днем, когда фон Шпее мог получить "фальшивую" радиограмму, так как дальность радиосвязи в начале двадцатого века была порядка нескольких сотен миль. Связь германский Адмиралштаб со своими кораблями в южных морях мог поддерживать только по кабелю из Европы, при этом англичане в самом начале войны перерезали пять трансатлантических кабелей, идущих под водой и использовавшихся немцами20, это вынуждало моряков кайзера использовать американские трансатлантические кабели для связи со своей эскадрой. Связь Берлин - консульство - торговое судно-эскадра фон Шпее требовала длительного срока для прохождения телеграмм, иногда нескольких дней. Поэтому чтобы фон Шпее получил 6 декабря "фальшивую" телеграмму из Берлина англичанам надо было ее отправить не позже 3 декабря, а ведь еще надо было доставить ее на Берлинский телеграф на фирменном бланке Адмиралштаба, что в конце ноября 1914 г., когда Западный

 

стр. 155

 

 

фронт стабилизировался, было очень рискованной операцией. Французы использовали аэропланы для заброски шпионов в германский тыл. Первый полет с такой целью в конце 1914 г. совершил сержант Гобер, но это было очень рискованной операцией21. Был еще вариант попасть в Германию через нейтральные страны Данию или Голландию, но и он требовал времени. "Комната 40" была учреждена 8 ноября и ее специалистам еще было необходимо научиться читать германские коды и они справились с этой задачей, но к 15 декабря, когда большая часть кораблей и сам адмирал фон Шпее уже покоились на морском дне.

 

6 декабря фон Шпее на совещании с капитанами крейсеров своей эскадры настаивает на своем решении зайти в Порт-Стенли для уничтожения английской радиостанции. Это решение он принимает под влиянием сведений, добытых германскими агентами, что на Фолклендах нет английских военных кораблей, что являлось дезинформацией, распространенной британской разведкой22. В результате, главным в произошедшей встрече и последующем бое английской и германской эскадр у Фолклендских островов 8 декабря 1914 г. явился его величество случай и человеческий фактор.

 

Адмирал Стэрди в силу своего скверного характера не торопился выполнять приказы Первого морского лорда Джона Фишера и прибыл в Порт-Стенли только утром 7 декабря, где занялся погрузкой топлива, а на следующее утро к островам подошла эскадра фон Шпее, который не рассчитывал встретить там английские линейные крейсеры, и к вечеру Гранд Флит лишился 1174 снарядов двенадцатидюймового калибра (1 матрос убит, 4 раненых), а Флот Открытого моря потерял 4 крейсера с 2098 матросами и офицерами и одним адмиралом, графом фон Шпее. Незадолго до гибели германский адмирал поднял на мачте своего флагмана сигнал, в котором он просил прощение у командира броненосного крейсера "Гнейзенау" капитана 1-ого ранга Меркера за свое роковое решение напасть на Порт-Стенли, что косвенно подтверждает: не было никакой "фальшивой" телеграммы из Берлина.

 

Примечания

 

1. КИКНАДЗЕ В. Г. Радиоразведка Российского флота в первой мировой войне. Вопросы Истории, N 11, 2004, с. 146; АЛЕКСЕЕВ М. Военная разведка России. Первая мировая война. М. 2001, с. 264 - 265.

 

2. ТРУБИЦЫН С. Б. Легкие крейсера Германии 1914 - 1918 г. СПб. 1997, с. 43

 

3. ЕМЕЛИН А., БОЧАРОВ А. Легенды крейсера Магдебург. - Цитадель, N 10, 2002, с. 34.

 

4. ГРАФ ПК. На Новике. Балтийский флот в войну и революцию. СПб. 1997, с. 41.

 

5. Цитадель, N 10, 2002.

 

6. ДУДОРОВ Б. П. Адмирал Непенин. СПб. 1993, с. 160 - 165.

 

7. ТРУБИЦЫН СБ. Ук. соч., с. 44.

 

8. Цитадель, N 10, 2002.

 

9. БИККЕНИН Р. Р., ГЛУЩЕНКО А. А., ПАРТАЛА М. А. Очерки о связистах Российского флота. СПб. 1998, с. 177 - 178.

 

10. Цитадель, N 10, 2002.

 

11. ЛИХАРЕВ Д. В. Адмирал Девид Битти. СПб. 1997, с. 89 - 90.

 

12. ЛИХАРЕВ Д. В. Эра адмирала Фишера. Владивосток. 1993, с. 223.

 

13. Там же, с. 224 - 225.

 

14. Там же, с. 221.

 

15. БЕННЕТ ДЖ. Морские битвы первой мировой. Екатеринбург. 1996, с. 91.

 

16. ЛИХАРЕВ Д. В. Адмирал Девид Битти. СПб. 1997, с. 94.

 

17. БЕННЕТТ ДЖ. Морские битвы первой мировой. Екатеринбург. 1996, с. 62.

 

18. Там же, с. 93.

 

19. КОРБЕТТ Ю. Эскадра адмирала Шпее в бою. СПб. 1994, с. 35.

 

20. РОЖЕ ФАЛИГО, РЕМИ КОФФЕР. Всемирная история разведывательных служб. Т. 1. М. 1997, с. 129.

 

21. РОХМИСТРОВ В. Г. Авиация Великой войны. М. 2004, с. 209.

 

22. БЕННЕТТ ДЖ. Ук. соч., с. 101.

 
 

Новые статьи на library.by:
ИНОСТРАННЫЙ ДЕТЕКТИВ:
Комментируем публикацию: ОДИН ИЗ МИФОВ О КРЕЙСЕРЕ "МАГДЕБУРГ"

© М. Ю. ЕЖОВ () Источник: Вопросы истории, № 2, Февраль 2007, C. 152-156

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИНОСТРАННЫЙ ДЕТЕКТИВ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.