НРАВСТВЕННО-ЭТИЧЕСКАЯ ОСНОВА ДИАЛОГА КУЛЬТУР

Актуальные публикации по вопросам культуры и искусства.

NEW КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО


КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО: новые материалы (2024)

Меню для авторов

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему НРАВСТВЕННО-ЭТИЧЕСКАЯ ОСНОВА ДИАЛОГА КУЛЬТУР. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь - аэрофотосъемка HIT.BY! Звёздная жизнь


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2023-05-29
Источник: Азия и Африка сегодня 2006 № 7

Е. КУХАРЕВА, Кандидат филологических наук

В период "взрыва" межкультурной коммуникации мы становимся свидетелями все более частого обращения исследователей различных областей человеческой жизни к культурным традициям, обычаям, историческому прошлому, духовному и нравственному наследию различных народов, в том числе и арабских.

Такой интерес нам не кажется странным или чрезмерным в период, когда вопросы экономического, научного, технического, информационного сотрудничества занимают все большее место во взаимоотношениях различных государств, наций, народов. Наоборот, для диалога цивилизаций в быстро меняющихся условиях становится необходимым лучшее познавание другой культуры, другого мироощущения для достижения адекватного и наиболее эффективного результата в процессе общения.

На чем же должна основываться межкультурная коммуникация, чтобы успешно играть свою роль и положительно влиять на диалог культур? Чтобы ответить на этот вопрос, надо, наверное, определить для себя, что мы подразумеваем под термином "диалог культур".

На наш взгляд, здесь речь идет о наличии различий прежде всего в мировоззренческих представлениях о процессах, происходящих в природе и обществе; несовпадении взглядов на ход исторического развития и место того или иного народа в нем. Это находит свое воплощение в повышенном внимании представителей различных народов к собственной истории и национальной культуре, поиске доказательств своего влияния на ход мировой истории и своего вклада в развитие человеческой цивилизации в целом. Безусловно, подобная позиция является важным фактором самоидентификации, укрепления национального самосознания, стремления не затеряться и не раствориться в многоликом водовороте новых, национально индифферентных тенденций современной жизни.

Чаще всего под "диалогом культур" понимают диалог между Западом и Востоком, так как во взаимоотношениях между ними больше всего мы наблюдаем несовпадение взглядов по многим вопросам современной жизни. И, к сожалению, очень часто это приводит к тяжелым последствиям. Вместе с тем, многочисленные примеры сотрудничества представителей различных западных и восточных стран, культур, традиций и вероисповеданий во время природных или техногенных катастроф говорят о том, что существует в человеческом обществе нечто, что позволяет в моменты наивысшего напряжения сил преодолевать все различия и препятствия.

Таким объединяющим элементом межкультурной коммуникации могут выступать основные общие или близкие нравственно-этические нормы, выработанные человечеством на протяжении веков. Именно они должны лежать в основе диалога культур и служить одним из источников и одновременно средств сближения народов.

Перед нами встает вопрос, а какие нравственные ценности мы можем использовать в поисках взаимопонимания с представителями других культур и откуда можем черпать сведения об этих ценностях?

На наш взгляд, к общим духовным основам, наверное, любого человеческого сообщества относятся понимание добра и зла, представления о семье и ее роли в обществе, взаимоотношения между "отцами и детьми", многие личные качества - великодушие и щедрость, гостеприимство, терпение, добрососедство, смелость, честность и другие.

Источником изучения духовных истоков, этических и эстетических представлений того или иного народа является язык.

Различные языковые формы и конструкции выступают в роли кладовой народной памяти, из которой мы можем получать сведения о становлении и развитии этносов, об изменении их представлений об окружающем мире под воздействием исторических, социальных, экономических и других факторов.

Одними из наиболее интересных языковых конструкций, способных поведать нам об истории и культуре народа, выступают клише паремического и фразеологического типа, различные по длине, структуре и этимологии. Они представлены как двучленными фразеологизмами, так и целыми предложениями в виде пословиц, поговорок, афоризмов и т.д.

Лексический состав таких клише часто содержит национально-специфические реалии, характерные для того или иного народа, и дает представление об этнической картине мира носителя конкретного языка и ее отражении в его языковом сознании.

Вместе с тем, сравнивая подобные языковые конструкции в различных языках, можно увидеть единство или, по крайней мере, близость фундаментальных для здорового развития любого общества нравственно-этических основ.

Для поисков путей взаимопонимания представителей различных культур, мы хотели оы остановиться на сравнении представлений арабских и русского народов о некоторых фундаментальных нравственных ценностях. Это - отношение к добру и злу; семья и ее роль в обществе; щедрость, гостеприимство; терпение.

"ХУДО ТОМУ, КТО ДОБРА НЕ ДЕЛАЕТ НИКОМУ"

Как же воспринимают арабы понятия "добра" и "зла", как их толкуют? Арабские толковые словари дают такое обобщенное

стр. 63


определение "добра": [хейрун] -"добро - это то, что противопоставляется злу; это то, что правильно, полезно, приятно; это -щедрость, честь, благородное происхождение". Обратившись к русским пословицам и поговоркам, мы видим, что они трактуют добро очень похоже: "Добрым путем Бог правит"; "В добре жить хорошо"; "Что хорошо, то хорошо, а что лучше, то лучше"; "Худо тому, кто добра не делает никому" и т.д.

[Шаррун] - "зло" же определяется арабами как "недостаток, нехватка добра", как обобщающее имя пороков и грехов, различных дурных поступков; в разговорном языке несет в себе еще понятие "война". В русском восприятии мы видим близкие мотивы: "На немилостивых ад стоит", "Промеж худых и хорошему плохо", "Тьма свету не любит - злой доброго не терпит".

Для арабов "зло" и "добро" - категории абсолютные. Они вечны, бесконечны и постоянно меняют друг друга: "Добро и зло всегда идут рука об руку" (иорд.). На наш взгляд, эта поговорка отражает именно суть представлений арабов о данной проблеме, зависимость добра и зла друг от друга, их непрерывную смену. В русском языке мы также находим примеры похожего понимания добра и зла, их взаимосвязи: "Где Господь пшеницу сеет, там черт - плевелы"; "И Бога хвалим и грешим"; "Дерево познания добра и зла"; "От добра до худа один шаток".

Вместе с тем, такой подход не означает фаталистического, пассивного отношения к действительности, как может показаться. Наоборот, арабская поговорка применяется в тех случаях, когда хотят поощрить кого-либо взять инициативу в свои руки, ибо у человека всегда есть выбор: творить добро или зло.

В этом смысле арабы весьма четко и категорично подходят к данному вопросу: "Добро добром делается, а зло злом творится" (ливан.); "Зло для зла творится" (ливан.). Русский человек видит эту проблему так же: "За недобрым пойдешь, на худо (или: на беду) набредешь"; "За худым пойдешь - не добро найдешь"; "Худое худым и кончится"; "Добро худо перемножит"; "Лихо помнится, а добро век не забудется".

Однако зла можно избежать, если не совершать его: "Оставь зло, и оно тебя оставит" (магриб.). Русские пословицы гласят: "Отыди от зла и сотвори благо"; "Молись да злых дел берегись". Другие арабские пословицы еще больше развивают тему: "Не делай добра, и зло к тебе не придет" (иорд.); "Корень зла в свершении добра" (ирак.). Им вторят русские паремии: "Не делай людям добра, не увидишь от них лиха".

Одним словом, каждый человек может поступать так, как он считает лучше для себя. Жизнь подтверждает, что "Ив зле есть добро". Русский язык дает нам практически эквивалент понимания этого положения: "Нет худа без добра". Кроме того, арабы толкуют слово, обозначающее в поговорке "добро", как синоним понятия "выбор", так как они являются однокоренными. Тогда пословица по смыслу звучит несколько иначе: "В зле есть выбор", то есть "Из двух зол выбирай меньшее".

Таким образом, концепты "добра" и "зла", находящие свое отражение в пословично-поговорочных, фразеологических конструкциях различной этимологии арабского и русского языков, во многих случаях получают одну и ту же или очень близкую морально-этическую оценку.

"ДЕДАМ И ОТЦАМ НАШИ ЛЮБОВЬ И ПОЧТЕНИЕ"

Аналогичную картину мы можем наблюдать и в том, что касается других важных нравственных ценностей. Среди них, например, семья и ее роль в жизни общества.

Родство, семейное или племенное, это - изначальный принцип существования и выживания, характерный для арабского менталитета, который проявляет себя по всему арабскому Востоку*. Причем до сих пор большое значение имеет так называемая "перманентная семья", включающая в себя несколько поколений, которые живут под одной крышей.

Взаимодействие на основе близко родственных отношений и любовь к родным отражены в пословицах и поговорках: "Брат - это защита и покровительство" (досл.: "Брат - это крыло"); "Сын родится, муж найдется, а откуда милый брат вернется?"; "Брат - твой меч, если с тобой приключилось несчастье"; "Помогай своему брату хотя бы словом"; "У кого мало близких, говорит и собаке: "Мой дядя" (лив.). Другой пример: "Люди одного племени едины" (досл.: "Племя - это, когда идут рука об руку и в ногу"); "Большая семья подобна соли, без нее не обойтись" (егип.).

Верность и преданность своему роду основывается и одновременно порождает еще одну неизменную добродетель, которая издревле пестуется и поощряется у арабов и нарушение которой резко осуждается. Это - уважение к старшим, прежде всего к родителям, почитание их при жизни и после смерти, сыновнее и дочернее послушание: "Кто не уважает своего отца, у того нет ни рода, ни племени" (иорд.); "Уважай отца, даже если он разбойник" (егип.). Другой пример также указывает на то, что отцы и деды, вообще предки, играют значительную роль в жизни арабов: "Дедам и отцам наши любовь и почтение"; "Родственники - ближайшие, о ком надо заботиться" (егип.).

Следует отметить, что понятие "родства" также широко представлено и в русских пословицах. Однако упор делается не столько на единство, взаимовыручку, сплоченность, сколько на характеристику тех или иных качеств, свойственных выходцам из разных социальных слоев, семей и т.д.: "Чьи вы, цари ли царевичи, аль короли королевичи?", "Неродословному с родословным местничать", "Яблоко от яблоньки не далеко откатывается" и т.д.

В русском пословично-поговорочном тезаурусе мы находим огромное количество выражений, связанных с описанием проблем, возникающих в семье, между родственниками, и гораздо меньше говорящих о семейной, родственной спаянности. Однако общие точки соприкосновения имеются и здесь: "Русский человек без родни не живет"; "Всякий мирянин своему брату семьянин"; "Братская любовь пуще (лучше) каменных стен"; "Корми деда на печи: и сам там будешь"; "Не поживут дней своих иже прогневят отца и мать"; "Не оставляй отца и ма-


* В Ливии это даже имеет своего рода юридическое закрепление в форме одного из значимых пунктов "Зеленой книги" Муамара Каддафи.

стр. 64


тери на старости лет, и Бог тебя не оставит".

Еще больше общего в арабских и русских пословицах и поговорках мы можем найти, когда речь идет о детях. Как для арабского, так и для русского менталитета свойственно представление о том, что выживание народа, сохранение его физического и духовного здоровья, традиций и истории зависят как от воспитателей национального духа, так и от методов воспитания и количества воспитываемых: "Воспитывай сына с малолетства, порадуешься, когда он станет взрослым"; "Порок сына идет от его семьи" (егип.). Отсюда становится ясной такая особенность арабского менталитета, как чадолюбие: "Дети для нас - и во-первых, и в-последних" (лив.); "У кого есть дети, тот ни в чем не нуждается" (досл.: "Отец малышей - счастливый человек"). Причем интересно отметить, что арабы здесь имеют в виду прежде всего того, у кого есть сыновья, что вполне согласуется с традиционным понятием благополучной крепкой арабской семьи. Но и русские пословицы и поговорки отражают такое же отношение: "Дети - благодать Божья"; "У кого детей много, тот не забыт от Бога"; "Много есть, да лишних нет".

Для арабского менталитета вообще характерно положительное отношение к детям. Тому примером может служить весьма распространенная в Магрибе и Машрике, хотя и имеющая свои варианты, пословица: "Обезьяна в глазах своей матери - газель". Так она звучит в Иордании. В Ливии бытует такой вариант: "Всякая обезьяна в глазах своей матери - газель". В Алжире мы находим такие примеры: "Всякий ёжик в глазах своей матери - газель" или "Всякая обезьяна в глазах своего отца - газель". Русский человек также любит всякое свое дитя: "Свое дитя и горбато, да мило"; "Дитя хоть и криво, да отцу, матери мило"; "Свой дурак дороже чужого умника".

"ДОЛГАЯ ЖИЗНЬ ДАЕТСЯ ЛИШЬ ЩЕДРОМУ"

Другими неотъемлемыми качествами человека, которыми гордится любой араб и которые нашли отражение в арабских паремиях, являются щедрость и великодушие - [карама]: "Долгая жизнь дается лишь щедрому" (ирак.). Кроме того, лексема, обозначающая эти понятия, несет в себе также значения: "достоинство, благородство", а еще "честь, престиж". Поэтому всеобщим уважением пользовались и пользуются люди, про которых можно сказать: "Кто щедр и великодушен к родным, у того гостеприимный дом" (иорд.); "Кто не скупится, у того широкая душа"; "Щедрее Хатима" (Хатим Тайя - доисламский поэт, прославившийся своей щедростью и гостеприимством).

Итак, для арабов щедрость и великодушие есть признак благородства. Благородный человек не может быть невеликодушным и жадным, причем часто уважение к нему отраженным светом падает и на тех, кто связан с этим человеком: "Из (чаши) благородства розы пьет и шиповник" (иорд.).

Широта души и щедрость - качества, достойные похвалы, однако подчас они превращались в безудержное расточительство, что тоже нашло свое отражение в пословицах: "Если одеваться, так в шелк, если дружить, так с принцем" (лив.); "Влюбляться - так в луну, красть - так верблюда" (сир., лив.).

В русском национальном характере эти черты - щедрость и великодушие - также всегда рассматривались как одна из главных добродетелей: "Кто сирых напитает, тот Бога знает (или: того Бог знает)"; "Рука дающего не оскудеет"; "Кто широко живет, тот не запирает ворот". И точно так же русский человек иногда не знает предела своему великодушию: "Кутни на все"; "Тряхни мошной"; "Хоть на час, да вскачь".

Возвеличивая щедрость, арабы с доисламских времен порицают и жестоко высмеивают скупость, жадность, скаредность: "Щедрый дает, а у скупого сердце болит", "Дал ему палец, а он откусил локоть" (алжир.); "Щедрый человек, если его попросят, обрадуется, а скупец, если его попросят, нахмурится и замкнется" (ливан.); "Твоя просьба к скупому горше, чем алоэ"; "Если ты оказал великодушие щедрому (человеку), ты завоевал его, а если скупому, то он тебя разорит".

Последние два высказывания дают интересную дополнительную характеристику восприятия арабским менталитетом такого понятия, как "скупость". Используемое в них слово [ла'иим] означает прежде всего "низкий, подлый человек", а уже во втором значении "скупой, скаредный".

Другими словами, отношение к такому пороку, как "скаредность", приобретает более сильную и ярко выраженную негативную окраску. Таким образом, арабское сознание ставит на одну доску понятия "скупость" и "подлость, низость" в противовес паре "щедрость, великодушие" - "благородство".

Русский менталитет также не приветствует жадность и скупость: "Скупой богач беднее нищего"; "Убогий во многом нуждается, а скупой во всем"; "У скупого и в крещенье льду не выпросишь". Кроме того, русские подчеркивают, что скупость неугодна и Богу: "Скупу человеку убавит Бог веку"; "Тороватому Бог дает, а у скупого черт таскает".

Вместе с тем, в оценке таких человеческих качеств, как "скупость" и "щедрость", мы можем наблюдать интересный феномен как арабского, так и русского менталитетов, который заключается в неприятии всего чрезмерного: "Для щедрости - один день, для бережливости - все остальное время". И снова мы видим, как перекликается такой подход с русским взглядом на эту же проблему: "Копейка рубль бережет"; "Час побережешься - век проживешь"; "Маленькая бережь лучше большого барыша"; "Бережливость лучше богатства".

"ГОСТЬ ОТ АЛЛАХА"

Щедрость и достоинство - священный для арабов долг, проявляющийся прежде всего в гостеприимстве: "Дай гостю хоть лепешку с лепешкой, лишь бы он не лег спать голодным" (ирак.). Потому что с давних пор считается, что "Гость от Аллаха (или: от Всемилостивого)" (иорд.).

Гостеприимство и хлебосольство также в крови русского человека: "Гость на гость - хозяину радость", "Хороший гость хозяину в почет", "Доброму гостю хозяин рад". Законы гостеприимства были похожи, что на Руси, что в Аравии: "В поле враг, дома гость: садись под святые, починай ендову", "Наперед накорми, а уж там поспроси", "На-

стр. 65


пои, накорми, а после вестей поспроси".

Вместе с тем, хоть "гость и от Аллаха" и "Гость в дом, а Бог в доме", но и он должен соблюдать определенные правила: "Ходи в гости через день - и ты завоюешь любовь" (досл.: "Эталон пребывания в гостях - три дня, остальное - обременительные издержки") (ирак.). Эту же мысль легко прочитать в русских пословицах и поговорках: "Редкое свиданье -приятный гость", "Хорош гость, коли редко ходит".

Щедрые по натуре, арабы и русские, тем не менее, справедливо считают, что радушие и гостеприимство не равнозначно бесконечному праву на него. О человеке, злоупотребляющем этим правом, будет складываться неблагоприятное мнение: "Гость без приглашения не дождется уважения" (ирак.); "Гость (пришел) на час, а хочет (остаться) на год" (иорд.); "Первый день -свет в окошке, второй день - аллергия, на третий - свинья свиньей" (ирак.). Им вторят русские выражения: "Прямой болван, что пришел незван"; "Кто ходит незваный, редко уходит негнаный"; "Не радуйся гостину приезду: радуйся отъезду"; "Пора гостям и честь знать".

"ДОЛГОТЕРПЕЛИВЫХ ЛЮБИТ АЛЛАХ"

Но среди всех вышеуказанных нравственных ценностей, на которые у арабов и русских похожие взгляды, наиболее близкие позиции в отношении такой добродетели, как "терпение", "терпимость".

"Воистину, воздастся терпеливым полностью без счета всякого" (Коран). "Терпение - половина веры, а благодарность -другая ее половина"; "Лучший дар, которым одарен человек -это терпение". В народе эти высокие материи приобрели простой и доступный пониманию обычного человека вид: "Терпеливые (предназначены) для рая" или "Рай уготован терпеливым"; "Долготерпеливых любит Аллах" (егип.).

Условия и лишения кочевой жизни (трудности битв, дневная жара, ночной холод и т.д.) в период джахилии, то есть до ислама, были также тесно связаны с этой же морально-этической нормой: "Терпение - (лучшее) лекарство" (алжир.); "Кто терпит - добивается" (иорд.); "Терпение разрушает горы" (ирак.); "Терпение - ключ к радости" (ливан.); "Терпение - добро" (егип.).

Интересно отметить, что арабское слово [сабр] - "терпение", применяется в арабских пословицах как для обозначения понятия "выносливость, перенесение тягот", связанных с внешними условиями, так и понятия "выдержки и самоконтроля, терпимости", "умения владеть собой": "Терпи себя сам, а не чтобы люди тебя терпели" (иорд.); "Терпи ошибки друга - и покоришь его" (иорд.).

Русский народ тоже терпелив: "Терпенье - лучше спасенья"; "Бог терпел да и нам велел"; "Терпение дает умение"; "Терпи горе: пей мед"; "За терпение дает Бог спасение"; "Терпеть не беда, было б чего ждать".

* * *

Итак, процесс восприятия национального менталитета того или иного народа в условиях межкультурной коммуникации может быть сформулирован как необходимость переноса реципиента в другое языковое и когнитивное измерение с целью достижения максимально полного понимания представителем иной лингвокультурной общности реалий и ценностных установок чужой культуры, что является одной из наиболее трудно решаемых задач в общении между представителями различных мировоззренческих и нравственных концепций.

Эта задача может быть успешно решена через поиск и использование в речи при общении пословично-поговорочных, афористических клише, в которых закреплены и сохранены на протяжении столетий неизменными определенные основополагающие нравственно-этические представления об окружающей действительности. В этом случае есть шанс вести позитивный и продуктивный диалог культур, исходя из совокупности определяющих моральных установок, опирающихся на вековые традиции, а также на ряд общих религиозных положений, суждений и предписаний, изложенный в священных книгах в рамках сакральных сюжетов и лежащих в основе быта, сознания и менталитета народов-коммуникантов.

Безусловно, мы коснулись самой верхушки айсберга. В действительности на межкультурную коммуникацию и, следовательно, на диалог культур оказывают воздействие также и другие, не морально-этические и лингвистические, факторы - политические, экономические, социальные, информационные и другие. Однако, на наш взгляд, для обеспечения адекватности восприятия ценностных установок иной лингвокультурной общности и восприятия иной национальной культуры и иного национального менталитета обращение к общепризнанным и понятным представлениям может стать той малой тропкой, по которой народы - представители различных цивилизаций выйдут на широкую дорогу взаимопонимания.


ЛИТЕРАТУРА:

1. Абдельфаттах, Сейид Садык. Хикам ува амсаль ува навадир мин бутуни т-турас. Аль-Кахира, Мактабату Мадбула, (б.г.).

2. Абу Закария ад-Димашки. Рийад ассалихин. Бейрут: Дар ар-Рашид, 1992.

3. Аль-Амед, Хани. Аль-амсаль аш-шаа-бия аль-урдунийа. Жамаа ува тасниф. Амман, Визарату с-сакафа ува ш-шабаб, 1978.

4. Амирьянц И. А., Самир ат-Тайар. Иракский этикет // Этикет у народов Передней Азии. М., Наука, 1988.

5. Ахмед Мухаммед Ассаф, шейх. Аль-Халяль ва ль-харам фи ль-ислам. Бейрут: Дар ихйа ль-улум, 1981.

6. Баранов Х. К. Арабско-русский словарь: Ок. 42000 слов. - 6-е изд., стереотип. М., Русский язык, 1984.

7. Аль-Каддафи, Муамар "Зеленая книга, (б.м., б.г.).

8. Васильев А. М. Египет и египтяне. М, Классика плюс, 2000.

9. Коран. Перевод И. Ю. Крачковского. М., Внешторгиздат., 1990.

10. Кудрявцев Ю. Н. Учебное пособие по алжирскому диалекту. М, МГИМО, 1987.

11. Ливийские народные пословицы и поговорки (На ливийском диалекте арабского языка) / Сост. Ю. Н. Кудрявцев. М., МГИМО, 1988.

12. Аль-Майдани, Ахмед ибн Мухаммед. Муаджим аль-амсаль. Т. 1 - 2. Дар аль-фикр, 1972.

13. Масуд, ар-Раид. Муаджим люгавий асрий. / Масуд Джубран. - Бейрут: Дар аль-ильм ли-ль-маляин, 1978.

14. Аль-Мунджид фи л-люга. Бейрут: Дару ль-Машрек, 1986.

15. Рзаев Х. Пословицы. Баку, Нисал, 1993.

16. Сыни, Махмуд Исмаил. Муаджам Аль-амсаль аль-арабийа / Махмуд Исмаил Сыни, Насыф Мустафа Абделазиз, Муста-фа Ахмад Сулейман. - Бейрут, Мактаба Любнан, 1992.

17. Пермяков Г. Л. Пословицы и поговорки народов Востока (Систематизированный сборник изречений 200 народов). М., Наука, 1979.

18. Ben Cheneb M. Proverbes arabes de l'Algerie et du Maghreb: in 3 vol. Paris. E. Leroux, 1905 - 1907.


Новые статьи на library.by:
КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО:
Комментируем публикацию: НРАВСТВЕННО-ЭТИЧЕСКАЯ ОСНОВА ДИАЛОГА КУЛЬТУР

© Е. КУХАРЕВА () Источник: Азия и Африка сегодня 2006 № 7

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle
подняться наверх ↑

ПАРТНЁРЫ БИБЛИОТЕКИ рекомендуем!

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ?

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО НА LIBRARY.BY

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY в VKновости, VKтрансляция и Одноклассниках, чтобы быстро узнавать о событиях онлайн библиотеки.