MEMORUM. Художник "в тени" времени

Актуальные публикации по вопросам культуры и искусства.

NEW КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО

Все свежие публикации

Меню для авторов

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему MEMORUM. Художник "в тени" времени. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

166 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:



Судьба некоторых художников лежит вне магистральных линий истории. Так было всегда. Но если эпоха итальянского Ренессанса изучена настолько, что даже самые скромные мастера третьего, четвертого и даже пятого планов - все наперечет - описаны, исследованы, каталогизированы, расставлены на свои места, пусть и "в тени" гигантских фигур титанов Возрождения, то наша недавняя история, в том числе история культуры, полна темных закоулков и тупичков, куда нога пытливого исследователя либо еще не ступала, либо ступила совсем недавно. Неожиданным открытием в 1960-е годы стало творческое наследие талантливого графика Аркадия Антоновича Астаповича, а совсем недавно - творчество его сестры Зинаиды Антоновны Астапович, в замужестве Бочаровой. Почему эти художники были забыты так надолго? Помимо камерного характера тонких, лиричных работ брата и сестры, несоответствием железной поступи века был, видимо, и общий для обоих душевный строй. Автономия внутреннего мира "приватного лица", аполитичность как сознательная позиция ради сохранения этой автономии были в советские времена серьезным препятствием к внешним успехам, карьере, известности. Тропинка жизни Зинаиды Бочаровой пролегала на обочине главного шоссе, но именно поэтому работы ученицы И. Билибина сохранили неуловимый аромат разрушенного "до основанья" мира, по которому мы испытываем ностальгию.

Зинаида Астапович - сестра Аркадия Астаповича. Нескалько лет назад этим определением пришлось бы ограничиться. Мало кто знал тогда, что З. Астапович-Бочарова - интереснейший художник, попавший при жизни в редкий теперь раздел "неизвестные художники XX столетия". Сейчас очевидно, что по таланту З. Астапович не уступала брату. Совместная выставка их произведений, которая прошла в Минске и Витебске в 1989 - 1990 годах, подтвердила это.

Выставка, посвященная столетию со дня рождения художницы - еще один шаг к ее известности и признанию.

О Зинаиде Астапович всегда писали в сравнении с братом. И это естественно: почти одногодки, они окончили одну школу, учились у одних и тех же педагогов, сами трактовали себя как коллег по искусству.

Переезд в Петербург после смерти отца укрепил рано возникшее желание стать художником. В Петербурге семья Астаповичей поселилась на Екатерининском канале, в большом доходном доме возле Спаса на Крови, вблизи Итальянского мостика. Отсюда было совсем недалеко до Мойки, где размещалась школа Товарищества поощрения искусств, которой руководил в то время Н. К. Рерих.

Позже Зинаида Антоновна с гордостью признавалась, что была принята сразу в фигурный класс, минуя главный (в школу принимали без экзаменов, на основе представленных рисунков). Преподавали неоклассицисты с прочной академической репутацией: П. С. Наумов и А. Р. Эберлинг. Но наибольшее влияние оказали не они, а И. Я. Билибин, который вел мастерскую графики. Хотя, в соответствии с распространен-

стр. 22


--------------------------------------------------------------------------------

ной методикой того времени, И. Билибин ограничивался рекомендациями и просмотром работ. А настоящим учителем был сам Петроград, художественная жизнь которого, несмотря на войну, не замирала.

И Аркадий, и Зинаида были очарованы модерном, его утонченной, изысканной красотой. По тематике и мотивах своих произведений З. Астапович целиком принадлежит модерну в его "мирыскусническом" варианте. Увлечение стилистикой модерна с его меланхолическим "сумеречным" настроением ощущается в изощренных изгибах линии, декоративной орнаментализации форм, нервности абрисов и силуэтов. Несмотря на общую эстетическую систему, принятую братом и сестрой в качестве образцовой, их работы этого периода имеют и естественную разницу. Дело не только в более широком разнообразии мотивов у З. Астапович (Аркадий с самого начала определился как пейзажист), но и в принципиально разном понимании графичности. Уже в ранних работах З. Астапович угадывается будущий живописец, тонкий колорист. Цвет в ее работах присутствует непременно: акварель - плотная, насыщенная в сложных нюансах тона, - резко отличается от прозрачного оттеночного акварельного подмалевка А. Астаповича. Недаром в одном из писем к сестре Астапович назвал ее "бабочкой с огненными крыльями", будто отгадал в ее чуть сдерживаемой рамками стиля жизнерадостности будущий рвущийся на волю темперамент - неудержимый, цветной...

Вскоре жизнь жестоко прерывает этот период "девичь-

 

"Автопортрет". Фанера, масло. 44,5х33,4. 1923. Минск. Из собрания Е. Д. Смирновой

 

"Автопортрет". 50х38. 1974. Минск. НХМ РБ.

 

"Девушка за чтением". Акварель, тушь. 24х22,5. 1915. Минск. НХМ РБ.

стр. 23


--------------------------------------------------------------------------------

их грез": в 1916 году мобилизуют Аркадия, в 1918 году от случайной пули погибает младший брат Анатолий. Нужно было зарабатывать на жизнь. В 1918 году после окончания школы Товарищества поощрения искусств (переименованной во Всероссийскую школу) Зинаида поступает учительницей рисования в школу при Обуховском заводе. Голод и холод в Петрограде вынуждают ее поехать к родным в Новоселки, деревню под Минском, где отец когда-то поставил дом для своих родителей. Новоселки стали ее пристанищем на три года. В этот дом в 1922 году возвращается и Аркадий. Но их пути сходятся ненадолго.

В 1923 году З. Астапович возвращается в Петроград, чтобы продолжить образование. Пробует поступить в Академию художеств, но мешает анкета: дочке надворного советника не дают стипендию. Помогают старые стены: в здании бывшей школы Товарищества поощрения художников открылся Петроградский художественно- промышленный техникум, куда Зинаида без труда поступает к В. М. Левицкому и уже знакомому А. Р. Эберлингу.

Начинается другой период творчества, период первых достижений. В эти годы неожиданно выявляется ее талант портретистки. Первой половиной 1920-х годов датируется "Автопортрет" (1923), "Портрет Н. Р. Якубовіч" (1923?), "Женский портрет" (1926) и другие. Первые два написаны маслом с впечатляюще сильным, почти натуралистичным рисунком и очень тщательной живописной проработкой, в духе добротного реализма.

Каждый материал, каждый жанр, как и раньше, даются художнице легко, без напряжения - будь то агитационный плакат ("Овладевайте пространством и временем", 1926), иллюстрации к сказкам ("Жили-были старик со старухой", 1922), к прозе ("История одной любви", 1925), портреты-силуэты своих друзей ("Портрет приятельницы", 1925), портреты углем и итальянским карандашом ("Женский портрет", 1926). Казалось, ее призвание - графика.

Уже начали складываться связи с частными издательствами: в 1925 году Зинаида Астапович разрабатывает обложки для книг сказок в стихах поэтов В. Эрлиха и Е. Шварца. Журнал "Ленинград", где работает Е. Шварц, печатает ее акварель "Демонстрация" (1924?), молодой С. Маршак уговаривает Зинаиду писать и иллюстрировать сказки. Но все эти радужные перспективы чуть засветились и погасли: в 1925 году закрывают журнал "Ленинград", а книги с обложками З. Астапович почему-то так и не выходят в свет. В 1927 году, вероятно через брата, З. Астапович получает от В. Ластовского, директора Белорусского государственного музея, заказ на серию рисунков сельских типов Белоруссии (или крестьянской одежды, костюма?). Сохранились многочисленные наброски к этой серии - мощные, с грубоватым рисунком и яркими вспышками цвета. Эти миниатюры и по сегодняшний день не утратили ни художественной, ни исторической ценности. 1927 годом, вероятно, датируется и небольшой рисунок пером. Возможно, книжная иллюстрация "По дороге в

 

"Река". Картон, гуашь. 15,3х17. 1976. Минск. НХМ РБ.

стр. 24


--------------------------------------------------------------------------------

школу". Заказы, безусловно, стимулировали талант З. Астапович, но они были редкими, одиночными, а "доставать" их было не в характере Зинаиды.

Активный период творчества прерывается в 1928 году браком и рождением дочери. Ненадолго художница покидает Ленинград, переезжает на место работы мужа в г. Новоржев Псковской области.

Но уже в 1930 году семья возвращается в Ленинград, где Зинаида Астапович, в браке Бочарова, начинает преподавать графику на рабфаке Ветеринарного института, в аспирантуре которого учился ее муж. Часто болела дочь - времени для творчества оставалось все меньше. И все же именно в 30-е годы З. Астапович-Бочарова начинает всерьез заниматься живописью - в Мерово под Лугой, где была дача Бочаровых и куда не раз приезжал на этюды брат Аркадий.

К сожалению, эта живопись частично погибла во время эвакуации. Этюды 40-х годов, которые сохранились, все так же традиционно реалистичны. Цвет и настоящая живопись появятся позже, в пос. Рыбное Рязанской области, куда З. Астапович-Бочарова переезжает вслед за дочерью в 1955 году. Тут, ухаживая за своими чудесными цветниками, художница находила самовыражение в натюрмортах - пышных, радостных и оптимистичных, несмотря на тяжелые семейные обстоятельства. И все же не эта, хотя и качественная, живопись стала настоящим наследием, "творческим лицом" З. Астапович- Бочаровой.

Нашла себя она только в Витебске, где в семье дочери прожила последние 30 лет своей жизни. Именно тут, в пору жизненной осени Зинаиды Астапович (ей было уже за шестьдесят) неожиданно выплеснулся, как из рога изобилия, ее щедрый колористический дар. Этот "поздний ренессанс" дал сотни оригинальных произведений.

Места повседневных прогулок З. Астапович - дачные окрестности в Летцах, уютные маленькие дворики, скверы, парки и набережные Двины старого Витебска стали реальными мотивами серии многочисленных великолепных гуашей-миниатюр. Часть из них целиком узнаваемые (серия "Витебские дворики"), большинство же - выдуманные. Эти чудесные цветовые гармонии чаще всего были отражением ее настроений ("Я радуюсь"), а порой впечатлением от реальных мотивов ("В парке"), изредка - натурными этюдами ("Набережная Двины"). Будто скрытый колористический талант художницы пробудился в одночасье, создав несколько сотен гедонистических произведений.

По количеству и разнообразию с ними могут соперничать только не менее многочисленные иллюстрации к сказкам, которыми художница занималась всю жизнь "для себя", когда читала книги буквально "с карандашом".

Жизненное долголетие Зинаиды Астапович-Бочаровой сделалось почти равным творческо-

 

"Интерьер с лампой". Акварель, тушь. 25,2х22. 1915. Минск. НХМ РБ.

стр. 25


--------------------------------------------------------------------------------

му. Последние работы, датированные 1984 - 1987 годами, - серия зарисовок карандашом с философским названием "Те, что проходят мимо" - гротескные, даже несколько шаржированные мгновенные наблюдения старого человека из окна, жизненное пространство которого сузилось до размеров квартиры.

Семьдесят пять лет из девяноста пяти Зинаида Астапович-Бочарова прожила при советской власти, но не стала, как ни странно, "советской" художницей (до конца жизни называла Великую Октябрьскую революцию "переворотом"), хотя никогда не была и диссиденткой. Ей - и как человеку, и как художнице - было присуще принятие жизни такой как она есть. Она просто и мудро смотрела на вещи - поэтому, скорее всего, мифология соцреализма не коснулась ее. Мотивы остались неподверженными идеологии, простыми, камерными - цвет, дети, сказки, природа, родные лица. Эта незамутненность творчества - результат "выключенности" из художественного процесса заидеологизированного государства. Художница свою неизвестность никогда не воспринимала как трагедию: работала для себя, потому что "не могла не писать" - пример "андеграунда" в буквальном значении слова, редкого тем более, что касается профессионального художника. Неизвестность была ценой свободы творчества; З. Астапович заплатила эту цену просто и естественно, как все, что она делала.

На юбилейной выставке была представлена только часть огромного наследия Зинаиды Астапович-Бочаровой, которая показалась устроителям экспозиции наиболее характерной для ее творческого пути. Надеемся, что феномен Астапович-Бочаровой заинтересует зрителя, и ее искреннее искусство придется ему по душе.

 

"Автопортрет. Мне 17 лет". 19,5х24. Сангина. 1916. Минск. НХМ РБ.

 

"Дворик зимой". Из серии "Витебские дворики". Картон, уголь, пастель. 20,5х13,5. 1976. Минск. Из собрания Е. Д. Смирновой.


Опубликовано 16 июня 2016 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Надежда Усова • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Беларусь в мире, 2006-03-31

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.