ФОТО. МИНСКИЕ ФОТОГРАФЫ

Актуальные публикации по вопросам культуры и искусства.

NEW КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО

Все свежие публикации

Меню для авторов

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ФОТО. МИНСКИЕ ФОТОГРАФЫ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

272 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:



Первые документальные свидетельства о существовании фотографии в Минске относятся к 1861 году и связаны с именем фотографа Антона Прушинского. В записке полицмейстера от 17 ноября 1861 г., направленной на имя минского губернатора, сообщается, что в минском римско-католическом кафедральном костеле состоится богослужение в память начала польского восстания 1831 г., и "что для отыграния обедни сей фотограф Прушинский заговорил здешнюю городскую музыку, уплатив содержателю оной деньги"1 . На этом же богослужении, как сообщается в документе, был пропет революционный гимн и прочитана молитва "за усопших братий". Также становится понятным, каких взглядов придерживался вышеупомянутый фотограф. Два года спустя, в 1863 г., как сообщает журнал "Фотографическая иллюстрация", Прушинский за участие в мятеже2 был арестован и сослан с семьей в г. Томск.

В начале 1860-х годов наряду с уже известной фотографией Прушинского, в Минске существовала еще одна фотомастерская. Располагалась она на улице Францисканской (неподалеку от фотографии Прушинского) и принадлежала фотографу, поддерживавшему политику правительства, Якову Брафману. Таким образом, в 1863 году в Минске, городе с 23-тысячным населением, имелись два светописных кабинета. Такое небольшое количество фотографических заведений может быть объяснено ужесточением политики властей по отношению к фотографии, которая по предписанию от 14 ноября 1862 г. ставилась в один ряд с другими средствами печати, представлявшими, по мнению правительства, серьезную угрозу для государственной безопасности3 . Все фотографические заведения и их владельцы подвергались строгому государственному контролю.

Еще одно предписание вышло в разгар восстания - 12 июня 1863 г. Этот документ приказывал провести ревизию всех фотографических заведений в Северо-Западном крае, незамедлительно опечатывать аппараты и закрывать те фотографии, хозяева которых не имеют законных свидетельств или будут замечены в неблагонадежности. Остальные держатели фотографических заведений должны были в 5-дневный срок представить поручительства не менее трех человек, а также денежный залог от 200 до 600 рублей, исходя из количества и объема работы в фотографическом заведении. К тому же владельцы фотографии несли личную ответственность за благонадежность своих работников, а также за выпуск фотографических портретов участников восстания или видов, напоминавших про "смуту" в Польше.4

Такие "драконовские" меры, безусловно, сдерживали развитие фотографии, вынуждали мастера искать средства для денежного залога, а

 

А. Прушинский. Портрет В. Дунина-Марцинкевича.

Минск, 1861 - 1862

стр. 56


--------------------------------------------------------------------------------

они были немалые, ограничивали свободу творчества, когда портрет человека в "польской" одежде мог стоить фотографу в лучшем случае его дела.

Смягчение ситуации произошло в 1870-х годах. Был отменен денежный залог, но по-прежнему собирались сведения о политической благонадежности фотографов. Прежде чем открыть собственную фотографию, необходимо было обратиться за разрешением к минскому губернатору, который, в свою очередь, направлял запросы начальнику губернского жандармского управления, прокурору окружного суда, полицмейстеру. Причем полицмейстер заполнял специальную анкету, состоявшую из 15 вопросов, касающихся различных сторон жизни претендента на открытие фотографии.5

Тем не менее количество фотографий в Минске медленно, но росло. На 1 октября 1880 г. в городе были зарегистрированы 4 светописных кабинета.6

К 1890-м годам это количество возросло вдвое и колебалось в пределах 7 - 9. Наибольшее количество фотомастерских в городе - 11 - было зафиксировано в октябре 1898 г.7 (В это же время в Вильно работало 16 студний, в Нью-Йорке - 300).

Открывали фотографические заведения в Минске, в основном представители мещанского сословия. Небольшую часть собственников минских фотоателье составляли дворяне (Викентий и Осип Боретти, Наполеон Околов, Жозефина Адамович).

Судя по рекламе, помещенной на оборотных сторонах фотографических снимков, в фотомастерских конца ХІХ - начала ХХ веков исполнялись различные виды работ: электрические съемки днем и вечером, увеличение портретов до натуральной величины с их раскраской, барельефные портреты, изготовление миниатюр и открыток, изображения на шелке, фарфоре и других предметах.

Наибольшей популярностью у клиентов минских фотографий в этот период пользовался портрет. Среди фотографов, чьи работы отличаются высоким мастерством, можно отметить Моисея Наппельбаума, братьев Берман, Моисея Страшунера, Григория Миранского, Израиля Метора, Льва Эпштейна.

Очень распространены были также съемки живой природы, городских видов, архитектурных зданий. Довольно часто эти изображения тиражировались на почтовых открытках. Некоторые минские фотографы использовали свои пейзажные снимки для изданий альбомов. Так, в 1904 г. в Минске вышла первая часть фотоальбома "Виды Минска", в которой были опубликованы 23 фотоработы члена Русского фотографического общества Северина Некрасова (он же являлся владельцем типографии, выпустившей этот альбом).

Кроме профессиональных фотографов - владельцев фотоателье, получавших от этого вида деятельности средства к существованию, в Минске имелась большая группа фотографов-любителей. Это были люди различных возрастов, социальных слоев и профессий. Среди них - председатель Минской казенной палаты Федор Ястремский, чиновник этого же учреждения, основатель любительского театрального кружка Петр Злотников, рабочий-железнодорожник Константин Рудский. Любителем по статусу, профессионалом по качественному уровню своих работ, по наличию фотографического образования был преподаватель, минчанин Лев Дашкевич (1882 - 1957).

В результате двухлетней работы в минских архивах и библиотеках, а также благодаря воспоминаниям проживавшего в Москве 90-летнего сына фотографа, удалось воссоздать биографию этого удивительного человека, обладавшего неординарным, оригинальным мышлением и огромным количеством талантов. По результа-

 

Лев Дашкевич. Автопортрет. 1909 - 1910.

стр. 57


--------------------------------------------------------------------------------

там этой работы в 2002 г. в залах Национального музея истории и культуры Беларуси проходила выставка "Зачараваны Беларуссю", посвященная творчеству этого минского фотохудожника, талантливого ученого и изобретателя, публициста и педагога, был издан альбом-каталог его работ.8

Лев Урбанович Дашкевич родился 31 января (по ст. стилю) 1882 г. в Минске в семье дворян - надворного советника Минской казенной палаты Урбана Клеофасовича и Антонины Ивановны (урожденной Круковской) Дашкевичей. Род Дашкевичей довольно древний, относился к гербу "Лелива" и в XVIII в. являлся одним из самых влиятельных шляхетских родов Гродненского повета Беларуси.9

О детских и юношеских годах Льва известно немного, кроме того, что он был исключен из Минской мужской гимназии по причине плохой успеваемости. По воспоминаниям его сына Леонарда Львовича, родители направили Льва продолжить обучение в Виленский интернат-конвикт. Но пробыв там год, так и недоучившись, он сбежал в Минск и жил у своих родителей в большом доме на Александровской улице, что напротив пивзавода братьев Леккерт (совр. "Оливария"). Юноша увлекался постановкой химических опытов и фотографией. Одновременно учил французский язык.

В 1903 - 1904 гг. Лев обучался в Варшаве. По разным источникам, в частности по одному из вариантов "Автобиографии"10 , на медицинском факультете университета, но в декабре 1904 г. "за участие в студенческой революционной организации" был арестован, исключен и выслан в Минск без права поступления в высшие учебные заведения России. Возможно, именно этим объясняется его учеба во Франции. В 1906 г. Лев Дашкевич поступил на романское отделение факультета словесности Дижонского университета. На протяжении 1908 - 1909 гг. он также параллельно обучается на отделении фотографии Высшей школы графических искусств в Париже11 . Отсюда его искусное владение фотографической техникой, прекрасное чувство композиции и техническое совершенство фотоотпечатков.

1909 год был довольно значимым в биографии Льва Урбановича. Он женится на сестре милосердия Зинаиде Онуфриевне Книжниковой. Уже обучаясь в университете, получает аттестат о среднем образовании, успешно сдав экзамены при Луцкой гимназии. В августе у Льва рождается сын Леонард. И в этом же, 1909 году Л. Дашкевич становится лиценциатом Дижонского университета. В 1910 г. после успешной защиты лиценциата на тему "Декамерон и Гептамерон", Лев Урбанович возвращается в Минск и направляет запросы в 12 учебных округов обширной Российской империи. В ожидании постоянной работы дает частные уроки. Вскоре положительный ответ приходит из Кавказского - Льву предложили место преподавателя французского языка в гимназии города Эривань. И вот в 1911 г. семейство Дашкевичей отправляется в Закавказье. Через 2 года, в 1913 г., из Эривани Льва переводят в Елисаветпольскую гимназию (совр. Ганджа в Азербайджане), где он продолжает преподавать французский язык и физику.

На Кавказе Лев Урбанович очень много и плодотворно работает. По поручению попечителя округа Н. Ф. Рудольфа принимает участие в Комиссии по организации трудовой школы. Летом 1912 г. работает в Тифлисе на "курсах применения ручного труда к преподаванию физики и естественных наук". В 1916 г. по заданию того же Н. Ф. Рудольфа организует мастерскую проекционных приборов и диапозитивов для начальных школ Кавказского округа.

Не оставляет Лев и своих фотографических занятий. Впервые за последние несколько лет в семье наступает материальное благополучие, и Дашкевич получает возможность выписать из

 

М. Наппельбаум. Портрет Александры Казакевич.

Минск, 1900 - 1910.

стр. 58


--------------------------------------------------------------------------------

Петербурга дорогостоящую камеру с тремя сменными объективами, позволявшую делать панорамные снимки.

В 1913 г. во время летних каникул в качестве фотографа при Комиссии по изучению местностей и племен Кавказа Лев Урбанович совершает поездки по Закавказью. Во время этих путешествий им было сделано около трехсот цветных фотографий (автохромным способом Люмьера).

Из кавказской коллекции в музее имеется всего несколько черно-белых художественных снимков, переданных в дар его сыном Леонардом Львовичем. Это пропитанные восточной экзотикой "Отдых погонщиков", "На улице восточного города", "Вершина горы Ужба", "Вид селения в Сванетии", а также несколько замечательных портретов жены Зинаиды Онуфриевны в интерьере дома Дашкевичей в Эривани.

Вероятно, именно в этих путешествиях Льва захватила не только красота кавказских пейзажей и восточная экзотика, но и появился интерес к истории племен и народов этого края, их быту. Статья Льва Дашкевича по данной тематике появилась в одном из "Сборников материалов для описания местностей и племен Кавказа". Позже, уже на родине, в Белоруссии интерес Дашкевича к этнографии проявится снова, и в 1923 г. в составе этнографической экспедиции Лев Урбанович отправится фиксировать быт белорусов в Борисовском и Игуменском уездах.

Фотографическое мастерство Льва получает высокую оценку, и в том же 1913 г. Дашкевича приглашают заведовать фотографическим отделом выставки на XIII съезде естественников и врачей в Тифлисе.

Здесь же, на Кавказе, в 1914 - 1915 гг. Дашкевич знакомится с сотрудником Зурнабадской противочумной станции бактериологом Луссом и активно занимается одной из отраслей научной фотографии - микрофотографией, а также изготовлением диапозитивов.

Наступил 1918 год - год весьма тяжелый для истории Кавказа. В Елисаветполе, исторически разделенном на армянскую и турецкую части, вспыхнула армяно-турецкая резня. Дашкевичи жили в армянской части, которая активно обстреливалась турками. Во время таких обстрелов было убито много мирных жителей, в том числе и директор гимназии, где преподавал Дашкевич. Вероятно, Лев потерял преподавательскую работу. На протяжении 1918 г. он состоит государственным фотографом при Азербайджанском правительстве, а в 1919 г. профессионально занимается художественной портретной фотографией12 . Но жизнь в Азербайджане становилась все более невыносимой - русских стали преследовать, заменять местными работниками. Поэтому Дашкевичи решают покинуть Закавказье.

В мае 1920 г. семья вместе с другими поляками, с неимоверными трудностями, во многом благодаря мужеству и дипломатическим способностям Льва, возвращается в занятый польскими войсками Минск. К счастью, дом, выстроенный Урбаном Клеофасовичем уцелел, были живы мать Антонина Ивановна и сестра Шура. Лев, прекрасно владевший польским языком, смог получить работу в одном из минских городских учреждений (каком - установить не удалось).

В июле 1920 г. в Минск приходят большевики. И снова начинаются поиски работы.

Лев подает заявление и автобиографию во вновь созданный Минский институт народного образования, готовивший учителей для средних школ. И в октябре 1920 г. зачисляется в штат преподавателей этого вуза. Коллегами Дашкевича по преподаванию были известные деятели науки и культуры Белоруссии - В. Игнатовский,

 

Л. Дашкевич. Портрет жены Зинаиды Онуфриевны.

Эривань, 1912 - 13 гг

стр. 59


--------------------------------------------------------------------------------

Ч. Родзевич, Н. Бойков, К. Годыцкий-Цвирко, Е. Карский, Н. Полозов, Н. Маслаковец. В ИНО Лев Дашкевич читает лекции по всемирной литературе, а также курс фотографии. Объясняя необходимость включения этого предмета в программу ИНО, Лев Урбанович указывает на то, что фотография является важным подсобным знанием в науке, искусстве и технике, и потому изучение "этого предмета должно покоиться на рациональных основаниях, т.е. не сводиться к праздному щелканью любителя или к бессознательно трафаретной работе ремесленника-профессионала"13 . Таким образом, именно Лев Дашкевич был первым, кто разработал и начал читать в Белоруссии курс лекций по фотографии, основанный на программе "заграничных техникумов, где помимо технических приемов главное внимание обращается на научное обоснование и художественную концепцию..."14 . Первоначально на эти занятия отводилось только 2 часа в неделю, затем по просьбе преподавателя добавили еще три - на практические занятия. Программа курса была довольно серьезной и охватывала как теоретические, так и практические вопросы фотографического процесса.

Лекции начинались с довольно объемной и сложной темы "Фотографическая оптика", где рассматривались свойства света, давались понятия об основных типах объективов и фотокамер, их оптические характеристики. Отдельно были выделены "Химия фотографических процессов", "Фотографическое увеличение", "Фотографическая проекция", "Цветная фотография", "Основы художественной фотографии", "Фотоскульптура", "Фотопортрет", "Стереоскопическая фотография". Всего лекционных тем было заявлено 14. Исходя из их перечня, можно предположить, что Лев Дашкевич был знаком и владел на практике различными, довольно сложными и трудоемкими фототехниками, такими, как черно-белый гумиарабик, пигментная печать, олеотипия, запыление по Демаши, цианотипия, печатание солями ртути, раздельное вирирование золотом, платиной, серой. Работал также в техниках цветной фотографии - автохромный способ Люмьера и трехцветный способ Липпмана.

С декабря 1920 г., так как семья испытывала большие материальные трудности, Лев Урбанович работает сразу в нескольких местах - преподает французский язык в одной из первых белорусскоязычных школ - 3-й советской школе и Белорусском политехникуме. После преобразования последнего в Белорусский политехнический институт 4 часа в неделю читает на инженерно-строительном факультете курс "Фотография и ее применение к технике".

И все-таки несмотря на бытовую неустроенность и проблемы со здоровьем членов семьи, этот период жизни Льва Дашкевича представляется довольно плодотворным. Все его действия насыщены энергией и энтузиазмом, стремлением принести пользу своей родине.

Помимо своих основных занятий Лев Урбанович активно участвует в работе различных обществ. Он состоит членом Минского общества истории и древностей (устав утвержден 28 декабря 1920 г.).

На одном из заседаний общества (4.06.1921) Дашкевич сделал доклад на тему "Изяславль15 в исторической перспективе". Доклад был иллюстрирован фотографическими снимками"16 .

Фамилию Дашкевича встречаем также среди учредителей Белорусского вольно-экономического общества при Белорусском государственном политехническом институте (июль 1921 г.).17

На протяжении всего 1921 г. Лев Урбанович активно работает в природоведческой секции научно-терминологической комиссии Наркомпроса БССР, где вместе с инженером-мелиоратором Ф. Бураком занимается разработкой белорусской терминологии по физике.

В августе 1921 г. исполняющий обязанности ученого секретаря по делам искусства В. С. Фальский предлагал кандидатуру Л. У. Дашкевича на должность заведующего фотоателье при Академическом центре, на базе которого в перспективе планировалось создание фотокиноподсекции. Предполагалась что подсекция будет вести научные исследования в области фотографии, фиксировать памятники древности, народного быта и культуры18 . Факт открытия ателье нами не установлен. Возможно, оно так и не было открыто, поскольку требовались достаточно большие финансовые вложения: как на закупку оборудования фотоателье, так и на оплату труда 2 его сотрудников.

1922 год приносит новые испытания в жизнь фотохудожника. Белорусский политехнический институт и Институт народного образования были закрыты, а преподаватели уволены. Чтобы как-то продержаться, Лев Урбанович устраивается на работу в детский дом им. Червякова - на должность преподавателя природоведения и математики. А в сентябре 1923 г. его зачисляют на должность научного фотографа на кафедру общей и патологической анатомии медицинского факультета Белорусского государственного университета.

На медфаке Лев Урбанович занимается микрофотографией, рентгенографией, изготовлением диапозитивов, цветных фотографий по способу Люмьера и Липпмана, а также составляет

стр. 60


--------------------------------------------------------------------------------

проекты и чертежи оптических приборов (эпископа и эпидиаскопа)19 . Сведения о работе Льва Дашкевича в БГУ оканчиваются мартом 1924 г. Вероятно, должность научного фотографа на медфаке была сокращена. И на протяжении 1924 - 1929 гг. Лев Урбанович работает в разных организациях: Пастеровском институте (фотограф), Архитектурно-дорожно-строительном техникуме (преподаватель белорусского языка и литературы), Польском педагогическом техникуме (преподаватель), Геологическом институте (фотограф), Клубе научных работников и Доме рабпроса (руководитель фотокружков).20

Занятия фотографией по-прежнему выручают в трудные минуты, помогают поддерживать не совсем благополучное материальное положение семьи. До 1923 г. Лев Урбанович выполняет ряд фотографических заказов для Главпрофобра - изготавливает около 1000 диапозитивов научного содержания.21

В 1922 г. по поручению Наркомата просвещения производит съемку "характерных сцен" пьесы "На купальле".22

В эти годы Дашкевичем были выполнены репродукции для различных печатных изданий 1920-х годов. Среди них: "400-лецьце беларускага друку" (Мн., 1926), "Гiсторыя беларускага мастацтва" Н. Щекотихина (Мн., 1925), сборник стихов М. Богдановича (Мн., 1925), каталоги трех (II, III, IV) художественных выставок, в которых были помещены фоторепродукции с картин белорусских художников.

Именно в это время появляются фотопортреты известных деятелей белорусской науки и культуры - Я. Купалы, Я. Коласа, Ст. Станюты, Я. Лесика, Н. Бойкова, Зм. Бядули, со многими из которых Лев Урбанович поддерживал дружеские отношения. На сегодняшний день из вышеперечисленных удалось обнаружить два фотопортрета Янки Купалы. Один из них был помещен на вклейке в сборнике произведений песняра, второй опубликован в 1925 г. в газете "Советская Белоруссия" по случаю 20-летнего юбилея литературной деятельности Я. Купалы. В 2002 г. один из этих фотопортретов был воспроизведен художниками на памятной монете Нацбанка Беларуси к 120-летнему юбилею Я. Купалы.

Фотографии Льва Дашкевича поражают своим творческим и техническим разнообразием. Мастер работал практически во всех известных жанрах - портрете, пейзаже, жанровой фотографии, натюрморте. Среди них особой любовью автора пользовались пейзажная и портретная фотография. Многие из его пейзажных фотографий напоминают живописные полотна. Они выполнены на рисовальной бумаге в технике пигментной печати. Портреты Льва Дашкевича очень лиричны и необыкновенно притягательны и выглядят удивительно современно. Вероятно, именно это свойство и отличает работы великих мастеров от работ простых ремесленников.

Ни один из известных на сегодняшний день белорусских фотографов 1910 - 1930-х годов не отличался использованием такой богатой палитры фотографических техник, как Лев Дашкевич. Здесь мы встречаем классическую черно-белую контактную фотопечать, цветной автохром, гуммиарабик, бромойль и другие довольно трудоемкие способы. Один из приемов, которым часто пользовался в своей практике фотограф - тонирование позитивов в различные цвета: коричневые, красно-коричневые, зеленовато-голубые, синие. Еще один характерный признак - тонкая белая линия по контуру фигур. По предположению фотографов В. Журавкова и А. Цехановича, она могла наноситься непосредственно на негатив при помощи тонкого пера и черной туши. Таким образом усиливались основные элементы композиции, создавался необходимый акцент.

В 1920 - 1930 годы Лев Дашкевич выступает как зрелый, сложившийся фотохудожник, работы которого были востребованы обществом: они экспонируются на различных выставках, помещаются в солидных фотоальбомах и иллюстрированных журналах.

Так, в 1928 г. фотографии Льва Урбановича были представлены в двух тематических разделах ("Постройки" и "Белорусские ткани и вышивки") Первой выставки краеведческих зарисовок и фотографий, проходившей в залах Белорусского государственного музея.23 В 1930 г. Дашкевич, работая в Институте охраны труда фотографом, выставляет 30 своих фотографий в Дрездене (выставка была организована вышеупомянутым институтом). Более 400 снимков Лев Урбанович выполнил для Всебелорусской сельскохозяйственной выставки (1930 г.).24 В том же 1930 г. фотограф по заказу Белгосиздата для альбома "Беларусь Савецкая" выполняет снимки Минского хладокомбината и завода "Энергия", а на страницах первого белорусского иллюстрированного журнала "Чырвоная Беларусь" появляются его замечательные виды Минска.25

В 1928 - 1929 гг. Лев Урбанович являлся членом Минского общества фотографов-любителей, основанного в 1927 г. Имеются сведения о его членстве на протяжении 1928 - 1929 гг.26 Помимо обмена опытом с коллегами, получением необходимых материалов, членство в обществе давало право беспрепятственной фотосъемки в

стр. 61


--------------------------------------------------------------------------------

Минске и Минском округе (за исключением приграничной 15-километровой полосы, войсковых частей и железнодорожных строений).

Лев Дашкевич проявил себя во многих областях, в том числе и в качестве талантливого искусствоведа, обладающего отличным художественным вкусом, огромными познаниями в области истории мирового искусства, меткостью и образностью языка, прекрасно владеющего методикой анализа художественного произведения. Все это в полной мере проявилось в небольшой статье Льва Дашкевича, опубликованной в начале 1929 г. в журнале "Маладняк"27 с материалом о ІІІ Всебелорусской художественной выставке.

Статья в "Маладняке" сразу же была замечена в художественных кругах, и Льву Урбановичу последовало приглашение на первое заседание кружка для изучения изобразительного искусства (состоялось 10 февраля 1929 г.). Среди приглашенных были также Щекотихин, Громыка, Красинский, Касперович, Ластовский и др. На одной из апрельских встреч кружка Лев Урбанович сделал доклад "Шляхi папулярызацыi выяyленчага мастацтва на Беларусi" ("Пути популяризации изобразительного искусства в Белоруссии"), основные положения которого были изложены в вышеупомянутой статье.28 Спустя три месяца, в мае 1929 г., кружок был преобразован в Белорусское общество любителей белорусского искусства. Лев Дашкевич - в списке его учредителей.

Как специалист-филолог Лев Урбанович занимается переводами на белорусский язык и редактированием учебников по химии, которые выпускал Белгосиздат в 1929 - 1930 гг. А в 1930 г. из печати тиражом 5000 экземпляров выходит его замечательная книга, написанная по заказу Белгосиздата, "Вада i жыцце" ("Вода и жизнь"), посвященная роли воды в жизни человека.

1930 год стал для Льва Урбановича, впрочем как и для многих тысяч советских граждан, переломным. Июльской ночью в дом Дашкевичей пришли с обыском сотрудники НКВД и под утро, ничего не объяснив, увели с собой хозяина дома. Как выяснилось позже, Льва Урбановича арестовали по скандальному делу "Саюза вызвалення Беларуси". Три месяца шли бесконечные допросы. В сентябре в числе немногих Дашкевича освободили.

После освобождения Лев Урбанович работает в минском Доме техники. Не удалось найти каких-либо документов, связанных с этими годами жизни, но предположительно он продолжал заниматься фотографическими работами. В 1936 - 1937 годах читает 80-часовой курс фотографии на геофаке Белгосуниверситета. Но именно в это время появляется возможность применить свои знания по физике и химии в медицине. С 1937 г. Дашкевич - научный сотрудник 1-го клинического городка - изучает явление люминесценции, в частности работает над проблемой ее возможного применения в практической медицине. Любопытно - опять в зоне его внимания оказывается свет. И уже в 1938 г. Дашкевич предлагает провести клинические испытания разработанной им методики люминесцентной диагностики злокачественных новообразований на ранней стадии. Способ этот успешно использовался на практике в течение трех предвоенных лет в клиниках Минска и Гомеля профессором С. М. Мелких. В 1941 г. Лев Дашкевич переходит на работу в Академию наук БССР, в Институт теоретической и клинической медицины. Но началась война и исследования по этой теме были временно приостановлены. Более того, в огне погибли рукописи, экспериментальные материалы и документы, а также почти законченная диссертация.

Во время войны, из-за плохого зрения (высокая степень близорукости) Льва Урбановича не взяли в действующую армию, и он вместе с институтом находился в эвакуации во Фрунзе. Здесь Дашкевич занимается очень важными в условиях военного времени исследованиями, в частности влиянием биологического ультрафиолета (опять свет!) на трофику и регенерацию тканей. В результате появляется оригинальная методика ускоренного лечения ран, заживление которых теперь протекало в 3 - 5 раз быстрее, чем при других методах лечения.

Осенью 1944 г. Лев Урбанович возвращается в освобожденный Минск. Работает в академических институтах - теоретической медицины, затем в Институте физиологии. Пытается внедрить методику ускоренного заживления ран в клиниках Министерства здравоохранения БССР, но встречает "равнодушное и даже явно враждебное отношение со стороны местных медицинских авторитетов".29

Та же судьба постигла исследования ученого в области люминесценции. На протяжении 13 лет все усилия Льва Дашкевича по открытию собственной лаборатории, которая бы занималась дальнейшей разработкой этой темы, обучением и подготовкой молодых сотрудников, конструированием специальных приборов, были тщетными. И это несмотря на наличие положительных отзывов известных ученых-медиков - академиков Н. Бурденко, А. Сперанского, А. Баха, профессоров Г. Франка, С. Мелких, Л. Ларионова, Х. Владоса.

стр. 62


--------------------------------------------------------------------------------

В декабре 1957 года Льва Дашкевича не стало. Его сгубила болезнь, методику диагностики которой он разрабатывал в 30-е годы - рак легких. К сожалению, многое из того, что он создал - погибло. Многое не смог воплотить в жизнь - не сложились необходимые условия. Но то, что сберегло время - бесспорно вызывает восхищение.

Наиболее полное и единственное в республике собрание фотографического наследия Льва Дашкевича хранится сегодня в Национальном музее истории и культуры Беларуси, которое позволяет проследить как на протяжении десятилетий формировался его фотопочерк, складывалась неповторимая творческая манера фотохудожника. Собрание включает не только произведения Льва Дашкевича, но и ряд уникальных материалов, раскрывающих биографию фотохудожника и членов его семьи - архивные документы, семейные фотографии, книги и журналы, в которых публиковались его снимки, личная фотокамера.


--------------------------------------------------------------------------------

1. НИАБ, ф. 295, оп. 1, д. 1405, л. 164

2. Фотографическая иллюстрация. N 8 - 9, 1863 г.

3. НИАБ, ф. 1416, оп. 4, д.11800, л. 4

4. Там же, л. 5 об. - 7; 28 - 29 об.

5. Там же, ф. 295, оп. 1, д. 6244а, л. 4 об,. 5

6. НИАБ, ф. 295, оп. 1, д. 3396, л. 145

7. Ведомость о фотографических заведениях, существующих в Минске к 1.X.1898 г. // НИАБ, ф. 295, оп. 1, д. 6597, л. 43 - 45 об.

8. Лев Дашкевич (1882 - 1957): Кат. фот. / Нац. Музей истории и культуры Беларуси; [Авт. - сост. Н. И. Савченко]. - Мн.: Панграф, 2002. - 36 с.: ил.

9. У. Вяроyкiн-Шэлюта. Дашкевiчы гэрбу "Лялiва" // Годнасць. N 1 (2), 1994. С. 32

10. ЦНА НАНБ ф. 2, д. 2674, л. 40

11. НАРБ, ф. 205, оп. 3, д. 2433, л. 1, 2

12. НАРБ, ф. 221, оп. 2, д. 16а, л. 130

13. НАБ, ф. 221, оп. 2, д. 31, л. 20

14. НАРБ, ф. 221, оп. 2, д. 31, л. 20

15. Ізяславль - совр. Заславль.

16. НАРБ, ф. 42, оп. 1, д. 531, л. 6

17. НАРБ, ф. 210, оп. 1, д. 21, л. 14

18. НАРБ, ф. 42, оп. 1, д. 519, л. 3

19. НАРБ, ф. 205, оп. 3, д. 2433, л. 6

20. Архив КГБ РБ, д. 20951-с, т. 20, л. 473

21. НАРБ, ф. 205, оп. 3, д.2433, л. 2

22. НАРБ, Ф. 42, оп. 1, д. 527, л. 95

23. А. Шашалевіч. Першая Усебеларуская Выстаyка краязнаyчых фотографій і зарысовак //Наш край. 1928, N 6 - 7, с. 3 - 10.

24. Архив КГБ РБ, д. 20951-с, т. 20, л. 474

25. См. "Чырвоная Беларусь", N 1, 1930.

26. ГАМО, ф. 48, оп. 1, д. 16, лл. 70, 71

27 "Маладняк", N 2, 1929. С. 101 - 106

28 НАРБ, ф. 42, оп. 1, д. 1957, л. 5

29 ЦНА НАНБ, ф. 2, арх. N 26744, л. 41


Опубликовано 09 июня 2016 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Надежда Савченко • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Беларусь в мире, 2005-09-30

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.