К ВОПРОСУ ОБ ОБРАЗОВАНИИ АНГЛИЙСКОЙ НАЦИИ

Актуальные публикации по вопросам культуры и искусства.

NEW КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО

Все свежие публикации

Меню для авторов

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему К ВОПРОСУ ОБ ОБРАЗОВАНИИ АНГЛИЙСКОЙ НАЦИИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2015-12-17
Источник: Вопросы истории, № 9, Сентябрь 1951, C. 43-55

Проблема складывания наций уже давно стоит перед марксистско-ленинской наукой. Не однажды она ставилась Марксом, Энгельсом и Лениным. Гениальное освещение она получила в работе И. В. Сталина "Марксизм и национальный вопрос" (1913). Важнейшими этапами в разработке этой проблемы были работы И. В. Сталина "Об очередных задачах партии в национальном вопросе" (1921), "Национальный вопрос и ленинизм" (1929) и, наконец, "Марксизм и вопросы языкознания" (1950). Но приходится отметить, что наша историческая наука, в частности наша медиевистика, недостаточно работала над этой проблемой, хотя теоретически и признавала её огромную важность. А между тем разработка её делается всё более необходимой. Вопрос о складывании наций, о постепенном развитии общности людей (не только общности языка) от рода к племени, от племени к народности, от народности к нации должен занять видное место в подготовляемой Институтом истории АН СССР "Всемирной истории". Особенную остроту вопрос об образовании наций приобретает в наши дни, когда в капиталистическом мире в разнообразнейших формах всё более усиливается национальный и колониальный гнёт и в то же время стремительно растёт сопротивление этому гнёту; а, с другой стороны, вожаки и идеологи буржуазных наций в угоду американскому монополистическому капиталу спешат отказаться от национальной самостоятельности и национального суверенитета, как "устарелых" и "отживших" понятий. Только в стране победившего социализма "уничтожение национального гнёта привело к национальному возрождению ранее угнетённых наций... к росту их национальной культуры, к укреплению дружеских интернациональных связей между народами нашей страны и налажению сотрудничества между "ими в деле социалистического строительства"1 . Политика СССР основана на принципе признания равноправности и суверенитета всех наций, больших и малых, и зовёт к дружбе и сотрудничеству все народы мира. На этот же путь стали и страны народной демократии.

 

Буржуазная наука обнаружила полнейшее бессилие дать сколько-нибудь ясное и приемлемое определение нации. В этом мы видим проявление методологической беспомощности буржуазной науки, в этом сказались неспособность и нежелание буржуазии разрешить национальный вопрос, стремление оправдать национальный гнёт. В последнее время к этому присоединился ещё и "национальный нигилизм", космополитизм, готовность пожертвовать любой нацией во имя "мирового господства" Уолл-стрита. Всё ещё имеют хождение реакционные теории начала XIX в.; нации придаётся вневременный, метафизический характер, определяемый якобы искони присущим ей "национальным духом"; всё ещё продолжают делить нации на "исторические" и "неисторические", всё ещё путают нацию с расой.

 

Современная буржуазная наука и её правосоциалистические подголоски стремятся внести в свои определения нации побольше тумана, за-

 

 

1 И. В. Сталин. Соч. Т. 11, стр. 353.

 
стр. 43

 

путать, а не разъяснить вопрос, уйти от его разрешения. Под видом "научных" определений преподносятся ничего не говорящие, бессодержательные фразы, как, например: "нация может быть определена как значительная группа людей, которые верят, что они составляют единое целое"2 . Наконец, нация провозглашается "иррациональным" понятием, не поддающимся определению.

 

Товарищ Сталин показал методологическую несостоятельность определения нации у правых социалистов, теории которых сшиты "идеалистическими нитками"3 и широко открывают двери для оправдания разнообразных форм национального и колониального угнетения.

 

Ленин уже давно сказал, что "ожидать беспристрастной науки в обществе наемного рабства - такая же глупенькая наивность, как ожидать беспристрастия фабрикантов в вопросе о том, не следует ли увеличить плату рабочим, уменьшив прибыль капитала"4 .

 

Только марксистско-ленинская наука дала научное определение нации. Классически ясную, точную и исчерпывающую характеристику нации мы находим у И. В. Сталина: "Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры"5 . И. В. Сталин подчёркивает, что о нации можно говорить только при наличии всех этих четырёх признаков. "Более того: достаточно отсутствия хотя бы одного из этих признаков, чтобы нация перестала быть нацией"6 . И. В. Сталин показал, что "нация является не просто исторической категорией, а исторической категорией определённой эпохи, эпохи подымающегося капитализма. Процесс ликвидации феодализма и развития капитализма является в то же время процессом складывания людей в нации. Так происходит дело, например, в Западной Европе. Англичане, французы, германцы, итальянцы и прочие сложились в нации при победоносном шествии торжествующего над феодальной раздроблённостью капитализма"7 . Товарищ Сталин неоднократно настойчиво подчёркивает связь складывания наций с эпохой ликвидации феодализма и победы капитализма. Говоря о трёх периодах в истории национального вопроса, он так определяет первый период: "Первый период - это период ликвидации феодализма на Западе и победы капитализма. Складывание людей в нации приурочивается к этому периоду. Я имею в виду такие страны, как Англию (без Ирландии), Францию, Италию"8 . Далее он говорит, что "первый период характеризуется появлением нации на заре капитализма"9 .

 

Элементы, из которых складываются нации, имеют свою длительную историю. "Конечно, - пишет товарищ Сталин, - элементы нации - язык, территория, культурная общность и т. д. - не с неба упали, а создавались исподволь, еще в период докапиталистический. Но, - подчёркивает он, - эти элементы находились в зачаточном состоянии и в лучшем случае представляли лишь потенцию в смысле возможности образования нации в будущем при известных благоприятных условиях. Потенция превратилась в действительность лишь в период подымающегося капитализма с его национальным рынком, с его экономическими и культурными центрами"10 . В докапиталистический период, пишет товарищ Сталин, "не было

 

 

2 V.H. Galbraith. Nationality and Language in Medieval England. Transactions of the Royal Historical Society, 4 ser., vol. XXIII. London. 1941.

 

3 И. В. Сталин. Соч. Т. 2, стр. 303.

 

4 В. И. Ленин. Соч. Т. 19, стр. 3. 4-е изд.

 

5 И. В. Сталин. Соч. Т. 2, стр. 296.

 

6 Там же, стр. 297.

 

7 Там же, стр. 303.

 

8 И. В. Сталин. Соч. Т. 5, стр. 33.

 

9 Там же, стр. 34.

 

10 И. В. Сталин. Соч. Т. 11, стр. 336.

 
стр. 44

 

и не могло быть наций... так как не было еще национальных рынков, не было ни экономических, ни культурных национальных центров, не было, стало быть, тех факторов, которые ликвидируют хозяйственную раздроблённость данного народа и стягивают разобщённые доселе части этого народа в одно национальное целое"11 .

 

Здесь надо подчеркнуть ещё один весьма существенный момент. Рассматривая нацию как исторически сложившуюся общность людей, как историческую категорию, притом категорию определённой эпохи, товарищ Сталин проводит резкую грань между нациями буржуазными и нациями социалистическими. Нации, сложившиеся в эпоху подымающегося капитализма, квалифицируются товарищем Сталиным как буржуазные нации. "Таковы, например, французская, английская, итальянская, северо-американская и другие, подобные им, нации. Такими же буржуазными нациями были русская, украинская, татарская, армянская, грузинская и другие нации в России до утверждения диктатуры пролетариата и Советского строя в нашей стране.

 

Понятно, что судьба таких наций связана с судьбой капитализма, что с падением капитализма должны сойти со сцены такие нации"12 .

 

Товарищ Сталин подчёркивает, что именно такие нации он имел в виду, когда говорил в своей работе "Марксизм и национальный вопрос", что нация была не просто исторической категорией, а исторической категорией эпохи подымающегося капитализма.

 

Товарищ Сталин даёт характеристику специфических особенностей буржуазных наций, их отличия от наций социалистических. Он отмечает, что буржуазия и буржуазные партии являются главной руководящей силой буржуазных наций. Характеризуя их идейный и социально-политический багаж, он называет "классовый мир внутри нации ради "единства нации"; расширение территории своей нации путём захвата чужих национальных территорий; недоверие и ненависть к чужим нациям; подавление национальных меньшинств"13 .

 

Говоря об отличии социалистических наций от буржуазных, товарищ Сталин отмечает, что социалистические нации являются "гораздо более сплочёнными, чем любая буржуазная нация, ибо они свободны от непримиримых классовых противоречий, разъедающих буржуазные нации, и являются гораздо более общенародными, чем любая буржуазная нация"14 .

 

Только в свободной от непримиримых классовых противоречий социалистической нации осуществимо морально-политическое единство. Но значит ли это, что буржуазная нация не представляет общности, а распадается на не связанные друг с другом классы? Нет, не значит. Товарищ Сталин ясно показал это в своей работе "Относительно марксизма в языкознании": "Пока существует капитализм, буржуа и пролетарии будут связаны между собой всеми нитями экономики, как части единого капиталистического общества. Буржуа не могут жить и обогащаться, не имея в своем распоряжении наемных рабочих, пролетарии не могут продолжать свое существование, не нанимаясь к капиталистам... Поэтому классовая борьба, какая бы она ни была острая, не может привести к распаду общества"15 . И в буржуазной нации люди разных классов тесно связаны всеми нитями экономики. Но это не те связи, которые объединяют людей в социалистической нации.

 

Для историка, особенно для историка-медиевиста, важнейшей задачей является выяснение вопроса, как элементы нации "создались исподволь еще в период докапиталистический". Для медиевиста особен-

 

 

11 Там же.

 

12 Там же, стр. 338.

 

13 Там же.

 

14 Там же, стр. 341.

 

15 И. Сталин. Марксизм и вопросы языкознания, стр. 15 - 16. Изд-во "Правда". 1950.

 
стр. 45

 

ный интерес представляет исторический анализ той "общности людей", которая предшествовала нации, которую следует обозначить как "народность" и в которой происходило образование элементов нации. Но это особая и очень сложная задача, которую в настоящее время мы не ставим. Равным образом не ставим мы себе задачу проследить дальнейшие изменения уже сложившихся буржуазных наций. Эта задача стоит перед историками нового и новейшего времени. Нашей задачей является проследить процесс складывания нации, имеющий место "на заре капитализма", в период торжества капитализма над феодальной раздробленностью. Надо сначала проследить этот процесс на примере тех стран Западной Европы, на которые ссылался товарищ Сталин и где этот процесс происходил особенно отчётливо. Лучше всего это сделать на примере Англии, потому что в Англии раньше, чем в других странах, победил капиталистический способ производства, раньше завершился процесс складывания буржуазной нации, причём некоторые стороны этого процесса выявились здесь особенно чётко.

 

Таким образом, задача настоящей статьи - проследить складывание английской буржуазной нации, которое хронологически приходится на эпоху ликвидации феодальной раздробленности и победы капитализма; для Англии этот период начинается с последних десятилетий XV в.16 и завершается английской буржуазной революцией XVII века. При этом, конечно, следует оговорить, что история складывания нации, в сущности, захватывает все стороны исторического развития страны за определённое время и все вопросы, связанные с этим развитием, - как вопросы экономической, так и политической и культурной истории.

 

Товарищ Сталин так начинает своё определение нации: "Нация - это, прежде всего, общность, определённая общность людей. Общность эта не расовая и не племенная. Нынешняя итальянская нация образовалась из римлян, германцев, этрусков, греков, арабов и т. д. Французская нация сложилась из галлов, римлян, бриттов, германцев и т. д. То же самое нужно сказать об англичанах, немцах и прочих, сложившихся в нации из людей различных рас и племён"17 .

 

На этом можно было бы и покончить с вопросом о соотношении между нацией и расой. Но слишком оглушителен тот шум, который поднимает англо-американская пресса и пресса продажных сателлитов англо-американского блока вокруг особых качеств, якобы присущих английской и особенно американской нации в силу их принадлежности к "англосаксонской расе", будто бы призванной править народами других рас и одарять их благами "цивилизации и демократии", или, в переводе на более ясный язык, грабить, обманывать и порабощать их. Принадлежность английской и американской наций к "англо-саксонской расе" - такой же миф, как и принадлежность немцев к "нордической расе", пропагандировавшаяся немецким фашизмом с теми же политическими целями.

 

Особенно смешными являются разглагольствования о свойствах "англо-саксонской расы" в применении к американской нации. Синклер Льюис так говорит о герое своего романа Мартине Эрроусмите: "Подобно большинству обитателей Эльк-Милльса до славянско-итальянской иммиграции Мартин был типичным чистокровным англо-саксонским американцем. Это значит, что он представлял соединение элементов немецких, французских, шотландских, ирландских,, может быть, отчасти испанских, возможно также некоторых черточек, смесь которых называется "еврейской"; много в нем было от англичанина, который сам по себе представляет комбинацию первоначального британца, кельта, финикийца, римлянина, германца, датчанина и шведа..." Кстати сказать,

 

 

16 "К концу XV века... Франция и Англия уже более или менее централизованы и нации там уже складываются" (Архив Маркса и Энгельса. Т. X, стр. 343).

 

17 И. В. Сталин. Соч. Т. 2, стр. 292 - 293.

 
стр. 46

 

Синклер Льюис мог бы ещё добавить француза и фламандца, а также индейца и негра. Недаром некоторые апологеты империализма, как Тревельян, уже стесняются говорить в применении к англичанам об "англосаксонской расе" и стараются объяснить их якобы необычайные физические и моральные качества чрезвычайно "удачной" расовой смесью.

 

Итак, оставляя в стороне вопрос о расе, как совершенно не относящийся к делу, мы остановимся на рассмотрении того, как сложились в Англии четыре основных признака, которые определяют нацию: общность языка, общность территории, общность экономической жизни и общность психического склада, проявляющаяся в общности культуры.

 

Среди признаков нации на первое место товарищ Сталин ставит общность языка. Мы, историки, должны сознаться, что слишком мало занимались вопросами истории языка. Между тем товарищ Сталин показал нам, как огромна историческая роль языка. Он показал, что "сфера действия языка, охватывающего все области деятельности человека, гораздо шире и разностороннее, чем сфера действия надстройки. Более того, она почти безгранична"18 . Товарищ Сталин показал также, что "язык и законы его развития можно понять лишь в том случае, если он изучается в неразрывной связи с историей общества, с историей народа, которому принадлежит изучаемый язык и который является творцом и носителем этого языка"19 . Ясно, что и историю народа можно вполне понять только в неразрывной связи с историей языка. Несомненно, нам предстоит ещё немалая работа в этом направлении.

 

Древнеанглийский язык (или, как мы часто неправильно говорим, "англо-саксонский") никогда не был единым языком и распадался на ряд племенных диалектов, которые складывались в три основные группы - нортумбрийскую, мерсийскую и уэссекскую, причём в письменности в течение IX в. господствующее положение занимал уэссекский диалект. В это время началась датская колонизация северо-востока Англии, оказавшая значительное влияние на диалекты "области датского права" (Денло). Нормандское завоевание покончило с политическим и культурным преобладанием Уэссекса и этим усилило "анархию диалектов" в английском языке. Завоеватели принесли с собой французский язык, который на некоторое время стал языком высших классов и - наряду с латинским - языком государственных учреждений, судов, официальных и частных документов, литературы и школы. "Господство" французского языка как языка высших классов, в то время как низшие классы говорили по-английски, выдвигалось сторонниками теории "классовости" языка как важнейший аргумент в защиту этой теории. Товарищ Сталин показал всю несостоятельность этого аргумента. По-французски говорили те, кто считал себя принадлежащим к высшему обществу или хотел щеголять светской образованностью, "ибо, если человек не знает по-французски, то люди о нём низкого мнения" (Роберт Глостерский). Но в XII в., как подтверждает Dialogus de Scaccario, уже трудно было разобрать, кто был по происхождению англичанином, а кто нормандцем: "Sic permixtae sunt nationes ut vix decerni potest hodie... quis Anglicus et quis Normannus sit genere".

 

Несомненно, они объяснялись друг с другом без переводчиков, и употребление французского языка было лишь "баловством", разговорный французский язык был придворным и салонным языком.

 

Поэт XIV в. Вильям Нассингтон писал:

 
"Некоторые знают французский, но не знают латыни,
Это те, которые бывали при дворе и живали там.

 

18 И. Сталин. Марксизм и вопросы языкознания, стр. 8.

 

19 Там же, стр. 18.

 
стр. 47

 
А некоторые немного знают латынь,
Но французский знают совсем слабо.
А некоторые понимают по-английски.
Но не знают ни латинского, ни французского.
Но и ученые и неученые, старые и молодые -
Все понимают английский язык".

Это "баловство" исчезло потом бесследно, уступив место общенародному английскому языку.

 

Другое дело - французский язык суда, парламента, официальных документов, отчасти школы, который наряду с латынью держался упорно и долго не сдавал своих позиций. Но это был искусственный язык, такой же далёкий от разговорного, как латынь. Говоря об общности языка, товарищ Сталин оговаривает, что "речь идёт, конечно, о народно-разговорных языках, а не об официально-канцелярских"20 .

 

Вторжение французского языка в придворные круги, в литературу, в школу, в официальные учреждения, в военное дело не могло не оказать влияния на английский язык. Но из этого "скрещивания" вовсе не получился какой-либо третий язык. "Победителем" вышел английский язык. Как справедливо указал товарищ Сталин, "скрещивание даёт не какой-то новый, третий язык, а сохраняет один из языков, сохраняет его грамматический строй и основной словарный фонд и даёт ему возможность развиваться по внутренним законам своего развития. Правда, при этом происходит некоторое обогащение словарного состава победившего языка за счёт побеждённого языка, но это не ослабляет, а, наоборот, усиливает его"21 .

 

Это указание товарища Сталина полностью применимо к истории английского языка, который сохранил свой грамматический строй и свой основной словарный фонд и продолжал развиваться по внутренним законам своего развития, обогатив свой словарный состав за счёт французского языка. Общее направление развития английского языка от синтетического строя к аналитическому сказалось в нём ещё до проникновения в Англию французского языка.

 

Но народный английский язык не сразу стал общенародным. Он продолжал делиться на ряд диалектов, различавшихся отчасти грамматическим и ещё более фонетическим строем, так что жители Лондона плохо понимали жителей Йорка. Общеанглийский разговорный и литературный язык постепенно складывался на основе лондонского диалекта, который включал в себя особенности южноанглийских и среднеанглийских диалектов. Как говорит И. В. Сталин, "некоторые местные диалекты в процессе образования наций могут лечь в основу национальных языков и развиться в самостоятельные национальные языки... Что касается остальных диалектов таких языков, то они теряют свою самобытность, вливаются в эти языки и исчезают в них"22 . Концентрация диалектов в единый национальный язык обусловлена прежде всего "экономической и политической, концентрацией"23 .

 

Лондон являлся прежде всего торгово-промышленным центром Англии. Это был самый большой, вернее, единственный большой город Англии. В конце XIV в. в Лондоне было около, 40 тыс. жителей, а в следующих за ним по величине городах Йорке и Бристоле примерно по 12 тысяч. Это преобладание Лондона над другими городами Англии ещё больше увеличилось к XVII веку. В 1604 г. таможенные пошлины в Лондоне исчислялись в 110 тыс. ф. ст., а во всех остальных портах менее чем в 20 тыс. ф. стерлингов. Лондон был бесспорным центром склады-

 

 

20 И. В. Сталин. Соч. Т. 2, стр. 293.

 

21 И. Сталин. Марксизм и вопросы языкознания, стр. 25.

 

22 Там же, стр. 37.

 

23 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. IV, стр. 414.

 
стр. 48

 

вавшегося в XVI в. национального рынка. Впрочем, уже в XIII в. Великая хартия вольностей объявила лондонские меры обязательными для всей Англии.

 

Вполне понятно, что экономические связи Лондона со всей страной и всей страны с Лондоном содействовали тому, чтобы сделать лондонский диалект общеанглийским языком. Этому содействовало и то, что Лондон стал также центром политической, придворной, культурной жизни, церковного движения, местопребыванием парламента.

 

Сближению местных диалектов могла до известной степени содействовать начавшаяся в Англии с конца XIV в. антифеодальная (в то же время антицерковная) агитация. Среди демократических слоев населения широко распространялись поэма Ленгленда, воззвания Джона Болла, проповедь лоллардов. Лондон и вообще Южная Англия были исходными пунктами этой агитации, проникшей и на север и получившей там широкое распространение. Уход крестьян в города, передвижение их из густо населённых графств востока и юга на менее населённый север, расширение контингента переходящих с места на место наёмных батраков в сельском хозяйстве, а с конца XV в. развитие "бродяжничества" - странствования по Англии крестьян, согнанных "огораживаниями" с их насиженных мест, - должны были содействовать нивелированию местных диалектов.

 

Здесь можно лишь упомянуть о таких содействовавших закреплению за лондонским диалектом роли общеанглийского языка моментах, как английский перевод библии, как распространение из Лондона книгопечатания (Кекстон печатал английские книги на лондонском диалекте), как установление абсолютной монархии, как реформация с её новыми переводами священного писания и общеобязательным молитвенником (Book of Common Prayer). Весьма значительно было влияние литературы и особенно театра, средоточием развития которых являлся Лондон. Лондонский диалект лёг таким образом в основу общеанглийского национального языка, закреплённого в литературе24 .

 

Большой интерес представляет тема о влиянии английской буржуазной революции на создание общеанглийского языка. Эта тема ещё почти не изучена. Но именно вслед за английской революцией идёт окончательное оформление английского литературного языка, его грамматического строя, его лексики, его орфографии и орфоэпии; во второй половине XVII и в XVIII в. окончательно складывается новоанглийский язык.

 

Вопрос о складывании общности территории в приложении к Англии представляется на первый взгляд очень простым. Ведь Англия после нормандского завоевания не знала той феодальной раздробленности, которая так характерна для континентальной Европы, в Англии не создавалось крупных территориальных княжеств; единство её территории было как будто достигнуто ещё в эпоху полного господства феодального строя. Но это неверно. Конечно, в Англии общность территории могла сложиться легче, чем, например, во Франции, поскольку Англия представляла сравнительно небольшое королевство, в котором в силу определённых исторических условий рано сложилась сильная центральная власть. Тем не менее в докапиталистическую эпоху здесь трудно говорить об единстве территории. Палатинаты Севера и Запада, герцогство Ланкастерское, многочисленные иммунитетные территории, огромные церковные владения, городские корпорации обладали своими особыми "вольностями" и привилегиями. Отношения частной зависимости сеньёрата и вассалитета не только сохранились, но и усилились в XV в., тормозя территориальное объединение страны.

 

Бароны Севера и Запада отличались значительной независимостью. Разница между Севером и Западом, с одной стороны, и Югом и Восто-

 

 

24 Ср. В. И. Ленин. Соч. Т. 20, стр. 368.

 
стр. 49

 

ком - с другой, резко сказалась во время буржуазной революции XVII в., разделив территорию страны в гражданской войне на два лагеря. До известной степени она сказалась во время войны Роз, которую Энгельс считал началом создания английского национального государства. Эта война показала, что, не создавая сплошных территориальных княжеств, феодальный строй растерзал, однако, карту страны в мелкие клочья. На севере страны зрели феодальные заговоры в XVI в., на север страны бежал Карл I, начиная войну против парламента. Нивелирующая деятельность абсолютной монархии далеко не покончила с этим разобщением, и только буржуазная революция с её грандиозными конфискациями королевских, епископских и роялистских земель, с огромными перемещениями собственности ликвидировала остатки феодальной раздробленности.

 

Очень немного остаётся сказать по вопросу о складывании "общности экономической жизни", складывании "экономической связности" Англии. Этот вопрос сравнительно хорошо изучен и в буржуазной науке и много изучался советскими медиевистами. В XVI в. вместе с ростом капиталистических отношений складывается национальный рынок как основа экономической общности страны. Хочется лишь подчеркнуть огромную роль английской буржуазной революции в окончательном закреплении "экономической связности" Англии, в ликвидации последних остатков натурального хозяйства, связанных с феодальными отношениями.

 

Пожалуй, наибольшие трудности для исследователя представляет история складывания четвёртого признака нации, а именно "общности психического склада", или "национального характера", тем более, что товарищ Сталин не раз называет его "неуловимым". "Но поскольку он выражается в своеобразии культуры, общей нации, - он уловим и не может быть игнорирован"25 .

 

Каждая нация имеет свои качественные особенности. Эти особенности являются тем вкладом, который вносит каждая нация в общую сокровищницу мировой культуры.

 

"Национальный характер" не представляет нечто раз навсегда данное, - пишет товарищ Сталин, - а изменяется вместе с условиями жизни, но, поскольку он существует в каждый данный момент, - он накладывает на физиономию нации свою печать"26 .

 

Национальный характер определяется всеми особенностями исторического развития нации, всем своеобразием условий её существования. Товарищ Сталин спрашивает: "Что такое национальный характер, как не отражение условий жизни, как не сгусток впечатлений, полученных от окружающей среды?"27 .

 

Товарищ Сталин указал, что национальный характер выражается в своеобразии культуры, общей нации.

 

Культура есть явление надстроечное и может быть рабовладельческой, феодальной, буржуазной или социалистической. В классовом обществе не может быть внеклассовой культуры. Это прекрасно разъяснено Лениным в его "Критических заметках по национальному вопросу": "В каждой национальной культуре есть, хотя бы не развитые, элементы демократической и социалистической культуры, ибо в каждой нации есть трудящаяся и эксплуатируемая масса, условия жизни которой неизбежно порождают идеологию демократическую и социалистическую. Но в каждой нации есть также культура буржуазная (а в большинстве еще черносотенная и клерикальная) - притом не в виде только "элементов", а в виде господствующей культуры"28 . Ленин счи-

 

 

25 И. В. Сталин. Соч. Т. 2, стр. 296.

 

26 Там же.

 

27 Там же, стр. 300.

 

28 В. И. Ленин. Соч. Т. 20, стр. 8.

 
стр. 50

 

тает, что только буржуазия заинтересована в распространении "веры в внеклассовую национальную культуру"29 .

 

Ленин признавал наличие двух культур при капитализме: буржуазной и пролетарской30 . Но, как говорит товарищ Сталин, "на первых стадиях капитализма ещё можно говорить о "культурной общности" пролетариата и буржуазии"31 .

 

Для нас представляет особый интерес вопрос о том, как складывался национальный характер англичан в эпоху образования английской нации. В это время ещё можно говорить об общности культуры. Буржуазия и тесно связанное с ней "новое дворянство" ещё не порвали духовной связи с народной средой, из которой они недавно вышли, в них ещё не иссяк революционный дух, позволивший им стать классами-гегемонами буржуазной революции. Великие произведения национальной культуры этой эпохи черпают свою силу в подлинно народной почве.

 

В преддверии складывания английской нации стоит крестьянское восстание 1381 г., стоят Виклеф и лолларды, Ленгленд и Чосер. Период создания нации отмечен такими произведениями, как "Утопия" Томаса Мора, выдвинувшая - пусть в ещё неясной, смутной форме - величайший идеал, когда-либо стоявший перед человечеством, - идеал коммунистического общества. Этот период породил всеобъемлющий, глубоко народный гений Шекспира, жизненный юмор Бен Джонсона, материалистическую философию Бэкона. Нация сплавляется в огне революции, выдвинувшей и гуманный гений Мильтона, и пламенных защитников свободы - Лильберна, Рейнберо, Сексби, - и острую критику собственнического общества и его государства и церкви в памфлетах Уинстенли. Ближайшим последствием революции был подъём науки, выдвинувший ряд блестящих имён, в их числе великого Ньютона, подъём общественной и философской мысли, позволившей Энгельсу назвать материализм "прирожденным сыном Великобритании".

 

Именно в Англии родилось то научно-философское движение, которое легло в основу французского "просвещения" и оказало такое глубокое влияние на культуру всей Европы. У нас есть основания говорить о великих достижениях английской национальной культуры в этот период. Но уже и в это время в Англии начинают отчётливо выступать две культуры, причём господствующей культурой делается культура буржуазии и тесно связанного с ней нового дворянства.

 

Впервые в Европе буржуазная нация со своим национальным характером сложилась в Англии. Именно Англия дала во всех отношениях законченный, много раз проявившийся в жизни и отражённый в литературе тип буржуа: сначала буржуа эпохи первоначального накопления, потом буржуа эпохи промышленного переворота, буржуа эпохи фритреда и, наконец, буржуа эпохи империализма.

 

Изучая те элементы, из которых сложился "национальный характер" английской буржуазии, мы не должны забывать о том, что буржуазный класс включил в себя также "новое дворянство" и что результатом этого включения явились многие специфические черты английской буржуазии - консерватизм, снобизм, преклонение перед традициями, уважение к родословным и титулам и особенно прославляемый английской буржуазной литературой "дух компромисса".

 

Английская буржуазная революция с её религиозной окрашенностью наложила глубокий отпечаток на "национальный характер" англичан. Но если религия когда-то была знаменем, под которым молодая английская буржуазия пришла к победе в борьбе с феодализмом, то скоро она

 

 

29 Там же.

 

30 Ср. И. Сталин. Марксизм и вопросы языкознания, стр. 16.

 

31 И. В. Сталин. Соч. Т. 2, стр. 328.

 
стр. 51

 

стала орудием и оправданием угнетения, разорения, порабощения народных масс, бесчеловечной эксплуатации колоний.

 

Гардинер назвал Кромвеля "типичнейшим англичанином нового времени". Это слишком большая честь для английской буржуазии. Но нельзя отрицать того, что в пуританах XVII в. были собраны многие характерные черты, выступившие потом в искажённом и выродившемся виде в их потомках XIX-XX веков. Много славословий адресовала буржуазная наука английскому буржуа эпохи первоначального накопления, его твёрдости, патриотизму, стойкости, решимости, верности своим убеждениям. Считали, что пуританство закалило английский национальный характер, отражало его героический век, Но можем ли мы забыть, как легко, следуя своей классовой природе, буржуа-пуританин становился из революционера насильником и угнетателем, мошенником и спекулянтом, можем ли мы забыть его холодную жестокость, его ханжество и лицемерие, его привычку самые гнусные дела прикрывать высокими религиозными и моральными принципами? Английский буржуа этой эпохи встаёт перед нами и как организатор пиратских экспедиций, и как торговец чёрными и белыми рабами, и как истребитель племён в колониях... С XVII в. до наших дней английская буржуазия растеряла много положительных черт старого пуританства - и прежде всего его революционность и патриотизм. Трудно узнать потомков Кромвеля в современных дельцах и политиканах, продающих свою родину и свой народ американским монополистам. Зато многие другие черты сохранены и приумножены...

 

Было бы, конечно, несправедливо забывать и о другой стороне вопроса - о том, какой вклад внесла национальная культура буржуазной Англии в сокровищницу общечеловеческой культуры. Достаточно назвать такие имена, как Байрон и Шелли, Диккенс и Дарвин. Но при этом следует помнить, что великие национальные писатели Англии резко отрицательно относились к психическому окладу английского буржуа и что современная англо-американская буржуазная "культура" уже отреклась от этих великих имён, искажает на все лады их образы, проповедует религиозное лицемерие, преследует дарвинизм и брызжет ядовитой слюной на Диккенса за то, что он посмел сказать правду об Америке.

 

В рамках буржуазной нации, рядом с господствующей в ней буржуазной культурой постепенно складываются элементы пролетарской культуры. Именно в Англии пролетариат впервые сложился как класс. "Совершенно правильно, - говорит И. В. Сталин, объясняя известное место из книги Энгельса "Положение рабочего класса в Англии", - что идеи, представления, нравы, нравственные принципы, религия, политика у буржуа и пролетариев прямо противоположны"32 . В эпоху складывания буржуазных наций ещё рано говорить о культуре пролетариата. Но в левеллерских выступлениях, в идеях диггеров, в памфлетах Уинстенли уже можно уловить черты, которые позднее выступят перед нами в национальных пролетарских движениях XIX в., в борьбе за парламентские реформы, в чартизме. Английский рабочий класс не забыл славных революционных традиций прошлого. С другой стороны, носителями чисто буржуазного "национального характера" являются те тред-юнионистские вожаки и лейбористские лидеры, которые всеми силами стремятся привить рабочему классу Англии буржуазную психологию.

 

Англия принадлежит к числу тех западноевропейских стран, в которых складывание нации являлось в то же время складыванием национального государства. "Образование наций означало там вместе с тем превращение их в самостоятельные национальные государства. Английская, французская и прочие нации являются в то же время английским и пр. государствами"33 .

 

 

32 И. Сталин. Марксизм и вопросы языкознания, стр. 13.

 

33 И. В. Сталин. Соч. Т. 2, стр. 303.

 
стр. 52

 

Английская буржуазная нация начинает складываться в эпоху абсолютной монархии, при Тюдорах и первых Стюартах. Таким образом, складывание английской нации происходит ещё в рамках феодального государства, и это феодальное государство до известной степени конструируется как национальное государство. Оставаясь феодальным государством и охраняя прежде всего интересы феодалов, подавляя антифеодальные движения крестьянства, стоя на страже феодального способа производства, оно ведёт небезуспешную борьбу с феодальной раздробленностью; устранением феодальных усобиц оно содействует экономическому объединению страны; конфискациями, вызванными политическими и финансовыми соображениями, содействует развитию буржуазной собственности на землю; оно добивается независимости английской церкви от Рима и ведёт внешнюю борьбу с соперниками английской буржуазии. Своим кровавым законодательством, исходящим из вполне феодальных понятий, оно терроризирует нарождающийся пролетариат и подчиняет его воле нанимателей. Феодальное государство на стадии абсолютизма содействует складыванию английской буржуазной нации.

 

Но в то же время абсолютная монархия в силу своей феодальной природы не могла до конца сложиться в национальное государство и задерживала складывание английской буржуазной нации, особенно в последние десятилетия. Складывание английской буржуазной нации завершает английская буржуазная революция. Она завершает и складывание национального государства.

 

Однако складывание национального государства в Англии происходит при своеобразных условиях, наложивших неизгладимую печать и на английское государство и на английскую нацию.

 

Характеризуя западноевропейский вариант развития наций, товарищ Сталин указывает, что "образование наций означало там вместе с тем превращение их в самостоятельные национальные государства"34 . "И поскольку внутри этих государств не было других национальных групп сколько-нибудь значительных, постольку там не было и национального гнёта"35 .

 

В этом отношении Англия представляет среди западных государств некоторые особенности, что отметил и товарищ Сталин, не раз ссылаясь на Ирландию. Уже в период складывания буржуазных наций мы находим в Англии известные элементы многонационального государства "с одной, более развитой, нацией во главе и с остальными, менее развитыми, нациями, находящимися в политическом, а потом и в экономическом подчинении нации господствующей"36 . Точнее будет сказать, мы находим в Англии не многонациональное, а "двунациональное" государство; хотя и в Шотландии и в Уэльсе имели место и национальное угнетение и национальная борьба, но они играли второстепенную роль по сравнению с огромной значимостью "ирландского вопроса". К англо-ирландским отношениям вполне применимы слова товарища Сталина о многонациональных государствах, послуживших "родиной того национального гнёта, который породил национальные конфликты, национальные движения, национальный вопрос и различные способы разрешения этого вопроса"37 .

 

Мы не собираемся поднимать в настоящей статье весь сложный комплекс вопросов, связанных с англо-ирландскими отношениями в эпоху складывания наций и английского национального государства. Следует только подчеркнуть то огромное влияние, которое покорение Ирландии оказало на судьбы английской нации. Тем, кто считает "свободу и демократию" национальной традицией англичан, можно ответить словами Энгельса: "Не может быть свободным народ, угнетающий другие наро-

 

 

34 Там же.

 

35 И. В. Сталин. Соч. Т. 5, стр. 33 - 34.

 

36 Там же, стр. 34.

 

37 Там же.

 
стр. 53

 

ды"38 . Энгельс писал Марксу в 1869 г.: "На примере ирландской истории можно видеть, какое это несчастье для народа поработить себе другой народ. Все английские свинства ведут свое происхождение от ирландской Pale (английские владения в Ирландии. - Е. К. )... дела в Англии приняли бы другой оборот, если бы не было необходимости военного господства я создания новой аристократии в Ирландии"39 . "Английская республика (то есть английская буржуазно-демократическая революция. - Е. К. )... разбилась об Ирландию"40 . Ирландия стала опытным полем английского лендлордизма в его самой гнусной форме, опытным полем национального гнёта, экономического закабаления, ограбления и порабощения наций. В Ирландии был создан бастион реакции, оказывавший и оказывающий могущественную поддержку правящим классам в подавлении демократии в самой Англии.

 

И в этом процессе - процессе ограбления и порабощения Ирландии - решающим моментом оказалась английская буржуазная революция.

 

К эпохе английской буржуазной революции относится также начало перерождения Англии в многонациональное государство ещё и в другом отношении: "Старые национальные государства на Западе - Англия, Италия, Франция - перестают быть государствами национальными, т. е. они, в силу захвата новых территорий, превращаются в государства многонациональные, колониальные, являя тем самым арену того национального и колониального гнёта, какой существовал еще раньше "а востоке Европы"41 . Полное развитие этих явлений относится к эпохе империализма. Но уже в эпоху своего складывания в национальное государство Англия становится на путь колониальных захватов, истребления местного населения, торговли белыми и чёрными рабами.

 

Мы наметили (в самых беглых чертах, конечно) основные вопросы, связанные со складыванием английской буржуазной нации. Опять приходится подчеркнуть, что сказанное относится не к английскому народу в целом, поскольку буржуазная нация лишена того главного признака, который отличает социалистические нации, - она лишена единства, она не является общенародной, ибо её разъедают внутренние непримиримые классовые противоречия42 .

 

Товарищ Сталин пишет: "Единство нации... падает ещё изнутри, благодаря обострению классовой борьбы. На первых стадиях капитализма ещё можно говорить о "культурной общности" пролетариата и буржуазии. Но с развитием крупной индустрии и обострением классовой борьбы "общность" начинает таять. Нельзя серьёзно говорить о "культурной общности" нации, когда хозяева и рабочие одной и той же нации перестают понимать друг друга. О какой "общности судьбы" может быть речь, когда буржуазия жаждет войны, а пролетариат объявляет "войну войне"?"43 . Эти слова были написаны товарищем Сталиным в 1913 г., но кажется, что они написаны сегодня: с такой силой они звучат именно сейчас!

 

В заключение следует поставить один вопрос теоретического характера: какой класс был творцом нации, благодаря борьбе какого класса стало возможным сложение людей в национальную общность?

 

Ленин и особенно Сталин много раз настойчиво подчёркивали те исторические условия, при которых произошло сложение наций. "С появлением капитализма, с ликвидацией феодальной - раздробленности и образованием национального рынка народности развились в нации, а

 

 

38 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XV, стр. 223.

 

39 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXIV, стр. 240 - 241.

 

40 К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные письма, стр. 229. Огиз. Госполитиздат. 1947.

 

41 И. В. Сталин. Соч. Т. 5, стр. 35.

 

42 Ср. И. В. Сталин. Соч. Т. 11, стр. 341.

 

43 И. В. Сталин. Соч. Т. 2, стр. 328.

 
стр. 54

 

языки народностей в национальные языки"44 , - пишет товарищ Сталин в своей статье "Относительно марксизма в языкознании".

 

Несомненно, в создании нации велика роль трудящихся масс деревни и города, производителей материальных благ, которые своим повседневным трудом и своей классовой борьбой двигали вперёд развитие производительных сил и подготовили как гибель феодального строя, так и буржуазную революцию.

 

Но было бы упрощением и ошибкой не видеть в процессе сложения наций активного участия и других классов, в том числе и класса феодалов. Постепенное политическое сплочение класса феодалов, усиление феодального государства, направленное в первую очередь на подавление эксплуатируемых народных масс, рост королевской власти, создание феодальной абсолютной монархии - всё это были моменты, содействовавшие образованию нации, хотя сложение буржуазной нации и не могло завершиться при господстве феодального строя.

 

Активнейшая роль в создании буржуазной нации, равно как и в ликвидации феодализма и развитии капитализма, принадлежит буржуазии.

 

Едва ли нужно доказывать это положение, выдвинутое и обоснованное Лениным и Сталиным. Ленин показал, что создание национальных связей на базе развития капитализма означало создание буржуазных связей, так как во главе процесса развития рынка и национальных связей шла буржуазия45 . Именно поэтому создавшиеся в эту эпоху нации товарищ Сталин назвал буржуазными нациями. Ленин писал в 1914 г.: "Нации неизбежный продукт и неизбежная форма буржуазной эпохи общественного развития"46 .

 

Буржуазная революция, в которой буржуазия являлась классом-гегемоном, была решающим моментом в процессе создания буржуазной нации в Англии, Нетрудно было бы показать то же самое и для Франции.

 

В Англии создалась типичная буржуазная Нация, нация, в которой характерные черты буржуазной нации выявлены с наибольшей чёткостью и выпуклостью.

 

В настоящее время мы присутствуем при распаде этой нации, отказывающейся в лице своих руководителей от своей самостоятельности, от своего суверенитета. Судьба буржуазных наций связана с судьбой капитализма, и гибель их неизбежна. Но "в том-то и дело, - говорит товарищ Сталин, - что ликвидация буржуазных наций означает не ликвидацию наций вообще, а ликвидацию всего лишь буржуазных наций. На развалинах старых, буржуазных наций возникают и развиваются новые, социалистические нации"47 . На смену английской буржуазной нации неизбежно придёт английская социалистическая нация,

 

 

44 И. Сталин. Марксизм и вопросы языкознания, стр. 10.

 

45 См. В. И. Ленин. Соч. Т. 1, стр. 137 - 138.

 

46 В. И. Ленин. Соч. Т. 21, стр. 56.

 

47 И. В. Сталин. Соч. Т. 11, стр. 340 - 341.


Комментируем публикацию: К ВОПРОСУ ОБ ОБРАЗОВАНИИ АНГЛИЙСКОЙ НАЦИИ


© Е. КОСМИНСКИЙ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, № 9, Сентябрь 1951, C. 43-55

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.