Военно-морское образование в России: культура и традиции

Актуальные публикации по вопросам культуры и искусства.

NEW КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО

Все свежие публикации

Меню для авторов

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Военно-морское образование в России: культура и традиции. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

279 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:

На фото: Военно-морское образование в России: культура и традиции, автор: admin

На фото: Военно-морское образование в России: культура и традиции. Загружено: admin / Library.by



Военно-морское образование в России возникло и развивалось вместе с военным флотом. За триста лет своего существования они не раз испытывали взлеты и падения, то, находясь в центре внимания первых лиц государства, то, переживая периоды забвения. Сегодня, в условиях реформирования флота и военно-морского образования, возникла острая потребность осмыслить его историю в контексте национальной культуры. Неотложность такого подхода диктуется также изменениями в системе всего военного образования, что на наш взгляд может привести к разрушению накопленных за столетия ценностей и традиций, являющихся цементирующей основой отечественной системы подготовки офицерских кадров, теснейшим образом связанной с культурой военного образования. Что касается культуры военно-морского образования, то под ней следует понимать исторически сложившуюся систему знаний, ценностей, традиций в воспитании и обучении офицерского корпуса российского Военно-морского флота, с учетом специфики его деятельности, которая заключается, прежде всего, в том, что ВМФ - единственный из всех видов Вооруженных сил, способный на постоянной основе отстаивать национальные интересы России в Мировом океане, обеспечивая военную безопасность страны с морских и океанских направлений. Принимая во внимание, что корабль в море - это объект государства, то морской офицер всегда являлся и будет являться его представителем и непосредственным исполнителем его воли вне национальных границ России, что накладывает свой отпечаток на образование и культуру офицера ВМФ. Таким образом, культура военно-морского образования, по нашему мнению, должна включать в себя следующие элементы: культуру государственной политики в области военно-морского образования и его содержания, педагогическую культуру и культуру управления военно-морским образованием.

Культура государственной политики в области военно-морского образования - это исторически достигнутый уровень взаимоотношений государства со своим Военно-Морским Флотом и его образовательными учреждениями, характеризующийся государственными требованиями к специалистам флота, организацией сети образовательных учреждений и подготовкой для них преподавательского состава. Влияние государства на процесс военно-морского образования было положено Петром I. При этом царь подготовку офицерских кадров для армии и флота рассматривал в тесной связи с просвещением народа. Эти свои замыслы Петр I четко сформулировал в беседе с больным патриархом Адрианом (1636 - 1700 гг.) в октябре 1700 г.: "А в нашей бы школе при знатном и искусном обучении всякого добра учинимся... И сего смотреть же надобно и прирадеть тщательно зело. Но яко вера без дела, а дело без правой веры мертвы оба, тако и слово без промысла, а труд без чина и без потреб не успеет пользоваться".

Государственные требования к военным морякам окончательно были сформулированы в Морском уставе 1720 г. При этом, прежде всего, указывалось, "того ради сей воинский Морской устав учинили, дабы всякий знал свою должность и неведением бы никто не отговаривался ". Основной же задачей офицера было "служить императору и самодержцу всероссийскому со всею ревностию, не щадя живота и имения своего, по доброй христианской совести, без обмана и лукавства, как доброму, честному и верному человеку, что к пользе его величества и его государства".

Интерес государства ставился превыше всего: "Как адмирал, так и прочие высшие и нижние офицеры должны охранять со всяким тщанием и ревностию интерес своего государя и государства, где ни будут обретаться со врученною им командою во всяких случаях ".

Ряд требований к командному составу, записанных в петровском уставе, не утратил своего значения и в наши дни: это высокие нравственные качества, храбрость, справедливость, образец поведения в быту и в бою. При этом особо подчеркивалось, что "корень всему злу есть сребролюбие, того для всякий командующий аншеф должен блюсти себя от лихоимства и не точию блюсти, но и других от оного жестоко унимать ... Ибо многие интересы государственные через сие зло потеряны бывают. И такой командир, который лакомство великое имеет, не много лучше изменника". А такое требование устава, что "все воинские корабли российские не должны ни перед кем спускать флаги, вымпелы и марсели" вот уже три века является законом для всех отечественных моряков.

Важное значение для воспитания самостоятельности, ответственности и причастности к государственному делу имело и такое положение устава, предоставление права офицеру без разрешения непосредственного начальника обращаться напрямую к высшему должностному лицу в случае своего несогласия с принятым решением, которое может принести вред государственным интересам или может быть выполнено более эффективно. Особыми правами наделялся командир корабля, он на своем корабле почитался "яко губернатор или комендант в крепости ".

Непреложной заботой командиров кораблей было обучение гардемаринов при подготовке их к офицерскому званию. Им предписывалось "крепко радеть об их обучении, дабы по времени они могли офицерами быть. В чем, ежели леностно поступит, тяжкий ответ будет иметь, яко пренебрегатель пользы государства ". Этим самым подчеркивалась ответственность каждого офицера за судьбу государства.

И еще одна очень важная традиция, основы которой были заложены при Петре Великом: каждый командир или начальник при выполнении своих служебных обязанностей в процессе обсуждения каких-либо вопросов мог отстаивать свое мнение независимо от ранга вышестоящего начальника. Так, президент Адмиралтейств-коллегии генерал-адмирал Ф. М. Апраксин (1661 - 1728) сказал Петру I: "Когда я как адмирал спорю с Вашим Величеством по званию флагмана, я никогда не могу уступать. Но коль скоро Вы предстаете царем, я свой долг знаю ".

Одной из важнейших традиций в русском флоте было и остается принятие присяги. В ней отражается основа государственных требований ко всему личному составу флота. В течение 300 лет, даже при смене общественно-политических формаций, суть присяги оставалась неизменной: беззаветное служение своему Отечеству до последней капли крови . Так, в присяге при Времен ном правительстве говорилось: "Клянусь честью офицера (матроса, солдата) и гражданина и обещаюсь перед Богом и своей совестью быть верным и неизменно преданным российскому государству как своему Отечеству. Клянусь служить ему до последней капли крови... ". В присяге советского периода было записано: "... я клянусь защищать ее (Родину - СССР) мужественно, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагом ". Кроме того, военнослужащие клялись добросовестно изучать военное дело, всемерно беречь военное и народное имущество, строго хранить военную и государственную тайну, до последнего дыхания быть преданным своему народу.

К сожалению, из текста современной присяги исключено важнейшее положение о необходимости защиты Отечества не щадя ни своей крови, ни самой жизни, хотя в соответствии с Конституцией РВ "Защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации " (Ст. 59, п.1).

Организация образовательных учреждений Военно-морского флота России также являлась особой заботой государства. Еще Петр I в этом отношении придерживался следующих принципов: военные образовательные учреждения должны быть государственными, управление образованием должны контролировать первые лица государства. В целом эти принципы оставались незыблемыми до самого последнего времени, несмотря на смену общественно-политических формаций.

В советское время военно-морские учебные заведения, созданные в Российской империи, были преобразованы, но не закрыты. Все они получили дальнейшее развитие на Черном, Каспийском, Балтийском морях и на Тихом океане. В открытии новых и преобразовании имевшихся военно- морских учебных заведений велика роль Адмиралов Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова и С. Г. Горшкова.

Надо признать, что сеть военно-морских образовательных учреждений, создававшихся на протяжении трех веков, сегодня охватывает все уровни морского образования - от довузовского до академического и является непреложной ценностью отечественного военно-морского образования. Говоря о ценности, мы имеем в виду прежде всего людей, профессорско-преподавательский состав, сохранение которого сегодня должно стать таким же элементом государственной политики в области военно-морского образования.

При этом надо вспомнить, что, начиная с правления Екатерины II, зародилась новая традиция - предоставление наибольших полномочий в управлении Морским корпусом его директору. Так, по сути, начала зарождаться идея автономии морских образовательных учреждений и их академических свобод. Наглядным подтверждением этому является назначение директором Морского шляхетского кадетского корпуса И. Л. Голенищева-Кутузова (1729 - 1802). Адмиралтейств - коллегия представила императрице Екатерине II список адмиралов на должность директора корпуса, однако императрица приняла такое решение: "Капитану 2 ранга Голенищеву-Кутузову быть в оном Корпусе впредь до Указу, вместо положенного по штату капитана 1 ранга" и "упомянутому Кутузову... Морской шляхетский корпус принять ". И. Л. Голенищеву-Кутузову были предоставлены самые широкие права в управлении корпусом, в том числе в подборе и расстановке преподавательских кадров. Отдавая должное таланту и профессионализму И. Л. Голенищева-Кутузова, Екатерина II назначила его также вице-президентом Адмиралтейств-коллегии. Назначение талантливого человека с должности директора корпуса на один из ведущих постов управления флотом с оставлением за ним функций по управлению корпусом является признанием неразрывной связи между военно-морским образованием и государственной политикой, чем было положено начало прямому взаимодействию флота с образовательными учреждениями. По нашему мнению, в интересах возрождения этой идеи на страницах "Морского сборника" желательно провести дискуссию о целесообразности учреждения поста заместителя главнокомандующего ВМФ по военно-морскому образованию с возложением его функций на начальника Военно-морской академии.

Важным событием в развитии культуры военно-морского образования стала проведенная в 1878 г. по инициативе Комитета морских учебных заведений дискуссия среди научной и флотской общественности о путях реорганизации Николаевской морской академии. Было высказано мнение о том, что академия должна располагать "собственными интеллектуальными силами, способными развивать все части морской науки. Академия только тогда приобретает научный авторитет, когда сумеет в собственной среде сформировать официально признаваемый и правильно организованный Институт профессоров - специалистов по предметам, составляющим специальности академии как учреждения, имеющего целью высшее морское образование". Результаты этой дискуссии окончательно убедили высшее руководство страны о необходимости во всех военно-морских учебных заведениях иметь собственную военную профессуру. Особое внимание при этом было обращено на достойную оплату труда военных ученых. Неадекватная оплата труда профессорско- преподавательского состава военно-морских образовательных учреждений во второй половине XIX в. в сравнении с ведущими гражданскими вузами приводила к необходимости поиска ими посторонних заработков, что неизбежно наносило ущерб качеству военно-морского образования и приводило к профанации преподавательского труда и падению престижа военной профессуры. Заметим, кстати, что после Октябрьской революции практически вся военно-морская профессура перешла на службу советской власти, это спасло военно-морскую школу от разрушения. Военно-морские вузы успешно решали задачу по подготовке офицерских кадров. Однако со строительством большого океанского флота и массовым открытием новых военных учебных заведений возникла острая потребность в подготовке научных и научно-педагогических кадров из рабочих и крестьян. В 1938 г. приказом Народного комиссара обороны Союза ССР N 128 было введено Положение о подготовке научных и научно-педагогических кадров РККА (адъюнктов), утвержденное двумя руководителями, а имен но: председателем Всесоюзного Комитета по делам высшей школы при СНК СССР С. Кафтановым и народным Комиссаром обороны СССР Маршалом Советского Союза К. Ворошиловым. Участие ведомств военной и гражданской высших школ в подготовке военных кадров стало важной традицией, обеспечивающей высокий уровень содержания военно-морского образования.

Исторически сложилось так, что начало формированию содержания морского образования также было положено Петром I, при этом особое внимание уделялось точным наукам. Недаром первое образовательное учреждение в России назвали Школой математических и навигацких наук.

Очередные изменения в содержании военно-морского образования были проведены при Екатерине II, когда интересы обеспечения безопасности южных границ России потребовали готовить флот к действиям совместно с сухопутными войсками.

С именем императора Павла I также связаны многие новые начинания в системе военно-морского образования. Введение по его личной инициативе на флоте должностей профессора навигации и астрономии, т.е. флагманского штурмана флота, историка флота и рисовального мастера привело к изменениям в содержании военно-морского образования. Но главная заслуга Павла I заключается в том, что он первый увидел необходимость подготовки флотских руководителей в лице флагманских специалистов флота. Эта идея оказалась настолько плодотворной, что она постоянно обогащалась и развивалась по мере развития флота, науки и образования. Что касается введения штат военного флота рисовального мастера, то надо отметить, что рисованию (живописи) флотских офицеров обучали и раньше, это было вызвано необходимостью изображать морские побережья, входы и выходы из баз и портов, делать зарисовки при проведении научных исследований новых земель, составлении лоций и других руководств для плавания. Заслуга Павла I заключается в том, что он этому направлению придал окончательное организационное оформление, увидев в нем большое воспитательное значение для морских офицеров.

Первым художником-маринистом Главного морского штаба, получившим всемирное признание, был И. К. Айвазовский (1817 - 1900), сразу получивший большой правительственный заказ - изобразить прибалтийские укрепленные города. Так зародилась школа российской маринистики, которая оказала огромное эмоционально-нравственное воздействие на все российское общество. Позже, в 1853 г. А. П. Боголюбов (1824 - 1896), выпускник Морского корпуса и Петербургской академии художеств, также был назначен художником Главного морского штаба. В картинах этих и других художников-маринистов отражена морская история Отечества. Их полотна способствовали воспитанию у будущих моряков любви к Отечеству и морю, преданности народу и флоту. До сих пор копии этих картин пользуются популярностью у наших людей. Если вы загляните в этот магазин за картиной (внешняя ссылка), то убедитесь в этом: качественные репродукции картин Айвазовского идут на расхват.

Морская историография своим официальным признанием также обязана Павлу I введением штатной должности историографа флота. Учреждение этой должности по праву можно считать временем рождения в нашем флоте военно-морских историков. И первым среди них стал Ф. Ф. Веселаго (1817 - 1895).

Педагогическая культура - это исторически достигнутый уровень взаимодействий учителя и ученика в процессе воспитания и обучения, т.е. в ходе образовательного процесса. Педагогическая культура определяется материальными и духовными условиями развития общества. Ядром педагогической культуры является педагогический идеал, т.е. та конечная цель, к которой должны стремиться и учитель, и ученик в процессе воспитания и обучения. При всех социально-экономических формациях в России педагогический идеал оставался неизменным - всесторонняя подготовка защитника Отечества . Однако в различные исторические эпохи этот педагогический идеал достигался посредством различных парадигм. С началом зарождения военно-морского образования в России и до конца XVIII в. педагогический идеал реализовывался с помощью парадигмы "образование через заучивание". Это было вызвано всеобщей неграмотностью, отсутствием светского книгопечатания, национальных педагогических кадров, а также общей отсталостью России в развитии естественных, математических и технических наук.

В последней трети XVIII в. начала выкристаллизовываться новая парадигма военно-морского образования - "образование на всю жизнь", что потребовало от учеников осмысленного подхода к изучению морских наук. Зарождение новой парадигмы военно-морского образования было бы невозможно без творческой и инициативной деятельности преподавательского состава и директоров Морского корпуса.

Блестящим примером организации управления Морским корпусом была деятельность И. Л. Голенищева-Кутузова, одного из самых образованнейших людей своего времени. Он в совершенстве владел французским и немецким языками, страстно любил русскую литературу, прекрасно знал живопись и музыку. Его дом постоянно посещали поэты, писатели, художники и музыканты. Все это позволило ему поднять престиж преподавателей и воспитанников, создать атмосферу высокой духовности, взаимного уважения и творческого отношения к обучению и воспитанию будущих морских офицеров.

В конце первой четверти XIX в. у руководства Морского министерства и Морского корпуса произошло осознание того факта, что для исполнения морскими офицерами своих служебных и профессиональных обязанностей недостаточно образования, полученного в начале карьеры. Это было связано, прежде всего, с зарождением парового флота, новыми технологиями в кораблестроении, кораблевождении и морском оружии. Возникла потребность в научном прогнозировании развития флота и способах ведения войны на море. Флоту нужны были новые командные, инженерные и научные кадры. Так в военно-морском образовании подошли к необходимости смены прежней парадигмы "образование на всю жизнь" на парадигму "образование через всю жизнь".

По мысли выдающегося математика М. В. Остроградского (1801 - 1862) цель образования заключается в том, чтобы развивать у учащихся способность анализировать наблюдаемые явления жизни и пробуждать у них желание и способности мыслить самостоятельно. Остроградский долгое время преподавал высшую математику в военно-морских и военных вузах. Он создал единое образовательное пространство в области высшей математики на всей территории Российской империи. Им оставлены в наследие потомкам такие правила преподавания учебных дисциплин, которые остаются современными и в настоящее время. Прежде всего, это простота и ясность изложения сложнейших вопросов математического анализа и механики в сочетании с глубиной научного содержания; он считал также, что обучение должно быть развивающим, активным, творческим, пробуждающим внутренние силы, а школа памяти должна уступить место школе творчества, школе содружества учителя и ученика.

Новая парадигма "образование через всю жизнь", зародившаяся в военно-морском образовании в первой трети XIX в., оказалась настолько плодотворной, что в дальнейшем она была принята и высшей гражданской школой страны.

Культура управления военно-морским образованием - исторически достигнутый уровень организации и обеспечения деятельности военно-морских образовательных учреждений по подготовке офицерских кадров флота.

Исследование общих проблем военно-морского образования позволило выявить элементы этой культуры. Их можно свести в две группы: первая включает в себя организационно-хозяйственные вопросы, решение которых зависит от высших органов государственной власти, вторая - вопросы, решаемые на уровне министерств и ведомств.

В наши дни наибольший урон культуре военно-морского образования и качеству подготовки морских офицеров был нанесен федеральными законами "О статусе военнослужащих" и "О воинской обязанности и военной службе", в соответствии с которыми военные и военно-морские институты должны были готовить офицеров по двум специальностям - военной и родственной гражданской. В результате неоднократных выступлений научно-педагогической общественности на страницах военных журналов в течение последних 6 - 8 лет и обращений руководства Министерства обороны РФ в Государственную Думу о пагубности подготовки военных специалистов по двум специальностям за один и тот же срок обучения (пять лет) эти положения были отменены. Однако, в силу эволюционного развития образования, их разрушительное последствие продолжается, поскольку подготовка флотских специалистов осуществляется на основании пока действующих государственных образовательных стандартов на родственные гражданские специальности, этих своеобразных гибридов военного образования.

При распределении выпускников военно-морских образовательных учреждений нарушена многовековая традиция - предоставление им права выбора должности и места службы в зависимости от очередности по выпуску. Последствия такого подхода - безразличие курсантов и слушателей к результатам обучения и фактическое отстранение вуза от распределения своих воспитанников. Кадровые органы функцию распределения выпускников полностью взяли на себя и превратились, таким образом, в монопольный орган управления кадровой политикой государства. Этот перекос дорого стоил не только флоту, но и всем Вооруженным силам РФ.

В последние годы в культуре военного образования появился новый элемент - лицензирование, аттестация и аккредитация образовательных учреждений. В истории отечественного образования высшая военная и высшая гражданская школы развивались параллельно, взаимно обогащая друг друга путем участия профессоров в образовательных процессах этих школ. Ведущие университеты (Санкт- Петербургский, Московский, Казанский, Харьковский и ряд других) и все военные образовательные учреждения были государственными, как в Российской империи, так и в СССР, так что никаких сомнений в легитимности образовательных учреждений и качестве подготовки специалистов не возникало.

В годы перестройки на волне "обновления" появились сотни частных вузов, произошло также ничем не оправданное повышение статусов ряда высших учебных заведений. В этих условиях наметилась устойчивая тенденция снижения качества образования, и Россия стала терять передовые позиции в этой области, что недопустимо.

Подготовка офицерских кадров - дело государственной важности. Надо помнить, что наибольшие успехи в подготовке офицерских кадров достигались тогда, когда высшая государственная власть, руководство ВМФ и образовательных учреждений ясно осознавали свой долг перед народом и соблюдали каноны, выработанные в культуре военно-морского образования. Поэтому важнейшей задачей сегодня является не допустить утраты культурного наследия в военно-морском образовании в ходе его реформирования и модернизации. На наш взгляд, введение в научный оборот понятия "культура военно-морского образования" открывает новое научное направление в исследовании подготовки офицерских кадров и способно поставить идеологический заслон на пути дальнейшего разрушения культуры военно-морского образования - основы возрождения Военно-морского флота России.

________________________

Капитан 1 ранга В. КОБЗЕВ, кандидат военных наук, профессор; капитан 1 ранга Н. МАХРОВ, кандидат военно-морских наук, профессор.


Опубликовано 01 декабря 2015 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© В.КОБЗЕВ, Н. МАХРОВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Морской сборник, 2004-10-31

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.